О двух ворах и попе одержимом подагрою краткое содержание

О двух ворах и попе, одержимом подагрою[100]

О двух ворах и попе, одержимом подагрою[100]

Два вора, хотя и были в своем рукомесле[101] не первого, а не самого ж и последнего номера, пришедши в деревню, по обыкновению своему оглядевши, где плохо запираются ворота, тын[102] невысок и клети[103] не очень крепки, усмотрели, что у одного крестьянина нашлось сходственно с их желанием: в одной клети увидели спящих овец и телят, а в другой что-то насыпанное в мешках; они по своему намерению и считали, что на одну ночь довольно будет труда, чем позабавиться, ежели все дочиста убрать удастся. Дождавшись ночного времени, пошли оба на работу; первому удалось взять два мешка орехов; он принес их на паперть[104] при церкви, где уговорились сходиться; развязавши один мешок, дожидаясь товарища своего, на досуге стал зубами пощелкивать орешки. В то время у сельского попа загашен был огонь нечаянно в избе, трут весь изошел, огниво[105] потеряно, и спиц[106] не нашли, послал дьячка своего в церковь, чтоб он засветил из горящей лампады и принес. Дьячок, подошедши к паперти, как ночь была очень темная, то он, не видавши никого, а услышав орехову щелкотню, подумал, что, конечно, какой-нибудь гулящий демон, набравши в лесу орешков, запоздавши, пришел на паперть позабавиться и укрыться от ненастной погоды; и так долго прислушиваясь, бросился благим матом к настоятелю своему и, запыхаючи, сказал, что черт, сидя на паперти, забавляется орехами. Поп, ничего тому не веря, бранивши его много, посылает с ним другого своего хлопца, чтоб они непременно достали огня. Дьячок со слезами говорил:

– Батюшка, у меня, сударь, и от первого походу трещат кости, как в застенке, а жилы сводит подобно лихорадке.

Священник, усиливаясь добиться огня, гнал их палкою, приказывая отходить[107] молитвою. Напуганный дьячок и другой, глядя на него, скинувши чоботы[108], как журавли, выступали тихими шагами. Подошедши к паперти, услышали оба, что вор грызет орехи, но между тем дьячок рассказал другому, якобы он видел того сатану в лицо: в каком кафтане, в рукавицах и шапке и какие имел онучи[109] и лапти. Долго они, стоя в великом размышлении, не знали, что начать, а вор, не внимая ничего, подавливал орешки. Дьячок взял батрака за руку, и тихим образом возвратились к попу и рассказали, что сатана, сидя, досязает головою до свода паперти и имеет превеликие крылья, на ногах и на руках железные когти, а из глаз пылают пламенные искры. Поп сего предсказания не убоялся, потому что, поминаючи с вечера родителей, немало попито было, то к полуночи голова болит и в желудке горит, а без огня и ключей сыскать нельзя, – приказал подать свои носилки, ибо он был, конечно, от питья воды подагрою болен. Причетники, посадя батьку в оные, с дрожанием понесли к церкве, но надеялись на себя; ежели черт захочет полакомиться кого-нибудь из них скушать, то хромоногий поп прежде их попадется. По приближении к паперти вор, услыша неосторожно идущих людей, думал, что то его другой товарищ, спросил:

– Разве тебе тяжело? Постой, я подсоблю; много ль ты взял и сколько там еще осталось?

Прислужники поповские, услыша голос, оцепенели и, брося с попом носилки, побежали ко двору, и один, как-то запнувшись за подворотню, раскроил себе лоб, а другой также ненароком переломил ногу, а батька, может быть, притворничая, не ходивши на ногах лет с пять, едва мог собраться с силами, также, вскоча, с великою трудностию побежал, а вор, идучи за ним, хохочет:

– Куда тебя черт несет и чего ты меня боишься, ведь я один здесь.

Но поп, добежавши до ворот и переправясь через подворотню, хлопнувши калиткою, и хрипливым голосом едва мог выговорить:

– Будь свет проклят именем Божиим, аминь, аминь, рассыпься и пропади в недра земные и бездонное окно.

Вор узнал, что то была ошибка; дождавшись другого, рассказал сие странное приключение; долго хохотали и с добычею пошли в свое жилище, а поп после того и днем, приходя к паперти, ограждал себя крестным знамением, зачал ходить на ногах, а не на носилках, однако ночью в церковь за огнем ни сам не ходил, ни подданных своих посылать не осмеливался.

Вопросы и задания

1. Для чего в произведение вводится портрет сатаны?

2. Что заставило попа поверить в сатану, сидящего на паперти?

3. Чем в произведении объясняется «смелость» попа, отправляющегося в церковь?

4. Какой человеческий порок высмеивается в этом произведении?

5. Какими художественными средствами создается комический эффект?

6. Выпишите из текста архаизмы и историзмы, объясните их значение и художественную роль в новелле.

7. Какие фольклорные приемы можно обнаружить в новелле?

Литература. 7 класс. Учебник-хрестоматия, углубленное изучение. В 2 ч. Под ред. Ладыгина М.Б.

13-е изд. — М.: 2012. Ч.1 — 256с., Ч.2 — 240с.

Учебник входит в комплект книг для 5—9 классов, обеспечивающий преподавание по авторской программе литературного образования. В него также входят книги для чтения «Книжная полка». В основу концепции литературного образования положено изучение литературы как вида искусства, постижение литературного произведения в единстве содержания и формы, выявление национального своеобразия русской литературы. Учебник-хрестоматия предназначен для образовательных учреждений с углубленным изучением литературы.

ЧАСТЬ 1.
Друг мой! 3
ПЕРВЫЙ УРОК МАСТЕРСТВА
Изображение в литературе человека и окружающего его мира 5
Н. С. Гумилев. Капитаны 14
ВТОРОЙ УРОК МАСТЕРСТВА
Писатель и время 20
Мир и человек в зарубежной литературе 22
«Открытие» мира и человека в литературе эпохи Возрождения 22
М. де Сервантес Сааведра. Лиценциат Видриера. Перевод Б. Кржевского 26
Изображение человека в литературе европейского классицизма XVII века 56
Ж. Б. Мольер. Брак поневоле 60
Читательская лаборатория. Как научиться цитировать художественное произведение 84
Изображение человека в литературе европейского Просвещения 87
Д. Дефо. Робинзон Крузо 88
Читательская лаборатория. Как научиться понимать смысл художественной детали 92
Изображение в литературе противоречивости человеческого характера 96
В. Ирвинг. Легенда об арабском астрологе. Перевод А. Бобовича 99
И. X. фон Цейдлиц. Ночной смотр. Перевод В. А. Жуковского 118
Воздушный корабль. Перевод М. Ю. Лермонтова 120
Героический характер в литературе 123
Дж. Лондон. Мексиканец. Перевод Н. Ман 126
Р. Шекли. Запах мысли. Перевод Н. Евдокимовой 153
ТРЕТИЙ УРОК МАСТЕРСТВА
Мир и человек в русской литературе 167
Мир и человек в средневековой русской литературе 173
Повесть о Шемякином суде 174
Стрельцы и крестьянин. Русская народная баллада 177
Мир и человек в русской литературе XVIII— XIX веков 180
И. Новиков. О двух ворах и попе, одержимом подагрою 181
А. А. Бестужев-Марлинский. Вечер на бивуаке. 184
О. М. Сомов. Русалка. Малороссийское предание. 195
А. С. Пушкин. Цыганы 205
А. С. Пушкин. Барышня-крестьянка 226
А. С. Пушкин. Сказка о золотом петушке 247

ЧАСТЬ 2.
ТРЕТИЙ УРОК МАСТЕРСТВА (ПРОДОЛЖЕНИЕ)
Н. В. Гоголь. Портрет 5
И. С. Тургенев. Бежин луг. Из «Записок охотника» 60
Читательская лаборатория. Как научиться различать типическое и индивидуальное в литературном характере 62
Н. С. Лесков. Левша. Сказ о тульском косом Левше и о стальной блохе 68
Читательская лаборатория. Как научиться характеризовать национальные особенности литературного характера 102
М. Е. Салтыков-Щедрин. Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил 107
СТ. Аксаков. Очерк зимнего дня 116
Н. А. Некрасов. Школьник 120
Л. Н. Толстой. После бала 123
Ф. М. Достоевский. Мальчик у Христа на елке 135
А. П. Чехов. Хамелеон 142
Читательская лаборатория. Как научиться понимать характер персонажа по его речи 146
В мастерской художника слова. Портрет в литературном произведении 149
Сокровища книжных полок 151
Мир и человек в русской литературе XX века 153
М. А. Булгаков. Красная корона 155
Читательская лаборатория. Как научиться определять художественную роль интерьера 161
Д. Б. Кедрин. Пирамида 165
A. П. Платонов. Иван Великий 169
Н. А. Заболоцкий. В этой роще березовой 176
Е. И. Носов. Малая родина 178
B. Г. Распутин. Уроки французского 181
Ф. А. Абрамов. Золотые руки 211
Ф. А. Абрамов. Когда делаешь по совести 212
Сокровища книжных полок 215
ЧЕТВЕРТЫЙ УРОК МАСТЕРСТВА
Понятие о лирическом герое литературного произведения 217
А. С. Пушкин. Няне 222
А. С. Пушкин. Анчар 222
Е. А. Баратынский. Признание 224
Н. Бараташвили. «Ты самое большое чудо Божье. » 226
А. С. Хомяков. России 226
В мастерской художника слова. Поэтическое мастерство 227
Сокровища книжных полок 230
Словарь литературоведческих терминов 231

О том, как читать книги в форматах pdf , djvu — см. раздел » Программы; архиваторы; форматы pdf, djvu и др. «

Сказка о Попе и работнике его Балде

Сказка о Попе и работнике его Балде

Пошёл поп по базару

Посмотреть кой-какого товару.

Навстречу ему Балда

Идёт, сам не зная куда.

«Что, батька, так рано поднялся?

Чего ты взыскался?»

Поп ему в ответ: «Нужен мне работник:

Повар, конюх и плотник.

А где найти мне такого

Служителя не слишком дорогого?»

Балда говорит: «Буду служить тебе славно,

Усердно и очень исправно,

В год за три щелка тебе по лбу,

Есть же мне давай варёную полбу»[10].

Стал себе почёсывать лоб.

Щёлк щелку ведь розь.

Да понадеялся он на русский авось.

Поп говорит Балде: «Ладно.

Не будет нам обоим накладно.

Поживи-ка на моём подворье,

Окажи своё усердие и проворье».

Живёт Балда в поповом доме,

Спит себе на соломе,

Ест за четверых,

Работает за семерых;

До светла всё у него пляшет,

Лошадь запряжёт, полосу вспашет,

Печь затопит, всё заготовит, закупит,

Яичко испечёт да сам и облупит.

Попадья Балдой не нахвалится,

Поповна о Балде лишь и печалится,

Попёнок зовёт его тятей;

Кашу заварит, нянчится с дитятей.

Только поп один Балду не любит,

Никогда его не приголубит,

О расплате думает частенько;

Время идёт, и срок уж близенько.

Поп ни ест, ни пьет, ночи не спит:

Лоб у него заране трещит.

Вот он попадье признаётся:

«Так и так: что делать остаётся?»

Ум у бабы догадлив,

На всякие хитрости повадлив.

Попадья говорит: «Знаю средство,

Как удалить от нас такое бедство:

Закажи Балде службу, чтоб стало ему невмочь;

А требуй, чтоб он её исполнил точь-в-точь.

Тем ты и лоб от расправы избавишь

И Балду-то без расплаты отправишь».

Другие публикации:  От чего немеют пальцы на правой ноге

Стало на сердце попа веселее,

Начал он глядеть на Балду посмелее.

Вот он кричит: «Поди-ка сюда,

Верный мой работник Балда.

Слушай: платить обязались черти

Мне оброк по самой моей смерти;

Лучшего б не надобно дохода,

Да есть на них недоимки за три года.

Как наешься ты своей полбы,

Собери-ка с чертей оброк мне полный».

Балда, с попом понапрасну не споря,

Пошёл, сел у берега моря;

Там он стал верёвку крутить

Да конец её в море мочить.

Вот из моря вылез старый Бес:

«Зачем ты, Балда, к нам залез?»

– Да вот верёвкой хочу море морщить,

Да вас, проклятое племя, корчить. —

Беса старого взяла тут унылость.

«Скажи, за что такая немилость?»

– Как за что? Вы не плотите оброка,

Не помните положенного срока;

Вот ужо будет вам потеха,

Вам, собакам, великая помеха. —

«Балдушка, погоди ты морщить море,

Оброк сполна ты получишь вскоре.

Погоди, вышлю к тебе внука».

Балда мыслит: «Этого провести не штука!»

Вынырнул подосланный бесёнок,

Замяукал он, как голодный котёнок:

«Здравствуй, Балда мужичок;

Какой тебе надобен оброк?

Об оброке век мы не слыхали,

Не было чертям такой печали.

Ну, так и быть – возьми, да с уговору,

С общего нашего приговору —

Чтобы впредь не было никому горя:

Кто скорее из нас обежит около моря,

Тот и бери себе полный оброк,

Между тем там приготовят мешок».

Засмеялся Балда лукаво:

«Что ты это выдумал, право?

Где тебе тягаться со мною,

Со мною, с самим Балдою?

Экого послали супостата!

Подожди-ка моего меньшого брата».

Пошёл Балда в ближний лесок,

Поймал двух зайков, да в мешок.

К морю опять он приходит,

У моря бесёнка находит.

Держит Балда за уши одного зайку:

«Попляши-тка ты под нашу балалайку:

Ты, бесёнок, ещё молодёнек,

Со мною тягаться слабёнек;

Это было б лишь времени трата.

Обгони-ка сперва моего брата.

Раз, два, три! догоняй-ка».

Пустились бесёнок и зайка:

Бесёнок по берегу морскому,

А зайка в лесок до дому.

Вот, море кругом обежавши,

Высунув язык, мордку поднявши,

Прибежал бесёнок, задыхаясь,

Весь мокрёшенек, лапкой утираясь,

Мысля: дело с Балдою сладит.

Глядь – а Балда братца гладит,

Приговаривая: «Братец мой любимый,

Устал, бедняжка! отдохни, родимый».

Хвостик поджал, совсем присмирел.

На братца поглядывает боком.

«Погоди, – говорит, – схожу за оброком».

Пошёл к деду, говорит: «Беда!

Обогнал меня меньшой Балда!»

Старый Бес стал тут думать думу.

А Балда наделал такого шуму,

Что всё море смутилось

И волнами так и расходилось.

Вылез бесёнок: «Полно, мужичок,

Вышлем тебе весь оброк —

Только слушай. Видишь ты палку эту?

Выбери себе любимую мету.

Кто далее палку бросит,

Тот пускай и оброк уносит.

Что ж? боишься вывихнуть ручки?

Чего ты ждёшь?» – «Да жду вон этой тучки;

Зашвырну туда твою палку,

Да и начну с вами, чертями, свалку».

Испугался бесёнок да к деду,

Рассказывать про Балдову победу,

А Балда над морем опять шумит

Да чертям верёвкой грозит.

Вылез опять бесёнок: «Что ты хлопочешь?

Будет тебе оброк, коли захочешь…»

– Нет, говорит Балда, —

Теперь моя череда,

Условия сам назначу,

Задам тебе, вражёнок, задачу.

Посмотрим, какова у тебя сила.

Видишь, там сивая кобыла?

Кобылу подыми-тка ты,

Да неси её полверсты;

Снесёшь кобылу, оброк уж твой;

Не снесёшь кобылы, ан будет он мой. —

Под кобылу подлез,

Приподнял кобылу, два шага шагнул,

На третьем упал, ножки протянул.

А Балда ему: «Глупый ты бес,

Куда ж ты за нами полез?

И руками-то снести не смог,

А я, смотри, снесу промеж ног».

Сел Балда на кобылку верхом,

Да версту проскакал, так что пыль столбом.

Испугался бесёнок и к деду

Пошёл рассказывать про такую победу.

Делать нечего – черти собрали оброк

Да на Балду взвалили мешок.

Идёт Балда, покрякивает,

А поп, завидя Балду, вскакивает,

За попадью прячется,

Со страху корячится.

Балда его тут отыскал,

Отдал оброк, платы требовать стал.

С первого щелка

Прыгнул поп до потолка;

Со второго щелка

Лишился поп языка;

А с третьего щелка

Вышибло ум у старика.

А Балда приговаривал с укоризной:

«Не гонялся бы ты, поп, за дешевизной».

Похожие главы из других книг

ПРОЕКТ СКАЗКА

ПРОТИВНАЯ СКАЗКА

6. Сказка и обряд

6. Сказка и обряд Уже давно замечено, что сказка имеет какую-то связь с областью культов, с религией. Строго говоря, культ, религия, также может быть назван институтом. Однако подобно тому, как строй манифестируется в институтах, институт религии манифестируется в

10. Сказка и миф

10. Сказка и миф Но если мы обряд рассматриваем как одно из проявлений религии, то мы не можем пройти мимо другого проявления ее, а именно — мифа. Об отношении сказки к мифу существует огромная литература, которую мы здесь целиком обходим. Наши цели не непосредственно

Сказка о золотом петушке». «Цыганы»


Список летнего чтения

Пушкин А.С. «Сказка о золотом петушке». «Цыганы». «Няне». «Анчар».

Лермонтов М.Ю. «Три пальмы». «Кавказский пленник».

Баратынский Е.А. «Признание».

Новиков И. «О двух ворах и попе, одержимом подагрою».

Гоголь Н.В. «Майская ночь или утопленница». «Портрет».

Тургенев И.С. «Бежин луг».

Салтыков-Щедрин М.Е. «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил».

Бестужев-Марлинский А.А. «Вечер на бивуаке».

Аксаков С.Т. «Очерк зимнего дня.

^ Некрасов Н.А. «Школьник».

Достоевский Ф.М. «Мальчик у Христа на ёлке».

Чехов А.П. «Хамелеон».

Гумилёв Н. «Капитаны».

Булгаков М.А. «Красная корона».

Кедрин Д.Б. «Пирамида».

Платонов А.П. «Иван Великий».

Носов Е.И. «Малая родина».

Распутин В.Г. «Уроки французского».

Абрамов Ф.А. «Золотые руки». «Когда делаешь по совести».

Сервантес М. «Лиценциат Ведриера».

Рабле Ф. «Гаргантюа и Пантагрюэль».

Мольер Ж.Б. «Брак по принуждению».

Дефо Д. «Робинзон Крузо».

Свифт Д. «Приключения Гулливера».

Ирвинг В. «Легенда об арабском астрологе».

Цейдлиц И.Х. «Ночной смотр. Воздушный корабль».

Раз у отца, в кабинете,
Саша портрет увидал,
Изображен на портрете
Был молодой генерал.
«Кто это? — спрашивал Саша. —
Кто?. . » — «Это дедушка твой». — И отвернулся папаша, Низко поник головой. «Что же не вижу его я?» Папа ни слова в ответ. Внук, перед дедушкой стоя, Зорко глядит на портрет: «Папа, чего ты вздыхаешь? Умер он. . . жив? говори!»
— «Вырастешь, Саша, узнаешь».
— «То-то. . . ты скажешь, смотри!. . «

«Дедушку знаешь, мамаша?» —
Матери сын говорит.
«Знаю», — и за руку Саша
Маму к портрету тащит,
Мама идет против воли.
«Ты мне скажи про него,
Мама! недобрый он, что ли,
Что я не вижу его?
Ну, дорогая! ну, сделай
Милость, скажи что-нибудь!»
— «Нет, он и добрый и смелый,
Только несчастный». — На грудь
Голову скрыла мамаша,
Тяжко вздыхает, дрожит —
И зарыдала. . . А Саша
Зорко на деда глядит:
«Что же ты, мама, рыдаешь,
Слова не хочешь сказать!»
— «Вырастешь, Саша, узнаешь.
Лучше пойдем-ка гулять. . . «

В доме тревога большая.
Счастливы, светлы лицом,
Заново дом убирая,
Шепчутся мама с отцом.
Как весела их беседа! —
Сын подмечает, молчит.
«Скоро увидишь ты деда!» —
Саше отец говорит. . .
Дедушкой только и бредит
Саша, — не может уснуть:
«Что же он долго не едет?. . »
— «Друг мой! Далек ему путь!»
Саша тоскливо вздыхает,
Думает: «Что за ответ!»
Вот наконец приезжает
Этот таинственный дед.

Все, уж давно поджидая,
Встретили старого вдруг. . .
Благословил он, рыдая,
Дом, и семейство, и слуг.
Пыль отряхнул у порога,
С шеи торжественно снял
Образ распятого бога
И, покрестившись, сказал:
«Днесь я со всем примирился,
Что потерпел на веку!. . »
Сын пред отцом преклонился.
Ноги омыл старику;
Белые кудри чесала
Дедушке Сашина мать,
Гладила их, целовала,
Сашу звала целовать.
Правой рукою мамашу
Дед обхватил, а другой
Гладил румяного Сашу:
«Экой красавчик какой!»
Дедушку пристальным взглядом
Саша рассматривал, — вдруг
Слезы у мальчика градом
Хлынули, к дедушке внук
Кинулся: «Дедушка! где ты
Жил — пропадал столько лет?
Где же твои эполеты,
Что не в мундир ты одет?
Что на ноге ты скрываешь?
Ранена, что ли, рука?. . »
— «Вырастешь, Саша, узнаешь.
Ну, поцелуй старика!. . «

Повеселел, оживился,
Радостью дышит весь дом.
С дедушкой Саша сдружился.

Тема урока Тип урока

Человеческое в человеке.

Урок внеклассного чтения по рассказу Д. Лондона «Любовь к жизни»

Баллада «Стрельцы и крестьянин».

Человеческое в человеке.

Урок внеклассного чтения по рассказу А. Платонова «Юшка»

Мир и человек в русской литературе 18-19 века. И.Новиков «О двух ворах и попе, одержимом

подагрою». Фольклорные приемы в новелле

Как выбрать учебник?

Паратов. Ведь это как кому; на вкус, на цвет образца нет.

Огудалова. Правда, правда. Кому город нравится, а кому деревня.

Паратов. Тётенька, у всякого свой вкус: один любит арбуз, а другой — свиной хрящик.

А.Н. Островский «Бесприданница»

З адумаемся, каким критерием руководствуется учитель, выбирая учебник. Помните, у Бориса Заходера:

Хочу, чтобы вы,
Дорогие читатели,
Недаром
За чтением время потратили.

Дорогие читатели — это наши ученики и мы, учителя. Не так ли? А чего ждёт от учебника ученик? Ответ опять находим у Заходера:

Если б, скажем,
Мне
Волшебник
Подарил такой учебник,
Чтобы он бы
Сам бы
Мог
Отвечать любой урок…

Этакая мечта любого лентяя… Впрочем, об этом мечтал ещё герой сказки А.Погорельского «Чёрная курица, или Подземные жители». Правда, ему вместо учебника досталось конопляное зёрнышко. Но, между прочим, по этим мечтам можно сделать вывод и об особенностях учебника. Что требуется от ученика? Чтобы он ответил урок. Урок можно ответить, если ты внимательно прочитал (а лучше — пересказал, выучил) параграф. То есть учебник содержит некоторую сумму знаний, информацию, которая должна перейти в голову ученика. Так, да не совсем. Это требование к учебнику, мягко говоря, устарело. Современный учебник должен давать пищу для размышлений, возможность сопоставления разных точек зрения, систему вопросов, подталкивающих к самостоятельным размышлениям, включать увлекательный рассказ о писателях и поэтах, давать сведения об изобразительных средствах литературы… А самое главное, чтобы учебник было интересно читать. Учителю и ученику. И ещё — учить анализировать художественный текст… Где же тот волшебник, который мог бы подарить нам такой учебник?

З адумывались ли вы, кому адресованы учебники литературы? Ну, конечно, в первую очередь нам, учителям. А во вторую — им, ученикам. Или наоборот? Учебники выбираем мы. А что было бы, если бы учебники пришлось выбирать ученикам? Откажемся сразу от оскорбительной мысли, что в этом случае учебники так и пылились бы на полках магазина. Удовольствуемся мыслью, что на каждый учебник найдётся свой читатель. В одном из своих рассказов К.Паустовский ссылается на Горького, который “говорил о том, что нельзя писать в пустоту. Работая, надо представлять себе того милого человека, которому ты рассказываешь, что накопилось у тебя на душе и на сердце. Тогда придут сильные и свежие слова”. Итак, попытаемся реконструировать образ того милого, которому адресованы современные учебники литературы для 7-го класса. Упростим ситуацию, создав три обобщённых типа учащегося 7-го класса.

Другие публикации:  Аллергические пятна у ребенка на ноге

Группа А. Перед нами ученик, мечтающий о поступлении на филологический факультет (историко-филологический, факультет журналистики и тому подобное). Мечтающий об этом с пятого класса. Правда, иногда об этом мечтает не сам ученик, а его родители. Учителю, работающему с таким учеником, можно порекомендовать учебники под редакцией В.Г. Маранцмана, учебную хрестоматию «В мире литературы» (А.Г. Кутузов и другие), учебную хрестоматию для школ и классов с углублённым изучением литературы, гимназий и лицеев (М.Б. Ладыгин и другие). Правда, насколько мне известно, с такими учениками одним учебником не обойдёшься, поскольку ни один из перечисленных учебников не сможет в полной мере удовлетворить запросы сильного ученика и сильного учителя. Следовательно, потребуются дополнительные материалы. Где их взять — каждый решает самостоятельно.

Группа Б. Довольно часто встречается также ученик умный, но не стремящийся связать свою жизнь с гуманитарными науками. Подойдёт любой учебник из вышеперечисленных, а также учебник-хрестоматия в 2-х частях под редакцией Г.И. Беленького и учебник-хрестоматия Т.Ф. Курдюмовой.

Группа В. Воображаемый ученик (такие в наших школах, конечно, редкость), который никогда ничего, кроме учебника, не читал и не прочитает. А если прочитает хотя бы учебник, то уже заслужит благодарность всего педагогического коллектива. А и правильно. Не всем же в филологи идти. Такому подойдёт любой из существующих учебников.

Теперь представьте себе, что вам предстоит впервые вести литературу в седьмом классе. Конечно, нужен костыль (да простят меня авторы-составители всех учебников, учебных пособий и методических разработок!) Как же выбрать учебник?

Вариант первый (самый трудный и редкий). Пойти в научную педагогическую библиотеку имени Ушинского, заказать по каталогу программы, методические рекомендации к учебникам и сами учебники. Внимательно прочитать, выбрать лучшее (подходящее). На этом пути усердного педагога ожидают следующие трудности: а) нужно жить в Москве; б) обладать большим количеством свободного времени; в) при записи в библиотеку иметь при себе паспорт, фотографии, справку с места работы, подтверждающую, что вы работаете в учреждении, связанном с системой образования, желательно в государственном; в) не вызвать подозрений у сотрудников библиотеки (между прочим, это самое трудное — мало ли кто захочет узнать секреты педагогики!). Вообще, записываясь в Научную педагогическую библиотеку, чувствуешь себя американским шпионом. И только благодаря бдительности сотрудников библиотеки её читальный зал не набит битком американскими шпионами, стремящимися узнать тайны отечественной педагогики. Так, например, одному моему приятелю (между прочим, кандидату филологических наук) отказали в праве на запись в библиотеку Ушинского, поскольку он к этому моменту работал не в вузе, а в редакции глянцевого журнала, а другого записали после долгих уговоров, поскольку он работает в частной школе. Так что, как гласит надпись на дверях гардероба, “прежде чем раздеваться, узнайте о возможности вашей записи в библиотеку”…

Вариант второй (самый простой и частый). Пойти в книжный магазин, провести час у книжной полки, просматривая имеющиеся в наличии учебники. Какой, как говорила одна начитанная девочка, “потеплеет и оживёт под моими пальцами”, тот и брать. То есть если ваш взгляд на преподавание литературы совпадает со взглядом авторов учебника — вам повезло. Редкий вид, хватай, а то убежит.

Вариант третий (вполне надёжный). Воспользоваться рекомендациями опытных коллег и купить учебник “по наводке”.

Вариант четвёртый (увы, слишком частый). Работать без учебника.

И ещё. Ах, эти волшебные слова: “Допущено Министерством образования, рекомендовано (им же), рекомендовано Комитетом по образованию Санкт-Петербурга, рекомендовано Управлением общего среднего образования Министерства общего и профессионального образования РФ”. В смысле, значит: “Проверено. Мин нет”. Учебники, предлагаемые вашему вниманию, проверены. Можно смело работать.

А.С. Пушкин определил задачу литературной критики следующим образом: “Открывать красоты и недостатки…” Попытаемся напрямую последовать этому пушкинскому принципу.

Литература. Учебник-хрестоматия:
В 2 ч / Автор-составитель В.Я. Коровина.
М.: Просвещение, 2001.
Рекомендовано Министерством образования РФ.

С первых страниц ощущаются добротность и незыблемость основ. Возникает неуловимое чувство, что ничего не меняется. И это правильно. По такому учебнику ещё мы учились. И отцы наши. И может быть, деды… И дети наши будут учиться. Список представленных авторов традиционен (Ломоносов, Державин, Пушкин, Лермонтов, Гоголь, Тургенев, Некрасов, Салтыков-Щедрин, Л.Толстой, Чехов, Горький, Бунин, Маяковский — от всех по кусочку). Зарубежная литература представлена Бёрнсом, Байроном, Басё, Олдриджем, О’Генри, Пиранделло. Русская литература XX века — Андреев, Платонов, Твардовский, Абрамов, Носов, Казаков, Лихачёв (публицистика). Стихи о войне предваряет интервью с участником Великой Отечественной войны — интересно по содержанию, неожиданно и живо по форме. В качестве прочих “красот” следует отметить попытку создать у ученика образ писателя. Для этого перед краткой биографической статьёй дана чёрно-белая репродукция живописного портрета писателя или поэта, фотография его дома, кабинета, в котором он работал. За статьёй следует задание: “Рассмотрите портреты поэта и памятник ему, его кабинет. Подготовьте сообщение-рассуждение на темы: «Вдохновенный труд поэта», «Личность Пушкина»”. Для самих статей использованы фрагменты из работ Мережковского, Чуковского, Андроникова, Пустовойта, Ревякина, Коровьева, Михальской. От учебника-хрестоматии остаётся ощущение фрагментарности, несвязности. Интереснее всего в этой учебной хрестоматии читать художественные произведения. Читая их, понимаешь, что мировая литература — это нечто великое, непознаваемое. Возможно, именно этого и добивались авторы-составители.

И ещё: если мы изучаем литературу, художественное произведение, текст, должны ли мы задумываться: как сделан этот текст? С помощью каких художественных приёмов? Боюсь ошибиться, но словосочетания “анализ художественного текста, художественные средства и приёмы” в тексте учебника не встречаются. Вот пара заданий без комментариев:

1. “Покажите на примере нескольких пословиц их меткость, мудрость, образность. Каково отношение к добру и злу, труду и учению у различных народов мира? Подтвердите свой ответ пословицами”.

2. “Назовите художественные открытия (!) поэта (речь о Державине. — М.П.). Какие стороны державинского мастерства отразились в «Признании»?” А что такое мастерство? Нет ответа.

В формулировке вопросов и заданий не учитывается психология тринадцатилетнего подростка. В этом возрасте всё вызывает сомнение, а особенно слова взрослых. Поэтому на вопрос, подразумевающий два ответа (да или нет), подростку хочется сразу ответить нет. Например: “Является ли для вас поучительным труд писателя?” Или: “Подумаем и мы с вами над вопросами, которые мучили писателя: приносят ли пользу его произведения? Не напрасно ли он трудился?”

Литература. Начальный курс.
Учебник-хрестоматия для общеобразовательных учреждений:
В 2 ч / Под редакцией Г.И. Беленького. М.: Мнемозина, 2001.
Рекомендовано Министерством образования РФ.

В краткой аннотации отмечено, что “материал расположен по проблемно-тематическому и хронологическому принципам. Даются сравнения художественных произведений на близкие темы, написанные в разное время. Главная задача книги — приобщить школьников к систематическому чтению художественной литературы”. Кроме того, отмечено, что задания делятся по степени трудности, и особый значок выделяет сложные задания проблемного характера. Каким принципом руководствовались авторы учебника, выставляя этот значок, не всегда понятно. Например, после прочтения «Тараса Бульбы» ученикам предлагается написать сочинение «Остап и Андрий (сравнительная характеристика)». Но ведь эту тему дают искони всем ученикам? А в предложенном в качестве образца по этой теме плане нет заключения, не отмечены особенности авторского отношения к персонажам.

К очевидным достоинствам этого учебника следует отнести следующее.

Ученики, работающие по этому учебнику, вместе со своим учителем отправляются в “путешествие без расстояний” с исследовательской целью. В седьмом классе этап путешествия назван «Пространство и время в литературе» и предполагает наблюдение исследователей над тем, как отражаются пространство и время в произведениях разных родов и видов литературы. По этому учебнику интересно работать в паре с хорошим учителем истории — связь истории и литературы в этой книге подчёркнута. Изучению ряда произведений предшествуют главки «Строки истории», в которых учащимся предлагаются отрывки из «Домостроя», исторических трудов Н.М. Карамзина.

После прочтения текста произведения ученикам предлагаются задания, разделённые на несколько разделов: «Поделимся первыми впечатлениями от прочитанного», «Рассмотрим повесть подробнее — с пояснениями», «Вернёмся к прочитанному». «Материалы к изучению» дают возможность сопоставления с произведениями других жанров и развивают логическое мышление. Для тех, кто любит читать, есть разделы «Приглашаем в библиотеку» и «Для любознательных».

Литература. Учебник-хрестоматия
для общеобразовательных учебных заведений /
Автор-составитель Т.Ф. Курдюмова. М.: Дрофа, 2000.
Допущено Министерством образования РФ.

К раткая аннотация гласит, что “программа и предлагаемые книги направлены на воспитание ученика как образованного и вдумчивого читателя, способного понять художественную ценность произведений, определить их место в историко-литературном процессе”. В седьмом классе “раскрывается жанровая структура литературных произведений, приводятся сведения об истории развития некоторых жанров”. В учебнике тоже есть ощущение чего-то неуловимо традиционного, что особенно сказывается в подборе авторов и изучаемых произведений (Пушкин. «Дубровский»; Лермонтов. «Песня про царя Ивана Васильевича…» и «Мцыри»; Гоголь. «Ревизор»; Некрасов. «Размышления у парадного подъезда»; Лесков. «Левша»; Салтыков-Щедрин. «Повесть о том…»; Горький. «Старуха Изергиль» (отрывок); Маяковский. «Необычайное приключение…»; Шолохов. «Они сражались за Родину»; Распутин. «Уроки французского»; Булгаков, Паустовский, Твардовский, Вампилов представляют XX век). Если учитель и ученики находятся в ситуации, когда тексты произведений зарубежной литературы достать сложно или специфика класса такова, что дети, кроме учебника, ничего не прочитают, — этот учебник выручит. Список традиционно изучаемых авторов расширен за счёт баллады Эдгара По «Аннабел-Ли». А кто из детей откажется прочитать детективный рассказ А.К. Дойла о Шерлоке Холмсе, юмористический М.Твена «Как я редактировал сельскохозяйственную газету», фантастический рассказ Р.Шекли «Запах мысли»! Так постепенно создаётся красочное полотно мировой литературы. Список жанров произведений, включённых в хрестоматию, также обширен: фольклорные жанры (былина и народная сатирическая драма), далее — басни, баллады, роман, повесть, поэма, сатира, стансы, романсы, эпиграммы, мадригалы, элегии, эпитафии, комедия, стихотворения в прозе, юморески, рассказы, эссе, пародии и так далее. И к каждому жанру предлагается статья, связанная с только что прочитанным произведением. В заключение дан краткий литературоведческий словарь.

Не очень понятно, как в раздел «Литература XIX века. Басни. Баллада. Роман. Поэма. Сатира» попали Эзоп, Лафонтен, Тредиаковский и Сумароков. Вероятно, в компанию к басням И.Крылова.

Литература. Учебная хрестоматия для школ
и классов с углублённым изучением литературы,
гимназий и лицеев / Авторы-составители
М.Б. Ладыгин, Н.А. Нефёдова, Т.Г. Тренина.
М.: Дрофа, 1998. Рекомендовано к изданию Министерством
общего и профессионального образования РФ.

Э то один из первых действительно нестандартных учебников, вышедших на заре перестройки. Точнее, был когда-то учебник литературы, созданный А.Г. Кутузовым, М.Б. Ладыгиным, Т.Г. Трениной. Потом что-то произошло, и авторский коллектив разделился. Теперь существуют учебники «В мире литературы» (авторы-составители А.Г. Кутузов, А.К. Киселёв, Е.С. Романичева и другие) и серия, в которую входит рецензируемый нами учебник для школ с углублённым изучением литературы (авторы-составители М.Б. Ладыгин, Н.А. Нефёдова, Т.Г. Тренина). Не знаю, что уж там у авторов случилось, но читатели от этого только выиграли. Вместо одного появились два нестандартных учебника. Больше учебников, хороших и разных! Учебник-хрестоматия входит в серию книг, “обеспечивающих (как сказано в аннотации) преподавание по авторской программе литературного образования”. В основу концепции литературного образования положено “изучение литературы как вида искусства, постижение литературного произведения в единстве содержания и формы, выявление национального своеобразия русской литературы”. Книга состоит из четырёх «Уроков мастерства»: «Изображение в литературе человека и окружающего его мира» (объёмная теоретическая статья предшествует единственному в этом разделе художественному тексту — «Капитаны» Н.С. Гумилёва), «Писатель и время», «Мир и человек в русской литературе», «Понятие о лирическом герое литературного произведения». Углублённое изучение обеспечивается, вероятно, за счёт расширения списка авторов. В хрестоматии появились тексты М. де Сервантеса Сааведры «Лиценциат Видриера», В.Ирвинга «Легенда об арабском астрологе», Н.Новикова «О двух ворах и попе, одержимом подагрою», О.Сомова «Русалка». Кроме того, в серию книг входит Книжная полка. Книга для чтения под редакцией М.Б. Ладыгина. М.: Дрофа, 2000. Эта книга, как сказано в краткой аннотации, тоже “обеспечивает углублённое изучение литературы в 5–9-х классах общеобразовательных школ, лицеев, гимназий”. Интересно, каким образом? Ведь в ней, кроме текстов, разнесённых в четыре раздела: «Мир и человек в зарубежной литературе», «Мир и человек в русской литературе XIX века», «Мир и человек в русской литературе XX века» и «Лирический герой в литературном произведении», ничего нет. То есть совсем ничего. Ни сведений об авторе, ни материалов для изучения, ни вопросов и заданий. Попытаемся обратиться к списку писателей, попавших на “книжную полку” в разделе «Лирический герой в литературном произведении». Пушкин, Дельвиг, Баратынский, Лермонтов, Вяземский, Тютчев, Бенедиктов… Возникает вопрос: Тютчев есть, а Фета нет. Почему? Нет ответа. Следуем далее: Бальмонт, Бунин, Ходасевич, Есенин, Ахматова, Щипачёв, Межиров, Смеляков. А почему нет Гумилёва? Мандельштама? Бродского? С другой стороны, если в городе (деревне) вообще нет библиотеки (бывает такое), то любая книга, включающая художественные тексты, полезна, хотя, наверное, и не соответствует высокой цели, заявленной в аннотации (смотри начало).

Другие публикации:  Два сросшихся пальца на ноге

Но вернёмся к учебнику-хрестоматии. Статьи его, оживляемые в основном обращениями “о мой ученик!”, читать трудно. Читаешь — словно гербарий ешь. Ни вкуса, ни запаха. Составляя вопросы и задания, авторы, очевидно, руководствовались тонким знанием психологии двенадцатилетнего подростка. Только этим можно объяснить следующее задание: “Подготовьте рассказ «романтического анекдота» из вашей жизни”. Возможно, такое задание и вызовет интерес ученика, но многие другие вопросы сформулированы излишне сухо и сложно. Например, после рассказа Р.Шекли «Запах мысли» учащимся предлагается вопрос: “Какие отличительные признаки научной фантастики присутствуют в новелле «Запах мысли»?” Ответ на такой вопрос требует глубоких знаний об особенностях жанра научной фантастики и сформированного литературоведческого умения анализировать текст.

Учебник-хрестоматия для 7-го класса
средних общеобразовательных школ /
Под редакцией члена-корреспондента РАО,
профессора В.Г. Маранцмана. СПб.: СпецЛит, 2000.
Рекомендовано Комитетом по образованию
Санкт-Петербурга.

В ходит в учебно-методический комплект по литературе для 5–11-х классов общеобразовательных учреждений, который “составлен на основе лучших образцов русской и зарубежной художественной литературы”.

Если говорить о красотах, то следует отметить, что этот учебник, как минимум, просто интересно читать. Очень удачно найдена интонация доверительного разговора с учеником. Не натужно-фамильярная, не обезличенно-сухая. Так размышляет над предметом, глубоко его волнующим, умный, образованный человек в присутствии тех, кого он уважает и чьё мнение ему интересно. В седьмом классе ученикам предлагается задуматься над вопросом, волнующим каждого человека. В чём смысл бытия? Что есть добро и что — зло? Что ведёт человека к подвигу и что к предательству? Могут ли дружба, любовь победить враждебные обстоятельства? В каких отношениях находятся человек и природа? Найти ответ на эти вопросы помогут подростку произведения, вошедшие в хрестоматию.

Учебник открывается статьёй, посвящённой фольклору, а именно народным песням. Отсюда перекинут мостик к такому роду литературы, как лирика, затем большой раздел посвящён античной литературе, творчеству Гомера. Семиклассник знакомится с подробным пересказом «Одиссеи», который сопровождается обширным цитированием этого памятника античности. Ни в одном из учебников 7-го класса эта тема не рассматривается так подробно (античная литература в основном представлена только баснями Эзопа). Логическим продолжением изучения «Одиссеи» становится статья по теории литературы об эпосе. Вопросы и задания дают возможность, основываясь на личном восприятии, вести серьёзный анализ произведения. Размышлять над тем, “куда ж нам плыть?”, ученикам помогут тексты из Библии (Нагорная проповедь Иисуса Христа), памятники древнерусской литературы («Поучение Владимира Мономаха»), хокку Басё, сонеты и драмы Шекспира, произведения Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Тургенева, А.Н. Островского, Некрасова, Чехова. Их сопровождают увлекательные и информативные статьи о жизни и творчестве этих писателей, статьи по теории литературы. Так, например, особое внимание уделяется понятию стиля писателя, характерным особенностям создания произведений разных жанров. Литература XX века представлена именами Горького, Маяковского, Хармса, Лавренёва, Шолохова, Рубцова, Вознесенского, Шукшина и Айтматова.

Таким образом, предлагаемые для изучения произведения оказываются связаны между собой не только теоретической концепцией автора программы, но и личностной заинтересованностью ученика.

Система проблемных вопросов и заданий, возможность сопоставления разных редакций одного и того же произведения — вот прекрасная возможность понаблюдать за жизнью слова, войти в творческую мастерскую писателя.

Хочется отметить и, так сказать, “честное” отношение к тексту — например, стихотворение Н.А. Некрасова «Зелёный шум» дано полностью, без общепринятых для большинства учебников купюр, которые калечат стихотворение и унижают наших учеников. Так стыдливые родители закрывают несовершеннолетнему чаду глаза, когда на экране показывают поцелуй. Но ведь с купюрами стихотворение перестаёт быть произведением Некрасова.

Теперь о том, что не относится к “красотам”. Неловкую улыбку вызвал вопрос, на который предлагается ответить ученикам после прочтения рассказа Чехова «Смерть чиновника»: “Смех или грех вызвала в вас эта история?” Я, например, на этот вопрос ответить не могу.

В статье о Шекспире некоторые абзацы напоминают конспект. Оговорюсь ещё раз, что большинство очерков о жизни и творчестве писателей читать очень увлекательно. “Шекспиру дороги высокие нравственные идеалы. Тема борьбы за счастье, тема любви адресованы всем людям, понятны и аристократам, и простолюдинам. Шекспир — психолог, реалист”. Тем не менее удач в учебнике под редакцией В.Г. Маранцмана намного больше, чем досадных недочётов.

В мире литературы. Учебная хрестоматия
для общеобразовательных учебных заведений /
Авторы-составители А.Г. Кутузов, А.К. Киселёв, Е.С. Романичева,
Л.В. Колосс, В.В. Леденёва. М.: Дрофа, 1998.
Рекомендовано Управлением общего среднего образования
Министерства общего и профессионального образования РФ.

Т олько ленивый не прошёлся по поводу своеобразной попытки авторов-составителей ввести теорию литературы в учебники 5–6-х классов при помощи диалога выдуманных ими героев: книжонка (sic!) Прохора, профессора Ивана Калиновича, Маши, Серёжи и Путника.

В учебнике для седьмого класса эти вымышленные герои, помогавшие постичь мир литературы, отсутствуют. Вместо них появляется новый герой — автор-истолкователь, или интерпретатор. Застенчиво, но откровенно признаюсь: этот учебник мне нравится. Хотя с составителями (ни с одним) лично я не знакома. Просто мой взгляд на преподавание литературы совпадает с их взглядом. Вот с этим автором-истолкователем я в разведку, то есть на урок, пошла бы. Умный он человек, знающий, остроумный, уважающий собеседника, хотя и лицо собирательное. Задачу свою автор-интерпретатор формулирует чётко и честно: “Научить не только понимать произведение, но и истолковывать его, давать свою интерпретацию, иначе говоря, превращать свои чувства, художественные впечатления после прочтения произведений в мысли, представления об их художественных ценностях или, наоборот, об отсутствии таковых”. Автор-истолкователь не стыдится вступать в серьёзный разговор с семиклассником, использовать литературоведческие понятия и термины. Действительно, это учебник для ребёнка, который хочет знать литературу, понимать, как сделано художественное произведение, анализировать текст. Прочитав учебник, как-то начинаешь верить, что он-таки, как сказано в краткой аннотации, обеспечивает литературное образование общеобразовательных средних учебных заведений на основе государственного стандарта.

Разделы — «Образ — герой — характер», «Герой древнего эпоса», «Духовная литература», «Герой древнерусской литературы», «Герой эпического (драматического) лирического произведения» — позволяют сделать вывод о том, что основной темой седьмого класса является создание образа героя художественного произведения, способы создания характера в произведениях разных литературных родов. Компактные и содержательные статьи по теории литературы знакомят ученика с литературоведческими понятиями, в конце книги дан «Словарь-указатель литературных терминов», что значительно облегчает работу.

В от, пожалуй, и всё, что я могу сказать о приобретённых и внимательно прочитанных учебниках для 7-го класса. По ряду из них мне приходилось работать в школе. И, завершая свои субъективные заметки, хочу сказать, что сейчас, когда учебников много, хорошо капризничать: этот не такой, тот не этакий. Спасибо, что есть из чего выбрать. Но, как грустно говорил Лис в «Маленьком принце»: “Нет в мире совершенства”. Будем ждать. И ещё: будьте бдительны — если вы выбрали учебник, то лучше всего продолжать заниматься по этому комплекту до 9-го (11-го) класса включительно. Иначе есть риск каждый год изучать «Капитанскую дочку» Пушкина или «Ревизора» Гоголя, потому что эти произведения одни авторы-составители учебников предлагают изучать в 6-м классе, другие в 7-м, третьи в 8-м, а четвёртые в 9-м.

А недавно я видела в книжном магазине «Учебник выживания в экстремальных ситуациях (опыт специальных подразделений мира)». Теперь думаю: наверное, нужно было и его купить…