Поствращательный нистагм это

Экспериментальные методы исследования ампулярного аппарата вестибулярного анализатора

Вращательная проба производится путем вращения больного, сидяще­го с закрытыми глазами, на специальном вращательном кресле Барани. Обычно исследуют функцию горизонтальных полукружных канальцев. Для этого голову больного наклоняют вперед на 30 , так как плоскость горизон­тального канала по отношению к горизонтальной плоскости образует угол в 30°. Вращение производят сначала в одну, а затем в другую сторону. Произ­водят 10 оборотов за 20 секунд (180° в секунду). После остановки кресла появляется нистагм (поствращателышй нистагм) в сторону, противополож­ную вращения, который длится в норме 20-30 секунд. После вращения влево (против часовой стрелки) наблюдается горизонтальный нистагм, направлен­ный вправо. Объясняется это тем. что после вращения преимущественно раздражается тот горизонтальный полукружный канал, в котором движение эндолимфы направлено к ампуле.

При исследовании фронтальных полукружных каналов голову больного наклоняют на 90° кпереди или назад. Поствращательный нистагм будет ро­таторный. Для исследования сагиттальных каналов голову больного накло­няют к одному или другому плечу. В этом случае поствращательный нистагм

Недостатком исследования функции полукружных каналов путем вра­щения является то, что при этом происходит одновременное раздражение обоих лабиринтов.

studopedia.org — Студопедия.Орг — 2014-2019 год. Студопедия не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования (0.001 с) .

Исследование вестибулярной функции методом вращения

Вращение является непосредственным адекватным раздражителем вестибулярного аппарата.

О применяемом для определения вестибулярных реакций способе вращения упоминается еще в работах Маха.

Этот способ получил широкое распространение после работ Барани, который ввел очень удобный практический прием исследования вестибулярной функции. Для раздражения лабиринта опытом Барани делается вращение на вращающемся стуле (10 оборотов в 20 секунд) и после этого учитывают силу реакции по длительности наступающего последовательного нистагма.

Нистагм как рефлекс при раздражении вращением известен был еще в начале XIX века. Затем экспериментальное изучение этой реакции нам известно из опытов Флуранса и Эвальда.

При вращении человека получается нистагм во время и после остановки вращения, но исследование вращательного нистагма затруднено и состояние вестибулярной функции определяется по нистагменной реакции, наступающей после вращения, при условии отсутствия головокружения.

Поствращательный нистагм появляется сразу же после остановки вращения в сторону, обратную вращению. Так, при вращении исследуемого вправо поствращательный нистагм будет влево (направление определяется по быстрому компоненту нистагма), а все реактивные движения будут направлены в сторону медленного компонента, т. е. вправо (например, рука будет промахиваться вправо). Если поставить на ноги такого испытуемого, то при прямо поставленной голове он отклонится вправо.

Недостатком метода вращения является одновременное раздражение обоих лабиринтов, тогда как при калоризации можно обследовать каждый лабиринт в отдельности.

При вращении возбуждаются оба лабиринта, только в разной степени: при движении эндолимфы в канале от тупого конца к ампулярному раздражение более сильное, чем в противоположном канале, где движение эндолимфы — от ампулы, причем перемещение эндолимфы в силу инерции неодинаково при вращении и при остановке. Поэтому в том и другом горизонтальном канале оно различно в момент вращения и в момент остановки. Тогда может произойти такое явление, что при возбудимости одного лабиринта, например при односторонней невриноме VIII нерва, мы после вращения в обе стороны получаем все же нистагм. Однако это отнюдь не означает, что больной лабиринт возбудим, а это остаточный нистагм, вызванный раздражением здорового лабиринта во время вращения. При исследовании методом вращения голова исследуемого обычно находится в вертикальном положении, а изменяя положение головы, можно вызвать движение эндолимфы в различных каналах. Так, положив голову на то или другое плечо, мы помещаем в плоскость вращения вертикальный канал; при сильном запрокидывании головы назад или при нагибании ее вперед в плоскость вращения попадает также вертикальный канал. Необходимо только ясно себе представить анатомическое расположение каналов в пирамиде височной кости.

В основе исследования лабиринта методом вращения лежат принципы экспериментов Эвальда. При вращении исследуемого, например, вправо происходит перемещение полукружных каналов, а эндолимфа вначале отстает при движении, затем движется синхронно с каналом, а во время остановки вращения продолжает движение по инерции вправо. При этом в правом горизонтальном канале это движение бунт от ампулы к гладкому концу, что вызовет нистагм в сторону раздражаемого (левого) лабиринта, в левом горизонтальном канале движение к ампуле и нистагм в противоположную сторону, т. е. влево. Суммарный эффект — нистагм в противоположную вращению сторону, т. е. влево.

Движения эндолимфы, вызванные угловым ускорением в момент остановки вращения, обусловливают раздражение волосков чувствительных клеток, и это является причиной возникновения рефлекса.

Исследование вестибулярной функции вращением позволяет выявить состояние лабиринта в отношении его возбудимости и установить отсутствие таковой. Для производства исследования необходимо иметь кресло, легко вращающееся в одной плоскости, устроенное таким образом, что голова больного может закрепляться в том или другом положении. Для создания неподвижности во время вращения исследуемый держится руками за ручки кресла, ноги также удерживаются подножкой. Во время вращения исследуемому предлагают закрыть глаза и открыть их только по остановке вращающегося кресла, так как, согласно исследованиям К. Л. Хилова и Г. Е. Жукова, зрительная функция оказывает влияние на вестибулярный нистагм. По остановке наблюдают поствращательный нистагм, и затем отмечают и записывают время — длительность его — по секундомеру, включаемому в момент остановки стула и выключаемому в момент прекращения нистагма. Далее записывают характер полученного нистагма: размашистость, клоничность или тоничность.

Наши наблюдения позволяют считать, что длительность поствращательного нистагма в норме 20″-25″-30″. Большая длительность указывает на повышенную возбудимость, меньшая — на пониженную возбудимость. Вращательное раздражение более сильное, нежели калорическое. Если больной находится в тяжелом состоянии, то производить вращение не следует, так как оно может вызвать бурные вегетативные и двигательные реакции в виде рвоты, падения больного в сторону медленного компонента, покраснения и побледнения, иногда холодного пота.

Применение вращения имеет очень важное значение для исследования вестибулярной возбудимости в том случае, когда нельзя производить калоризацию, например если у больного имеются явления острого воспаления наружного или среднего уха или сухая перфорация барабанной перепонки.

При отоневрологическом обследовании больного можно получить очень ценные данные при сопоставлении результатов исследования, проведенного обоими методами — калоризацией и вращением. Поэтому желательно при отсутствии противопоказаний производить оба исследования каждому больному.

Основным отличием вращательной и калорической реакций являются следующие моменты:

1. Калорический нистагм изменяет направление в зависимости от перемены положения головы, а вращательный, наоборот, раз он уже вызван, сохраняет свою плоскость и свое направление при любых переменах положения головы.

2. Калорический нистагм может продолжаться, по крайней мере практически, неограниченно долго при условии, если поддерживается разница температур на некотором участке канала, вызывающая сдвиг частиц эндолимфы. Вращательный же затухает вскоре после того, как скорость вращения делается равномерной, и возобновляется только при новом ускорении вращения.

3. При калорической пробе возможно исследовать каждый лабиринт в отдельности.

Обычно раздражение калоризацией и вращением все же вызывает рефлекторную реакцию однородного значения. Так, если налицо отсутствие реакции, то оно выявляется и при том, и при другом методе. Если имеется снижение или повышение возбудимости, то оно также отмечается и тем, и другим методом. Такая однородность рефлекса наблюдается у здоровых людей и при патологических процессах в области задней черепной ямки или периферического рецепторного аппарата. При патологических процессах в области большого мозга, находящихся в над мозжечковом пространстве, такой однородности рефлекса не наблюдается. Так, калорическое раздражение может вызвать очень слабый рефлекс или совсем не вызывать нистагма, тогда как вращение вызывает рефлекс, причем иногда очень бурный, т. е. наблюдается диссоциация в рефлексах при том и другом методе возбуждения. Обычно это указывает на снижение возбудимости вестибулярного анализатора, и поэтому калорическое раздражение (более слабый раздражитель) не дает совсем или дает очень слабый эффект, а реакция на вращение (более сильный раздражитель) сохраняется.

Бывает иногда так, что слабый раздражитель вызовет реакцию в виде нистагма, а сильный раздражитель не вызовет, т. е. возникает парадоксальная реакция. Обычно в таких случаях раздражение передается на двигательную и вегетативную системы и у больного возникает ясное представление о падении, и, чтобы не упасть, он резко отклоняется в противоположную сторону и при этом вскрикивает «Падаю, падаю!», сильно пугаясь. Произведя у этого же больного вращение на кресле Барани не 10 оборотами, а только двумя или тремя, можно получить рефлекс в виде нистагма без всяких других явлений двигательного или вегетативного порядка. Можно и при калорическом методе получить такую же парадоксальную реакцию, изменяя температуру воды. Более холодная вода является более сильным раздражителем лабиринта, но при наличии патологического процесса в надтенториальной области можно наблюдать парадоксальное явление, когда вода более низкой температуры (сильный раздражитель) не вызовет раздражения лабиринта в виде реакции нистагма, в то время как менее холодная вода (слабый раздражитель) вызовет рефлекс.

Иногда можно наблюдать и уравнительную фазу, когда температура воды — и менее холодная, и более холодная — дает одну и ту же реакцию по времени и характеру нистагма. Появление фазовости в рефлексах указывает на то, что высшие отделы вестибулярного анализатора находятся под влиянием патологического процесса, вызывающего в них парабиотическое состояние, обусловленное нарушением корково-подкорковых отношений. В таких случаях полезно применять дозированный раздражитель (постепенно возрастающий в силе), пока не будет найдена сила раздражителя, соответствующая уровню функционального состояния анализатора, т. е. пока не будет получена нормальная реакция на раздражение.

В обследование вестибулярного анализатора входит также исследование отолитового аппарата внутреннего уха.

Помимо рефлексов на движение, со стороны вестибулярного аппарата возникают также рефлексы на изменение положения головы и тела в пространстве. Поэтому в некоторых случаях полезно исследовать отдельно эти рефлексы для определения состояния отолитовой функции, хотя в общий комплекс клинического оториноларингоневрологического обследования это исследование в обязательном порядке не входит.

Метод в основном заключается в определении противовращения глаз. При активных и пассивных движениях головы происходит также и движение глаз, одновременно обоих в одну сторону. Так как движения головы могут совершаться в трех плоскостях пространства, то и движения глаз могут происходить в трех плоскостях.

Противоповоротом глаз человек стремится установить глаза в то же положение, в каком они были, т. е. так, чтобы зрительные образы падали на те же места сетчатки, что и до поворота головы. Эти движения глаз носят название компенсаторных. Но полной компенсации не происходит, наступает лишь частичная компенсация, равная 1/5-1/6 поворота головы. Для клинических целей пользуются измерением угла противовращения глаз при наклонах головы к тому или другому плечу, т. е. во фронтальной плоскости. Феномен этот назван противовращением глаз. Исследованиями Магнуса и его школы установлено, что иннервация этого противовращения глаз исходит из отолитов sacculus. Прибор для исследования противовращения глаз был сконструирован впервые Барани, затем С. М. Компанейцем. Пользуются прибором следующим образом. Укрепив против глаза больного подзорную трубу (имеющуюся в приборе), выбирают на его глазу какую-либо полоску или точку на радужке и отмечают число градусов на диске с делениями, укрепленном на приборе, при помощи имеющейся на нем стрелки. Кроме того, в трубе имеется звезда из нитей, центр которой устанавливается против центра зрачка, а одна из нитей совпадает со стрелкой на диске. Голову больного, фиксированную к раме, наклоняют на определенное число градусов. Одновременно с рамой движется и подзорная труба. Чтобы найти прежнюю отметку на радужке, нужно повернуть стрелку на несколько градусов обратно и тогда отметить новое число градусов на диске. Разница числа градусов между первым и вторым исследованием и покажет угол противовращения глаз. Прибор позволяет наклонять голову больного к тому или другому плечу на 60°. В норме угол противовращения глаз на обоих глазах одинаковый и, по Барани, составляет 8° при наклоне головы на 60.

Далее, для определения функции отолитового аппарата применяют еще следующий метод: определяют положение, в котором у некоторых больных наступает приступ головокружения и появляется нистагм. Уложив больного в постель, меняют положение головы или головы и туловища, следя за тем, когда появится нистагм и головокружение. Так как при изменении положения головы меняется и положение отолитов, полагают, что появление вышеназванных симптомов только в определенном положении обусловлено отолитовыми нарушениями.

При заболевании отолитового аппарата нарушается тонус мышц конечностей и может даже упасть до 0. Определение мышечного тонуса производится динамометром, а в клинике в этих случаях пользуются указательной пробой. Квикс считает, что отолиты sacculus связаны с аддукторами, а отолиты utriculus — со сгибателями и разгибателями. Нарушение функции отолитового аппарата расстраивает нормальный тонус мышц, вследствие чего получается промах. При повышении возбудимости отолитового аппарата получается спонтанное промахивание, при параличе — отсутствие промаха при раздражении отолитового аппарата.

В. И. Воячек и К. Л. Хилов на основании своих наблюдений полагают, что раздражение отолитового аппарата действует тормозящим образом на функцию полукружных каналов. Эти авторы предложили метод, позволяющий одновременно исследовать функцию обеих частей лабиринта. Свой опыт они сокращенно обозначают ОР — отолитовая реакция. Производят ОР таким образом. Вращают больного 5 раз в течение 10 секунд на вращающемся кресле с закрытыми глазами (чтобы исключить влияние оптического нистагма) и с наклоненной головой или туловищем вперед на 90°. Затем кресло останавливают и, не меняя положения больною, наблюдают, не появится ли двигательная или вегетативная (тошнота, рвота) реакция. Если реакции нет, то ждут 5 секунд, а потом заставляют больного выпрямиться. В момент изменения положения головы наблюдают двигательную и вегетативную реакции, записывая степень их. Так как при этом изменившимся фактором является только положение головы, то тем самым определяется состояние отолитового аппарата. Отсутствие реакции указывает на поражение отолитового аппарата или на ослабление вестибулярной функции вообще.

Другие публикации:  Берут ли с астигматизмом в армию

Поствращательный нистагм это

Калькулятор

Сервис бесплатной оценки стоимости работы

  1. Заполните заявку. Специалисты рассчитают стоимость вашей работы
  2. Расчет стоимости придет на почту и по СМС

Номер вашей заявки

Прямо сейчас на почту придет автоматическое письмо-подтверждение с информацией о заявке.

Владимир Корягин

Информация

Физиология вестибулярного аппарата

Вестибулярная функция включает деятельность полукружных каналов и мешочков преддверия. Адекватными раздражителями ампулярных рецепторов являются угловые ускорения, Показать полностью… а сенсорных пятен круглого и овального мешочков — прямолинейные ускорения (центробежное, центростремительное, гравитационное). Также в круглом мешочке происходит восприятие вибрации.

Рецепцию осуществляют волосковые сенсорные клетки, которые возбуждаются движением эндолимфы и отолитовых мембран. Отолитовые мембраны в мешочках преддверия смещаются, отклоняя пучок волосков в сторону киноцилии, клетка деполяризуется, и возникает рецепторный потенциал. Выделяется медиатор ацетилхолин, который стимулирует синаптические окончания волокон вестибулярного нерва. При обратном движении клетка гиперполяризуется, т.е. у каждой клетки есть два функциональных полюса. Но направление этих полюсов различно, поэтому в целом рецепторный эпителий содержит полный комплект клеток для регистрации всевозможных стимулов.

Клетки вестибулярных ядер продолговатого мозга имеют связи с мозжечком, с центрами вегетативной нервной системы в продолговатом и промежуточном мозге, с ядрами глазодвигательных нервов III и IV в среднем мозге, со спинным мозгом и височными долями больших полушарий. Соответственно этим связям выделяют пять типов вестибулярных реакций:

1. Вестибулсоматические реакции обеспечивают перераспределение мышечного тонуса при воздействии ускорений;

2. Окуломоторные реакции определяют возникновение нистагма. Вестибулярный нистагм — это непроизвольные ритмические подергивания глазных яблок в какой-либо плоскости (горизонтальной, вертикальной, фронтальной) со сменой двух фаз — быстрой и медленной. Медленное движение происходит в одну сторону и обусловлено раздражением ампулярного рецептора, а быстрое — в противоположную и обусловлено компенсирующим влиянием глазодвигательного центра. Направление нистагма оценивают по направлению быстрой фазы. Быстрый компонент нистагма указывает на сторону “перераздраженного” лабиринта.

Ес­ли нистагм возникает только при взгляде в сторону быстрого компонента — это нистагм первой степени. Если нистагм продолжается и при взгляде прямо, то это нис­тагм второй степени и, наконец, если нистагм продол­жает сохраняться при взгляде в сторону медленного компонента, то говорят о нистагме третьей степени.

3. Вестибуловегетативные реакции заключаются в повышении АД, тахикардии, возникновении тошноты, иногда рвоты, при воздействии ускорений.

4. Вестибуломозжечковые реакции направлены на поддержание положения тела в пространстве посредством перераспределения мышечного тонуса в момент совершения активных движений, на фоне воздействия ускорения.

5. Вестибулокорковые реакции — головокружение.

Ричард Эвальд (14.02.1855 — 22.07.1921) — немецкий физиолог, известен изучением вестибулярного аппарата и функции полукружных каналов.

В 1892 г. Эвальд описал результаты экспериментов на голубях. Физиолог пломбировал гладкий конец полукружного канала, рядом с пломбой вводил в канал полую иглу и с помощью поршня шприца направлял движение эндолимфы, регистрируя при этом возникающие реакции. Результаты этих наблюдений известны как законы Эвальда:

1. Реакции возникают только с того полукружного канала, который находится в плоскости вращения, несмотря на то, что менее сильное движение может возникать и в других каналах. Следовательно, реакции с полукружных каналов (нистагм, отклонение конечностей и т.д.) всегда возникают в плоскости вращения.

2. Направлению движения эндолимфы всегда соответствует направление медленного компонента нистагма, направление отклонения конечностей, корпуса и головы. Следовательно, нистагм будет направлен в противоположную сторону (поскольку о направлении нистагма судят по направлению его быстрого компонента).

Например, после вращения в кресле Барани по часовой стрелке, движение эндолимфы в горизонтальном полукружном канале после остановки будет продолжаться вправо. Согласно второму закону, поствращательный нистагм будет направлен влево, а отклонение тела, головы и конечностей произойдет вправо.

3. Движение эндолимфы в сторону ампулы (ампулопетально) в горизонтальном полукружном канале вызывает более сильную реакцию, чем движение эндолимфы к гладкому концу (ампулофугально).

Например, при вращении вправо возбуждается в основном левый лабиринт, поскольку в левом горизонтальном канале эндолимфа движется ампулопетально, хотя реакции с менее раздражаемого лабиринта незначительно усиливают реакции второго лабиринта. Однако, в вертикальных каналах эта реакция будет обратной.

При нарушении функции вестибулярного анализатора у пациентов при опросе выявляют жалобы, связанные с вестибулярными реакциями: тошнота, рвота, неустойчивость походки, головокружение. При осмотре определяют наличие нистагма, его направление и степень.

Для дифференцировки поражения лабиринта от поражений в области задней черепной ямки (абсцесс мозжечка, арахноидит) проводят несколько исследований:

1. Проводят пальценосовую пробу. Больного просят при закрытых глазах развести руки в стороны и затем поочередно дотронуться указательным пальцем правой и левой руки до кончика своего носа. переразд­ражения одного из лабиринтов наблюдается промахи­вание обеими руками в сторону медленного компонента нистагма, т. е. в сторону здорового уха. В случаях, когда патологический процесс локализуется в области задней черепной ямки, промахивание при этой пробе будет только одной рукой, соответствующей стороне поражения.

2. Выявляют наличие адиадохокинеза — утраты возможности производить движения, требующие последовательных сокращений мышц агонистов и антагонистов. Больного просят закрыть глаза, вытянуть руки вперед и как можно быстрее совершать быструю смену пронации и супинации кистей рук. При по­ражении ушного лабиринта адиадохокинез не выявляет­ся, то есть обе руки совершают одинаковые по скорости и амплитуде движения. При поражении задней черепной ямки адиадохокинез проявляется — рука на пораженной стороне совершает замедленные, неритмичные движения.

3. Исследуют отклонение в позе Ромберга. Больного просят встать, сдвинуть стопы ног, вытянуть вперед руки и закрыть глаза. При этом тело больного будет отклоняться в сторону здорового уха. При перемене положения головы меняется и направление падения больного. Например, при перераздражении правого лабиринта, больной будет отклоняться влево. В случаях поражения задней черепной ямки направление падения не зависит от положения головы.

4. Чтобы убедиться в наличии расстройства походки, больного просят пройти с закрытыми глазами прямо от себя на расстояние примерно 6 м. Больной будет отклоняться в сторону здорового уха. Также исследуют фаланговую походку (передвижение влево и вправо приставным шагом) при закрытых глазах больного. При заболевании вестибулярного аппарата этот вид походки не нарушается, а при поражении задней черепной ямки она бывает или затрудненной, или невыполнимой при движении в сторону поражения.

Угнетение или раздражение ушного лабиринта выявляют с помощью калорической и вращательной проб.

Калорическая проба основана на физическом свойстве молекул жидкости опускаться под влиянием охлаждения и подниматься при нагревании. Чтобы вызвать смещение молекул эндолимфы в полукружных каналах, в наружный слуховой проход вводят охлажденную или подогретую воду. Степень перераздражения каждого в отдельности ушного лабиринта определяют, сравнивая длительность появившегося нистагма, его амплитуду, выраженность вегетативных реакций с показателями нормы. Также, сопоставляют показатели, полученные при калоризации правого и левого уха.

В зависимости от положения головы больного, можно вызвать раздражение различных полукружных каналов. На практики используют в основном калоризацию латеральных каналов, запрокидывая голову пациента назад, чтобы ампулы этих каналов занимали верхнее положение. В норме после введения по задневерхней стенке наружного слухового прохода 100 мл холодной жидкости температурой +20°С (при тепловой калорической пробе температура воды равна +42 °С) в течение 20 с возникает горизонтальный нистагм, быстрый компонент которого направлен в сторону противоположного уха (отток эндолимфы от ампулярного конца) длительностью 60— 120 с, при тепловой калоризации — в сторону раздражаемого уха.

Вращательная проба основана на закономерностях, выведенных Эвальдом: смещение эндо­лимфы к ампулярному концу вызывает нистагм в сторону раздражаемой ампулы, сме­щение эндолимфы от ампулярного конца сопровожда­ется нистагмом в противоположную сторону. Для проведения вращательной пробы применяется кресло Барани. Вращая больного по часовой стрелке — 10 оборотов в течение 20 с, резко останавливают кресло и наблюдают за поя­вившимся нистагмом, степенью отклонения головы и туловища исследуемого. Его голова во время вращения должна быть наклонена на 30° вперед, чтобы латераль­ные полукружные каналы находились в плоскости вра­щения, глаза больного должны быть закрыты. В норме длительность «послевращательного нистагма» равна приблизительно 20 с. Против часовой стрелки вращение производят спустя 5 мин и сравнивают выявленную реакцию ла­биринта слева и справа.

Помимо перечисленных проб проводят простое исследование — фистульную пробу. Надавливая пальцем на козелок исследуемого уха и создавая тем самым повышение давления в барабанной полости, отмечают появление нистагма и ощущение головокружения. Нистагм при положительной фистульной пробе бывает направлен в сторону исследуемого уха в момент повы­шения давления в слуховом проходе и барабанной полости и в противоположную сторону при разрежении воздуха, снижении давления в этих полостях. Наличие фистульного симптома говорит о деструкции стенки вестибулярного аппарата.

Закон Эвальда

Эвальду удалось в эксперименте запломбировать гладкий конец полукружного канала голубя, рядом с пломбой ввести в канал полую иглу и с помощью поршня шприца направлять движения эндолимфы в одну или другую сторону и регистрировать при этом характер возникающих реакций.

Первый закон Эвальда — реакции возникают только с того полукружного канала, который находится в плоскости вращения, несмотря на то что какое-то менее сильное смещение эндолимфы происходит и в каналах, расположенных на плоскости вращения. При этом проявляется регулирующее значение центральных отделов анализатора. Следовательно, реакция с полукружных каналов (нистагм, отклонение конечностей и т.д.) всегда возникает в плоскости вращения.

Второй закон Эвальда — направлению движения эндолимфы всегда соответствует направление медленного компонента нистагма, направление отклонения конечностей, корпуса и головы. Следовательно, быстрый компонент нистагма (или просто нистагм) будет направлен в противоположную сторону. Например, после вращения в кресле Барани по часовой стрелке (вправо) движение эндолимфы в горизонтальном полукружном канале после остановки будет продолжаться вправо. Согласно этому закону Эвальда, в данном случае и поствращательный нистагм будет направлен влево, а отклонение конечностей, туловища и головы произойдет вправо. Если с помощью электронистагмографии произвести регистрацию нистагма не после остановки, а в момент вращения вправо, то будет выявлен нистагм вправо. Это объясняется тем, что в период наращивания вращения вправо эндолимфа будет отставать от стенок канала, смещаясь в противоположную сторону, т.е. влево, следовательно, и медленный компонент нистагма будет направлен влево, а быстрый — вправо.

Третий закон Эвальда — движение эндолимфы в сторону ампулы (ампулопетально) в горизонтальном полукружном канале вызывает в значительной мере более сильную реакцию, чем движение эндолимфы к гладкому концу (ампу-лофугально). Из этого закона следует, что, поскольку после вращения вправо эндолимфа движется в правом горизонтальном канале ампулофугально, а в левом — ампулопетально, после вращения вправо возбуждается в основном левый лабиринт, а раздражением правого лабиринта при клиническом исследовании можно пренебречь. Однако при этом нужно иметь в виду, что реакции с менее раздражаемого лабиринта, хотя и незначительно, усиливают реакции второго лабиринта, кроме того, в вертикальных каналах эта реакция будет обратной.

10. Диагностика хронического гайморита

Диагноз ставят на основании жалоб больного, анамнеза и объек­тивного исследования полости носа. Наличие гноя в среднем носовом ходе (под средней раковиной), который появляется вновь после вытира­ния и наклона головы кпереди с поворотом ее в противоположную исследуемой пазухе сторону, указывает на происхождение его из верхнечелюстной пазухи (симптом Заболоцкого—Десятковского— Френкеля). Облегчить отток гноя можно, смазав средний носовой ход сосудосуживающими средствами (3—5% раствор эфедрина или. 2—3% раствор кокаина с адреналином), или отодвинув среднюю раковину к носовой перегородке (средняя риноскопия), или методом отсасывания гноя. Отсасывание можно произвести резиновым баллоном с оливой во время глотания воды, предварительно анемизировав средний носовой ход. После этого можно прибегнуть иногда к зондированию выводного отверстия верхнечелюстной пазухи. Вытекание гноя мимо введенного зонда будет с несомненностью указывать на гнойное поражение пазухи. Однако эти приемы не всегда ведут к положительным результатам. Поэтому наличие в среднем носовом ходе острых воспалительных изменений слизистой оболочки или гноя в одинаковой мере может быть отнесено к поражению как верхнечелюстной, так и лобной пазухи и передних клеток решетчатого лабиринта.

Для установления окончательного диагноза требуется ряд дополни­тельных данных, получаемых путем просвечивания придаточных пазух носа (диафаноскопия), рентгенологического исследования, пробного про­кола с последующим промыванием верхнечелюстной пазухи. Диафаноско­пия производится электрической лампочкой Геринга, которую в темном помещении вводят в рот больного; при смыкании губ больного можно видеть, как обе половины лица просвечивают красным цветом одинако­вой интенсивности. В случаях, когда имеются изменения в верхнечелю­стной пазухе, соответствующая сторона лица будет затемнена, зрачок не светится и в глазу на пораженной стороне ощущения света у больного не будет, в то время как в норме исследуемый испытывает ощущение света в обоих глазах и оба зрачка будут ярко-красного цвета. Если получает­ся разница в силе освещения обеих половин лица, то это может дать некоторые указания на поражение верхнечелюстной или решетчатой пазухи на затемненной стороне. С помощью этой же лампочки, надевая на нее металлический колпачск-гильзу с собирательной линзой й прикладывая ее к внутреннему углу глазницы, можно определить состояние лобной пазухи. Рентгеновский снимок придаточных пазух носа прежде всего позволяет судить о наличии пазух (иногда они могут полностью отсутствовать), их размерах и объеме. Чем больше объем пазух, тем резче бывает выражено просветление или так называемая пневматизация (воздушность) ее. Нарушение пневматизации, обусловлен­ное патологическим процессом (серозный или гнойный экссудат), выра­жается на рентгенограмме затемнением, возникающим вследствие задер­жки лучей более плотной, чем воздух, средой. На этом основании удается определить наличие экссудата в пазухах, особенно в тех случаях, когда, правда, нечасто, бывает виден его уровень, и у некоторых больных распознать утолщение слизистой оболочки или полипы.

Другие публикации:  Бейтс и катаракта

При трактовке рентгенограммы следует учитывать различие в величи­не пазух при сравнении одной и другой стороны. Так, малая по объему пазуха и в норме кажется менее прозрачной, а большая даже при патологическом состоянии может казаться мало затемненной. Данные, полученные при просвечивании как гайморовых, так и лобных пазух, не могут иметь абсолютной диагностической ценности. Неодинаковая вели­чина пазух с обеих сторон, разница в толщине их костных стенок и не так уж редко встречающиеся другие анатомические варианты, как полное отсутствие лобных пазух, несколько снижают ценность этого метода исследования. Если в результате предшествовавших исследований не представляется возможным установить диагноз, то производит проб­ный прокол и промывание верхнечелюстной пазухи.

Диагноз хронического гайморита ставят на основании совокупности данных, характерных жалоб, объективного осмотра и дополнительных методов обследования (рентгенологическое исследование, диафаноско­пии, пробный прокол и промывание верхнечелюстной пазухи). С точки зрения дифференциальной диагностики необходимо иметь в виду, что наличие гноя в среднем носовом ходе и образование полипов могут иметь место и при заболевании решетчатых и лобных пазух. В таких случаях после промывания верхнечелюстной пазухи и очистки полости носа обнаружение гноя при вторичном осмотре через 15—20 мин указывает на происхождение этого гноя из лобной пазухи или из клеток решетчато­го лабиринта.

11. Носовые кровотечения

Среди спонтанных крово­течений из верхних дыхательных путей на первом месте по частоте стоят носовые кровотечения. Особенности строения слизистой оболочки носа, богатое ее кровоснабжение обусловливают частоту носовых кровотечений.

Однако не всякое кровотечение из наружных отверстий носа свиде­тельствует о носовом кровотечении. Последнее нередко может оказаться кровотечением из более глубоких дыхательных путей, а также из пищевода и желудка. Вместе с тем многие случаи носовых кровотечений у детей и у больных, ослабленных или находящихся в обморочном состоянии, могут оставаться незамеченными, если кровь через хоаны стекает в глотку и заглатывается или аспирируется. В таких случаях кровавая рвота или выбрасываемая при кашле кровь нередко является первым признаком носового кровотечения.

Местные причины носовых кровотечений. Травматические повреждения носа занимают первое место среди местных причин носовых кровотечений. Почти все травмы носа сопровождаются носовы­ми кровотечениями. К легким травмам носа следует отнести царапины и ссадины, наносимые пальцами больного, при удалении плотно пристав­ших корок у входа в нос, особенно на носовой перегородке. Такие корки обычно образуются при атрофическом рините, главным образом при rhinitis sicca anterior. Зуд, которым сопровождается это заболевание, побуждает больных удалять эти корки ногтем пальца, внесенная при этом инфекция ведет к изъязвлению слизистой оболочки, иногда даже к перихондриту и ограниченному некрозу хряща, в отдельных случаях и к прободению носовой перегородки.

Причинами, предрасполагающими к носовым кровотечениям, могут быть острые и хронические насморки (в особенности атрофические), иногда искривление носовой перегородки, аденоиды. Сильный ка­шель, сморкание и чиханье усиливают возможность носовых кровоте­чений.

Инородные тела также могут быть причиной кровотечения как в момент внедрения вследствие повреждения слизистой оболочки, так и после длительного пребывания их в полости носа, когда в результате продолжительного раздражения слизистой оболочки носа образуются грануляции, которые могут быть источником кровотечения.

Хирургические вмешательства в полости носа почти всегда сопровождаются носовыми кровотечениями, которые в редких случаях могут быть очень обильными и даже угрожать жизни больного.

Кровотечения вследствие изъязвлений в полости носа также нередки. Изменения слизистой оболочки носа с изъязвлениями иногда могут наблюдаться у рабочих хромового производства при недостаточной охране труда и у лиц, имеющих дело с крепкими кислотами (серная, хлористоводородная, азотная).

Изъязвившиеся инфильтраты слизистой оболочки носа туберкулезно­го или сифилитического характера обычно не дают обильных кровотече­ний. Последние проявляются лишь в виде небольшой примеси крови к выделениям из носа. Однако возможность тяжелых. кровотечений не исключена и при язвенных поражениях слизистой оболочки носа.

Кровотечения из носа—частый спутник некоторых доброкаче­ственных и злокачественных новообразований полости но­са. Из доброкачественных опухолей наиболее частой причиной кровото­чивости является кровоточащий полип носовой перегородки. Кровотече­ния из носа могут наблюдаться и при других доброкачественных опухолях носа (папилломы, лимфомы, ангиомы, кавернозные ангиомы и т. д.), особенно при неосторожном исследовании и зондировании полости носа. К серьезным следует отнести кровотечения, которые часто наблюдаются при ангиофибромах носоглотки, развивающихся у лиц мужского пола в молодом возрасте (от 12—13 до 25—26 лет). Они отличаются выраженной кровоточивостью независимо от величины новообразования и места его расположения. Кровотечение возникает внезапно, иногда во время сна, и нередко является первым клиническим симптомом этого заболевания. Повторные кровотечения могут вести к вторичной анемии.

Кровотечения при злокачественных новообразованиях чаще наблюда­ются в виде примеси крови в выделениях из носа, приобретающих сукровичный характер, с неприятным запахом, реже они бывают профуз- ными. Первый тип кровотечений преимущественно наблюдается при раковых опухолях, второй—при саркомах, хотя и здесь могут быть исключения.

Общие причины носовых кровотечений. К этим причинам относятся изменения в сосудистой системе и в составе крови.

Многие острые инфекционные заболевания (брюшной и возвратный тифы, грипп, скарлатина, натуральная оспа, малярия и др.) вследствие перегревания организма и наступающих сосудистых измене­ний могут сопровождаться обильными кровотечениями.

Кровотечения при артериальной гипертонии чаще бывают повторными, иногда это первые признаки основного заболевания.

В тех случаях, когда кровотечения не обильны, некоторые авторы предлагают рассматривать их как «саморегулирование» организмом артериального давления через как бы открывающийся предохранительный клапан.

Но так как эти кровотечения нередко бывают из задних отделов полости носа и иногда возникают при разрыве крупных ветвей основной небной артерии, то они могут вызвать резкую анемию.

Склонность к кровотечениям отмечается при тяжелых анемиях, септических состояниях, интоксикациях, гипо- и авитаминозах, кахексии и т. д.

Носовые кровотечения часто наблюдаются при пороках сердца с нарушением компенсации, при эмфиземе легких и других заболе­ваниях и состояниях, ведущих к застою в кровеносной системе (напри­мер, при заболеваниях печени, селезенки, беременности и т. д.). Носо­вые кровотечения, возникающие у лиц с циррозом печени, иногда бывают очень обильны, трудно останавливаются и нередко служат одним из ранних проявлений болезни. Заболевания печени нередко сопровожда­ются нарушением гемостатических функций и рецидивирующими носо­выми кровотечениями. Обычно в таких случаях лечение, направленное на восстановление функции печени, дает благоприятный эффект и в отношении прекращения кровотечений, что подтверждает патогенез этих геморрагий.

Застойные явления в области головы, сопровождающиеся носовыми кровотечениями, наблюдаются при опухолях на шее, частом кашле (коклюш) и др.

Наиболее серьезными носовые кровотечения бывают при гемор­рагических диатезах (гемофилия, болезнь Верльгофа, геморра­гическая тромбастения, геморрагический васкулит, болезнь Рандю — Ослера).

Патогенез кровоточивости при различных формах геморрагического диатеза неодинаков. При одних формах кровоточивость обусловлена нарушениями в системе свертывания крови (отсутствие или низкое содержание одного или нескольких факторов, участвующих в процессе свертывания крови), при других—нарушениями в тромбоцитарном аппа­рате (количественные, качественные и функциональные изменения в тромбоцитах), наконец, в третьих—нарушениями в сосудистой стенке (врожденная геморрагическая телеангиэктазия, или болезнь Рандю— Ослера, эндоваскулиты, геморрагический васкулит и др.). Следует особенно выделить болезнь Рандю — Ослера—семейный геморрагический ангиоматоз, начинающийся у взрослого и достигающий наибольшей тяжести к 50—60 годам. Носовые кровотечения при этой болезни ведут к смерти свыше чем у 10% больных.

Носовыми кровотечениями, а также кровотечениями из других отделов верхних дыхательных путей нередко сопровождаются заболе­вания органов кроветворения (лейкоз, гемоцитобластоз и др.).

Особую группу носовых кровотечений составляют так называемые викарные и конкомитирующие (сопровождающие) кровотечения, которые либо наступают взамен отсутствующих менструаций, либо сопровождают их. Они чаще всего бывают при аменорее или гипомен- струальном синдроме в подростковом возрасте или у девушек. Нередко носовые кровотечения отмечаются у больных, страдающих геморро­идальными кровотечениями.

Немаловажное значение в возникновении носовых кровотечений имеют пребывание в условиях пониженного атмосферного давления (у летчиков и альпинистов) и ряд других метеорологических факторов.

Увеличение частоты кровотечений из верхних дыхательных путей в зимне-весенние месяцы может быть обусловлено сезонными колебани­ями резистентности капилляров в связи с недостаточным обеспечением организма аскорбиновой кислотой.

Среди общих причин кровотечений из верхних дыхательных путей следует также иметь в виду, что за последние годы в связи с широким применением антикоагулянтов (дикумарин, фенилин, неодикумарин, или пелентан, и. др.) и индивидуально повышенной чувствительностью, а также возможной передозировкой препарата могут возникнуть осложне­ния в виде геморрагического диатеза, когда наряду с кровоизлияниями в кожу, слизистые оболочки и внутренние органы, могут наступить кровотечения из области рта, носа и носоглотки.

Симптомы носовых кровотечений бывают крайне разнообразны. Кровотечение в одних случаях начинается внезапно, без видимой причины, иногда во сне. В других случаях больные отмечают продро­мальные явления: головную боль, разбитость, головокружение или шум в ушах. Обычно источник кровотечения находится в одной половине носа, но затекающая в носоглотку кровь может вытекать и из другой половины. Кровь большей частью чистая, ярко-красного цвета. Кровоте­чение иногда останавливается самопроизвольно, но нередко продолжает­ся в течение длительного времени, обескровливая больного, вызывая падение пульса, общую слабость, обморок. Обильные, часто повторя­ющиеся кровотечения могут вести к вторичной анемии.

У детей, находящихся на постельном режиме по поводу основного (чаще инфекционного) заболевания, и у больных в бессознательном состоянии можно недооценить серьезность кровопотери, так как вытека­ющую кровь они частично могут проглатывать и лишь незначительная ее часть может вытекать из носа. Нарастающее побледнение, слабый частый пульс и кровавая рвота обычно указывают на продолжающееся кровотечение. Поэтому во всех случаях носовых кровотечений необходи­ма повторная фарингоскопия, пока не будет уверенности, что кровь не затекает в глотку.

Диагноз носового кровотечения особых трудностей не представля­ет. Сложнее установить источник кровотечения. Чтобы определить, из какой половины носа происходит кровотечение, слегка наклоняют голову больного вперед. При этом более четко выявляется кровоточащая половина носа. Обильно вытекающая кровь из носа часто затрудняет осмотр слизистой оболочки и маскирует место кровоточащего сосуда. В таких случаях при откидывании головы больного несколько кзади иногда облегчается определение кровоточащего участка. Если в переднем отделе носовой перегородки источник кровотечения не обнаружен, то необходи­мо осторожной временной тампонадой (тампонами, смоченными в раство­рах перекиси водорода, адреналина, эфедрина или тромбина) приостано­вить или уменьшить кровотечение. Быстро, но осторожно извлекая тампон, стараются осмотреть более глубокие отделы полости носа и обнаружить кровоточащий участок. В тех случаях, когда в полости носа не удается обнаружить кровоточащий участок, необходимо выяснить, носовое ли это кровотечение, так как вытекающая кровь из носа может иметь своим источником и более глубокие дыхательные или пищевари­тельные пути. Однако надо иметь в виду, что, кроме наружных кровотечений, протекающих явно, могут наблюдаться (хотя и в неболь­шом проценте случаев) так называемые скрытые кровотечения, когда кровь, стекая по задней стенке глотки, попадает в пищевод и желудок. В гаких случаях нередко первым симптомом является кровавая рвота из переполненного желудка, симулирующая желудочное кровотечение (hasmatemesis).

Носовые кровотечения могут возникать из любых участков слизи­стой оболочки носа, но в 90—96% случаев они исходят из передненижней части носовой перегородки, примерно на 1 см отступя от внутреннего края входа в нос (так называемый киссельбахов участок)—кровоточивая зона носовой перегородки.

Кровотечения чаще являются результатом эрозии или разрыва артериальных веточек или анастомотической сети артериальных капил­ляров вследствие их ломкости или атероматозного уплотнения.

Кровотечения из передней решетчатой артерии обычно бывают в области переднего конца средней раковины. Иногда при этом кровь затекает в верхнечелюстную пазуху.

Лечение носовых кровотеченийзаключается в различных способах остановки уже имеющегося кровотечения и в предупредительных меропри­ятиях. Последние должны быть направлены на лечение основных заболеваний, о которых кратко говорилось выше.

Остановка носового кровотечения. Самая частая локализа­ция носовых кровотечений—передненижняя часть носовой перегородки. Поэтому при небольшом кровотечении наиболее простым способом остановки является прижатие пальцем крыла носа к носовой перегород­ке. Если такой прием оказывается недостаточным, в передний отдел носовой полости вводят шарик стерильной ваты или марли, смоченный в растворе перекиси водорода. Этот шарик больной может ввести себе сам, через крыло носа прижать к носовой перегородке и держать его в течение некоторого времени (10—15 мин). Небольшие кровотечения таким образом легко останавливаются. В случаях, когда такие меры не обеспечивают остановки кровотечения, прибегают к передней тампонаде полости носа.

Передняя тампонада полости носа произврдится при помощи коленчатого пинцета, носового корнцанга или щипцов Гартмана.

При кровотечениях из передних отделов носа можно ограничиться введением тампона только в передние отделы. При кровотечениях из средних и задних отделов носа, а также тогда, когда первый вид тампонады не дает эффекта, следует проводить тампонаду всей полости носа. Длинными марлевыми тампонами Шириной 1—1,5 см последова­тельно выполняют все углубления носовой полости: задние отделы полости носа, нижний и средний носовые ходы и общий носовой ход. Этот способ остановки кровотечения имеет некоторые недостатки, так как удаление тампона даже с максимальной осторожностью может вызвать отхождение образовавшихся тромбов, повреждение слизистой оболочки.

Чтобы избежать этих неприятных последствий, рекомендованы раз­личные варианты применения передней тампонады (смачивание тампона раствором перекиси водорода, раствором тромбина, сывороткой крови или стерильным вазелиновым маслом).

Другие публикации:  Крем гель для век с маслом ши против отеков и морщин 30 мл

Эту же цель преследует несколько иная методика передней тампона­ды носа. При этом с помощью носовых щипцов в полость носа глубоко вводят полоску марли в виде петли, концы которой остаются снаружи. Пространство внутри этой петли плотно выполняется кусочками марли.

Для того чтобы при передней тампонаде полости носа тампон не попадал в носоглотку, можно к его заднему концу привязать шелковую нитку, которую натягивают во время тампонады. В дальнейшем она удерживает тампон от попадания в носоглотку.

Недостатки применения марлевого тампона устранены в модификации тампонады носа специальными резиновыми баллонами, которые могут быть заменены резиновыми напальчником или баллончиком, раздуваемы­ми . воздухом или выполняемыми кусочками марли. А. Ф. Иванов (1907) предложил способ тампонады тонким резиновым мешочком, который вводится в носовую полость и выполняется кусочками марли. Рекоменду­ется применять тампонаду полости носа при помощи надуваемого воздухом баллона. Преимущества такой тампонады—плотное прилегание тампона ко всем кровоточащим местам слизистой оболочки, равномерное давление. Удаление тампона происходит без повреждения тромбов и вторичного кровотечения.

М. П. Мезрин (1937) предложил пневматический тампон, который одновременно заменяет переднюю и заднюю тампонаду. К катетеру Нелатона диаметром 3—4 мм шелковыми лигатурами привязывают два баллончика. При вдувании воздуха через катетер оба баллончика (через отверстие в стенке катетера) раздуваются одновременно и плотно закрывают вход и выход из полости носа. Большинство авторов рекомендуют, в особенности при повторных кровотечениях, прижигать кровоточащее место. Для этого сначала стараются уменьшить или приостановить носовое кровотечение, прижимая к кровоточащему месту сухие или смоченные раствором перекиси водорода тампоны. Одновре­менно кладут резиновый пузырь со льдом на затылок, что рефлекторным путем способствует уменьшению кровотечения. Затем смазывают крово­точащий участок 3—5% раствором кокаина (или 1% раствором дикаина) с адреналином. Еще лучше приложить к нему на 5—10 мин небольшой кусочек ваты, смоченной в том же растворе, после чего можно приступить к прижиганию.

Прижигания могут быть произведены нитратом серебра, трихлоруксусной или хромовой кислотой, а также гальванокаутером. Нитрат серебра применяют напаянным на конец зонда в виде так называемой ркемчужины. Головку пуговчатого зонда нагревают над пламенем спир­товки и на короткое время опускают. в кристаллический порошок нитрата серебра; на головке зонда тотчас образуется плотная жемчужина.

Избыток нитрата серебра на слизистой оболочке нейтрализуют изотоническим раствором натрия хлорида, а избыток кислот 2% раство­ром гидрокарбоната натрия.

Применяя гальванокаустику, необходимо соблюдать определенные правила (см. Насморк гипертрофический, лечение).

В последнее время успешно применяют криотерапию и лазер, особенно при рецидивирующих кровотечениях.

Небольшие кровотечения из кровоточивого участка носовой перего­родки могут быть остановлены введением 4—5 мл 0,5—1% раствора новокаина под слизистую оболочку носовой перегородки у места кровотечения.

Задняя тампонада носа применяется лишь в тех случаях, когда другие способы остановки кровотечения неэффективны. Производят ее следующим образом. Тампон для задней тампонады носа готовят из марли, сложенной туго в несколько слоев, соответственно объему носоглотки, и перевязывают его вдвое сложенной толстой шелковой нитью крест-накрест. Оставляют три длинные нити. Затем берут тонкий резиновый катетер или тонкий буж, который по нижнему носовому ходу проводят до носоглотки и далее продвигают до среднего отдела глотки. Когда конец катетера покажется из-за мягкого неба, его захватывают корнцангом или пинцетом, выводят изо рта и привязывают к нему двумя нитями заранее приготовленный тампон. После этого катетер вместе с нитями выводят обратно из носа, а также при помощи пальца вводят за мягкое небо в носоглотку, где его плотно прижимают к хоанам. Затем туго натягивают выведенные из носа нити, производят переднюю тампонаду носа и обе нити завязывают над марлевым валиком, прижа­тым к входу в нос. Оставленный во рту третий конец нитки от тампона или обрезают на 2—3 см ниже мягкого неба, или обматывают его вокруг ушной раковины и приклеивают липким пластырем к щеке. Этот конец нитки понадобится при удалении тампона. Если нитка отрезана, то для удаления тампона ее захватывают корнцангом.

В большинстве случаев тампоны как после передней, так и после задней тампонады удаляют через 1—2 сут, так как пропитанный кровью тампон и сгустки крови в носоглотке представляют хорошую питательную среду для развития микробов, которые в таких случаях очень легко попадают через слуховую трубу в среднее ухо и вызывают острый гнойный отит с возможными внутричерепными осложнениями.

Наибольшую опасность представляет длительное пребывание тампо­нов у тяжелобольных, когда просматривается начало острого отита из-за тяжести основного заболевания и желания по возможности меньше тревожить больного, только что перенесшего тяжелую кровопотерю. При намечающихся осложнениях в случае надобности лучше сделать заднюю тампонаду повторно, чем оставлять на продолжительное время первоначально введенный тампон.

Хирургические способы остановки носовых кровотече­ний.Для борьбы с кровотечениями из носа в тех случаях, когда нельзя остановить кровотечение с помощью прижигания, передней или задней тампонады, предложен ряд хирургических вмешательств.

К легким хирургическим вмешательствам следует отнести: введение под слизистую оболочку кровоточащего участка носовой перегородки 0,5— 1% раствор новокаина или склерозирующих веществ (0,5— 1 мл 5% раствора дигидрохлорида хинина), разрезы слизистой оболочки без отсепаровки или с отсепаровкой ее, подслизистая резекция носовой перегородки, выскабливание сосудистых грануляций. Более серьезное хирургическое вмешательство—перевязка приводящих сосудов на протя­жении (наружная и внутренняя сонные артерии, решетчатые артерии и внутренняя челюстная артерия).

С целью уменьшить кровоснабжение кровоточащего участка носовой перегородки вводят под слизистую оболочку 1—2 мл 0,5% раствора новокаина с адреналином, по возможности с отслаиванием слизистой оболочки. Этот прием иногда дает разительный эффект, особенно у молодых лиц в тех случаях, когда повторными неудачными прижигани­ями не удавалось добиться остановки кровотечения; при этом образовы­вались кровоточивые грануляции с явлениями воспаления, которые поддерживали кровотечение.

Более эффективными методами являются разрезы слизистой оболоч­ки, которые предлагалось производить в области кровоточивой зоны с отслойкой слизистой оболочки или без нее с целью прерывания и тромбозирования сосудов указанной области.

В тех случаях, когда обычные мероприятия при носовых кровотече­ниях в виде прижиганий кислотами или гальванокаутером и т. д. не достигают цели, рекомендуется также отделять слизистую оболочку носовой перегородки от хряща, как это делается при резекции перего­родки.

При обильных, рецидивирующих кровотечениях преимущественно из передних отделов носа, особенно при геморрагических диатезах, наряду с медикаментозным лечением, применяется носовая дермопластика по Саундерсу. При этом удаляется слизистая оболочка (с сохранением надхрящницы и надкостницы) переднего отдела носовой перегородки, бокового (треугольного) хряща, нижней носовой раковины и переднего отдела дна полости носа и замещается расщепленным кожным лоскутом из заушной области. Для фиксации лоскута используют склеивающую ткань в виде высококонцентрированного фибриногена человека. Метод особенно эффективен при широком доступе и более протяженной дермопластике. При изменении слизистой оболочки задних отделов полости носа и повторном вмешательстве подход осуществляется с помощью боковой ринотомии. В настоящее время успешно применяется замещение слизистой оболочки амнионом.

Наиболее серьезную проблему представляют профузные, рецидиви­рующие кровотечения из задних отделов полоста носа, особенно при болезни Рандю — Ослера. Показаны перевязка внутренней челюстной артерии (в крылонебной ямке), дермопластика по Сауцдерсу путем боковой ринотомии. Наиболее эффективна суперселективная ангиогра­фия с эмболизацией ветвей наружной сонной артерии (особенно в ургентных случаях).

При профузных носовых кровотечениях, когда не удается остановить их всеми перечисленными способами, перевязывают наружную, а в редких случаях—даже внутреннюю или общую сонную артерию.

Биологические и. фармакологические средства. При лю­бом носовом кровотечении необходимо стремиться остановить его с помощью наиболее простых и наименее травматичных методов. Широко используется местное применение различных медикаментозных средств. Однако в ряде случаев эта меры оказываются недостаточными.

При носовых кровотечениях, причиной которых являются общие заболевания организма, наряду с местными мероприятиями для останов­ки кровотечения необходимо лечение основного заболевания; оно имеет своей целью повысить свертываемость крови, улучшить резистентность стенок капилляров, нормализовать сердечно-сосудистую деятельность и т. д.

При наличии спонтанных или послеоперационных кровотечений вна­чале применяют местные средства остановки кровотечений, а затем при необходимости используют и общие мероприятия. Общее лечение по возможности должно быть направлено на основную причину заболева­ния.

Биологические препараты могут быть применены местно, а также парентерально или в/в. Местно широко используют плазму крови, которой смачивают тампоны перед введением их в полость носа. Еще большее распространение имеют сухая плазма крови и различные препараты, изготовляемые из нее: гемостатаческая губка, фибринные пленки, так называемый сухой тромбин, биологический антисептический тампон (БAT), и др. Порошком сухой плазмы крови густо припудривают кровоточащий участок после предварительной очистки от сгустков крови и анестезии раствором кокаина с адреналином или же к кровоточащему участку прижимают тампон, обильно смоченный раствором Тромбина. (Стерильный препарат тромбин представляет собой белый порошок, выпускаемый в стеклянных флаконах или в ампулах, легко растворимый в изотоническом растворе натрия хлорида с образованием мутного опалесци- рующего раствора.)

Цитратную плазму крови человека и животных в готовом виде под названием препарата вивокола применяют для смачивания марлевых тампонов при носовых кровотечениях или в виде сгустка (после прибавления 5% раствора хлорида кальция) прикладывают к кровоточа­щим местам. Тампоны после очистки носа от сгустков крови вводят на 3—5 мин, после чего кровотечение обычно останавливается.

Особенно эффективны эта препараты при обильных капиллярных кровотечениях, при обширных кровоточащих участках на слизистой оболочке носа, как это наблюдается при различных геморрагических диатезах (гемофилия, болезнь Верльгофа, геморрагическая тромбастения, геморрагический васкулит и др.), а также при лейкозах, апластаче- ской анемии, сепсисе, болезни Боткина, циррозе печени и других заболеваниях.

В таких случаях назначают препараты, уменьшающие проницаемость и ломкость капилляров (аскорбиновая кислота по 1 г 3 раза в день после еды, рутин по 0,02—0,05 г 2—3 раза в сутки, аскорутин по 1 таблетке 2 раза в день).

Витамин К (викасол) целесообразно назначать при кровотечениях, связанных с гипопротромбинемией (Vikasoli 0,015 г по 1 таблетке 2 раза в день).

В борьбе с вторичной инфекцией при повторной тампонаде носа хорошим средством может служить гемостатическая губка в смеси с антибиотиками и сульфаниламидами. Этой губкой широко пользуются также при кровотечениях после тонзиллэктомии, операции на верхнече­люстной полости и других хирургических вмешательств.

С целью остановки кровотечения в ряде случаев применяют глюкокортикоидные препараты. Хороший эффект дает аминокапроновая кисло­та (капли в нос). Препарат относится к лизоцимам, угнетает фибринолиз, является ингибитором плазминогена и плазмина.

В общей хирургии в борьбе с паренхиматозными кровотечениями, например при операциях на печени, часто используют биологические способы остановки кровотечений—прикладывают сальник, фасции, жировую и мышечную ткань к кровоточащему участку. Эти способы могут быть применены и при кровотечениях из верхних дыхательных путей при заболеваниях крови, характеризующихся пониженной сверты­ваемостью.

Повышают свертываемость крови также экстракты печени и селезен­ки. Переливания крови и плазмы показаны лишь при очень больших кровопотерях с целью замещения потерянного объема крови и эритроцитов.

В связи с имеющимися данными о способности яда некоторых змей ускорять свертывание крови у теплокровных животных многие авторы рекомендуют применять как местно, так и парентерально змеиный яд для лечения кровотечений. Випраксин (змеиный яд) назначают в/к, начиная с 0,2 мл и повышая по 0,1 мл на инъекцию до 0,8 мл, или в/м—начиная с 0,5 мл и увеличивая дозу на ,0,1 мл до 1 мл. Курс лечения—7 инъекций.

При кровотечениях вследствие телеангиэктазий, помимо средств, применяемых в порядке первой помощи, рекомендуют метилтестостерон (по 0,005 г на прием 2—-3 раза в день под язык, до полного растворения).

Хлорид кальция назначают в 10% растворе ежедневно по 3—5 столовых ложек в течение 3—5 дней или в/в 10—15 мл (вводить медленно) 5 или 10% раствора.

Прогноз носовых кровотечений, когда они не обильны, повторяют­ся редко и не отражаются на общем состоянии, в большинстве случаев благоприятен, особенно у молодых лиц. Частые и обильные кровотечения могут повести к анемии.

12. Строение и функции кортиева органа

Кортиев орган — рецепторная часть слухового анализатора, расположенная внутри перепончатого лабиринта. В процессе эволюции возникает на основе структур органов боковой линии.

Воспринимает колебания волокон, расположенных в канале внутреннего уха, и передаёт в слуховую зону коры больших полушарий, где и формируются звуковые сигналы. В кортиевом органе начинается первичное формирование анализа звуковых сигналов.

studopedia.org — Студопедия.Орг — 2014-2019 год. Студопедия не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования (0.01 с) .