Шишли мышли сопли вышли

Потому что без воды

В администрации Новокузнецка и в администрации Центрального района сегодня силовики провели обыски.

По информации издания, причиной послужило возбуждение уголовного дела по факту отсутствия питьевой воды в поселке Абагур, который является частью Новокузнецка.

«Там на протяжении 10 лет чиновники южной столицы тратили средства на обеспечение качественной водой, но ее до сих пор нет. Куда средства расходовались предстоит установить следствию», комментирует источник.

О проблеме отсутствия питьевой воды (из-за несоответствия гигиеническим нормативам применять ее разрешено только для технических нужд) мы ранее сообщали.

Детский фольклор

Эти стишки и считалки знают все, кто родился в нашей стране, хотя их никогда не публиковали в книгах. Строчки и четверостишия передавались из уст в уста в детских садах, во дворе, в школе, в детских лагерях. Иногда громко, иногда шепотом (потому что слова некоторые считались не очень приличными:).

Начни с одной строчки и кто-нибудь обязательно продолжит:

Жили-были дед да баба,

Ели кашу с молоком.

Рассердился дед на бабу –

Хлоп по пузу кулаком!

А из пуза – два арбуза

А из носа – два матроса

Божья коровка, улети на небо!

Я тебя не буду бить,

Буду сахаром кормить!

Тише, мыши! Кот на крыше.

А котята – еще выше!

А котята на трубе! Бе-бе-бе!

Кот пошел за молоком,

А котята – кувырком,

Кот пришел без молока,

А котята: – Ха-ха-ха!

Моряк – с печки бряк

Растянулся, как червяк!

Задаю я вам вопрос:

Кому в рыло, кому в нос ?

Жми педали – пока не дали

Первое Мая – курица хромая!

А петух косой подавился колбасой!

Я пойду на улицу,

Там поймаю курицу.

Привяжу ее за хвост –

Это будет паровоз!

Сегодня под мостом

Поймали Гитлера с хвостом!

Елки-палки! Дед на палке,

А бабуся на рыбалке.

Дед пошел за молоком,

А бабуся кувырком.

Дед пришел без молока,

А бабуся: «Ха-ха-ха!»

Повторюша – дядя Хрюша,

Все тарелки облизал и спасибо не сказал…

Идет, идет по крыше воробей.

Несет, несет коробочку соплей.

Посади меня в полет!

А в полете пусто –

А в капусте червячок –

Обезьяна Чи-Чи-Чи продавала кирпичи.

За веревку дернула и нечайно пернула.

А рабочие пришли, напердели и ушли.

Обезьяна без кармана, потеряла кошелек,

А милиция узнала – посадила на горшок.

А горшок горячий, обезьянка плачет.

А горшок-то тук-тук, а обезьяна – пук-пук!

Обезьяна Чи-чи-чи продавала кирпичи,

Не успела продавать, улетела под кровать.

Под кроватью пусто – выросла капуста,

А в капусте червячок, дядя Степа дурачок!

А в капусте крокодил, снял трусы и проглотил!

Рассказать вам сказку, как дед насрал в коляску

И поставил в уголок, чтоб никто не уволок?

Бабка думала – варенье, и намазала печенье!

Дети думали – халва, съели все его до дна!

Крокодил насрал в бутылку и сказал своим детям:

– Еште, детки, половинку, остальное я продам.

Мотоцикл-цикл-цикл

Всю дорогу обосыкал.

Всю дорогу обосрал!

Раз, два, три, четыре, пять

Раз, два, три, четыре, пять,

Вышел зайчик погулять.

Вдруг охотник выбегает,

Прямо в зайчика стреляет.

Пиф – паф! Ой-ой-ой!

Умирает зайчик мой.

Привезли его в больницу,

Он украл там рукавицу,

Привезли его в палату,

Он украл там шоколаду.

Привезли его на крышу,

Он украл там дядю Мишу.

Привезли его домой,

Оказался он живой.

Мишка косолапый по лесу идет,

Шишки собирает, песенки поет.

Вдруг упала шишка, прямо мишке в лоб,

Мишка оступился и об землю хлоп!

Засвистел на ветке пересмешник-дрозд:

Мишка косолапый наступил на хвост!

А за ним вдогонку пятеро зайчат-

«Мишка косолапый!» из кустов кричат.

Подхватил дразнилку весь лесной народ:

Мишка косолапый по лесу идет!

Бросился к берлоге маленький медведь-

Чем такие ноги, лучше умереть!

Спрятался за шкапом и ревет ревмя:

Мишкой косолапым дразнят все меня.

Улыбнулась мама: «Глупенький сынок.

Не стесняйся, милый, косолапых ног.

Я ведь косолапа, и папа косолап,

И косолапил славно дедушка Потап.»

Мишка косолпый стал ужасно горд,

Вымыл с мылом лапы, съел медовый торт.

Вышел из берлоги, да как заорет:

Мишка косолапый по лесу идет.

– Чижик-Пыжик, где ты был?

– На базаре водку пил!

Выпил рюмку, выпил две –

Закружилось в голове!

Бабка шла, шла, шла –

Первое слово – дороже второго.

Первое слово съела корова – второе она поняла…

Я купила ей трусы,

Причесала ей усы.

Только как их одевать? –

Хвостик некуда девать!

Хорошо быть кошкой, хорошо собакой –

Где хочу пописаю, где хочу покакаю.

Откапаю ямку, отложу какашку,

И не надо попу вытирать бумажкой!

Спокойной вам ночи, приятного сна,

Счастливо вам видеть осла и козла.

Осла до полночи, козла до утра.

Спокойной вам ночи, приятного сна!

Укусила пчелка собачку

За больное место – за срачку.

Стала Жучка охать и плакать:

«Как же я теперь буду какать?»

Два пупсика гуляли

В березовом лесу

И шляпки потеряли

В двенадцатом часу

И шел какой-то дядька

И шапки подобрал

А пупсики кричали:

Украл! Украл! Украл!

Я – маленькая девочка

И в школу не хожу.

Купите мне сандалики –

Умный, по горшкам дежурный.

Все горшки обошел и за Гитлера ушел!

У меня трусы в горошек –

Все ребята приставают –

Покажи да покажи!

Ну а ты, большой дурак –

Че не приставаешь?

У меня трусы в горошек!

Разве ты не знаешь.

Командир полка, нос до потолка,

Уши до дверей, сам как воробей.

Мальчик с пальчик

Сел на диванчик.

Через жопу тормоза!

Я на ней дрова возил,

Через жопу тормозил.

В жопу семечка попала –

Тормозить коза не стала.

А у папы ерунда на колесиках

А у мамы ерунда вся в волосиках

А у Ирки ерунда – просто дырочка

А у меня ерунда – просто пырочка!

Король в поход собрался,

Наелся кислых щей.

В походе обосрался,

И помер в тот же день.

Трали-вали, кошки срали,

А котята подтирали.

Шишли-мышли – сопли вышли!

Шышел – мышел

Петр Первый пернул первый,

Показал пример полку.

Цыган черный в трубу пернул.

Дым валит – тебе водить!

Вышел месяц из тумана,

Вынул ножик из кармана:

Буду резать, буду бить,

Все равно тебе водить!

На палубе матросы

И в бочку провалился

А в бочке тараканы

Играют на гитарах

Трусы себе порвал.

Шел трамвай

Шла машина темным лесом

За каким-то интересом.

Выходи на букву «эс»!

На золотом крыльце сидели:

Царь, царевич, король, королевич,

Добрых и честных людей!

На золотом крыльце сидели

Шесть лохматых стариков:

Шишкин, Мышкин, Залупышкин,

Распиздяй, Гондон, Покрышкин

Выбирай себе любого,

Но по сердцу дорогого!

Бабка сеяла горох, и сказала деду: «Ох!»

Вам, барыня-мадам прикатили чемодан.

В чемодане – 100 рублей и коробочка соплей!

Новый облик вооруженных сил

Пресс-служба кремля сообщает-13

Давненько Президент нас не баловал указами о кадровых перестановках в родной армии. Я уж было подумал, что иссяк порох в пороховницах. Ан нет, пожалуйста вашему вниманию очередной опус на тему: шишли-мышли! сопли вышли! Читаем, радуемся, негодуем!

1. Назначить:

полковника Заварзина Эдуарда Станиславовича – начальником 467 окружного учебного центра подготовки младших специалистов Западного военного округа, освободив его от должности начальника 467 окружного учебного центра подготовки младших специалистов (танковых войск) Московского военного округа;

полковника Конашенкова Игоря Евгеньевича – начальником Управления пресс-службы и информации Министерства обороны Российской Федерации;

полковника Лугового Владимира Николаевича – начальником 392 окружного учебного центра подготовки младших специалистов Восточного военного округа, освободив его от должности начальника 392 окружного учебного центра подготовки младших специалистов (мотострелковых войск) Дальневосточного военного округа;

полковника Носулева Михаила Яковлевича – начальником 473 окружного учебного центра подготовки младших специалистов Центрального военного округа, освободив его от должности начальника 473 окружного учебного центра подготовки младших специалистов (мотострелковых войск) Приволжско-Уральского военного округа.

2. Освободить от занимаемой должности:

полковника Карпова Олега Валерьевича, начальника управления тылового обеспечения Центрального военного округа;

полковника Чумакова Леонида Владимировича, начальника управления планирования и координации материально-технического обеспечения Центрального военного округа;

полковника Янковского Андрея Ивановича, командира 23 отдельной мотострелковой бригады 2 гвардейской армии.

3. Освободить от занимаемой должности и уволить с военной службы:

генерал-майора Антонова Виктора Ивановича, заместителя начальника Военной академии воздушно-космической обороны имени Маршала Советского Союза Г.К.Жукова по учебной и научной работе;

генерал-лейтенанта Бычкова Виктора Георгиевича, начальника Военного учебно-научного центра Военно-воздушных сил «Военно-воздушная академия имени профессора Н.Е.Жуковского и Ю.А.Гагарина»;

генерал-майора Дорогавцева Василия Андреевича, начальника управления подготовки войск Западного военного округа;

генерал-лейтенанта Скокова Сергея Ивановича, начальника Главного штаба – первого заместителя главнокомандующего Сухопутными войсками;

генерал-майора Хоха Сергея Викторовича, начальника управления технического обеспечения Центрального военного округа.

4. Уволить с военной службы:

генерал-майора Прошкина Вячеслава Михайловича;

контр-адмирала Пушкарева Александра Геннадьевича.

Понравился Пост?

Подпишись через RSS и никогда не пропустишь ничего нового!

Шишли-мышли

НЕРАВНЫЙ БРАК, или ШИШЛИ-МЫШЛИ

– …Ты замужем? – спросила эта самая тётка. Даша вздохнула (не потому, что вопрос являлся для неё болезненным, просто ей было невыразимо скучно) и ответила, что нет.

– А парень есть? – доверительно подмигивала Даше навязчивая особа, всем своим видом демонстрируя, что уж кому-кому, а ей-то, такой душевной тётушке, можно и открыться. Пришлось признаться, что и парня у неё не имеется.

– Вот и у меня тоже личная судьба не сложилась… – навалившись грудью на стол и придвигая к себе салатницу, поделилась тётка. Положив на тарелку изрядную порцию селёдки под шубой, она принялась жевать, одновременно рассказывая Даше историю своей жизни. Она ежесекундно заглядывала Даше в глаза и периодически дёргала за рукав, призывая к вниманию, так что даже нельзя было отвернуться и пропустить весь этот бред мимо ушей.

– …А в молодости мы с подружками гадали на суженого-ряженого. Вот раз в Крещенский вечер пришли в хлев к овцам… А они от нас в разные стороны разбега-а-аются! Там темно, и надо овцу ухватить за шерсть, клочок выдернуть…

– Зачем? – с искренним недоумением спросила Даша, никогда не гадавшая на суженого и не видевшая за всю свою двадцатитрёхлетнюю жизнь вблизи ни одной овцы. Тётка, в свою очередь, с искренним недоумением выкатила на неё глаза.

– Как это – «зачем»? Какого цвета клок вырвешь – такой и муж у тебя будет. Ну, там – брюнет, блондин, рыжий… и вот представляешь – чё?

– Что? – вежливо поинтересовалась Даша, хотя ей это было глубоко безразлично.

– Ведь точно так и вышло! Знаешь, за чё я ухватилась? За овечьи сопли! – заключила тётка торжествующим тоном и утёрла майонезные губы пятернёй. – Считалочка такая в детстве была, «шишли-мышли, сопли вышли»… Не слыхала? Вот и фиг мне с маслом, а не жених.

Даша на всякий случай сделала сочувствующее лицо, но собеседница гордо отвергла соболезнования:

– А щас думаю – и слава богу… Всю жизнь одна прожила, зато сама себе хозяйка.

– Конечно, – поддержала Даша старую деву с иронией и процитировала знаменитую строчку из фильма «Девчата»:

– Одной ведь лучше, верно? Хочу – халву ем, хочу – пряники…

– Точно! – тётка не поняла юмора и подняла указательный палец вверх, явно намереваясь развить тему преимуществ одинокого образа жизни. Даша вдруг поняла, что смертельно устала и сил её больше нет слушать всю эту дребедень.

– Извините, мне нужно отлучиться… – пробормотала она, решительно вставая из-за стола, проклиная в сердцах и саму эту дурацкую свадьбу в целом, и её организацию в частности.

– Туалет прямо по коридору и налево! – услужливо-громогласно подсказала тётка. Как назло, именно в это мгновение стихла музыка, и толпа гостей, до того самозабвенно отплясывающая под Сердючку, как раз дружной вереницей потянулась к столам, чтобы подкрепиться. Так что слова тётушки прозвучали в полной тишине зала, и все приглашённые с интересом уставились на Дашу, заставив её смущенно покраснеть и выругаться про себя.

Однозначно, эта свадьба была идиотской затеей с самого начала. Даше вообще не стоило приходить сюда. Даже ради Олега, который восседал сейчас на месте жениха во главе стола и, судя по всему, сам маялся от неловкости за свою так явно беременную невесту в её жутком платье (с кринолином, рюшами, длиннющей фатой – в общем, полный комплект, в котором новобрачная напоминала свадебный торт) и за её таких до ужаса провинциальных родственников. Больше всего Дашу раздражал один не сильно юный парниша с барсеткой на длинном ремешке через пузо – настоящее быдло. Она специально наблюдала за ним с самого ЗАГСа. За эти часы он не сказал никому ни слова; в ресторане даже не танцевал, а сидел весь вечер, навалившись на стол, с тупым лицом, не улыбался, не смеялся, не слушал, что говорят гости и тамада, только жрал – хорошо хоть, не пил. А ещё фотографировал девушек на свой мобильный телефон. Вот просто молча сидел и фоткал каждую девушку без исключения. Даша даже подумала, что он, должно быть, немой, но в этот самый момент как раз принесли свадебный торт (тот самый, на который была похожа невеста) и, когда официанты раздавали всем по кусочку, парниша потянулся своей клешнёй к блюду и громко, хоть и без эмоций, сказал:

Другие публикации:  Чем лечить насморк у детей 2 месяцев комаровский

– Давай сюда, – причем «сюда» он произнес как «суда», и снова прочно замолчал, ни «спасибо», ни «пожалуйста». От этого «суда» Дашу прямо-таки передёрнуло.

«Что я здесь вообще делаю, ради чего страдаю? – разозлилась она. – Олегу, собственно, на меня плевать, и если я сейчас незаметно улизну, никто этого даже не заметит…»

Она выскочила в фойе, полная решимости убраться восвояси немедленно. Торопливо достала номерок, получила в гардеробе пальто. Мельком взглянула в зеркало, провела ладошкой по разлохматившейся рыжей шевелюре – расчёсываться или уж не стоит.

Но уже у дверей её настиг знакомый голос:

– Дашка, ты куда это собралась?

Она заметалась, как вор, пойманный с поличным. Не успела, не успела.

Жених собственной персоной – точнее, уже не жених, а вполне себе муж, будущий отец семейства – спускался к ней по лестнице и глядел укоризненно.

– Бросить меня хотела? – спросил он. – Не жалко?

– Я, это… подышать свежим воздухом, – струсив, соврала Даша. Олег посмеивался и недоверчиво качал головой. Он был слегка пьян, но как всегда неотразим. Даша отвела взгляд, чтобы не поддаться его беспощадному обаянию в очередной раз, потому что… потому что, чёрт возьми, это была его свадьба!

– Подышать, говоришь, хотела… – задумчиво повторил Олег. – Ну, пойдём вместе… подышим.

Поняв, что незаметно сбежать ей всё равно уже не удастся, Даша скорбно вздохнула и вышла в услужливо приотворённую перед нею дверь.

– Ну, и как тебе – всё это. – невесело усмехнувшись, поинтересовался Олег, привалившись спиной к стволу дерева и закуривая сигарету. – Весь этот балаган…

– Что ты спрашиваешь, – отозвалась Даша, решив быть с ним откровенной. – Ты же и сам всё прекрасно видишь. Не пойму только одного – зачем весь этот, как ты изволил выразиться, балаган, нужен тебе самому. Зачем вообще нужна эта глупая свадьба. Зачем нужно было приглашать меня, я здесь, по-моему, единственная гостья со стороны жениха, не считая свидетеля…

– Так сложились обстоятельства, – осторожно подбирая слова, сказал он.

– Да брось! – разозлилась Даша. – Какие обстоятельства! Ты вовсе не обязан был на ней жениться! Ну подумаешь, ну залетела девочка… с кем не бывает. Но вовсе не следовало непременно играть свадьбу! Это же самый настоящий мезальянс, Олежка, неужели ты не понимаешь?! Как порядочный человек, ты мог бы просто обеспечить своего ребёнка, но не связывать себя по рукам и ногам этим браком…

– Нет, – жёстко перебил Олег; глаза его стали колючими и злыми. – Именно как порядочный человек, я должен был это сделать. Я не хочу, чтобы ребёнок повторил мою судьбу. Не хочу, чтобы с самого рождения он знал, что бывают брошенки-матери и подлецы-отцы. Я хочу, чтобы у него была полноценная семья.

– Полноценная… – горько выдохнула Даша. – Ты уверен, что сможешь быть… этой особе хорошим мужем?

Олег прямо взглянул ей в глаза:

– Я постараюсь, Даш. Видит бог, я постараюсь. Лена – она ведь неплохая, в сущности. Ты просто её не знаешь…

Даша недоверчиво покачала головой.

– Неплохая… Дело не в этом. Просто она и все её близкие – люди не твоего круга.

– Не повторяй чужих пошлостей, – Олег скривился. – Твой круг, мой круг… Социальные сети, дикость какая-то. Ты не моего круга, и вообще рылом не вышел, дай-ка я тебя за это тресну по башке…

– Ты-то не треснешь, – с убеждением сказала Даша. – А вот кто-нибудь из родственников твоей жены – запросто. Это в их духе, – она вспомнила типа с барсеткой и его тупым «дай суда», и её снова передернуло.

– Ох уж этот твой столичный снобизм! – он покачал головой. – Не преувеличивай. Нормальные они люди. Где-то даже интеллигентные. Не все, но… Ленка, между прочим, сама в МГУ поступила.

– Ага, наверное, родня корову зарезала и презентовала заведующему кафедрой, – хмыкнула Даша.

– Ох, и злюка ты, Куприянова. Ты же ей и двух слов не сказала, что ты судишь по внешности? – Олег укоризненно покачал головой, бросая сигарету в урну и поёживаясь. – Чёрт, холодно… Пойдём внутрь, Даш. И, честное слово… Постарайся проще ко всему относиться. Расслабься и попробуй получить удовольствие от процесса. Всё-таки, на свадьбе моей гуляешь! – он дружески приобнял её за плечи и повел обратно в ресторан. Даша молчала, борясь с собой. Искушение прижаться плотнее к этому сильному, крепкому телу было слишком велико. Вдохнуть его запах… Уткнуться носом в шею… Зарыться пальцами в густые чёрные волосы… Нет, нельзя. Табу. Он теперь женатый. Да и раньше-то не посмела бы. Не поймёт. Она – Дашка, сорвиголова… Жилетка, в которую можно поплакаться. Друг, с которым можно выпить пивка и сходить на футбол. Даже обсудить своих подружек. Нет, не поймёт. А если признается – потеряет всё. Ей же хватит и крох – пусть хоть изредка видеть его, знать, что он есть, как бы банально это ни звучало…

– Ты иди, Олежек. Я сейчас, – она вынырнула из-под его плеча. – Мне в туалет надо.

– Вот за что я тебя обожаю, Даш – нет в тебе глупого бабского жеманства! В туалет – так в туалет, всегда называешь вещи своими именами, а не, к примеру, «попудрить носик».

– Ну да, я же «свой парень», – хмыкнула Даша невесело. Олег, похоже, даже сам не понял, насколько сомнителен его комплимент и как больно он может ранить…

Закончив все свои туалетные дела и попудрив-таки носик, Даша совсем было собралась возвращаться в зал, как вдруг услышала какую-то возню поблизости и странное поскуливание. Она удивилась, поскольку думала, что находится здесь совершенно одна. Впрочем, скулёж этот напоминал щенячий, а уж никак не человеческий. «Пёсик какой, что ли, забрёл в ресторан по ошибке, а его нечаянно в туалете заперли?» – посмеиваясь, подумала Даша и прислушалась внимательнее. Поскуливание повторилось – шло оно из кабинки слева. Уверившись в том, что обнаружит за дверью милую собачку, Даша решительно потянула за ручку двери, но та не поддалась, оказавшись запертой изнутри. Однако… Щенок, закрывшийся в туалете – это было уже чересчур даже для очень богатого воображения. Может, там плачет ребёнок? Нечаянно защёлкнул задвижку и теперь не может выйти? Даша не заметила на свадьбе детей, но мало ли… Она легонько стукнула в дверь.

Поскуливание на мгновение стихло, но вскоре вновь прорвалось наружу сдавленным писком. Уже не на шутку обеспокоенная, Даша посильнее тряхнула дверь:

– Откройте, может, помощь нужна?

После полуминутной заминки задвижка клацнула. Даша рванула дверь и уставилась на фигуру, сиротливо скрючившуюся на унитазе, не сразу признав в ней Лену – невесту, то есть уже жену, Олега. Собственно, узнать её было практически невозможно, ибо тушь потекла, лицо опухло, а помада была размазана, но белое пышное платье, загромоздившее собою всю не слишком просторную кабинку, не оставляло никаких сомнений.

В первую секунду Даша подумала, что свежеиспечённая жёнушка банально напилась, но тут же вспомнила, что та вроде как в положении, уже на восьмом месяце, ей нельзя.

– Что случилось, Лена? У вас всё в порядке? – спросила она, наклонившись к перекошенной несчастной физиономии. Мелькнула было жалкая трусливая мыслишка, что Лена каким-то образом подслушала их с Олегом разговор и теперь в курсе нелестного мнения Даши о своей персоне, но… так плакать из-за этого и вообще – убиваться? Бред, бред.

Лена несколько раз прерывисто вздохнула, борясь с подступающим к горлу спазмом, но вдруг истерично разрыдалась, пряча лицо в кружевных оборках своего праздничного платья.

– Что с вами? Ну, чего ты? – сбиваясь с «вы» на «ты» и наоборот, залепетала Даша, потрясённая этой сценой.

– У меня… кровотечение… – прошептала Лена еле слышно, обращая к Даше залитое слезами лицо.

– Из носа? – самым глупейшим образом спросила та, но в то же мгновение прикусила язык, сообразив, какое именно кровотечение имеется в виду, а Лена разразилась новыми рыданиями.

– И давно оно у тебя? Сильное? Боли есть? – деловито спросила Даша, сама удивляясь своему нарочито спокойному тону, хотя на самом деле сердце её забилось о грудную клетку, как пойманный в капкан зверёк.

Лена, всхлипывая, приподняла подол платья – он весь был алого цвета. Напускное спокойствие слетело в момент – Даша инстинктивно охнула.

– Кровь только что пошла, минут двадцать как, а побаливало с самого утра… – призналась Лена.

– И ты никому ничего не сказала? Почему?

– Так ведь… свадьба же… приглашения, гости…

– Ну и ду-у-ура, – выдохнула Даша беззлобно. – О гостях подумала, а о ребёнке нет? Об Олеге, в конце концов?! Нужно бежать, срочно сообщить ему!

Лена так стиснула её руку, что Даша вскрикнула от боли.

– Не надо Олегу. Я не хочу, чтобы он знал… Я посижу немного… Может, оно само прекратится? – она устремила умоляющие глаза на Дашу, словно именно от неё зависел счастливый исход событий. – Уже не так сильно болит, честное слово…

– Дура, – ещё раз повторила Даша, – сейчас каждая секунда дорога, неужели ты не понимаешь?! Если это… – её голос невольно дрогнул, – если это преждевременные роды, то нужно успеть в больницу, пока ребёнок ещё жив.

– Роды? – Ленино лицо исказила гримаса панического ужаса. – Но ведь… Всего семь месяцев…

– Вот поэтому и надо поторопиться!

– А-а-а-а, – завыла Лена в голос, – если с ребёнком что-то случится, Олег меня убьёт… Он со мной тут же разведётся… А я так его люблю…

– Не ори, – осадила её Даша, окончательно взявшая себя в руки, – никто никого не будет убивать. Всё с малышом будет в порядке. Олег тебя тоже очень любит. Не делай резких движений. Нужно, наверное, «скорую» вызвать… Чёрт, телефон разрядился… Посиди пока. Я сейчас вернусь!

Она выскочила из туалета, плохо соображая, что сейчас делать, к кому бежать за помощью. К Олегу. А вдруг он тоже запаникует – всё-таки, это его жена и его неродившийся ещё ребенок, бог знает, жив он – или уже нет…

В дверях ресторана она буквально налетела на типа с барсеткой – он уткнулся в свой мобильный. Вероятно, рассматривал фотоколлекцию девушек, которых ему удалось за сегодня «отщёлкать». Выбирать не приходилось, и Даша кинулась к нему.

– Вы не могли бы позвонить в «скорую помощь»?

– Что случилось? – с тревожной готовностью отозвался он (кстати, голос у него был не такой уж и противный – или просто ей некогда было об этом задумываться от страха). Даша вкратце описала ситуацию. Тип на удивление быстро среагировал.

– Тогда уж лучше сразу – в больницу. Пока «скорая» доедет, пока разберутся… Я за рулём, и я не пил. Давайте, я отнесу Елену в машину – ей, наверное, лучше не делать лишних движений…

Впоследствии Даша вспоминала всё, как нарезку из кинокадров: тип с барсеткой, бережно выносящий из дверей туалета невесту в окровавленно-белоснежном платье; побледневший Олег, склонившийся над Леной в машине; суета гостей, шум в ушах – все звуки различались как сквозь вату. Даша в какой-то оцепенелой оторопи прислонилась к стене, чувствуя, что подгибаются колени, и неожиданно вспомнила про овцу, «шишли-мышли» и сопли. Неуместная улыбка против её воли разлилась по лицу. Она ещё успела заметить недоумённо-осуждающий взгляд кого-то из невестиных родственников… и сползла по стеночке на пол.

Другие публикации:  Ребенок постоянно чихает и сопли

– Дашка! Нас выписывают завтра! – орал в трубку ошалевший от счастья Олег. – Ты бы видела, какая у меня дочь! Вот такая вот девчонка! Красавица! Вылитая Леночка!

– Поздравляю, папаша, – засмеялась Даша. – Значит, уже набрали положенный вес?

– Ровно два с половиной килограмма! – подтвердил гордый Олег. – Врач сказал, что всё идёт просто прекрасно, мы вполне можем забрать девочку домой и встречать Новый год.

– Молодцы, очень за вас всех рада… Как Лена себя чувствует?

– Тоже хорошо, передаёт тебе большой привет… Приглашает к нам тридцать первого. Приедешь?

– Ну что ты, Олежка, это же первая новогодняя ночь, когда вы соберётесь всей семьёй… Не хочу быть лишней на вашем торжестве, – благородно отказалась Даша, хотя ещё пару месяцев назад за одну возможность встречать Новый год вместе с Олегом прошла бы пешком через весь город даже при морозе градусов в сорок.

– Лишней?! Да как ты… Да ты что. – у Олега даже не нашлось подходящих слов для выражения эмоций. – Да ты нам теперь… самый родной человек. Ты же – будущая Настина крёстная. Если бы не ты и не Никита… Врач сказал, ещё каких-то полчаса – и мы бы опоздали. Ленку так вовремя в больницу привезли! Всё-таки, роды на этом сроке… – голос его дрогнул. Очевидно, припомнил тот кошмар. Часы одуряющей неизвестности… Паника… Тревожное сообщение, что девочка родилась, но состояние тяжёлое… Затем – кювез, страшные пять дней ожидания – пока миновал кризис, позже – инкубатор, почти два месяца в больнице…

– Я тут ни при чём, – открестилась Даша. – Это малышка умничка. Она такая сильная, она так хотела жить! Ну, и Никита…

– Какая удача, что он был на машине, – горячо подтвердил Олег. – Водителя-то мы отпустили до ночи. Никита как раз накануне приехал из Питера, то есть, провёл всю ночь за рулём и сам едва держался на ногах от усталости… Но пропустить свадьбу двоюродной сестрёнки он никак не мог.

– Да, всё так удачно сложилось, – улыбнулась Даша. – Просто чудесно… Даже несмотря на то, что я, как дура, упала в обморок от волнения и перепугала и без того паникующих гостей. Но… хорошо, что всё хорошо кончается. Точнее, у вас – только начинается. И я очень счастлива за вашу семью, Олеж.

– Нет, правда, Даш, приезжай к нам, а? – ещё раз попросил Олег.

– Спасибо, мой дорогой, но вынуждена отказаться. У меня уже есть другие планы на Новый год. Но я обязательно навещу вас позже.

– Непременно. Знай же, что ты – всегда желанная гостья в нашем доме, в любое время дня и ночи…

– Я знаю. Лену поцелуй. И малышку чмокни от меня в пяточку! Люблю вас всех.

Настроение и так было приподнятым, а после звонка Олега стало вообще превосходным. Отключив мобильный, Даша, забывшись, сделала глубокий вдох. Морозный воздух обжёг легкие – она даже задохнулась. Прокашлявшись, подняла повыше воротник шубки, натянула перчатки. Шапку, как всегда, не надела, и значит – на неё снова будут ворчать, с улыбкой подумала она…

Миг – и её вынесло стремительным людским потоком из подземного перехода прямиком на вокзал. Нужный поезд уже стоял у платформы. Даша быстро шла вдоль состава, пытаясь согреться ходьбой. Ничего, успокаивала она себя, в купе выпью горячего чая с лимоном…

Вот и её вагон. Она протянула билет проводнице, улыбнулась:

В купе ещё не было попутчиков. Даша присела на полку, даже не сбросив шубу, снова достала мобильный и, от нетерпения периодически попадая пальцем мимо кнопок, позвонила.

– Никита. Я уже выехала, – произнесла она. – Да, на «Стреле». Завтра утром встречай.

Шишли-мышли Текст

  • Объем: 180 стр. 1 иллюстрация
  • Жанр:к ниги о приключениях, о стросюжетные любовные романы, с овременные любовные романы
  • Теги:ж енская остросюжетная проза, л юбовные приключения

НЕРАВНЫЙ БРАК, или ШИШЛИ-МЫШЛИ

– …Ты замужем? – спросила эта самая тётка. Даша вздохнула (не потому, что вопрос являлся для неё болезненным, просто ей было невыразимо скучно) и ответила, что нет.

– А парень есть? – доверительно подмигивала Даше навязчивая особа, всем своим видом демонстрируя, что уж кому-кому, а ей-то, такой душевной тётушке, можно и открыться. Пришлось признаться, что и парня у неё не имеется.

– Вот и у меня тоже личная судьба не сложилась… – навалившись грудью на стол и придвигая к себе салатницу, поделилась тётка. Положив на тарелку изрядную порцию селёдки под шубой, она принялась жевать, одновременно рассказывая Даше историю своей жизни. Она ежесекундно заглядывала Даше в глаза и периодически дёргала за рукав, призывая к вниманию, так что даже нельзя было отвернуться и пропустить весь этот бред мимо ушей.

– …А в молодости мы с подружками гадали на суженого-ряженого. Вот раз в Крещенский вечер пришли в хлев к овцам… А они от нас в разные стороны разбега-а-аются! Там темно, и надо овцу ухватить за шерсть, клочок выдернуть…

– Зачем? – с искренним недоумением спросила Даша, никогда не гадавшая на суженого и не видевшая за всю свою двадцатитрёхлетнюю жизнь вблизи ни одной овцы. Тётка, в свою очередь, с искренним недоумением выкатила на неё глаза.

– Как это – «зачем»? Какого цвета клок вырвешь – такой и муж у тебя будет. Ну, там – брюнет, блондин, рыжий… и вот представляешь – чё?

– Что? – вежливо поинтересовалась Даша, хотя ей это было глубоко безразлично.

– Ведь точно так и вышло! Знаешь, за чё я ухватилась? За овечьи сопли! – заключила тётка торжествующим тоном и утёрла майонезные губы пятернёй. – Считалочка такая в детстве была, «шишли-мышли, сопли вышли»… Не слыхала? Вот и фиг мне с маслом, а не жених.

Даша на всякий случай сделала сочувствующее лицо, но собеседница гордо отвергла соболезнования:

– А щас думаю – и слава богу… Всю жизнь одна прожила, зато сама себе хозяйка.

– Конечно, – поддержала Даша старую деву с иронией и процитировала знаменитую строчку из фильма «Девчата»:

– Одной ведь лучше, верно? Хочу – халву ем, хочу – пряники…

– Точно! – тётка не поняла юмора и подняла указательный палец вверх, явно намереваясь развить тему преимуществ одинокого образа жизни. Даша вдруг поняла, что смертельно устала и сил её больше нет слушать всю эту дребедень.

– Извините, мне нужно отлучиться… – пробормотала она, решительно вставая из-за стола, проклиная в сердцах и саму эту дурацкую свадьбу в целом, и её организацию в частности.

– Туалет прямо по коридору и налево! – услужливо-громогласно подсказала тётка. Как назло, именно в это мгновение стихла музыка, и толпа гостей, до того самозабвенно отплясывающая под Сердючку, как раз дружной вереницей потянулась к столам, чтобы подкрепиться. Так что слова тётушки прозвучали в полной тишине зала, и все приглашённые с интересом уставились на Дашу, заставив её смущенно покраснеть и выругаться про себя.

Однозначно, эта свадьба была идиотской затеей с самого начала. Даше вообще не стоило приходить сюда. Даже ради Олега, который восседал сейчас на месте жениха во главе стола и, судя по всему, сам маялся от неловкости за свою так явно беременную невесту в её жутком платье (с кринолином, рюшами, длиннющей фатой – в общем, полный комплект, в котором новобрачная напоминала свадебный торт) и за её таких до ужаса провинциальных родственников. Больше всего Дашу раздражал один не сильно юный парниша с барсеткой на длинном ремешке через пузо – настоящее быдло. Она специально наблюдала за ним с самого ЗАГСа. За эти часы он не сказал никому ни слова; в ресторане даже не танцевал, а сидел весь вечер, навалившись на стол, с тупым лицом, не улыбался, не смеялся, не слушал, что говорят гости и тамада, только жрал – хорошо хоть, не пил. А ещё фотографировал девушек на свой мобильный телефон. Вот просто молча сидел и фоткал каждую девушку без исключения. Даша даже подумала, что он, должно быть, немой, но в этот самый момент как раз принесли свадебный торт (тот самый, на который была похожа невеста) и, когда официанты раздавали всем по кусочку, парниша потянулся своей клешнёй к блюду и громко, хоть и без эмоций, сказал:

– Давай сюда, – причем «сюда» он произнес как «суда», и снова прочно замолчал, ни «спасибо», ни «пожалуйста». От этого «суда» Дашу прямо-таки передёрнуло.

«Что я здесь вообще делаю, ради чего страдаю? – разозлилась она. – Олегу, собственно, на меня плевать, и если я сейчас незаметно улизну, никто этого даже не заметит…»

Она выскочила в фойе, полная решимости убраться восвояси немедленно. Торопливо достала номерок, получила в гардеробе пальто. Мельком взглянула в зеркало, провела ладошкой по разлохматившейся рыжей шевелюре – расчёсываться или уж не стоит.

Но уже у дверей её настиг знакомый голос:

– Дашка, ты куда это собралась?

Она заметалась, как вор, пойманный с поличным. Не успела, не успела.

Жених собственной персоной – точнее, уже не жених, а вполне себе муж, будущий отец семейства – спускался к ней по лестнице и глядел укоризненно.

– Бросить меня хотела? – спросил он. – Не жалко?

– Я, это… подышать свежим воздухом, – струсив, соврала Даша. Олег посмеивался и недоверчиво качал головой. Он был слегка пьян, но как всегда неотразим. Даша отвела взгляд, чтобы не поддаться его беспощадному обаянию в очередной раз, потому что… потому что, чёрт возьми, это была его свадьба!

– Подышать, говоришь, хотела… – задумчиво повторил Олег. – Ну, пойдём вместе… подышим.

Поняв, что незаметно сбежать ей всё равно уже не удастся, Даша скорбно вздохнула и вышла в услужливо приотворённую перед нею дверь.

– Ну, и как тебе – всё это. – невесело усмехнувшись, поинтересовался Олег, привалившись спиной к стволу дерева и закуривая сигарету. – Весь этот балаган…

– Что ты спрашиваешь, – отозвалась Даша, решив быть с ним откровенной. – Ты же и сам всё прекрасно видишь. Не пойму только одного – зачем весь этот, как ты изволил выразиться, балаган, нужен тебе самому. Зачем вообще нужна эта глупая свадьба. Зачем нужно было приглашать меня, я здесь, по-моему, единственная гостья со стороны жениха, не считая свидетеля…

– Так сложились обстоятельства, – осторожно подбирая слова, сказал он.

– Да брось! – разозлилась Даша. – Какие обстоятельства! Ты вовсе не обязан был на ней жениться! Ну подумаешь, ну залетела девочка… с кем не бывает. Но вовсе не следовало непременно играть свадьбу! Это же самый настоящий мезальянс, Олежка, неужели ты не понимаешь?! Как порядочный человек, ты мог бы просто обеспечить своего ребёнка, но не связывать себя по рукам и ногам этим браком…

– Нет, – жёстко перебил Олег; глаза его стали колючими и злыми. – Именно как порядочный человек, я должен был это сделать. Я не хочу, чтобы ребёнок повторил мою судьбу. Не хочу, чтобы с самого рождения он знал, что бывают брошенки-матери и подлецы-отцы. Я хочу, чтобы у него была полноценная семья.

– Полноценная… – горько выдохнула Даша. – Ты уверен, что сможешь быть… этой особе хорошим мужем?

Олег прямо взглянул ей в глаза:

– Я постараюсь, Даш. Видит бог, я постараюсь. Лена – она ведь неплохая, в сущности. Ты просто её не знаешь…

Даша недоверчиво покачала головой.

– Неплохая… Дело не в этом. Просто она и все её близкие – люди не твоего круга.

– Не повторяй чужих пошлостей, – Олег скривился. – Твой круг, мой круг… Социальные сети, дикость какая-то. Ты не моего круга, и вообще рылом не вышел, дай-ка я тебя за это тресну по башке…

– Ты-то не треснешь, – с убеждением сказала Даша. – А вот кто-нибудь из родственников твоей жены – запросто. Это в их духе, – она вспомнила типа с барсеткой и его тупым «дай суда», и её снова передернуло.

– Ох уж этот твой столичный снобизм! – он покачал головой. – Не преувеличивай. Нормальные они люди. Где-то даже интеллигентные. Не все, но… Ленка, между прочим, сама в МГУ поступила.

– Ага, наверное, родня корову зарезала и презентовала заведующему кафедрой, – хмыкнула Даша.

– Ох, и злюка ты, Куприянова. Ты же ей и двух слов не сказала, что ты судишь по внешности? – Олег укоризненно покачал головой, бросая сигарету в урну и поёживаясь. – Чёрт, холодно… Пойдём внутрь, Даш. И, честное слово… Постарайся проще ко всему относиться. Расслабься и попробуй получить удовольствие от процесса. Всё-таки, на свадьбе моей гуляешь! – он дружески приобнял её за плечи и повел обратно в ресторан. Даша молчала, борясь с собой. Искушение прижаться плотнее к этому сильному, крепкому телу было слишком велико. Вдохнуть его запах… Уткнуться носом в шею… Зарыться пальцами в густые чёрные волосы… Нет, нельзя. Табу. Он теперь женатый. Да и раньше-то не посмела бы. Не поймёт. Она – Дашка, сорвиголова… Жилетка, в которую можно поплакаться. Друг, с которым можно выпить пивка и сходить на футбол. Даже обсудить своих подружек. Нет, не поймёт. А если признается – потеряет всё. Ей же хватит и крох – пусть хоть изредка видеть его, знать, что он есть, как бы банально это ни звучало…

Другие публикации:  3 месяца ребенку сопли кашель

– Ты иди, Олежек. Я сейчас, – она вынырнула из-под его плеча. – Мне в туалет надо.

– Вот за что я тебя обожаю, Даш – нет в тебе глупого бабского жеманства! В туалет – так в туалет, всегда называешь вещи своими именами, а не, к примеру, «попудрить носик».

– Ну да, я же «свой парень», – хмыкнула Даша невесело. Олег, похоже, даже сам не понял, насколько сомнителен его комплимент и как больно он может ранить…

Закончив все свои туалетные дела и попудрив-таки носик, Даша совсем было собралась возвращаться в зал, как вдруг услышала какую-то возню поблизости и странное поскуливание. Она удивилась, поскольку думала, что находится здесь совершенно одна. Впрочем, скулёж этот напоминал щенячий, а уж никак не человеческий. «Пёсик какой, что ли, забрёл в ресторан по ошибке, а его нечаянно в туалете заперли?» – посмеиваясь, подумала Даша и прислушалась внимательнее. Поскуливание повторилось – шло оно из кабинки слева. Уверившись в том, что обнаружит за дверью милую собачку, Даша решительно потянула за ручку двери, но та не поддалась, оказавшись запертой изнутри. Однако… Щенок, закрывшийся в туалете – это было уже чересчур даже для очень богатого воображения. Может, там плачет ребёнок? Нечаянно защёлкнул задвижку и теперь не может выйти? Даша не заметила на свадьбе детей, но мало ли… Она легонько стукнула в дверь.

Поскуливание на мгновение стихло, но вскоре вновь прорвалось наружу сдавленным писком. Уже не на шутку обеспокоенная, Даша посильнее тряхнула дверь:

– Откройте, может, помощь нужна?

После полуминутной заминки задвижка клацнула. Даша рванула дверь и уставилась на фигуру, сиротливо скрючившуюся на унитазе, не сразу признав в ней Лену – невесту, то есть уже жену, Олега. Собственно, узнать её было практически невозможно, ибо тушь потекла, лицо опухло, а помада была размазана, но белое пышное платье, загромоздившее собою всю не слишком просторную кабинку, не оставляло никаких сомнений.

В первую секунду Даша подумала, что свежеиспечённая жёнушка банально напилась, но тут же вспомнила, что та вроде как в положении, уже на восьмом месяце, ей нельзя.

– Что случилось, Лена? У вас всё в порядке? – спросила она, наклонившись к перекошенной несчастной физиономии. Мелькнула было жалкая трусливая мыслишка, что Лена каким-то образом подслушала их с Олегом разговор и теперь в курсе нелестного мнения Даши о своей персоне, но… так плакать из-за этого и вообще – убиваться? Бред, бред.

Лена несколько раз прерывисто вздохнула, борясь с подступающим к горлу спазмом, но вдруг истерично разрыдалась, пряча лицо в кружевных оборках своего праздничного платья.

– Что с вами? Ну, чего ты? – сбиваясь с «вы» на «ты» и наоборот, залепетала Даша, потрясённая этой сценой.

– У меня… кровотечение… – прошептала Лена еле слышно, обращая к Даше залитое слезами лицо.

– Из носа? – самым глупейшим образом спросила та, но в то же мгновение прикусила язык, сообразив, какое именно кровотечение имеется в виду, а Лена разразилась новыми рыданиями.

– И давно оно у тебя? Сильное? Боли есть? – деловито спросила Даша, сама удивляясь своему нарочито спокойному тону, хотя на самом деле сердце её забилось о грудную клетку, как пойманный в капкан зверёк.

Лена, всхлипывая, приподняла подол платья – он весь был алого цвета. Напускное спокойствие слетело в момент – Даша инстинктивно охнула.

– Кровь только что пошла, минут двадцать как, а побаливало с самого утра… – призналась Лена.

– И ты никому ничего не сказала? Почему?

– Так ведь… свадьба же… приглашения, гости…

– Ну и ду-у-ура, – выдохнула Даша беззлобно. – О гостях подумала, а о ребёнке нет? Об Олеге, в конце концов?! Нужно бежать, срочно сообщить ему!

Лена так стиснула её руку, что Даша вскрикнула от боли.

– Не надо Олегу. Я не хочу, чтобы он знал… Я посижу немного… Может, оно само прекратится? – она устремила умоляющие глаза на Дашу, словно именно от неё зависел счастливый исход событий. – Уже не так сильно болит, честное слово…

– Дура, – ещё раз повторила Даша, – сейчас каждая секунда дорога, неужели ты не понимаешь?! Если это… – её голос невольно дрогнул, – если это преждевременные роды, то нужно успеть в больницу, пока ребёнок ещё жив.

– Роды? – Ленино лицо исказила гримаса панического ужаса. – Но ведь… Всего семь месяцев…

– Вот поэтому и надо поторопиться!

– А-а-а-а, – завыла Лена в голос, – если с ребёнком что-то случится, Олег меня убьёт… Он со мной тут же разведётся… А я так его люблю…

– Не ори, – осадила её Даша, окончательно взявшая себя в руки, – никто никого не будет убивать. Всё с малышом будет в порядке. Олег тебя тоже очень любит. Не делай резких движений. Нужно, наверное, «скорую» вызвать… Чёрт, телефон разрядился… Посиди пока. Я сейчас вернусь!

Она выскочила из туалета, плохо соображая, что сейчас делать, к кому бежать за помощью. К Олегу. А вдруг он тоже запаникует – всё-таки, это его жена и его неродившийся ещё ребенок, бог знает, жив он – или уже нет…

В дверях ресторана она буквально налетела на типа с барсеткой – он уткнулся в свой мобильный. Вероятно, рассматривал фотоколлекцию девушек, которых ему удалось за сегодня «отщёлкать». Выбирать не приходилось, и Даша кинулась к нему.

– Вы не могли бы позвонить в «скорую помощь»?

– Что случилось? – с тревожной готовностью отозвался он (кстати, голос у него был не такой уж и противный – или просто ей некогда было об этом задумываться от страха). Даша вкратце описала ситуацию. Тип на удивление быстро среагировал.

– Тогда уж лучше сразу – в больницу. Пока «скорая» доедет, пока разберутся… Я за рулём, и я не пил. Давайте, я отнесу Елену в машину – ей, наверное, лучше не делать лишних движений…

Впоследствии Даша вспоминала всё, как нарезку из кинокадров: тип с барсеткой, бережно выносящий из дверей туалета невесту в окровавленно-белоснежном платье; побледневший Олег, склонившийся над Леной в машине; суета гостей, шум в ушах – все звуки различались как сквозь вату. Даша в какой-то оцепенелой оторопи прислонилась к стене, чувствуя, что подгибаются колени, и неожиданно вспомнила про овцу, «шишли-мышли» и сопли. Неуместная улыбка против её воли разлилась по лицу. Она ещё успела заметить недоумённо-осуждающий взгляд кого-то из невестиных родственников… и сползла по стеночке на пол.

– Дашка! Нас выписывают завтра! – орал в трубку ошалевший от счастья Олег. – Ты бы видела, какая у меня дочь! Вот такая вот девчонка! Красавица! Вылитая Леночка!

– Поздравляю, папаша, – засмеялась Даша. – Значит, уже набрали положенный вес?

– Ровно два с половиной килограмма! – подтвердил гордый Олег. – Врач сказал, что всё идёт просто прекрасно, мы вполне можем забрать девочку домой и встречать Новый год.

– Молодцы, очень за вас всех рада… Как Лена себя чувствует?

– Тоже хорошо, передаёт тебе большой привет… Приглашает к нам тридцать первого. Приедешь?

– Ну что ты, Олежка, это же первая новогодняя ночь, когда вы соберётесь всей семьёй… Не хочу быть лишней на вашем торжестве, – благородно отказалась Даша, хотя ещё пару месяцев назад за одну возможность встречать Новый год вместе с Олегом прошла бы пешком через весь город даже при морозе градусов в сорок.

– Лишней?! Да как ты… Да ты что. – у Олега даже не нашлось подходящих слов для выражения эмоций. – Да ты нам теперь… самый родной человек. Ты же – будущая Настина крёстная. Если бы не ты и не Никита… Врач сказал, ещё каких-то полчаса – и мы бы опоздали. Ленку так вовремя в больницу привезли! Всё-таки, роды на этом сроке… – голос его дрогнул. Очевидно, припомнил тот кошмар. Часы одуряющей неизвестности… Паника… Тревожное сообщение, что девочка родилась, но состояние тяжёлое… Затем – кювез, страшные пять дней ожидания – пока миновал кризис, позже – инкубатор, почти два месяца в больнице…

– Я тут ни при чём, – открестилась Даша. – Это малышка умничка. Она такая сильная, она так хотела жить! Ну, и Никита…

– Какая удача, что он был на машине, – горячо подтвердил Олег. – Водителя-то мы отпустили до ночи. Никита как раз накануне приехал из Питера, то есть, провёл всю ночь за рулём и сам едва держался на ногах от усталости… Но пропустить свадьбу двоюродной сестрёнки он никак не мог.

– Да, всё так удачно сложилось, – улыбнулась Даша. – Просто чудесно… Даже несмотря на то, что я, как дура, упала в обморок от волнения и перепугала и без того паникующих гостей. Но… хорошо, что всё хорошо кончается. Точнее, у вас – только начинается. И я очень счастлива за вашу семью, Олеж.

– Нет, правда, Даш, приезжай к нам, а? – ещё раз попросил Олег.

– Спасибо, мой дорогой, но вынуждена отказаться. У меня уже есть другие планы на Новый год. Но я обязательно навещу вас позже.

– Непременно. Знай же, что ты – всегда желанная гостья в нашем доме, в любое время дня и ночи…

– Я знаю. Лену поцелуй. И малышку чмокни от меня в пяточку! Люблю вас всех.

Настроение и так было приподнятым, а после звонка Олега стало вообще превосходным. Отключив мобильный, Даша, забывшись, сделала глубокий вдох. Морозный воздух обжёг легкие – она даже задохнулась. Прокашлявшись, подняла повыше воротник шубки, натянула перчатки. Шапку, как всегда, не надела, и значит – на неё снова будут ворчать, с улыбкой подумала она…

Миг – и её вынесло стремительным людским потоком из подземного перехода прямиком на вокзал. Нужный поезд уже стоял у платформы. Даша быстро шла вдоль состава, пытаясь согреться ходьбой. Ничего, успокаивала она себя, в купе выпью горячего чая с лимоном…

Вот и её вагон. Она протянула билет проводнице, улыбнулась:

В купе ещё не было попутчиков. Даша присела на полку, даже не сбросив шубу, снова достала мобильный и, от нетерпения периодически попадая пальцем мимо кнопок, позвонила.

– Никита. Я уже выехала, – произнесла она. – Да, на «Стреле». Завтра утром встречай.