Едва рукой коснувшись кожи

Ваш браузер не поддерживается

Наградить фанфик «Милость победителей»

Тор очень зол на Локи за его предательство. Он решает придумать кару достойную преступления Локи. После этого Локи теряет голос и едва не умирает. Никто не знает, чем обернётся самоуправство Тора. Позднее раскаяние настигает его, но вопрос в том, нужно ли оно Локи.

Автор очень любит отзывы, без них его Муза уходит в запой, надолго!)

Локи хотел бы как-нибудь помешать Мстителям подойти к нему, но уже не мог. Он чувствовал, что скоро начнётся обратная трансформация, а сил становилось всё меньше и меньше, поэтому он просто забился в угол комнаты и закрылся ледяным щитом.
— Не бойся нас, — подключился поднявшийся в комнату Старк. Когда он вошёл, то увидел замершего Стива, не знающего как подступиться к синему парню с красными глазами.
— Ты нас понимаешь? — Синий в ответ только кивнул.
— Тогда поверь нам, — вступил в беседу Роджерс, — если тебя задержат, то ты окажешься в какой-нибудь лаборатории, что явно не входит в твои планы на будущее.
Локи сидел в углу и невесело размышлял о своей судьбе. Он помнил истошный крик женщины, когда она увидела его.
«Чудовище, которым пугают детей, — вот кто я. Для всех людей, для всех миров, таким как я, пристанище не дают». Мысли трикстера текли вяло, тело невыносимо болело, даже в йотунском обличии боль терзала его, в глазах начало темнеть, и спасительная чернота окутала мир, унося все мысли, чувства, память.
Как только Локи упал, ледяная стена, поддерживаемая его магией, покрылась трещинами и начала рушиться. Стив проломил остатки стены щитом и присел на корточки рядом с Синим, как назвал его Тони. Старк, глядя на тело, лежащее перед ним, проворчал:
— Да что за жизнь-то! Одни проблемы! Сначала Локи на нас свалился, а теперь это Синее Чудо! Кстати о Локи, Джарвис он не возвращался?
— Нет, Локи не возвращался, — ответил по рации бездушный голос.
— Час от часу не легче, Стив, бери Синего, неси его в башню, а я пойду разыскивать нашего «правдивого друга», заодно и полицию отвлеку, — с этими словами Железный Человек пошёл на крышу здания, стараясь производить как можно больше шума, но не попадать в поле зрения полиции. Трюк сработал, как только Старк переместился из здания, полиция попыталась последовать за ним. Через какое-то время перед заброшенным домом не осталось никого.
Роджерс подошёл к лежащему на полу Синему Чуду. Всё тело его было ярко-синего цвета, кожу покрывали замысловатые чёрные узоры. Грудная клетка существа едва-едва вздымалась. Роджерс быстро снял с себя перчатку и попытался прощупать пульс неизвестного, но едва его рука коснулась синей кожи, пальцы нестерпимо обожгло, а подушечки почернели, будто обуглились.
— Да ты ядовит, приятель, — невесело усмехнулся Роджерс. Он снова надел перчатку и подхватил синее тело на руки. Надо было убираться отсюда поскорее.
Старк водил полицию по всему городу два с половиной часа, в конце концов, он успешно скрылся от преследователей и, приняв цивильный облик, отправился разыскивать Локи.

— Вот это да! — восхитился Беннер, глядя на распростёртое перед ним бессознательное синее тело. — Где же вы такого нашли?
— В городском парке, он детей из проруби спас, а скрыться не успел, — ответил Роджерс.
— Интересно, — протянул Брюс, — надо его осмотреть, — и доктор хотел уже коснуться груди пациента, как вдруг Роджерс перехватил его руку и отвел её в сторону.
— Осторожно, у него ядовитая кожа, она жжётся будто бы кислотой!
— Удивительно, надо взять немного на анализ, — с этими словами Брюс взял пинцет, захватил комочек ваты и бережно протёр запястье трикстера.

— Вот куда мог податься Локи? — зло думал Старк. Он уже четыре часа бродил по городу. Когда Локи уходил из башни, Тони был спокоен. В трости, которую он сделал для Лафейсона, был вмонтирован передатчик. Спокойствие Тони Старка улетучилось к чертям, как только он обнаружил забытую на лавочке трость.
— Сбежал, блин! Опять всех провёл, — озверел Тони, — найду и убью гада.
— Тони, ты меня слышишь, — в трубку ворвался встревоженный голос Роджерса.
— Слышу, что ещё случилось? Я уже готов ко всему!
— К такому точно нет, — Брюс отобрал трубку у Стива, — помнишь то Синее Чудо, которое вы нашли сегодня днём?
— Ну!
— Так вот — это Локи!
— Что? Как такое возможно?
— Пока не знаю, но час назад он трансформировался обратно в свою форму, но в сознание так и не пришёл. У него жар, а лекарства на него не действуют. Как оказалось, он очень устойчив к низким температурам, я засунул его в ванну со льдом, — бойко рапортовал Беннер.
— Выезжаю, — ответил Старк.

Дарья Антоненко

в акварель размывало асфальт дождём.
я был пьян, город пел мне джаз.
беспокойная музыка ни о чём.

в голове звучала, как венский вальс,
перебором гитарных струн.
ты одна под дождём в лёгком платье скиталась
и стояла одна на ветру.
ты одна собирала цветы полевые,
в бледных пальцах сгорал розмарин.
ты встречала рассвет с парапета Невы
и сидела на нём до зари.
мы не встретились в Питере, в Бостоне, в Денвере,
наши души друг друга нашли
где-то ближе и дальше одновременно
и остались друг в друге жить.
мы могли пить вино из горла на Монмартре,
и смеяться над шуткой взахлёб.
я читал бы тебе Маяковского с Сартром,
повторяя имя твоё
терпким шепотом в шею, едва ли коснувшись
кожей губ твоего плеча.
и рассветы, ты знаешь, конечно же, лучше
держась за руки. вместе встречать.
мы не встретились в Праге, не встретились в Дублине,
когда мартовский дождь пошёл.

и пусть ты не была моей первой возлюбленной,
но ты стала моей душой.

Ваш браузер не поддерживается

Наградить фанфик «Соседи»

Глава 12.Только ты

Рассуждать здраво уже не было ни желания, ни сил, поэтому я просто расслабилась, позволяя Стасу делать со мной, что хочется. О последствиях подумаю завтра, надоело быть разумной, надоело притворяться, что он мне не нужен. Пусть даже это самая большая ошибка в моей жизни, но я хочу жалеть о том, что её совершила, а не о том, что так и не решилась совершить.

Парень легко стянул с меня домашнюю футболку, отбросив её куда-то в сторону. Он коснулся губами шеи, слегка прикусил нежную кожу и едва ощутимо поцеловал место укуса, заставляя меня тихо простонать, закрывая глаза от удовольствия.

— Как же охрененно ты стонешь, — прошептал мне Стас на ухо, опаляя горячим дыханием кожу, которая мгновенно покрылась мурашками. – Безумно соскучился по этим звукам.

Его руки ловко справились с застёжкой на джинсовых шортах, и брюнет обнял меня одной рукой за талию, а второй нагло проник под шорты и коснулся клитора через тонкую ткань трусиков, поглаживая и слегка надавливая. Я охнула от неожиданности, открывая глаза, чтобы заглянуть в хитрые голубые очи, которые смотрели на меня с нескрываемым желанием и самодовольством.

— Мне нравится, как на меня реагирует твоё тело, — выдохнул он мне почти в губы, тем не менее, не целуя, дразня этой близостью. Стас отодвинул ткань в сторону и проник в меня двумя пальцами, срывая с губ громкий стон. Меня всю трясло, колени подкашивались, и если бы он не держал меня, я бы наверняка уже не смогла стоять и упала. – Ты уже вся течёшь, а ведь мы только начали.

Я ничего не могла ответить, только до боли кусала губы, едва сдерживаясь, чтобы не застонать в голос. Его пальцы делали со мной что-то невообразимое, проникая, надавливая, поглаживая, начисто лишая возможности нормально соображать.

— Я хочу тебя, Лебедева, — прорычал брюнет, вытаскивая из меня пальцы, с наслаждением облизывая их, притягивая меня к себе и жадно целуя, заставляя почувствовать привкус моей естественной смазки и тем самым ещё больше распаляя желание.

Не прерывая поцелуй, Стас подхватил меня под ягодицы и перенёс на кровать.

— Мы не сделаем это на подоконнике? – нервно улыбнулась я, когда он отстранился на пару секунд, чтобы снять с себя футболку, открывая потрясающий обзор на накачанный торс и татуировку в виде Феникса на груди. В голове всплыли пара моментов из прошлого, за которые мне до сих пор стыдно, но о которых я ничуть не жалею.

— Начнём с кровати, — Стас улыбнулся в ответ, ложась набок рядом со мной, подпирая голову ладонью.

Другие публикации:  Грыжа на запястье лечение

Он снял с меня бюстгальтер и накрыл ладонью левую грудь, сжимая затвердевший сосок между пальцами. Я тихо застонала, подаваясь навстречу. Каждое его прикосновение вызывало дрожь во всём теле и такое сильное желание, что я не могла думать ни о чём кроме этой близости, кроме Стаса, который нарочно действовал неспешно, будто бы играя со мной.

Не выдержав, я опрокинула несопротивляющегося парня на спину, нависая сверху.

— Ты издеваешься? – прошипела я, целуя его за ухом. Неприкрытая грудь коснулась его обнаженной кожи, что вызвало новую волну возбуждения.

— С чего ты взяла? – он ухмыльнулся, сжимая мои ягодицы, притягивая к себе, заставляя чувствовать его возбуждённый член через ткань джинсов. – Ты же когда-то просила, чтобы я был с тобой нежнее.

— Мало ли что я просила пять лет назад, — прорычала обозленно, захватывая губами мочку уха и слегка прикусывая её. Да и я ли это просила? – Я хочу тебя прямо сейчас. – Не теряя времени, я расстегнула на нём джинсы.

— Это я и хотел услышать, — довольно кивнул Стас, перекатываясь и подминая меня под себя. Брюнет быстро снял с меня шорты, и ненадолго отстранился, чтобы снять с себя остатки одежды. Я нетерпеливо заёрзала, пока он натягивал презерватив на свой напряженный член, снова делая это непозволительно медленно, внимательно наблюдая за моей реакцией. – Думаю, это нам не понадобится, — ухмыльнулся парень, разрывая на мне трусики и входя одним резким движением.

Я вскрикнула от неожиданности, запуская ногти ему в спину. Стас впился губами в мою шею, целуя, посасывая кожу. Он двигался резко, глубоко, грубо, не давая мне времени привыкнуть, срывая с губ всё более громкие стоны, как и прежде, когда мы были вместе. Мне безумно всего этого не хватало, не хватало его близости, прикосновений и этого невероятного ощущения целостности, наполненности. Сейчас я понимала, насколько глуп и бесполезен был мой мир без Стаса, насколько плохо мне было без него все эти годы. Хотелось, чтобы он был рядом со мной всегда и чтобы только он прикасался ко мне вот так, был так близко.

— Я люблю тебя, — шепнул мне Стас, накрывая мои губы и совсем по-собственнечески целуя, до боли сжимая бёдра и ещё глубже проникая.

Я сильнее вцепилась в его спину, чувствуя приближающийся оргазм, который накрыл меня незамедлительно, вынуждая сдаться первой, выкрикнуть имя парня, и обессилено обмякнуть в его руках, ощущая приятную дрожь, медленно покидающую тело. Стас последовал за мной спустя несколько мгновений и с хриплым стоном вышел из меня, перекатываясь на спину и увлекая меня за собой.

— Я люблю тебя, — прошептала я, утыкаясь носом ему в грудь. Сейчас не хотелось ничего, только лежать вот так, слушая его неровное дыхание.

— Никто не кончает так красиво, как ты, — усмехнулся он, касаясь губами моего виска. – Ты моя, Лебедева. Навсегда.

Читать онлайн «Как сбежать от любви?» автора Риверс Натали — RuLit — Страница 20

— Значит, ты считаешь меня обаятельным? — Синие глаза Ника заблестели. Он едва сдерживал смех.

— Нет, — сердито проговорила Кэри.

— Извини, я не смеюсь над тобой. Поверь мне, все будет в порядке. В конце концов, мы хотим одного и того же.

— Нет, я ничего не хочу! Мы едва знаем друг друга, и перестань вести себя так, словно тебе известна вся моя жизнь до мельчайших подробностей!

— Ты боишься самой себя, — тихо сказал Ник. — Не хочешь уступить своим чувствам ко Мне, думаешь, этим ты только осложнишь ситуацию.

— Я не боюсь! — огрызнулась Кэри. Она пришла в ужас оттого, что он так хорошо ее понял. — И у меня нет к тебе никаких чувств!

— По-моему, между нами не только сексуальное влечение, а нечто большее. — Ник поднял руку и ласково коснулся ладонью ее щеки.

— Нет… Мы не… — Кэри бессознательно прижалась пылающей щекой к его прохладной ладони.

— Да. Мы хотим быть вместе. — Он обхватил рукой ее затылок и притянул к себе.

— Я не… — начала Кэри. Ник подался вперед, его губы замерли рядом с ее губами, и она тут же забыла о том, что собиралась сказать.

Кэри учащенно дышала. Она знала, что сейчас Ник ее поцелует, и хотела этого больше всего на свете. Их лица были совсем близко друг от друга, Кэри чувствовала кожей горячее дыхание Ника. Ее зрачки расширились. Она прикрыла глаза и ждала, когда он ее поцелует.

— Я хочу, чтобы ты сама прикоснулась ко мне, — прошептал Ник.

Кэри открыла глаза.

— Я хочу, чтобы ты ко мне прикоснулась, — повторил он.

— Нет… — начала возражать она, но ее губы уже дотронулись до его губ, и ее охватило страстное желание. Ей захотелось сильнее прижаться к нему и целовать долго-долго.

— Прикоснись ко мне… как прикасалась к моему галстуку.

— Я не… — Кэри замолчала и вздохнула. Она снова закрыла глаза. Да, ей стоило бы отодвинуться, отступить назад, уйти в другую комнату, но она совсем ослабела.

— Я знаю, ты хочешь, чтобы я тебя поцеловал, и я поцелую, но сначала ты должна дотронуться до меня.

— Нет. — Она не станет играть в его игры. Это равносильно самоубийству.

— Я знаю, почему ты отказываешься. — Губы Ника легко коснулись губ Кэри. — Ты боишься. Думаешь, если начнешь, то не сможешь остановиться. Ты захочешь сорвать с меня одежду и повалить на кровать. Захочешь прижаться губами к моей коже, попробовать ее на вкус, целовать…

Из ее горла вырвался какой-то звук, и она зажмурилась еще сильнее.

— Может быть, я ошибаюсь. — Ник погладил ее обнаженную руку. Кэри затаила дыхание. Он точно так же вел себя в кабинете Даррена, перед тем как ее поцеловал.

Ник положил ее руку себе на грудь и слегка отодвинулся. Кэри почувствовала: кончиками пальцев она касается его горячей кожи. Он расстегнул пару верхних пуговиц своей белой» рубашки и сунул внутрь ее руку.

Кэри одновременно хотелось и отдернуть ладонь, и погладить горячую, бархатистую кожу Ника. Она не могла сделать ни того, ни другого, Ник по-прежнему держал ее за запястье.

— Если я ошибаюсь и ты вовсе меня не хочешь, ты можешь доказать мне, что я тебе безразличен. Но я знаю, это не так.

— Я не… — Кэри помолчала немного, пытаясь выровнять дыхание. — Я не понимаю, о чем ты говоришь.

— Когда ты вертела в руках мой галстук, ты думала обо мне, о том, как здорово было бы прикоснуться к моему телу, — мягко сказал Ник.

— Нет, не думала. — Кэри нервно сглотнула. Она изо всех сил старалась не шевелить рукой, но кончиками пальцев она все еще чувствовала жар его кожи.

— Нет? Что ж, может быть, я сам все выдумал. — Ник взглянул на нее сквозь длинные темные ресницы.

Кэри прикусила губу, не в силах вымолвить ни слова. Ее тело уже отвечало ему.

Неужели он тоже мечтает обо мне? Неужели это жгучее желание взаимно?

— Покажи мне, что ты чувствуешь, — сказал Ник. — Проведи рукой по моему телу так же нежно, как ты гладила мой галстук. Я хочу смотреть тебе в глаза, когда ты прикоснешься ко мне.

— Нет, я не собираюсь играть в твои игры!

— Я уже говорил, ты просто боишься. — Он улыбнулся. — Боишься своих собственных чувств и невероятного притяжения, которое существует между нами.

— Я не боюсь! И мне не нужно ничего тебе доказывать.

— Пожалуйста, будь ко мне снисходительной!

Кэри затаила дыхание и взглянула на Ника. Интересно, она на самом деле слышала в его голосе нотки мольбы?

Он хочет, чтобы я к нему прикоснулась, и я хочу того же. Я могу себе это позволить. Поступлю, как подсказывает мне сердце, всего лишь на мгновение, а потом быстро отодвинусь.

— Хорошо. — Кэри дерзко посмотрела Нику в глаза. — Я докажу тебе: твое обаяние на меня не действует. А твое самолюбие переживет, если я не упаду к твоим ногам?

Кровь с молоком

женщины и скомканных трусиках. Глухой звук ударов о пышное тело разносился по всей комнате. Капелька пота капнула Галине на лицо. Она подняла руку и провела ей по лбу юноши. Словно вернувшись в реальность, он посмотрел ей в глаза, продолжая ударяться о ее тело. Взгляд полный какого-то животного безумия. Парень вошел до упора, резко остановился и впился в губы женщины своим первым поцелуем. Галина положила руку на затылок парня и прижала к себе.

— Давай, милый, сделай мне приятно!

Молодой парень буквально забивал в кровать пожилую женщину. Ее пышная грудь раскачивалась. Толчок. Еще один. Еще. Юноша вскрикнул, вытащил член из влагалища и начал поливать Галину спермой. Он стремился попасть на ее черные трусики, но заряды были такие мощные, что первая струя угодила Галине в волосы и на бровь. Вторая упала не ее пышную грудь, ровно на сосочек. Всем остальным, юноша благополучно залил нижнее белье женщины.

Другие публикации:  Короткие пальцы на руках маникюр

Галина вытерла рукой сперму с брови и обтерла о простыню. Парень завалился на бок и пытался отдышаться. Галина тоже пыталась прийти в себя. Она вывернула заляпанные трусики и протерла ими грудь. По ее коже пробежали мурашки, едва она коснулась сосочка. Опустила руку ниже и протерла трусиками половые губы. Между ног зудело. Но теперь это был приятный зуд, а не надоедающий. Член парня потерял упругость и блестел от лубриканта. Галина посмотрела в закрытые глаза юноши и обхватила трусиками его естество. Он дернулся и открыл глаза. Пожилая женщина улыбнулась, смотря в глаза молодого парня.

Едва рукой коснувшись кожи

Комментарий

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.

Понравилась книга?

Отложите ее в библиотеку, чтобы не потерять

Понравилась книга?

Хотите получать уведомления о пополнении книги на смартфон, без регистрации ?

Push-уведомления?

С сайта https://litnet.com поступил запрос на отправку уведомлений:

Понравилась книга?

Хотите получать уведомления о пополнении книги на смартфон, не заходя на сайт ?

Читать без интернета?

Пользователи приложения LitNet читают книги нашего сайта без подключения к Интернету.

Глава 1. Подарок

Будьте осторожны, принимая чьи-то подарки, ибо те могут совершенно изменить вашу жизнь. И, порой, в самую неожиданную сторону.

О чем-то подобном, я раньше никогда не задумывалась. И даже предположить не могла, что один такой «подарок» перевернет всю мою жизнь с ног на голову.

А произошло это самым обычным утром, в середине рабочей недели, когда я, проснувшись, обнаружила на тумбочке у кровати черный бархатный чехол. Личность, оставившая его, сомнений не вызывала, ибо я уже второй год подряд делила двухкомнатную квартиру (доставшуюся мне в наследство от бабушки), со своим молодым человеком.

Удивившись такому неожиданному сюрпризу, я протянула руку к красивой коробочке, когда лежавший рядом с подушкой мобильный телефон заорал бодрую мелодию, а на дисплее появилось улыбающееся лицо Игоря.

— С добрым утром, красавица! — вкрадчиво промурлыкал он.
— Великолепное, дорогой!

Я просто обожала, когда мой любимый говорил с такими вот интонациями. У него был поразительно-глубокий, с легкой хрипотцой голос, поэтому влюбиться в этого парня можно было просто один раз услышав. А еще к столь привлекательному голосу, прилагалась и не менее привлекательная внешность. Так что там было от чего потерять голову.

— Я там тебе небольшой презентик оставил, — сообщил объект моих размышлений.
— Вижу, — губы сами собой расползлись в улыбке.
— Примерь, ладно? А то, боюсь, с размером не угадал.
— Всенепременно, — не переставая улыбаться, заверила любимого.

В кончиках пальцев, барабанящих по одеялу, ощущался легкий зуд: настолько не терпелось узнать, что же я такое должна примерить.
— Вечером, тебя ждет еще один сюрприз, — загадочно пообещал Игорь и отключился.

«Интересно, к чему такая таинственность?» — подумала я, откладывая мобильник в сторону.

Взяв в руки баркахтный чехол, открыла его и удивленно посмотрела на браслет, лежавший на темно-синей шелковой подушечке. Тот был необычным. Ничего похожего мне прежде видеть не приходилось.

Примерно в три моих пальца шириной, украшение было сделано из металла, похожего на серебро (причем серебро высочайшего качества). Я, как художник, создающий эскизы, по которым впоследствии изготавливались ювелирные изделия (а, следовательно, повидавшая этих самых изделий не мало), неплохо разбиралась не только в драгоценных камнях, но и металлах. Так вот этот конкретный браслет, являлся не просто серебряной полоской, он вдобавок был испещрен символами, совершенно не знакомого мне языка и, более того, нанесенными непонятным образом. Поэтому не было ничего удивительного в том, что моя рука сама собой потянулась к телефону.

— Игорь, откуда у тебя эта вещь?
— Не поверишь, я купил ее в антикварной лавке. Ну, той самой, которую мы с тобой пару раз посещали вместе, помнишь? — рассеянно отозвался парень.
— Кроме того, с размером ты явно промахнулся, — заметила я, рассматривая браслет, который скорей бы подошел для мужской руки (слишком уж был массивен и тяжел).
— Ты мерила? — спросил Игорь, и мне показалось, что он занервничал, но вот почему, понять не смогла.
— Нет еще, но я и так вижу, что он мне большой.
— Все равно примерь. Продавец сказал, что это необычная вещица, — настойчиво попросил мой собеседник. – В конце концов, если не подойдет, вернем назад.
— Ладно, — я скептически посмотрела на браслет, — хотя тут даже невооруженным глазом видно, что он мне велик.
— До вечера, — неожиданно поспешно вдруг попрощался любимый и оборвал связь.

Слушая гудки в трубке, я озадаченно смотрела на предмет в своих руках. Зачем Игорь подарил этот браслет мне? Ведь ясно же, что не для женщины делалась эта вещь. Нет, я знала, что Игорь не особо разбирается в ювелирных украшениях и никогда не носил ничего подобного: ограничиваясь дорогими часами. Но с глазомером у него вроде бы раньше проблем не было. Как же он мог так ошибиться?

Пожав плечами, я решила все же примерить браслет хотя бы из любопытства. Взяла это чудо ювелирного искусства в руки, повертела, разглядывая со всех сторон, а потом одела, даже не став расстегивать застежку, ибо размеры подарка позволяли свободно продеть в него руку.

То, что произошло дальше, стало для меня полнейшей неожиданностью. Едва металл коснулся кожи, как буквально на глазах необычное украшение стало стремительно меняться: становясь уже и меньше, словно подгоняясь под мое запястье. Я не успела оглянуться, как браслет, еще пару секунд назад выглядевший тяжелым, массивным и типично мужским, превратился в украшение для дамы. Полоска металла стала тоньше, изящнее, но символы на ней никуда не делись. Кроме того, предмет на моем запястье теперь выглядел так, словно он пробыл там всю мою жизнь.

Покрутив так и эдак руку, я с немалым удивлением обнаружила, что браслет стал абсолютно цельным! Не было даже и намека на застежку, которая совершенно точно там была. Я видела!

«И, как же мне теперь его снять?» — подумала я с ужасом, снова берясь за телефон.

Прослушав гудки где-то с минуту и не дождавшись ответа Игоря, пошла умываться, ведь сегодня у меня была еще масса дел, которые никак нельзя было отложить.

Периодически дергая браслет на руке (в тщетной попытке снять), сердилась на своего парня с каждым часом все больше. Его дурацкая шутка мне совершенно не понравилась, и я уже представляла, какой разбор полетов устрою вечером. Но, когда, закончив все свои дела, пришла домой, намереваясь осуществить задуманное, вместо любимого мужчины (который обычно, открывал мне двери, потому как приходил с работы раньше), обнаружила лишь походный рюкзак, стоящий на полу. О него-то я и споткнулась, когда, открыв своим ключом дверь, шагнула за порог.

Стихи про страсть и любовь

В крови огонь прошедшей ночи,
Восторгов пылких сладкий хмель,
Каким несдержанным, порочным
Ты был вчера, мой дикий зверь.

Каким дразнящим ожиданьем
Томил меня, любимый, ты,
То унося за грань сознанья,
То выводя из темноты.

Дрожу в плену воспоминаний,
Изнемогая, встречи жду,
Чтоб вновь в безудержном желании
Твою лелеять наготу.

Я скучаю… На подоконник
Ждущей кошкой легла душа.
Вспоминаю твои ладони,
Губ пленительно-сладких жар,

Необузданный ритм пульсаций,
Вскрики страсти, любви экстаз…
Хочу вновь к тебе прикасаться,
Поцелуем десятки раз

Проложить желаний маршруты,
И распятой на простыне
Повторять твое имя, будто
Мантру счастья… Иди же ко мне!

Ошеломлен я тем, что было.
Все мысли только о тебе.
Какою жадной и пытливой
Была ты в чувственной мольбе.

Зрачков темнеющих озера
Таили хаос бурных чувств,
Под их неистовым напором
Нас поглотила ночь безумств.

Ты — наважденье, ты — мой воздух,
Ищу тебя во всех и вся,
Волнует кровь той ночи отзвук
И осознанье: ты моя.

Я страстью охвачен, к тебе я прильну —
С неистовой силой одежды сорву.
И кожи нежнее, чем бархат коснусь,
И в море фантазий с тобой окунусь.

Богиня любви, Афродита, Мечта!
Туманит рассудок твоя красота.
Чем ближе к тебе, горячее тем жар…
В объятьях экстаза затушим пожар!

С тобою я на пике счастья,
На самой дальней из высот,
И, отдаваясь нежной страсти,
Вновь ощущаю чувств полет,

В твоих объятьях растворяюсь,
Тону в озерах нежных глаз
И, губ твоих едва касаясь,
Впадаю в сладостный экстаз,

Забыв про все, не сожалея,
Бросаюсь в омут с головой,
Я каждой клеточкой своею
К тебе стремлюсь, любимый мой!

Как виртуозный пианист волшебный звук,
Едва коснувшись клавиш, извлекает,
Так ты в плену моих горячих рук
Дрожишь от страсти, соком истекая.

И в полумраке, сладостно вздохнув,
Инстинкту первобытному поддавшись,
Ты краше всех мадонн, что славят Лувр,
Ты счастлива, хоть выглядишь уставшей.

Другие публикации:  Что за болезнь немеют пальцы рук

Ночь на землю опустилась
Вместе с искорками звезд.
Я хочу, чтоб ты не снилась,
А была со мной всерьез!

Чтобы в танце сладкой страсти
Мы в единое слились,
Чтоб пылали в твоей власти
Мое тело, моя жизнь!

Ты, целуя и лаская,
Говорила бы «люблю»,
Нежно душу раскрывая
Драгоценную свою!

Я в ответ шептал бы страстно:
«Обнимай меня сильней,
Твое тело так прекрасно,
Оставайся лишь моей!»

С тобой вдвоем мечтаю оказаться,
Чтобы испить губ мягких сладкий мед,
Горя внутри, к изгибам прикасаться
И пригласить в невиданный полет!

Мы долетим до самой неба выси
И станем там на облаке парить,
Чтоб испытать все счастье этой жизни,
Еще сильней друг друга полюбить!

Тебя прижму с огромной, пылкой силой,
К вершине грез любовно вознесу,
Чтоб ощутить тебе себя счастливой,
Мне до конца раскрыв души красу!

Колотится сердце в неистовом ритме,
Пульсирует кровь, разрывая виски.
Как выиграть мне в этой внутренней битве,
Не дрогнуть, не выдать телесной тоски?

Я рядом дыханье твоё ощущаю,
И вижу бездонную глаз глубину,
Твой чувствую запах. И всё. Понимаю,
Что я в тебе просто как в море тону.

Твое дыханье — страсти бриз,
Твои уста — ворота рая,
Исполню я любой каприз,
Моя любимая, родная.

Горю в неистовом огне,
И каждой клеточкой желаю,
Чтоб отдалась сегодня мне,
Я счастья большего не знаю.

Хочу ласкать тебя всю ночь,
И тела стройного касаться,
Себя не в силах превозмочь,
Прошу тебя со мной остаться.

Я разожгу в тебе любовь,
И напою напитком страсти,
Пусть закипает в венах кровь,
Давай друг друга станем частью.

Едва рукой коснувшись кожи

  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 563 106
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 508 767

Следуй за белым кроликом

Название: «Следуй за белым кроликом»

Жанр: romance/ humor

Саммари: Аспирант Ромка Смолин ничем не похож на девочку Алису, когда-то провалившуюся в Страну Чудес. Он ни за что не решился бы напроситься на чай к Шляпнику и уж точно никогда бы не стал спорить с Королевой. Но жизнь в новом для него окружении диктует свои правила. Особенно учитывая присутствие рядом личного Ромкиного чудовища. Хочешь – не хочешь – меняйся, следуй за белым кроликом…

Предупреждение: СЛЭШ, ненормативная лексика

Дисклеймер: за название спасибо Л.Кэрроллу и братьям Вачовски

Три… два… один… горлышко темной бутылки мелодично звякает о зеркало. Я чокаюсь со своим отражением. Вот в эту самую секунду исполняется ровно год, 365 дней. А, нет, уже 365 дней и одна секунда…. две… три…

«Великое искусство верховой езды заключается в том, чтобы держать равновесие».

М/ф «Алиса в Зазеркалье»

«Третий… второй… ага, вот он, первый курс». – Смолин наконец-то дотянулся до заднего ряда плотно заполнявших шкаф тетрадок, но смог лишь слегка зацепить ногтями обложку. Пыль обухом ударила по чувствительному Ромкиному носу. Парень чихнул и кулем рухнул на пол. Шкаф с курсовыми филологического факультета за последние 13 лет по-прежнему возвышался до потолка неприступной крепостью. Смолин перевел взгляд на противоположную стену: часы уверяли, что бедному аспиранту давно пора было быть дома, проглотить дежурную сосиску с кетчупом и отправляться баиньки. Желудок восторженно отозвался легким урчанием. Ромка с облегчением решил, что отложит ловлю собственной курсовой семилетней давности на завтра: «Morgen, morgen, nur nicht heute ». Counter — assiduitys win .

Смолин поднялся на ноги, щелкнул выключателем и, на ходу натягивая куртку, выскользнул за дверь. Привычным движением поправил перекосившуюся табличку «Кафедра немецкой филологии». Но капризный писк телефона по ту сторону двери заставил вернуться.

— Кафедра слушает… а, Маргарита Вячеславовна, да… я еще здесь… эээ … нашел… написал… конечно. К семи утра? Да ну что Вы, у меня все готово…хм, почти… Обязательно, Маргарита Вясь.. Вячеславовна… до завтра… Scheisse.- Телефонный аппарат, переживший не одного зав. кафедрой, обиженно тренькнул, когда Смолин в сердцах бросил трубку на рычаг.

— Scheisse,- уже задумчиво добавил Ромка.

Смолин слыл добрейшим человеком. Смолин всегда соглашался подменить коллег, вычитать чужой доклад, уступить место на конференции. Смолин был послушен и исполнителен. Смолин не встревал в ссоры и не предъявлял претензий своим должникам. Если на кафедре в очередной раз отмечали праздник, грязную посуду по умолчанию мыл Смолин. Он же разносил стулья по аудиториям. Главная проблема Смолина состояла в том, что добрым человеком он не был. «Тряпка»,- сквозь зубы цедила Светочка. Сам Смолин предпочитал слово «слабохарактерный».

Больше не полагаясь на возможности своего скромного роста, Ромка отправился за стремянкой. В гулких универовских коридорах было уже темно и пусто. Только вдалеке из-под двери пробивалась тонкая полоска света и слышались нечеткие голоса.

-Тёть Маш?- неуверенно позвал Смолин. Рядом громыхнуло железное ведро, плеснула вода.

— А, Ромочка, — из темноты вынырнула женщина в платке и синем фланелевом халате с подоткнутыми полами.- Испугал ты меня. Я думала, что все уж разошлись. Вот только эти, — уборщица устало кивнула на дверь юридической кафедры и скривилась,- все никак не угомонятся. Чего-то празднуют. А мне полы домывать надо…

— Тёть Маш, мне бы стремянку…

Зажав в руке холодную, слегка влажную связку ключей, Смолин поплёлся вниз по лестнице, в подсобку.

— Здравствуй, ещё одно царство пыли,- процедил Смолин, толкнув обитую дерматином дверь. Сегодня Ромке, определённо, везло на один из самых «любимых» его аллергенов. Он сморщил вздёрнутый нос, закрылся рукавом и с трудом выволок из комнатушки стремянку, мимоходом обрушив пирамиду из больших металлических банок. Одна из них пребольно ударила Смолина по щиколотке. Страдалец застонал в руку, сжав зубами ткань свитера, и бросил взгляд на этикетку: «Краска эмалевая. Цвет – полуденный сон лесной нимфы».

Непривычные к физической нагрузке мышцы ныли, хотя Ромка в обнимку с чудовищной металлической конструкцией смог преодолеть только один лестничный пролёт. Смолин с тоской посмотрел наверх. На юридической кафедре всё ещё праздновали. Дома его всё ещё ждала вожделенная сосиска с кетчупом. Мышцы всё еще ныли. Ромка перевёл взгляд на свои испачканные в машинном масле, исцарапанные руки и устало сплюнул. Прямо на свежевымытый пол.

Дзынь – дзынь – дзынь – бах. Из дверного проёма наконец-то вынырнула взъерошенная макушка Смолина, волоком тащившего за собой стремянку. Скрежет далеко разносился в пустом тоннеле коридора. Тяжело дышащий Ромка без слов протянул уборщице ключи и устало опёрся о стремянку. С вожделением взглянув на ведро с водой, он нервно сглотнул.

Из-за двери вдруг послышался звук отодвигаемых стульев. Голоса приблизились, стали громче, и уже можно было разобрать, о чем говорили на кафедре.

— Ну-с, господа, рад был пообщаться. Глубочайший поклон от меня Алексею Николаевичу. Обращайтесь, всегда готовы помочь советом.

— Нет уж, лучше Вы к нам,- гоготнули в ответ.

Дверь хлопнула, выпустив в коридор две тёмные фигуры.

— Ох*енно мы их сделали, Петруччо. Правильных ребят нам твой папа подогнал. Этих голодранцев из «Сити» с дурацкими претензиями просто по стенке размазали. Их адвокат всё заседание так и просидел с открытой варежкой,- говорящий активно жестикулировал и пьяно пошатывался.

— А ты ещё сомневался? – лениво отозвался второй, нашаривая что-то в кармане, и поднял взгляд.

Смолин, до этого во все глаза таращившийся на мужчин, вдруг вскочил с места, засуетился, судорожно вцепился в стремянку и рванул обратно на родную кафедру.

А Ромочка, не понимая, что произошло, уже распластался на полу в обнимку со злосчастной лестницей, боясь оторвать взгляд от каменного пола, по которому из перевёрнутого ведра медленно растекалась грязная лужа. Рядом матерились низким мужским голосом. Фальцетом щебетала тётя Маша:

— Ребятушки. Да как же так получилось… Давай, милый, пойдём, ранку промыть надо.