Если в семье вич инфицированный

Если в семье вич инфицированный

Производится перенаправление с сайта

Всероссийской акции по тестированию на ВИЧ-инфекцию

Авторизация

Восстановление пароля

  • Главная
  • Важно знать каждому
  • Если близкий инфицирован ВИЧ

Все, кто сталкивался с вирусом иммунодефицита не лично, а, допустим, если у него болеет близкий человек, задумываются о том, что происходит с этим человеком. Может он постоянно лежит в больницах или очень быстро умирает, а может быть с таким диагнозом можно жить и не сообщать окружающим людям о своем диагнозе? В настоящее время последнее случается гораздо чаще, чем первое. Принимая антиретровирусную терапию, инфицированный не имеет никаких внешних признаков и не может заразить этим вирусом своих близких в быту. Вследствие этого, он может вести тот образ жизни, который вел до этого.

Бывают случаи, когда родственники инфицированного недостаточно осведомлены о способах передачи вируса, из-за чего подвергают дискриминации больного даже в своей семье. Все эти страхи сильно преувеличены, ведь вирус иммунодефицита не приспособлен к выживанию в окружающей среде, поэтому вне организма быстро погибает. Излишние опасения родственников порождают комплексы у ВИЧ-положительного человека. У него появляются страхи заразить своих родных, и он начинает пользоваться отдельной посудой, перестает целовать и обнимать близких.

Такой диагноз всегда удар для человека, его психики и самооценки. Если некоторые могли предположить наличие этого вируса у них в организме, то другие даже не подозревали об этом. В обоих случаях известие о наличии вируса в организме является шоком и вызывает различные виды психологической подавленности, например, депрессии, растерянности, страха. На этом этапе важно поддержать близкого вам человека и не дать ему потеряться и запутаться в жизни.

Помочь пережить первую реакцию важно не только для самого больного, но и для здоровых родственников, которые не хотят потерять близкого человека. Первой реакцией обеих сторон может быть страх, ведь жизнь в одном помещении с инфицированным может сперва показаться не самой уютной и простой. Стоит помнить, что ВИЧ передается только половым путем, при родах или грудном вскармливании и при попадании зараженной крови в кровоток, а в быту нет никаких шансов, что вирус передастся от вашего близкого вам.

Не стоит считать инфицированного вирусом иммунодефицита каким-то немощным. Он также может обслуживать не только себя, но и помогать в домашней работе. Однако существуют некоторые меры предосторожности. Например, ВИЧ-положительному нужно соблюдать правила личной гигиены, регулярно мыть руки и принимать ванну или душ. Все средства личной гигиены, будь то зубная щетка, мочалка или бритва, ни в коем случае нельзя делить с другими людьми. Ведь через них можно получить кучу других вирусов и инфекций. Поэтому каждый человек, не важно ВИЧ-положительный он или нет, должен иметь свою зубную щетку, расческу, бритву, а также держать в идеальном порядке кухню, ванную и туалет.

Использованные бинты, вату, тампоны и прокладки, а также другие вещи, загрязненные кровью и опасными выделениями следует складывать в полиэтиленовые пакеты и уничтожать.

Все поверхности или предметы обстановки, случайно загрязненные кровью или другими выделениями, необходимо тщательно обеззараживать и дезинфицировать.

Во всем остальном близкие ВИЧ-положительного могут чувствовать себя рядом с зараженным членом семьи или другом в безопасности.

«Жить с ВИЧ-инфицированными на равных»

Интервью с девушкой из Красноярска, заражённой ВИЧ

Интервью с девушкой из Красноярска, заражённой ВИЧ

Это интервью мы решили посвятить Всесибирскому дню борьбы со СПИДом, который с 1999 года отмечается 1 марта. Но беседовать на тему СПИДа в этот раз мы будем не с врачами и медицинскими чиновниками, которые, безусловно, знают проблему достаточно глубоко. Наш разговор пойдёт с человеком, жизнь которого неразрывно связана с этим диагнозом. С обыкновенной краснояркой, живущей среди нас, судьба которой не совсем обычна. (По понятным причинам, мы не можем назвать фамилию героини и открыть ее лицо. Но дабы не нарушать привычный формат рубрики «Персона», мы решили проиллюстрировать интервью не традиционной фотографией, а рисунком, который передаёт образ и характер нашей героини.

Знакомьтесь – Наталья. Активистка Красноярской общественной организации людей, живущих с ВИЧ\СПИДом (ЛЖВС) «Чистый взгляд»
Родилась в Красноярске в 1978 году.
Окончив школу, получила профессию швеи-универсала и работает в одном из городских ателье по пошиву одежды.
Семейное положение: не замужем, есть шестилетняя дочь.
Увлечения: рисование и лепка

Наталья, мой первый вопрос, естественно, будет касаться того, как вы заразились ВИЧ?

У меня есть предположение, что ВИЧ-инфекцию я получила в больнице при аборте. К тому времени я уже развелась с мужем и встречалась с другим человеком. Но ни один из них не был инфицирован. Перед абортом я делала анализ, и он был отрицательным. Но после аборта у меня выявили гепатит С и ВИЧ-инфекцию.

Наркотиков я не употребляла никогда и даже не пробовала, а половым путём гепатит С практически не передаётся, поэтому вывод напрашивается только один.

Сделаю поправку на то, что в обычной консультации мне на 13 неделе отказали в аборте. Но я не могла родить второго ребёнка и растить двоих детей без мужа. Я была очень напугана, потому решилась сделать аборт за деньги в частной клинике. Не могу утверждать наверняка, что получила ВИЧ именно там, но других предположений у меня тоже нет.

Как давно вы узнали о диагнозе и о чём подумали в первую очередь?

Это произошло два года назад в феврале. У меня обнаружили гепатит С и сказали подняться на второй этаж СПИД-центра. Когда мне сообщили, что у меня обнаружена ВИЧ-инфекция, я не особо отличала ВИЧ от СПИДа. Поэтому полились слёзы и встал единственный вопрос: сколько мне осталось жить… У меня ребёнок, успею ли я куда-нибудь определить его? Это всё, что меня беспокоило…

Всё, что я на тот момент знала про СПИД – что это чума двадцатого века, от которой умер Фредди Меркьюри. Я читала его книгу, и помнила, как тяжело он умирал.

После объявления диагноза пока я шла до остановки, чтобы забрать ребёнка из садика, у меня крутилась одна мысль: слава Богу, что не рак… Дело в том, что за год до этого у меня от рака груди умерла мама. Для меня было страшнейшим потрясением то, как она умирала, перенося нечеловеческие страдания. Поэтому рак для меня был страшнее…

Когда поучила повторные результаты анализов, мне сказали, что лет 8-10 я смогу жить без особых проблем, только необходимо ограничить курение и алкоголь, и питаться более-менее правильно.

Ваша жизнь сильно изменилась после того, как вам поставили диагноз?

Вначале я просто ушла в себя. Жить не хотелось, были слёзы, разговоры с Богом. Я не знала, как дальше жить. Если ты живёшь, и не знаешь, сколько тебе отпущено, и от чего ты умрёшь, о смерти ты просто не задумываешься. А тут мне сказали, какая смерть мне определена и сказали срок. Это сейчас я знаю, что от ВИЧ не умирают, и существует множество лекарств, восстанавливающих иммунитет, но тогда я не знала ничего. У меня была страшная депрессия, я много пила и никому не могла об этом сказать, потому что боялась потерять и друзей, и родных. Я очень общительный человек, и для меня потеря друзей означала бы смерть.

Первой о диагнозе я сказала сестре. Она восприняла это как нашу общую семейную проблему, и ни о каком отказе не было и речи. Потом мы сообщили моему брату. И только после того, как я сама успокоилась и перестала впадать в истерику, я попыталась сообщить подругам. Но сначала мне просто никто не поверил, потому что у всех была ассоциация, что ВИЧ – это болезнь проституток и наркоманов. Они думали, что я говорю им это, чтобы меня просто пожалели.

То есть, от друзей вы свой диагноз не скрываете?

Практически все мои друзья об этом знают. Мне нечего стыдиться, и люди должны знать об этом. Все мои друзья и подруги отнеслись к моему заболеванию нормально. Я сразу всем им рассказала всё, что знала о ВИЧ, и никто из них от меня не отвернулся и не стал относиться ко мне с опаской.

Единственный инцидент был на работе. Я только устроилась работать в новое ателье. У нас была ночная смена, потому что мы не успевали подготовить заказ в срок. Все были уставшие, и в беседе я рассказала свою историю начальнице. Она так спокойно к этому отнеслась, что я решила, что она достаточно информирована по теме СПИДа и не стала беспокоиться.

Но спустя некоторое время мне позвонила моя коллега, с которой я очень дружна, и сообщила, что начальница всех сотрудников срочно тащит в СПИД-центр на проверку! Она думает, что мы могли заразиться через иголки, которыми шьём.

Я позвонила ей, и спросила: «Неужели, если бы я была для общества опасна, я бы жила со своим ребёнком и работала бы с вами?»

Я рассказала ей о ВИЧ\СПИДе всё, что знала на тот момент. Она призналась, что подняла панику в состоянии шока. Когда она прочитала всю литературу, которую я ей принесла, она стала ярым борцом против СПИДа. До сих пор изучает альтернативные способы лечения. Хотела накопить денег, чтобы отправить меня к какому-то лекарю-индусу. (смеётся) То есть, наши отношения в коллективе только окрепли. Место работы я не поменяла, и все мои коллеги знают о моей болезни.

Вы стали более замкнутой после заболевания? Появляются ли у вас новые друзья, знакомые, новые увлечения?

Через полгода после выявления ВИЧ-инфекции в августе моя сестра посоветовала мне сходить в красноярскую группу взаимопомощи ЛЖВС «Чистый взгляд». Но поначалу у меня было такое же отношение к ВИЧ-инфицированным, как и у всех обычных людей: все они – наркоманы, и только я стала жертвой случая. Как я смогу найти себе там друзей?! Но мне на самом деле недоставало общения, и я решилась пойти в центр взаимопомощи. После занятий в «Чистом взгляде» я увидела, насколько я была далека от понимания своей проблемы, запугана мифами, и то, что могу жить совершенно по-другому, ничего не страшась.

Мы собираемся в группе и разговариваем по-дружески: как правильно принимать терапию, какие появились новые лекарства, консультируемся с юристом. Мы говорим о жизни вообще, о том, что произвело на нас впечатление, что нас пугает или радует. Когда мы вместе, нам легче жить, мы поддерживаем друг друга.

Как в Красноярске обстоят дела с дискриминацией и предубеждениями? Возникали ли проблемы с больницами или другими учреждениями?

Сразу скажу, что в Красноярске такого просто нет! Мне ни разу не приходилось ощутить на себе ту дискриминацию, о которой все говорят. Например, когда я попала в больницу, врачи и санитары не делали особого различия между мной и ВИЧ-отрицательными людьми. Может, конечно, так обстоят дела только в Красноярске, потому что здесь люди довольно информированы. У нас очень хорошо работает центр СПИД и общественные организации, которые проводят беседы и тренинги. Очень большая психологическая помощь оказывается людям, в семье которых есть ВИЧ-положительные.

Очень не хватает знаете чего: разъяснительной работы среди сотрудников определённых структур. Я считаю, что необходимо проводить обязательные семинары среди милиционеров, врачей и представителей других профессий, которые так или иначе сталкиваются с ВИЧ-инфицированными людьми.

Могу рассказать один пример: ты идёшь вырвать зуб к стоматологу. По идее, все инструменты врач должен стерилизовать, поэтому тебе не обязательно рассказывать ему о своём диагнозе. Но, зная российскую действительность, когда инструменты могут использоваться вторично без обработки, ты должна предупредить его, чтобы он простерилизовал инструменты, поскольку у тебя ВИЧ. Получается, что, признавшись, ты рискуешь, что тебе откажут в лечении, а, не признавшись, ты можешь создать угрозу следующему пациенту, понимаете?!

Причём, что странно, у нас к гепатиту С в обществе совершенно лояльное отношение, хотя это более опасное заболевание!

В Красноярске я о диких случаях ущемления прав ВИЧ-положительных не слышала, а вот в Кемеровской области, городе Прокопьевск просто до абсурда доходит: если узнают, что умерший человек имел диагноз ВИЧ\СПИД, его кладут в гроб в полиэтиленовом пакете! Наверно, бояться заразиться… Но это просто кошмар! Каким образом?! Если ВИЧ передаётся только при незащищённом половом контакте или переливании крови!

Мне порой даже кажется, что СПИД у нас специально возведён в ранг ЧУМЫ 20 века! А не будет СПИДа – найдут другое мировое зло, которым можно будет всех пугать…

Как вы относитесь к социальной рекламе по проблемам ВИЧ\СПИДа в средствах массовой информации?

Мне очень не нравятся ролики на эту тему на телевидении. Мне кажется, они наоборот вызывают чувство страха перед ВИЧ-положительными у населения. Например, молодой парень стоит на вокзале. Электричка уезжает, а он остаётся. И текст: жизнь уходит, а ты остался на перроне…

Другие публикации:  Зуд при чесотке как избавиться

Ну что это такое?! К каким эмоциям взывает этот ролик?! У людей появляется мысль, что ВИЧ и гепатит С – это конец, это смерть…

Или, например, показывают фотографию маленького мальчика, затем постарше, затем взрослого, а после – серая пелена и надпись «4 года живёт с ВИЧ»… Люди естественно думают, что нужно человека оградить от общества. Тебе поставили диагноз ВИЧ, и тебя нужно изолировать…Но ведь от людей, больных раком, или уреаплазмозом у нас никто не отворачиваются, хотя это такие же хронические заболевания.

Вы применяете антиретровирусную терапию?

Нет, пока у меня нет к этому показаний. Но в группе взаимопомощи нас и к этому уже готовят: нам выдают витамины, которые мы должны принимать по такому же циклу, что и терапию. Это необходимо, чтобы выработать привычку, чтобы мы не забывали и по-особому строили распорядок дня.

От своих знакомых вы, должно быть, слышали, как обстоит дело с обеспеченностью препаратами в Красноярском крае. Может, есть дефицит, и лечение получают не все? Почему возник такой вопрос: в начале года я общалась с петербургскими журналистами, которые сообщили о дефиците препаратов для терапии в Питере. Так там врачи СПИД центров принимали решение: кому давать лечение, а кому нет по принципу социальной перспективности.

О, боже! Это же уголовно наказуемо! В Красноярске, насколько я знаю, такой проблемы просто не стоит. Одно время у нас был дефицит терапии, но сейчас проблема решена, и медикаменты у нас есть в достаточном количестве, главное, чтобы люди за ними приходили и принимали! Людей готовят к приёму препаратов. Они ставят заметки на телефон, а потом это входит в привычку, как, например, ну то же …курение.

Сказали ли вы о своём диагнозе своей дочери?

Ей пока 6 лет, поэтому она просто не поймёт того, что со мной происходит. К тому же, она болтлива, и может рассказать обо всём в детском саду. Я бы очень не хотела, чтобы это отразилось и на её судьбе, чтобы её начали избегать в садике, а потом и в школе. Но с другой стороны, я от неё ничего не скрываю. Все разговоры о моём диагнозе ведутся в её присутствии, я беру её с собой в «Чистый взгляд», даю смотреть специализированные журналы и брошюры. Я сообщу ей о ВИЧ тогда, когда она сможет это понять.

О чём вы мечтаете?

О семье, о нормальной жизни, о чём же ещё мечтать женщине? Я хочу иметь семью и родить ещё детей. Но я решусь на создание семьи только тогда, когда буду твёрдо уверена в своём любимом человеке.

Ещё я мечтаю, что когда-нибудь придумают такое лекарство, которое сможет полностью излечить от СПИДа. Это было бы просто замечательно!

А ещё, у нас в группе взаимопомощи есть общая мечта. Мы хотим создать в Красноярске службу знакомств для ВИЧ-инфицированных. Такие службы знакомств есть в Москве, Петербурге. Мы даже проект составили, отправили его на грантовый конкурс. Найти близкого человека для создания семьи мне очень сложно. Конечно, дело не в ВИЧ-статусе. Но жить с ВИЧ-инфицированным человеком мне было бы гораздо лучше. У нас была бы возможность общаться на равных, мы понимали бы друг друга гораздо лучше, сообща решали проблемы. И, главное, я бы не боялась подвергать его угрозе заражения. Хотя я знаю семьи, которые живут по 8-10 лет, где ВИЧ-положительный супруг не заражает своего ВИЧ-отрицательного супруга.

Какую помощь вы бы хотели получать от власти?

Главная наша проблема – недостаток информированности общества. Нужно подавать информацию о ВИЧ\СПИДе на более простом, бытовом уровне. И если доступно донести до людей простую информацию, о том, что ВИЧ не передается при общении с инфицированными, люди начнут открывать своё лицо, перестанут бояться быть вычеркнутыми из жизни общества и смогут нормальной существовать. ВИЧ/СПИДу нужно придать статус хронической болезни. Также просто необходимо специализировать отдельных акушеров, которые смогут правильно принимать роды у ВИЧ-положительных женщин, и тогда дети будут появляться на свет здоровыми.

Если в семье вич инфицированный

Производится перенаправление с сайта

Всероссийской акции по тестированию на ВИЧ-инфекцию

Авторизация

Восстановление пароля

  • Главная
  • Близким людям
  • Один из членов семьи – ВИЧ-позитивный. Простые правила гигиены в быту.

В вашей семье есть ВИЧ-положительный. Это повод для того, чтобы привычный уклад домашней жизни кардинально изменился? Ничего подобного!

Появление в вашей семье ВИЧ-положительного существенно не изменит ваш быт. Необходимо только соблюдаеть обычные правила гигиены и помнить о том, как передается ВИЧ.

ВИЧ передается через кровь, сперму, влагалищные выделения и грудное молоко. Поэтому, если вы соблюдаете самые обычные правила гигиены, заражение ВИЧ не грозит никому в вашей семье.

Каждому – личные гигиенические принадлежности

У каждого члена семьи должны быть собственные полотенца, зубные щетки и другие предметы личной гигиены. На таких предметах могут оставаться частички крови или выделений, содержащие ВИЧ. Если в семье есть дети, обязательно объясните им, что пользоваться чужими средствами гигиены нельзя.

ВИЧ не опасен в ванной и туалете

Вы можете пользоваться одной ванной и туалетом с ВИЧ-положительным. Нет необходимости покупать специальные дезинфицирующие средства для этих помещений. Достаточно смывать видимую грязь, кровь и выделения, оставшиеся на сантехнике, при помощи бытовых моющих средств. И использовать хозяйственные перчатки для защиты рук при уборке.

ВИЧ не передается с пищей

ВИЧ-положительный может готовить пищу или помогать вам на кухне. Вирус иммунодефицита человека не передается через пищу. Но мыть руки перед приготовлением еды и после обязательно всем, кто работает на кухне – это убережет вас от кишечных инфекций. Не нужно отдельно дезинфицировать посуду, которой пользуется ВИЧ-положительный. Кроме мытья горячей водой с моющим средством, обычным для любой посуды, никаких предосторожностей вам не потребуется.

ВИЧ не передается с одеждой

Одежду и постельное белье ВИЧ-положительного можно стирать вместе с вещами других членов семьи. За исключением того, что испачкано кровью, рвотными массами или калом – эти вещи лучше выстирать отдельно, используя горячую воду и обычный порошок.

ВИЧ не передается при бытовых контактах

К вам могут продолжить приходить гости, а вы – посещать кино, музеи и рестораны вместе с вашим ВИЧ-положительным родственником. Обычные бытовые контакты, вроде совместных трапез и бесед – абсолютно безопасны. Обычный контакт с ребенком – в том числе объятья и поцелуи – не представляет никакой угрозы. Но, если малыш болен, изолируйте его, чтобы обезопасить ВИЧ-положительного человека от инфекции.

Отдельные правила

ВИЧ не может проникнуть через здоровую кожу. Но на коже любого человека могут быть микротравмы. Поэтому при обработке кровоточащих ран у человека с ВИЧ-инфекцией надо использовать одноразовые перчатки. Для предметов интимной гигиены, шприцев, одноразовых лезвий и перевязочного материала, который использует человек, живущий с ВИЧ, надо завести отдельный контейнер, до которого не смогут добраться дети. И обязательно выбрасывать их в прочном завязывающемся пакете.

Как научиться жить с ВИЧ: личный опыт

О личном

Узнав о своем ВИЧ-статусе 16 лет назад, я прошла через страх, дискриминацию и депрессию. Тогда диагноз был для меня настоящим клеймом: в маленьком городе не было ВИЧ-активистов и соцработников, получить помощь и информацию было неоткуда.

Врачи заявляли, что мой ребенок не сможет быть здоровым, а сама я проживу не больше 5 лет. Некоторые просто заворачивали в бумагу ручку, чтобы я расписалась, не давали зайти в кабинет, писали на медицинской карточке красным слово «ВИЧ», чтобы все это увидели. В тот момент я чувствовала себя изгоем, и даже подумать не могла, что когда-то смогу открыто говорить о своем заболевании.

Сейчас внутренне я ощущаю себя свободно и спокойно. Конечно, хочется, чтобы появилось лекарство, и все мы выздоровели. Но пока я живу, как все люди с хроническими заболеваниями.

О принятии ВИЧ-статуса

Люди, узнав о статусе, переживают сильнейший стресс. Главное, что их интересует — будут ли они жить. Но без качественной информации и поддержки стресс приобретает хронический характер и, как результат, рождается депрессия, самостигма и самодискриминация. Важно понимать, что ВИЧ — это контролируемый вирус. Человек будет жить долго, счастливо и реализовано, если сам этого захочет, а принимая антиретровирусную терапию (АРТ), можно строить семью, рожать здоровых детей, воплощать все свои планы и мечты.

Без поддержки и фундаментальных знаний о ВИЧ и АРТ, человек может отказаться от лечения. Но это не значит, что он не готов заниматься сексом, распространяя инфекцию дальше. Первое, что должен сделать ВИЧ-инфицированный человек — встать на учет в центр СПИДа, диагностировать состояние своего иммунитета, получить лечение и консультативную поддержку.

Принятие статуса происходит, когда пациент перестает отрицать свою болезнь и берет ее под контроль. У всех людей разные психотипы, и женщинам часто требуется больше времени, чтобы принять ВИЧ-статус. У них больше вины и страхов из-за гендерной роли, отведенной в нашем обществе: испокон веков именно женщина была ответственна за здоровье в семье, она рожает и испытывает личную вину, если ребёнок не здоров. Не получив качественной информации и поддержки, она может отказаться от будущего, а в состоянии хронического стресса или депрессии у неё порой просто нет решительности и сил к действиям.

О лечении и страхе

Антиретровирусная терапия — это основной помощник и «волшебная палочка» для ВИЧ-инфицированных, но если ее навязывать, пациент просто возьмет таблетки и выбросит их в унитаз. К нам в группу часто рекомендуют женщин, которые не хотят принимать лечение. Они находят для этого разные причины.

Негативную лепту вносят сайты и форумы СПИД-диссидентов. Человек узнает о ВИЧ-статусе, ныряет в интернет и находит там огромное количество дезинформации. Психика в данный момент настроена воспринять ее как истину, ведь первые этапы принятия любого диагноза — отрицание и гнев.

Я верю в Бога и уважительно отношусь к верующим, но среди них есть люди, которые стараются не общаться с соцработниками, верят в исцеление, не сдают анализы и не принимают АРТ. К сожалению, потом многие из них оказываются в стационаре с 4 стадией ВИЧ, когда без интенсивной терапии уже не обойтись. Кого-то из них уже не удается спасти.

Многие банально бояться «химии», которую придется принимать всю жизнь. Важно донести до пациентов, что если возникают побочные эффекты, их всегда можно устранить.

О стигме и дискриминации ВИЧ-инфицированных

Чтобы остановить эпидемию, все ВИЧ-инфицированные должны принимать АРТ. Но барьером к лечению является стигма и дискриминация, в том числе и со стороны медработников. Мы не можем гарантировать, что врач будет относиться к человеку толерантно, потому что качественной подачи информации о ВИЧ нет ни в школах, ни в институтах – в том числе и медицинских.

Не стоит говорить в лоб врачу «я ВИЧ-инфицирован»: от этого будет зависеть, окажут ли вам сейчас необходимую помощь. Но разговор должен происходить на равных: «Да, у меня ВИЧ, я принимаю терапию и надеюсь, что вы знаете, что это такое. А если не знаете — я готов вам рассказать».

Конечно, сегодня в Украине уже нет такого ужасающего невежества по отношению к ВИЧ-инфицированным, как 16 лет назад. Но результаты исследования «Показатель уровня стигмы ЛЖВ. Индекс стигмы 2016» USAID/RESPECT свидетельствуют, что стигма есть, и темпы ее снижения очень невелики: за 6 лет показатель упал с 82% до 76%. Если человек живет в селе, ему почти наверняка придется столкнуться с дискриминацией и разглашением статуса. Нередко в таких случаях пациентам приходится менять место жительства и полностью рушить свой жизненный уклад.

Людей нужно просвещать не только в больших городах, но и в селах, потому что там они более уязвимы. К счастью, сегодня существует проект USAID RESPECT, реализуемый «Сетью ЛЖВ». Он направлен на просвещение врачей и медсестер, обучает их оказывать помощь людям, живущим с ВИЧ, относиться к ним непредвзято.

О взаимоподдержке ВИЧ-позитивных женщин

47% нововыявленных ВИЧ-инфицированных — женщины, а в возрастной группе от 14 до 25 лет девушек большинство — 75%. Именно поэтому нужно делать гендерно-ориентированные программы, проводить консультации относительно сексуального и репродуктивного здоровья.

Группа взаимопомощи ВИЧ-инфицированных женщин «Киянка+» существует 3 года, и сейчас в ней находится более 100 женщин. Участницы видят других с такой же проблемой, слышат истории их успеха, рассказы о детях и любимых людях. Девочки понимают, что однажды у них появятся силы двигаться дальше, и они смогут достичь этого сами.

Разговаривая с женщинами, я не заявляю: «Я ВИЧ-позитивная, у меня двое здоровых детей, неинфицированный муж, я работаю, у меня все круто». Это составляющая помощи, но один такой подход не поможет: страхи и дезинформация из сознания никуда не денутся. Важно понимать потребность и проблему конкретной женщины, решать ее и на информационном, и на психологическом, и на физическом уровнях.

Статус можно раскрывать, когда ты чувствуешь себя уверенно, осознаешь, что можешь не только отстоять свои права и достоинство, но сделать так, чтобы не пострадали твои родные – дети, партнер, родители. Ты должен четко понимать, зачем ты это делаешь. Я говорю о своем статусе в тех случаях, когда это уместно и имеет конкретную цель, чаще всего – с целью формирования толерантного отношения или защиты прав других ВИЧ-позитивных людей.

Другие публикации:  Клинические проявления чесотки

Если в семье вич инфицированный

Работу сайта поддерживают:

Адвокация пїЅ это ряд мероприятий, направленных на лиц, принимающих решения, и политических деятелей, с целью поддержки конкретных политических вопросов. Процесс адвокации считается завершенным, когда принимается решение, и в соответствии с ним проводятся определенные действия. В целом адвокация пїЅ это процесс постоянного воздействия на ситуацию, установки, политику и законы, посредством влияния на ключевых людей и организации, имеющие власть, а также на структуры и системы разных уровней, с тем, чтобы улучшить условия, в которых находятся люди, затронутые конкретной проблемой.

Дети и семьи ВИЧ инфицированных. Психологические аспекты
Невозможно точно сказать, сколько детей пострадало от того, что их родители, братья, сестры или другие члены семьи были инфицированы ВИЧ. Среди них:
= Дети, родившиеся у ВИЧ-позитивных матерей;
= ВИЧ-позитивные дети или дети, у которых один из родителей инфицирован;
= Дети, у которых ВИЧ-позитивные отцы (часто они при этом страдают гемофилией);
= Дети, у которых родители умерли от СПИД.
В некоторых африканских странах дети сильно пострадали из-за потери всех членов семьи, умерших от СПИД.
Рассмотрим проблемы, возникающие у детей, члены семей которых ВИЧ-инфицированы или больны СПИД, или которые сами ВИЧ-инфицированы. Вот некоторые из них:
пїЅ как рассказать детям о том, что их родственник инфицирован ВИЧ или болен СПИД;
пїЅ тестирование детей на ВИЧ;
пїЅ уход за детьми, пострадавшими от ВИЧ/СПИД;
пїЅ как организовать усыновление или опекунство над ВИЧ-инфицированными детьми.
Как рассказать детям о том, что их родственник инфицирован ВИЧ или болен СПИД?
Тщательная подготовка
Решение о том, что ребенку или подростку надо рассказать о ВИЧ, часто определяется его возрастом и степенью понимания некоторых вопросов (например, некоторых функций организма или природы заболевания). Лучше всего это могут сделать родители. Если это невозможно, рассказать о ВИЧ должен другой человек, у которого существуют тесные связи с этим ребенком или молодым человеком. Неплохо, если родители ребенка или подростка сумеют создать в семье атмосферу открытого общения, чтобы ребенок мог задавать любые вопросы или выражать свое мнение по поводу услышанного.
Ребенок может заметить, что в доме что-то не так и будет задавать вопросы: пїЅА почему к нам стало ходить больше людей?пїЅ или пїЅПочему вы всегда болеете и все время ходите в больницу?пїЅ Иногда дети не могут выразить словами свои ощущения в связи с тем, что в доме что-то изменилось. Стресс может проявляться у них в виде изменения поведения, ночных кошмаров, назойливости или невнимательности. В такой ситуации родители могут решить, что ребенку нужно рассказать о том, что один из членов семьи заразился ВИЧ.
Во многих семьях этот процесс может занять некоторое время. Сначала родители рассказывают о ВИЧ вообще, чтобы дети получили общее представление о заболевании.
Информация о ВИЧ, распространяемая в СМИ или полученная в школе, может побудить детей к комментариям или вопросам о ВИЧ. Родители могут отвечать на эти вопросы по мере их возникновения. Это поможет подготовить почву для того, чтобы сказать ребенку, что один из членов семьи инфицирован ВИЧ.
Затем следует рассказать об этом ребенку. Родители надеются, что такой рассказ пїЅв два приемапїЅ поможет снизить возможность негативной реакции у него, поскольку ожидают, что у их ребенка должно быть более четкое представление о ВИЧ и более сочувственное отношение к больному, чем обычно описывают в прессе. Родители также надеются, что пїЅвыдаваяпїЅ информацию по частям, они помогут ребенку лучше понять, что один из членов семьи инфицирован ВИЧ.
Важно подумать о времени, когда следует рассказать ребенку ВИЧ-инфекции
Родители часто считают «что пришло время рассказать» когда видят, что у ребенка хорошее эмоциональное состояние или что их не будут отвлекать другие дела пїЅ например, во время школьных каникул или после экзаменов. Правильно выбранный момент позволит родителям подробно объяснить ребенку то, что они хотят ему рассказать. У ребенка могут возникнуть вопросы, ему может понадобиться время, чтобы выразить свои чувства спокойно, без помех.
Почему иногда лучше не рассказывать о болезни?
Многие родители не рассказывают детям о своем статусе из-за боязни клеймения и дискриминации. Родители могут бояться, что дети от них отвернутся из-за полученной раннее негативной информации о пїЅносителях СПИДпїЅ. Если ребенок от них и не отвернется, он может считать, что родители сделали ли что-то пїЅплохоепїЅ или пїЅне неправильноепїЅ.
Из-за широко распространенного представления, что пїЅВИЧ пїЅэто СПИД, это смертьпїЅ, родители могут побояться рассказать правду, потому что ребенок может подумать, что его родитель скоро умрет или уже умирает. Родители часто не могут собраться с силами, чтобы рассказать возможности своей смерти, да и сама тема смерти может быть в семье под запретом.
Семейные тайны
Родители чаще всего беспокоятся, что дети не смогут сохранить в тайне их статус. Их очень беспокоит, что дети могут пострадать, если посторонние узнают о том, что родители инфицированы ВИЧ, что дети могут подвергнуться дискриминации в школе или будут изолированы от друзей. Родители бояться, что ребенок раскроет секрет братьям, сестрам или другим родственникам, которые пока ничего не знают. Хотя некоторые родители уверены, что их ребенок умеет сохранить тайну, они считают, что такой груз неприемлем для ребенка. Трудно сказать, какое воздействие может оказать на ребенка хранение такого секрета.
Дети обычно знают семейные тайны, например, употребление наркотиков членами семьи, издевательства над детьми, домашнее насилие и т.п. В таких ситуациях у них отмечаются различные негативные реакции, такие как отчуждение от друзей, нежелание приглашать других детей домой, чувство, что они не такие, как все, и вообще желание спрятаться. Из-за стигматизации, связанной с ВИЧ, рассказ постороннему об этой семейной трагедии может иметь более разрушительные последствия, чем раскрытие других семейных секретов.
Некоторые родители ничего не рассказывают своим детям, пока серьезно не заболеют, а иногда и вообще ничего не говорят об этом. Родители чувствуют, что это может навсегда изменить жизнь детей, и хотят, чтобы они жили пїЅнормальной жизньюпїЅ без необходимости постоянно беспокоиться о родителях или тех, кто их заменяет. В свою очередь, детей может тяготить такое знание, они могут взять на себя больше домашних обязанностей или начать слишком пристально следить за поступками и здоровьем родителей.
Трудные вопросы
Обсуждение своего статуса с детьми может оказаться слишком сложным для некоторых родителей, поскольку они не знают, как объяснить такие малопонятные вещи, как ВИЧ или СПИД. Никто не может с определенностью сказать, заболеют ли они, а если заболеют, то когда умрут. Родители не хотят отягощать детей эмоциональной неуверенностью в будущем.
Некоторые считают, что появится возможность излечения, поэтому не хотят травмировать детей рассказами о своей смертельной болезни сегодня, надеясь, что завтра будут найдены средства лечения.
Если родители рассказывали детям факты о ВИЧ/СПИД, то раскрытие собственного статуса может вызвать у детей вопросы о том, как родители заразились. Иногда слишком трудно рассказать детям о своих привычках, например наркомании, гомосексуальных или бисексуальных наклонностях, практике незащищенного секса, поэтому родители могут решить ничего не рассказывать детям о своем ВИЧ-статусе, чтобы избежать лишних вопросов.
Насколько вредно ничего не рассказывать?
Исследования реакции детей на то, что они узнали о болезни, угрожающей жизни родителей, например о раке, показали, что все-таки лучше об этом рассказать. Однако некоторые родители и специалисты считают, что это не совсем применимо к ВИЧ/СПИД, поскольку другие неизлечимые болезни не вызывают такой стигматизации и дискриминации. Многие считают, что, может быть, не стоит рассказывать детям о болезни или возможной смерти родителей от болезней, вызванных ВИЧ, поскольку ученые продолжают исследовать вирус, а сама инфекция уже не обязательно приводит к развитию СПИД и смерти.
Решение о том, говорить или не говорить детям о своем статусе, зависит еще и от возраста ребенка и традиций семьи. Например, многие родители не будут ничего рассказывать трехлетнему ребенку, но поделятся своим горем с ребенком старшего возраста. Если по семейным или культурным традициям младшие дети не участвуют в решении семейных вопросов, родителям будет трудно открыто рассказать о такой сложной проблеме, как ВИЧ-инфекция.
Эмоциональное состояние членов семьи
Еще одной причиной, по которой родители могут решить не раскрывать своей тайны, может быть их эмоциональное состояние или состояние их детей. Прежде чем рассказывать о своем статусе, родители сами должны успокоиться, чтобы помочь детям пережить эмоциональный стресс и свести к минимуму возможность излишней драматизации ситуации.
Бывают и другие ситуации дети только-только начинают испытывать чувство стабильности, и родители не хотят его разрушить. Например, ребенок только свыкся с мыслью о смерти отца, поэтому мать не хочет говорить ему, что тоже неизлечимо больна. Ребенку могли незадолго до этого рассказать о разводе родителей, или о том, что родители наркоманы, и его эмоциональное состояние еще неустойчиво. Если ему еще сказать о том, что родители ВИЧ-инфицированы, это будет уже слишком для детской души.
В каких случаях стоит рассказать о болезни?
Опыт показывает, что если родители решают раскрыть свой статус, они часто делают это, когда дети достигли возраста восьми лет или старше. Родители обычно считают, что в этом возрасте дети уже достаточно взрослые, чтобы воспринять эту новость, особенно, если раньше им уже рассказывали о том, что такое ВИЧ. Начиная с этого возраста, они могут объяснить свои чувства и желания, и эмоционально более восприимчивы.
Если болезнь родителей прогрессирует, они могут решить, что настал пїЅподходящий моментпїЅ, чтобы рассказать детям о своем диагнозе, разумеется, в зависимости от возраста детей. Родители понимают, что их болезнь эмоционально действует на детей. Решение рассказать о болезни может быть связано и с желанием подготовить детей к мысли о возможной смерти родителей.
Открытость семейного общения
Некоторые родители, у которых нет секретов от детей, могут чувствовать себя неловко, не рассказав детям о своем ВИЧ-статусе или обманывая их. Поскольку очень важно чтобы в общении между детьми и родителями существовало доверие, они могут беспокоиться, что их ребенок будет считать, что ему не доверяют, если о болезни родителей ему расскажет кто-нибудь другой. Родители стремятся быть открытыми и честными со своими детьми, они не прячут литературу о ВИЧ и не прекращают разговоры по телефону, когда ребенок входит в комнату.
Для того, чтобы развивать открытость семейного общения при решении проблем, некоторые родители поощряют детей выражать свои мнения и рассказывать о своих мыслях и представлениях о будущем.
Другой причиной, которая может побудить родителей раскрыть свой статус, может стать необходимость объяснить изменения в семейном укладе. Родители считают, что нечестно утаивать от ребенка то, что происходит. Дети могут реагировать на эти изменения, донимая родителей вопросами или проявляя значительные изменения в поведении.
Случайное разглашение статуса
Если родители недавно узнали о своем диагнозе и считают, что скоро умрут, они могут рассказать о своем статусе.
Для тех, кто уже пережил процесс раскрытия своего статуса другим людям, будет легче рассказать об этом ребенку. Они могут бояться, что кто-нибудь расскажет об этом случайно, или что дети начнут расспрашивать о происходящем посторонних людей. На решение родителей может повлиять присутствие в семье других взрослых, которые могут оказать поддержку детям.
Рекомендации специалистов
Бывает, что от самих родителей не зависит принятие решение о раскрытии своего статуса детям, поскольку это могут им настоятельно рекомендовать специалисты. С профессиональной точки зрения иногда нежелательно скрывать правду. Кроме того, специалистов может беспокоить эмоциональное благополучие детей.
К сожалению, в некоторых ситуациях специалисты высказывают озабоченность о вопросах защиты детей из-за изменений детского поведения, которое показывает, что дети догадываются о происходящем. Специалисты считают, что откровенный разговор с ребенком поможет положительно повлиять на его поведение. В таком случае, родителям достаточно сказать ребенку, что они больны (не обязательно ВИЧ), и поведение детей улучшится.
Некоторые специалисты рекомендуют родителям рассказать детям о своем статусе по двум причинам. Первая базируется на результатах исследования, которые свидетельствуют, что, чем раньше ребенку сказать о болезни и возможной смерти родителей, тем больше ребенок будет готов к возможным изменениям в своей жизни. Некоторых родителей такая подготовка детей к изменениям может подтолкнуть к раскрытию своего статуса. Исследования семей, пострадавших от других тяжелых заболеваний, показывают, что дети о многом догадывались, и что их фантазии часто были гораздо более ужасными, чем реальное положение дел.
Вторая причина, важность которой подчеркивают некоторые специалисты, это защита прав ребенка. Приверженцы этой идеи считают, что детям обязательно следует рассказывать о ВИЧ-статусе (их собственном или их родителей), потому что они имеют право это знать.
Этапы раскрытия тайны
Таскер в своей книге пїЅКак мне это рассказать?пїЅ пишет о четырех этапах раскрытия тайны, которые может пройти семья.
Скрытность
На этом этапе взрослые только узнали свой диагноз, переживают эмоциональный стресс и не хотят никому рассказывать о своем статусе. Родители могут доверять свои тайны только в одной-двух ситуациях, например, на приеме у врача, который поставил первоначальный диагноз.
Пробы
Родители продолжают хранить тайну о своем диагнозе, но со временем становятся менее скрытными. Они могут испытывать противоположные чувства пїЅ пїЅрассказать, не рассказать?пїЅ. Они могут начать рассказывать детям о ВИЧ иносказательно.
Готовность
Родители планируют раскрыть свой статус детям.
Раскрытие
Со временем родители решают рассказать о своем статусе. Они могут использовать специальный, план, отвечать на вопросы детей или просто рассказать обо всем, когда почувствуют, что пришло время.
Что нужно рассказать детям
Неплохо, если у родителей есть возможность обсудить с кем-нибудь еще решение о раскрытии своего статуса и том, какие слова для этого подобрать. В зависимости от ситуации можно подумать и о других способах сообщить об этом детям. Можно попробовать организовать с детьми ролевую игру, чтобы дети отвечали на разные вопросы или записывали свои ответы, или найти книгу о ВИЧ/СПИД, которую родители могут прочитать детям.
Многие родители решают рассказать детям о своей болезни, но говорить, что она связана с ВИЧ. Может быть, именно этого ребенок и ждет от родителей, а более подробную информацию ему можно сообщить позже.
Родители должны оценить, с какой информацией их ребенок может справиться. Маленькие дети могут понять простые объяснения о том, что такое ВИЧ. Например: пїЅУ всех людей в крови есть хорошие, белые клетки. Они помогают людям не болеть. А у меня в крови клетки заболели, поэтому я иногда быстро устаю или болеюпїЅ.
Объяснения можно построить и на привычных ситуациях пїЅ например, посещение врача при болезни Врач может сказать, что у ребенка вирус ОРЗ. Родители могут объяснить ребенку, что тоже заразились вирусом, только не таким, от которого дети болеют простудой. Этот вирус никуда не девается, поэтому иногда мама/папа чувствует себя плохо пїЅи не может с тобой поигратьпїЅ, или пїЅпоэтому мама или папа должны лечь в больницу, чтобы врачи дали им лекарство, от которого они будут лучше себя чувствоватьпїЅ.
Когда ребенок подрастет, можно сказать ему, как называется этот вирус, если это уместно. Старшим детям и подросткам можно сообщать похожую информацию на основании их понимания природы болезни, функций организма и обсуждения проблем наркотиков и секса.
Другие дети и подростки могут получить эту информацию в СМИ или при обсуждении темы ВИЧ в школе. Иногда на базе этой информации, иногда на основании знания о прошлом своих родителей дети могут догадаться, что члены их семьи инфицированы ВИЧ.
Что можно рассказать ребенку, зависит еще и от вербальных и невербальных признаков, указывающих, как ребенок справляется с новой информацией. Например, ребенок может расстроиться, уйти от разговора или сменить тему, или убежать из комнаты.
Родители должны поговорить с детьми о важности сохранения этой информации в тайне. Это означает, что ребенок должен знать, кто еще в курсе дела, и с кем можно об этом говорить. Детям нужно сказать, что они не должны никому этого рассказывать ни при каких условиях. Нужно найти объяснение, в соответствии с их возрастом, почему они не должны рассказывать об этом другим, например, сказать, что некоторые люди плохо думают о ВИЧ и из-за этого могут возникнуть неприятности.
Реакция детей на информацию о том, что в семье есть ВИЧ-инфицированные
Дети по-разному реагируют, когда узнают, что кто-то из членов семьи инфицирован ВИЧ. Поскольку для взрослых детская реакция может оказаться непредсказуемой, родителям стоит посоветоваться со специалистами, имеющими опыт работы с детьми и молодежью, и получить их поддержку. Реакция детей на такую информацию зависит и от возраста, способности высказать свою точку зрения, разрешения на это старших членов семьи, а также от умения детей мыслить.
Некоторым родителям требуется помощь, поскольку они не могут допустить, что дети могут негативно отреагировать на такую информацию. Таким родителям необходимо помочь соотнести их собственную горестную реакцию после того, как им был сообщен диагноз, с реакцией детей.
Реакция детей, как впрочем, и взрослых, может проявиться через некоторое время. Они могут испытывать горе из-за чувства утраты близкого человека, даже хотя он на самом деле еще жив. Они могут чувствовать, что их нормальная жизнь в семье прекращается. Они могут постоянно думать об умирающем родственнике, могут утратить чувство стабильности и безопасности жизни в родительском доме, лишиться привычного общения с родственником, инфицированным ВИЧ. Если сам ребенок инфицирован ВИЧ он может потерять надежду на будущее, на то, что у него когда-нибудь будет семья, работа или образование.
Для некоторых детей, догадавшихся, что кто-то из членов их семьи ВИЧ-инфицирован, сообщение об этом вызовет облегчение, потому что их догадки подтвердились и больше не надо притворяться, что они ничего не знают.
Иногда может показаться, что ребенок вообще никак не реагирует на сказанное. Это происходит не потому, что он не понимает значения этой информации или что информация не вызвала сильной peaкции. Ему может потребоваться время чтобы подумать обо всем наедине, его может беспокоить, как родители справятся с его реакцией.
Иногда дети и подростки никак не проявляют своих чувств перед родителями, боясь их расстроить, потому что в семье не принято проявлять эмоции.
Дети могут быть так сильно шокированы, что не проявят никаких внешних эмоций.
Если родители или другие взрослые окажут ребенку моральную поддержку, он сможет обсудить с ними свои чувства и страхи, задать вопросы и выразить эмоции, которые испытывает.
Поддержка ребенка
В настоящее время во многих странах на разном уровне осуществляются мероприятия по поддержке и обслуживанию детей и подростков, инфицированных ВИЧ. Родители могут найти такую поддержку пїЅпо своим каналам, например, среди друзей, церковных или общественных групп. Из-за опасений несоблюдения конфиденциальности и последующего клеймения родители часто ищут альтернативные пути поддержки для своих детей, Решаясь в добровольческие или филиальные учреждения. Иногда дети ищут помощь, не ставя родителей в известность. Некоторые родители считают, что нужно сказать кому-нибудь в школе, где учится их ребенок, о том что в семье есть ВИЧ-инфицированные. Они надеются, что это может стать источником поддержки для ребенка, если может так же активно, как раньше, участвовать в школьной жизни.
Школы часто могут оказать поддержку детям. Родители могут ничего не сказать ребенку, но считают, что должны поставить в известность школу, чтобы объяснить неприемлемое или странное поведение ребенка, такое, как невнимательность или, наоборот, привязчивость. Если родители уже все сказали ребенку, они могут считать, что будет неплохо, если их ребенок сможет обсуждать свои чувства с кем-нибудь еще.
Людей часто беспокоит, как на ребенка подействует информация о ВИЧ-статусе одного из членов семьи. Школа может помочь установить связь между семьей и службами, оказывающими помощь детям, например, с социальными работниками системы просвещения, детскими клиниками или психологической службой школы.
У семей часто бывают крепкие связи с общественностью или медицинскими работниками, которые становятся основным источником поддержки. Социальные работники больниц, психологи, терапевты и консультанты тоже могут быть привлечены к работе этим способом.
Другие способы поддержки можно найти в государственных и добровольческих детских организациях.
Они имеют богатый опыт и могут предложить разнообразную помощь детям в решении разных проблем. Однако, поскольку проблема ВИЧ в связи с детьми возникла относительно недавно, некоторым из этих детских организаций не хватает специального опыта, необходимого для оказания такой помощи.
С другой стороны, одна из трудностей, с которыми сталкиваются многие семьи, пострадавшие от ВИЧ, это нехватка знаний о потребностях детей в организациях для взрослых. Работа некоторых организаций по борьбе с ВИЧ/СПИД внушает оптимизм, развиваются рабочие и творческие партнерские отношения между организациями по работе с взрослыми и организациями по работе с детьми.
В ответ на эпидемию ВИЧ и взрослые и детские организации должны приобрести дополнительные знания о ВИЧ и сконцентрировать внимание на потребностях детей.
ТЕСТИРОВАНИЕ ДЕТЕЙ НА ВИЧ
Проблемы раннего тестирования
Тест на ВИЧ определяет наличие антител к ВИЧ. В крови детей младше 18 месяцев могут сохраняться еще материнские антитела, поэтому тест, проведенный в этом возрасте, не дает достоверного результата. Существуют и другие диагностические тесты для детей младше 18 месяцев, но они редко проводятся за пределами специализированных центров. Их можно применять для детей в возрасте от трех до шести месяцев.
Родители должны пройти тщательное консультирование, чтобы рассмотреть все возможные причины для тестирования ребенка. Среди них и последствия тестирования, и вопросы прав ребенка, и что можно сказать ребенку о прохождении тестирования. Дети достаточного возраста могут сами решить, стоит ли им проходить тестирование. Это подчеркивает важность предтестового консультирования, ориентированного на детей.
Для чего нужно проходить тестирование?
Родители могут направить ребенка на тестирование для того, что бы как можно быстрее получить доступ к услугам, которые могут понадобиться ребенку, например с лечению. У детей могут отмечаться проявления ВИЧ-ассоциированных заболеваний, и подтверждение наличия ВИЧ, даст возможность родителям и врачам выбрать конкретные методы лечения ребенка.
Большинство младенцев, рожденных ВИЧ-позитивными матерями, получают лечение, которое обычно назначают при ВИЧ-инфекции. Например, они проходят профилактическое лечение, предназначенное для предотвращения развития пневмоцистной пневмонии. Некоторые родители обеспокоены побочным действием этих лекарств поскольку они относительно новы и их исследование находится на начальном этапе.
Иногда родители решают направить младенца или малолетнего ребенка на тестирование, потому что считают, что негативный результат означает, что ребенку будет назначено меньше медицинских процедур. В большинстве медицинских центров родителям предлагают каждый год приводить детей на повторные обследования.
Родителям проще отправить на раннее тестирование малолетнего ребенка, чем ребенка старшего возраста. Родителям в таком случае не приходиться объяснять, для чего нужен этот тест, и не нужно думать о соблюдении прав ребенка.
Другие родители просто боятся, что у их ребенка может быть обнаружен ВИЧ. Они беспокоятся о состоянии здоровья своего малыша, например, если у ребенка кашель, связано ли это с ВИЧ, или это обычная детская простуда? Родители могут направить ребенка на тестирование, чтобы в случае обнаружения ВИЧ соответственно изменить свой образ жизни. могут составить план ухода и лечения ребенка, подумать о поддержке, которая может им понадобиться или о том, стоит ли планировать рождение других детей. одна причина направления детей на тестированиепїЅ это страх или чувство вины из-за возможности инфицирования ребенка. Если результаты тестирования окажутся негативными, все эти невысказанные страхи прекратятся. Негативный результат может также означать родителям не нужно больше беспокоиться о том, как же ухаживать за ВИЧ-инфицированным ребенком.
Причины не проходить тестирование
Хотя многие родители понимают, что заразились в результате незащищенных сексуальных контактов, потребления наркотиков или переливания крови, они не захотят, чтобы ребенок проходил тестирование, потому что им будет трудно свыкнуться с мыслью, что они заразили своего ребенка ВИЧ.
Иногда родители говорят, что, относясь к ребенку как к здоровому, они знают, пїЅдля чего жить дальшепїЅ. Если они направят ребенка на тестирование и результат окажется положительным, это разрушит их надежды на будущее ребенка, а также заставит их стать свидетелями развития болезни у ребенка.
Некоторые родители решают не направлять ребенка на тестирование, потому что не смогут решить возможных проблем. Если ребенок окажется ВИЧ-позитивным, должны ли они рассказать об этом родственникам или друзьям, и таким образом раскрыть собственный статус?
Родители могут считать, что от тестирования ребенка не будет никакой пользы, потому что от ВИЧ нет лекарств. В Великобритании, например, все дети, родившиеся у ВИЧ-позитивных матерей, проходят обязательное лечение и обследования до тех пор, пока тесты не окажутся негативными или очевидным.
пїЅ www.stoletnik.ru (пїЅСтолетникпїЅ пїЅ научно-популярная газета о здоровье)

Другие публикации:  Таблетки от уреаплазмоза для мужчин

Сделай тест на ВИЧ! Для этого потребуется одна капля крови и полчаса! Не называй своё имя! Не плати! Нажми здесь!

Прочесть обязательно! Доклад Генерального секретаря ООН (71-я сессия, 2016) пїЅК ликвидации эпидемии СПИДа ускоренными темпамипїЅ

Телефон группы поддержки ВИЧ-позитивным 24801359

Рижанин! Прояви максимум ответственности, сделай экспресс-тест на ВИЧ БЕСПЛАТНО И АНОНИМНО в любом из пунктов профилактики!

Default preview for : Iframe

Вниманию читателей! Документация по проектам организации публикуется ТОЛЬКО в части сайта LAT в разделе PROJEKTI.

Для быстрого доступа к архивам новостей 2011 — 2018 годов используйте клавишу в разделе новостей. Видеотека находится в латышской части сайта.
AktualitпїЅtes latviski