Как проверить есть ли у вас спид

«В раннем детстве мой отец заразил меня ВИЧ»

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Вводя в организм своего 11-месячного ребенка кровь, зараженную ВИЧ, отец Бррайана Джексона рассчитывал, что не увидит его взрослым. Никто не мог представить, что спустя 24 года его молодой и крепкий сын будет давать против отца показания в суде.

В помещении тюремного управления штата Миссури — время обеда. Взволнованного Бррайана Джексона из зала ожидания проводят в судебное помещение с белыми стенами.

На другом конце зала его ожидает мужчина в белой тюремной форме. Хотя они не виделись с раннего детства Бррайана, он знает, что этот человек — Брайан Стюарт — его отец.

Джексон намерен дать показания, которые, как он надеется, поспособствуют тому, чтобы его отец оставался за решеткой как можно дольше.

Мало кто думал, что у Джексона будет возможность зачитать их, — в 1992 году ему поставили диагноз «СПИД с развернутой клинической картиной» и отправили домой умирать.

Сжимая в руке лист бумаги, Джексон спокойно занимает свое место рядом с матерью, от отца его отделяет пять кресел.

«Я старался смотреть вперед, я не хотел встречаться с ним взглядом», — рассказывает он.

Но уголком глаза он все же видит отца, и в какой-то момент обращает к нему взгляд. «Я узнал его по фотографии, но никаких чувств это не вызвало, — говорит Джексон. — Я бы и не подумал, что это мой отец».

Комиссия по условно-досрочному освобождению просит его зачитать свои показания. Джексон медлит.

«В тот момент я задумался, правильно ли поступаю. Но моя мать всегда учила меня быть храбрым, — рассказывает он. — Я напомнил себе о том, что со мной Бог. Каким бы ни был результат слушаний, Бог всегда выше меня, выше моего отца, выше, чем этот суд или даже министерство юстиции».

Он делает глубокий вдох, обращает взор на членов комиссии и начинает свой рассказ.

Его родители познакомились в центре военной подготовки в Миссури, где они учились на врачей. Они стали жить вместе, и спустя пять месяцев, в середине 1991 года, его мать забеременела.

«Когда я родился, мой отец радовался этому, но все изменилось после того, как он отправился на Ближний Восток для участия в операции «Буря в пустыне». Он вернулся из Саудовской Аравии с совершенно иным отношением ко мне», — говорит Джексон.

Стюарт стал отрицать, что Джексон — его ребенок, требовать ДНК-тестирования для доказательства отцовства и применять физическое насилие в отношении матери Джексона.

Когда она в конце концов ушла от него, Стюарт категорически отказывался платить алименты. Между ними возникали постоянные ссоры, в ходе которых Стюарт угрожал ей, говорит Джексон. «Он говорил вещи наподобие «Твой ребенок не доживет до шести лет» или «Когда я уйду от тебя, я порву все связи».

Как позже установило следствие, Стюарт, тогда работавший в медицинской лаборатории, начал тайно приносить домой образцы зараженной крови.

«Он шутил с коллегами: «Если я захочу заразить кого-нибудь одним из этих вирусов, они никогда даже не узнают, что с ними случилось», — рассказывает Джексон.

К тому времени как Джексону исполнилось 11 месяцев, его родители расстались и почти не общались между собой. Но когда Джексон попал в больницу с приступом астмы, его мать решилась на звонок его отцу.

«Моя мать позвонила ему на работу, чтобы сказать, что его сын заболел. Но его коллега, который поднял трубку, заявил ей — у Брайана Стюарта нет детей», — рассказывает Джексон.

В день, когда Джексона должны были выписать, Стюарт неожиданно появился в больнице.

«Он отправил мою маму в кафетерий, чтобы остаться со мной наедине», — говорит Джексон.

Когда мать ушла, Стюарт достал пробирку с зараженной ВИЧ кровью и вколол ее своему сыну.

«Он надеялся, что я умру и ему не придется платить алименты», — говорит Джексон.

Когда его мать вернулась в палату, она обнаружила кричащего ребенка на руках отца. «Все показатели жизненно важных функций у меня зашкаливали, потому что он не просто ввел мне зараженную кровь — эта кровь была несовместима с моей», — говорит Джексон.

Врачи были в недоумении. Не подозревая о смертельном вирусе в организме ребенка, они привели его сердцебиение, температуру и дыхание в норму и отправили домой.

Но вскоре мать Джексона стала замечать, что здоровье сына ухудшается на глазах.

В отчаянных попытках узнать диагноз четыре года она водила ребенка к бесчисленным врачам, умоляя их разобраться, почему он умирает, говорит Джексон. Но никакие анализы не давали ответа.

Даже маленьким ребенком Джексон понимал, что происходит. «Я помню, как проснулся посреди ночи и закричал: «Мама, пожалуйста, не дай мне умереть!».

Однажды, после того как ему были проделаны все возможные анализы, его лечащий врач проснулся ночью от кошмара и позвонил в больницу с просьбой проверить кровь на ВИЧ.

«Когда пришли результаты, у меня диагностировали СПИД с развернутой клинической картиной и три сопутствующиее инфекции», — говорит Джексон. Врачи пришли к выводу, что надежды на его спасение нет.

«Они хотели, чтобы я жил по возможности нормальной жизнью, — рассказывает он. — Они сказали, что у меня осталось пять месяцев, и выписали из больницы».

При этом Джексона продолжали лечить амбулаторно всем доступными тогда препаратами.

По его словам, все детство он провел на грани жизни и смерти. «Бывали дни, когда я выглядел нормально, но уже через час меня везли в больницу с новой инфекцией», — вспоминает он.

От приема лекарств у него стал ухудшаться слух. Однако, хотя многие дети, с которыми Джексон лежал в больнице, умерли, к удивлению врачей он пошел на поправку.

В итоге он смог пойти в школу и стал посещать занятия — с рюкзаком полным лекарств, которые нужно было вводить через капельницу.

Он был дружелюбным мальчиком и не подозревал, каким клеймом в обществе сопровождается его болезнь.

«Трагедия моего детства была в том, что в школе меня не хотели видеть. Они боялись, — говорит Джексон. — В 90-е годы люди думали, что СПИДом можно заболеть, заразившись от сиденья в туалете. Я читал в одном учебнике, что заразиться можно даже от визуального контакта с инфицированным человеком».

На самом деле Джексона боялись не дети, а их родители. Его никогда не приглашали на дни рождения. Не приглашали никуда даже его сводную сестру. Со временем и дети стали смотреть на Джексона с предубеждением.

«Они меня называли «мальчиком со СПИДом» или «мальчиком-геем». Я стал чувствовать себя одиноким. Мне казалось, что в мире для меня места нет», — вспоминает он.

В возрасте 10 лет он начал понимать, что сделал с ним его отец, но только еще через несколько лет он стал осознавать масштабы его преступления.

«Сначала я чувствовал обиду и гнев. Я привык видеть в кино отцов, которые радовались своим сыновьям. Я не мог представить себе, как мог мой отец так поступить со мной», — говорит Джексон.

«Он не просто пытался меня убить, он навеки изменил мою жизнь. Он несет ответственность за травлю в школе, за все эти годы в больницах. Из-за него мне нужно постоянно помнить о своем здоровье и внимательно следить за тем, что я делаю», — продолжает он.

Когда ему было 13 лет и он открыл для себя Библию, Джексон обрел веру, и это позволило ему простить отца.

«Прощение дается нелегко, — говорит Джексон, — но я не хочу опускаться до его уровня».

Хотя при рождении его назвали Брайаном Стюартом-младшим, он добавил вторую букву «р» к своему имени и взял фамилию матери — Джексон.

«Перемена имени дала мне возможность отказаться от всякой связи с Брайаном Стюартом. Я жертва его преступления», — говорит Джексон.

«Во время заседания он все время называл меня своим сыном. Я пытался поднять руку и потребовать, чтобы он называл меня своей жертвой. Я думал — когда вообще я был его сыном? Был ли я его сыном в тот момент, когда он заразил меня ВИЧ?» — рассуждает он.

Но даже в самые тяжелые моменты Джексон продолжал смеяться, с больничной койки веселив медсестер своими пародиями на Форреста Гампа.

«Я всегда шутил, — говорит он. — Мне нравится шутить на тему ВИЧ, на тему проблем со слухом, на тему того, как жить без отца. Думаю, что если бы я не занимался мотивационными выступлениями, я был бы стендап-комиком».

«Многие люди не понимают. Они думают, что мое чувство юмора — это защитный механизм, но, по-моему, если вы можете смеяться над трагедией и плохими вещами, которые с вами случаются, вы не защищаетесь. у вас есть сила».

В июле Джексон получил письмо от тюремного управления Миссури, в котором говорилось, что решением комиссии его отцу отказано в помиловании на следующие пять лет.

«Во время слушаний я мог только зачитать свое заявление и надеяться на правосудие. Но этот вердикт придал мне сил», — говорит Джексон.

«Иногда я просыпаюсь от кошмара и боюсь, что отец придет и завершит начатое, — рассказывает Джексон. — Я простил его, но, как мне кажется, за свои действия все равно нужно нести ответственность».

Хотя его отец заявляет в свою защиту, что страдал от синдрома посттравматического стресса после службы в Саудовской Аравии, Джексон в это не верит. Он говорит, что его отец служил в морском резерве и не участвовал в боях.

Тем временем Джексон продолжает удивлять врачей.

«Я здоров как лошадь! Даже здоровее, чем лошадь! Я набрал вес, но все равно считаю себя хорошим спортсменом», — говорит он.

«Сейчас число моих Т-лимфоцитов превышает норму. Это значит, что я никак не могу никого заразить вирусом. Я снизил дозу принимаемых лекарств с 23 таблеток в день до одной. Сейчас ВИЧ в моем организме не обнаруживается анализами», — рассказывает Джексон.

«Но СПИД у меня по-прежнему есть, — весело добавляет он. — Однажды больной ВИЧ, всегда больной ВИЧ».

Хотя он вплотную занимается своими выступлениями и своей благотворительной организацией Hope Is Vital, Джексон все равно мечтает стать отцом — хорошим отцом для своего ребенка.

«Я бы очень хотел стать папой, — говорит он. — Я бы хотел воспитывать в своих детях надежду. Я хочу, чтобы они знали, что живут в мире и что я всегда буду рядом, чтобы защитить их. Несчатья порой открывают путь к прекрасным вещам».

Другие публикации:  Статистика заболеваемости туберкулезом в россии за 2014

Где узнать про ВИЧ/СПИД

Сегодня весь мир отмечает День борьбы со СПИДом . Наше общество до сих пор не научилось откровенно обсуждать, не осуждая, эту проблему.

Информационный вакуум (это ведь «неудобная тема», о которой мы говорим преимущественно 1 декабря) и неосведомленность населения играет на руку распространению этого недуга. В связи с этим мы решили акцентировать внимание на открытии сайта AIDS.ua , который станет стартовой площадкой для каждого, кто ищет в Интернете информацию о СПИДе.

На веб-страницах сайта собрана информация о СПИДе для обычных людей, врачей и ВИЧ-сервисных организаций. Любой посетитель сайта в удобное для него время и анонимно может узнать, какие организации вовлечены в борьбу со СПИДом, где можно найти ближайший центр тестирования на ВИЧ, какие есть последние новости в сфере борьбы со СПИДом в Украине и в мире. Елена Пинчук, основатель фонда «АНТИСПИД», обещает, что AIDS.ua станет платформой для самых актуальных данных на тему СПИДА.

Если ты считаешь, что это тебя не касается, то вот тебе семь причин, почему нужно пройти тест на ВИЧ, если ты, конечно, не проживаешь на необитаемом острове.

Задать вопрос cпециалисту

Задать вопрос

Поля, отмеченные * заполняются в обязательном порядке.

Внимание, Внимание!! Говорит Ленинградский Центр СПИД: С 1 го марта 2019 года продолжает работу программа «В Центре Внимания»

Обучающий видеоролик о ВИЧ/СПИДе популярным языком в картинках.

Cоздан при поддержке ЧГБОФ «Береги себя»
Авторы: Гришин Михаил и Павел Лопарев

Что вы знаете о ВИЧ-инфекции?

1 декабря отмечается Всемирный день борьбы со СПИДом. В 2016 году в мире число людей, живущих с ВИЧ, составляло 36,7 млн человек. В России первый случай ВИЧ-инфекции был выявлен в 1987 году.

За последние 30 лет более 1 млн граждан России зарегистрированы как ВИЧ-инфицированные, ежегодно ВИЧ-инфекцией в нашей стране заражаются десятки тысяч человек. Однако в отношении этого заболевания продолжает существовать масса стереотипов.

ТАСС совместно с Роспотребнадзором предлагает вам проверить уровень знаний о ВИЧ-инфекции.

У тебя ВИЧ, но ты не умрешь

Обычная реакция человека, получившего диагноз «ВИЧ-инфекция», – шок. Что делать в такой ситуации, объясняет Александра Имашева, руководитель христианской службы психологической поддержки людей с ВИЧ

Руководитель христианской службы психологической поддержки «Свеча» Александра Имашева. Фото: facebook.com

«Свеча» – единственная христианская служба психологической поддержки в Москве, которая благотворительно помогает людям, живущим с ВИЧ – их еще называют ЛЖВ или ВИЧ+.

ВИЧ+ прячутся, потому что у нас в стране существует дискриминация тех, кто болеет этой болезнью. Большинство населения не знает, что вирус уже давно вышел за пределы групп риска, – носителями ВИЧ сегодня могут быть вполне социально адаптированные граждане, похожие на наших соседей.

Кроме того, рядом с ВИЧ всегда идет множество мифов о нем. Например, что заболевшего ожидает скорая и мучительная смерть. Он вредит, прежде всего, тем, кто узнает о своем диагнозе.

И вот, вам сказали, что у вас ВИЧ. Что делать?

– Обычная реакция человека, получившего диагноз «ВИЧ-инфекция», – шок. Вам кажется, что ваша жизнь кончена, что в ней уже никогда не будет ничего хорошего. Воображение рисует картины беспросветного будущего, полного боли и страданий. Но в реальности благодаря достижениям современной медицины ВИЧ – уже давно не приговор!

Важно помнить:

– ВИЧ – заболевание не смертельное, а хроническое. Длительность жизни человека с ВИЧ и без него практически не отличается при условии регулярного лечения и соблюдения некоторых правил. Принимая лекарства против ВИЧ, вы проживете долгую счастливую жизнь до старости.

– В России лечение ВИЧ – бесплатное.

– У человека с ВИЧ может быть нормальная семья и здоровый ребенок.

Даже если в голове у вас царит полный сумбур, вы испытываете отчаяние, постарайтесь чуточку успокоиться, прочитав все вышеизложенное. Диагноз ВИЧ – всегда сильнейший стресс, он переживается как горе, у него даже этапы те же: отрицание – агрессия – торг – депрессия – принятие. Поверьте, постепенно вам станет легче, картина жизни станет ясной.

  1. Первое, что необходимо сделать, – обратиться в ваш местный СПИД-центр (Центр профилактики и борьбы с ВИЧ/ СПИДом), встать там на учет. Повторюсь – в нашей стране лекарства, медицинские процедуры и лечение людей, живущих с ВИЧ, полностью бесплатны.
  2. Жизненно важно регулярно посещать врача в СПИД-центре, выполнять его рекомендации. Врач будет отслеживать течение ВИЧ-инфекции, чтобы в положенное время назначить терапию против ВИЧ (антиретровирусную терапию – АРВТ).

После назначения терапии ее нужно принимать в течение всей жизни каждый день, в строго определенное время, без пропусков.

Важно отслеживать (если врач сам не сообщил их значений, задайте ему вопрос) свой иммунный статус и вирусную нагрузку. Иммунный статус показывает, в каком состоянии находится ваша иммунная система, а вирусная нагрузка – количество частиц вируса у вас в крови. Терапию в России начинают при иммунном статусе меньше 350 и вирусной нагрузке больше 100 000.

  1. Ознакомьтесь с информацией о ВИЧ, но не читайте что попало. ВИЧ окружен множеством мифов, в интернете можно найти горы устаревшей, ложной и недостоверной информации о ВИЧ и СПИДе. Путаница в голове и каша из противоречивых сведений вам не поможет. Доверяйте только проверенным источникам и научным данным о ВИЧ. Рекомендуем читать статьи на медицинских сайтах, сайтах СПИД-центров.
  2. Настройтесь на здоровый образ жизни. Бороться с ВИЧ-инфекцией поможет хорошее питание, умеренная физическая активность (спортивные нагрузки), полноценный отдых, достаточное время сна. ВИЧ несовместим с курением, алкоголем, тем более – с наркотиками.
  3. Не стыдитесь обращаться за помощью. Если вы чувствуете, что не справляетесь со стрессом после получения диагноза, вам не хватает знаний о ВИЧ, обратитесь за помощью.

Обсудите ваши проблемы на форумах для людей, живущих с ВИЧ, где обязательно найдете сочувствие и поддержку (рекомендую группу «ВКонтакте» «STOP ВИЧ/СПИД. Касается каждого. Участвуют все» и форум для людей, живущих с ВИЧ).

Может помочь и посещение группы взаимопомощи для людей, живущих с ВИЧ. В вашем СПИД-центре вам сообщат о наличии такой группы в вашем населенном пункте и о расписании ее встреч (не стесняйтесь поинтересоваться этим самостоятельно).

Кому объявить о своем диагнозе?

Это один из самых распространенных вопросов, с которым люди с ВИЧ обращаются к психологу. Вот что в данном случае советует Александра Имашева.

  1. Диагноз ВИЧ – тайна, которую имеет право раскрыть только носитель болезни.

Если у вас ВИЧ, вы не обязаны ставить в известность о своем диагнозе кого бы то ни было: работодателя, коллег, любых официальных лиц, врачей вне СПИД-центра. Ограничения по работе в плане ВИЧ включают узкий круг медицинских профессий, поэтому вы можете не сообщать работодателю и сослуживцам о своей ВИЧ-инфекции (уволить вас из-за ВИЧ-статуса, по закону, также не имеют права).

  1. Диагноз ВИЧ – еще и большой стресс. В стрессовой ситуации всем требуется сочувствие и поддержка. Рекомендую вам обязательно поделиться своим диагнозом, но с небольшим кругом людей: только с самыми близкими, которым вы по-настоящему доверяете. Это может быть кто-то из родственников, один-два лучших друга. Важно помнить, что раскрывать свой диагноз можно только человеку, с которым вы находитесь в по-настоящему хороших отношениях, в которых нет места конфликтам.
  2. Вне обстоятельств, вашего желания или нежелания вы должны рассказать о своем диагнозе людям, с которым вы находитесь или находились в сексуальных отношениях: супругу или партнеру. Им необходимо как можно скорее сдать анализ на ВИЧ, поэтому они должны узнать о вашем положительном статусе сразу, как можно скорее.

Если вам сложно контактировать с «бывшими», можно попросить сотрудника СПИД-центра связаться с ними, предложить сдать анализ на ВИЧ, не упоминая вашего имени.

  1. Лучше всего поделиться с родителями, если у вас с ними хорошие отношения. Многие ВИЧ-положительные люди не хотят рассказывать о диагнозе родителям, мотивируя это своей заботой о них: «мама будет очень переживать», «у папы случится инфаркт». За такой заботой в большинстве случаев скрывается страх того, как родители примут известие и как после этого отнесутся к сыну и дочери. Помните, что любящие родители хотят поддержать своего взрослого ребенка и быть с ним не только в радости, но и в горе.

Многие мамы говорили мне, что воспринимали нежелание детей рассказать им о своем ВИЧ-статусе как предательство. В любом случае, родители будут о чем-то догадываться и строить катастрофические предположения. Поэтому рекомендация здесь однозначна: если мама вас любит, а вы любите ее, ей надо рассказать.

СПРАВКА
Христианская служба психологической поддержки «Свеча» была создана в 2006 году. Тогда Александра Имашева, прихожанка протестантской церкви, решила открыть свой кабинет.
«В церкви я всегда поддерживала людей, и им это помогало. И пастор предложил мне связать с этим жизнь», – рассказывает Александра. Она получила высшее психологическое образование, чтобы профессионально помогать людям.
Сегодня в «Свечу» может обратиться любой человек с любыми психологическими проблемами, кроме алкогольной и наркотической зависимостей. В центре принимают семейные психологи, кризисные психологи, детский психолог, клинический психолог.
Особенность службы «Свеча» – опора на веру в Бога. Всех сотрудников объединяет христианский взгляд на мир и работа на его основе. Но примут тут и атеиста, и человека с нехристианским мировоззрением. Психологи «Свечи» никому не навязывают свои религиозные убеждения.
«Даже если мы не говорим с пациентами о вере, мы все равно остаемся христианами. И исходя из этого работаем с людьми. Главный инструмент психолога – это он сам, его личность. В результате его мировоззрение не может не оказывать влияния на обратившихся за помощью», – говорит Александра.
«Свеча» – единственная христианская служба психологической поддержки в Москве, которая благотворительно помогает людям, живущим с ВИЧ – их еще называют ЛЖВ или ВИЧ+.
Каждую неделю на личный прием к каждому из психологов «Свечи» приходит 1-2 пациента с ВИЧ, а в интернете, в социальной сети «ВКонтакте», Александра Имашева и равный консультант (то есть человек, тоже живущий с ВИЧ) Вера Плюс ежедневно консультируют несколько человек.
По приблизительным подсчетам, всего за время существования службы оказана помощь более чем 800 ВИЧ-инфицированным, их близким и людям, интересующимся проблемами ВИЧ. По словам психолога, в социальных сетях искать помощи людям с ВИЧ гораздо проще — в интернете можно гарантировать себе полную анонимность: спрятаться за никнеймом, не открывать свое лицо, не признаваться, откуда ты.

Рекомендации подготовлены по материалам сайта службы психологической помощи «Свеча»

Вопросы, ответы

Здесь Вы можете оставить свое сообщение для ГБУЗНО «Нижегородский областной центр по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями» , задать вопрос специалистам центра, оставить отзыв о нашей работе.

Здравствуйте. У меня в гостях была подруга которая никогда не сдаёт кровь и не сдавала. То есть ни на какие болезни в том числе и вич она никогда не проверялась. У неё месячные и она протекла на стул у меня дома. После чего она руками «затерла» место на штанах где протекла и потом брала за ручки двери , шкаф и прочее. Скажите пожалуйста если вдруг она чем то больна есть ли риск и чем обработать предметы чтоб устранить риск заражения заражения? Так как у меня есть ранки на руках и я переживаю .. она вытерла мокрой салфеткой стул и ушла через час после этого . Я после ее ухода обработала стул ручки и все поверхности перекисью водорода .. незнаю есть ли риск

Другие публикации:  Схема вакцинации от краснухи

Ответ: Здравствуйте, Инна. Риска заражения инфекциями, передающимися через кровь, нет. Можете обработать поверхности любым спиртсодержащим раствором.

Здравствуйте, неделю назад сдал анализ на вич в частой лаборатории, в этот же день позвонили и сказали, что анализ отправлен на переустановку в ОЦ спида. Сегодня забрал анализы, стоит печать положительный, проверялись анализы тест системой HIV combi RT Roche и в первом и во втором случае, это окончательный вердикт или стоит пройти ещё какие-то исследования?

Ответ: Здравствуйте, Сергей. Рекомендуем пройти дополнительное обследование на ВИЧ-инфекцию, непосредственно обратившись в СПИД-центр, с 8 до 17 часов, кроме субботы, воскресенья и праздничных дней, кабинет 15 или 16.

Добрый день подскажите пожалуйста,было изнасилование,после этого начались проблемы в ротовой полости,высеелся стрептококк а-гемолетический,большой лимфоузел на шее. Здавали с мужем в СЦ в 12.5 недель(89 дней), ИФА 3 покаления. В 4 месяца в СЦ экспресс тест тоже в двоём, всё отрицательно. Сейчас сделали операцию,боюсь что прийдут плохие анализы. Скажите можно доверять этим тестам? И есть ли вероятность что может быть +?? Спасибо заранее

Ответ: Добрый день. Современные методы тестирования позволяют определить антитела к вирусу до 3-х месяцев. Крайне редко, из за особенностей иммунитета или других не инфекционных заболеваний, ВИЧ может не обнаруживаться до полугода. Увеличенные лимфоузлы и другие признаки не являются специфическими и могут быть не связаны с ВИЧ. Если есть сомнения , сдайте анализы по истечении полугода.

Добрый день, купили с мужем машинку для стрижки волос. Коробка была помята, не понятно, то ли ее вернули в магазин, а значит кто-то ей уже пользовался, то ли просто пострадала упаковка. Когда машинку открыли, я все насадки и само лезвие протерла хлоргексидином. Муж решил проверить ее и провел лезвием без насадок по щетине на щеке. А я теперь переживаю, если вдруг ее сдали, а значит ей пользовался не известный человек, то если этот человек был заражен вирусами вич или гепатитом в или с, то не мог ли мой муж заразиться таким образом этой инфекцией?

Ответ: Добрый день. ВИЧ – слабый вирус, быстро погибает вне тела человека, в свернувшейся капли крови вирус не активен. Для заражения инфицированная жидкость с высокой концентрацией вируса должна попасть в открытую рану. Можно сказать, что риск заражения в вашем случае отсутствует. Однако хлоргекседин не является средством защищающем от ВИЧ и гепатитов, лучше использовать спиртосодержащие медицинские растворы. Если есть сомнения, пройдите тестирование по истечении 3-х месяцев.

Здравствуе скажите пожалуйста после незащищённог орального (водящий) контакта через месяч начались симптомы сдавал анализы ифа восемь раз начиная с месяча и последний три года все отрицательно но симптомы очень много с здоровьем хуже и хуже, какие анализы надо ещё сдавать, что делать.

Ответ: Добрый день. Оральный контакт – это низкий риск заражения ВИЧ. Однако инкубационный период у данного заболевания длится 3 месяца, и если по истечении этого срока вирус не обнаруживается, то заражения не произошло. У заболевания ВИЧ нет никаких специфических симптомов, они общие для инфекционных заболеваний и последствий низкого иммунитета. Ваши проблемы со здоровьем , скорее всего не связаны с ВИЧ , и вам необходимо обратиться к специалистам и пройти дополнительные обследования.

Добрый! ПА был в марте 2018, сдавал анализ на вич на сроках 3, 6, 8 и 10 месяцев — можно ли успокоиться?

Ответ: Добрый день. Действительно, максимальный срок «периода окна» до полугода. В вашем случае, скорее всего заражения не произошло. Мы рекомендуем вам проходить ежегодное обследование на ВИЧ в плановом режиме.

Здравствуйте ! был недавно в спид центре , у меня отрицательный анализ, но я трогал ручку двери когда открывал и закрывал дверь в кабинет и так на выходе, домой шел часов пять после этого и так получилось у меня часотка еще сильная на руках, я вообщем от нервного срыва как то забыл помыть руки после спид центра и все себе расчесал, скажите честно я мог таким образом подхватить вич ? или это все таки невозможно ? извините пожалуйста я боюсь и мне очень уже страшно , мне что снова делать анализ .

Ответ: Добрый день. Таким способом нельзя заразиться ВИЧ. Вирус не живет вне тела человека, не может выживать на ручке двери, в свернувшейся капле крови вирус обездвижен. Таких случаев передачи не было зафиксировано.

Здравствуйте. В конце декабря 2018 года попал в инфекционное отделение Балахнинской ЦРБ с острым гепатитом Б. Впоследствии врач констатировала ВИЧ, выявлен впервые. ИС 431, ВН 7900. В жизни не кололся, женат 17 лет, в супруге души не чаял, и вдруг такое! Как? Возможно ли по ИС и ВН хоть примерно понять время заражения? Супруга и детишки чистые, думает расходиться со мной. В связи с особенностями профессии иногда сталкивался с кровоточащими людьми, и сам, бывало, ранился, когда оказывал помощь. Заранее огромное спасибо.

Ответ: Здравствуйте. У каждого пациента ВИЧ развивается по своему и скорость течения болезни разная, поэтому точно определить период заражения не возможно. Да и это не так важно. Болезнь есть, дальше ее надо контролировать. Заражение ВИЧ происходит, тремя способами: половой, через кровь, и от матери к ребенку. Иногда так бывает, что способ передачи не определён, но в быту инфекция не опасна. Так, что либо зараженная кровь попала вам в рану, либо незащищенный половой контакт. Если ближайшие родственники переживают , что вы опасны для них, то важно помнить , что инфекция не предается при бытовых контактах, а если пациент принимает лечение и у него неопределяемая вирусная нагрузка, то он не опасен не только в быту, но и для половых партнеров.

Добрый день! Ребенок воспользовался чужими наушниками. Передается ли ВИЧ через наушники и если да, то в каких случаях? Спасибо!

Ответ: Здравствуйте, Евгения. Через наушники ВИЧ-инфекция не передается.

Я недавно задавала вопрос , про то что на протяжение 3.5 лет,я так и не заразилась от ВИЧ положительного мужа, то что такие пары есть я знаю, мне бы хотелось узнать причину почему так получаеться , с научной точки зрения.

Ответ: Здравствуйте, Елена. На Ваш вопрос от 2019-02-18 23:29:05 мы и ответили с научной точки зрения. Можем его продублировать. Елена Вопрос. У меня такой вопрос, с мужем вместе 4 года ,из них 3.5 у него диагноз ВИЧ, за все время что у него этот диагноз, я не заразилась и даже родили ребенка без приема мной терапии, как такое может быть ? Я остаюсь здоровой и сейчас. Ответ: Здравствуйте, Елена. Терапию во время беременности и не нужно принимать, если все анализы на ВИЧ «отрицательные». Вы остаётесь здоровой от разных причин (можно предположить): количество вируса в организме мужа не большое, Ваша половая система и слизистые оболочки в целостности (нет воспалений, эрозий, каких-либо других ран), отсутствуют инфекции, передающиеся половым путем, и не было незащищенных половых контактов с мужем во время менструации.

© 2016-2019 ГБУЗНО «Нижегородский областной центр по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями»

Проявление ВИЧ/СПИД в полости рта

Что такое ВИЧ-инфекция и СПИД?
ВИЧ — вирус иммунодефицита человека, вызывающий заболевание — ВИЧ-инфекцию, последняя стадия которой известна как СПИД. Распространение ВИЧ-инфекции связано с попаданием содержащих вирус биожидкостей непосредственно в кровоток человека (при переливании крови, использовании зараженных вирусом шприцев, игл) и незащищенным половым контактом. К тому же возможна передача вируса от инфицированной матери ребенку во время беременности и родов или при грудном вскармливании.

СПИД – синдром приобретенного иммунодефицита – является поздней стадией заболевания ВИЧ-инфекцией, когда нарушения в работе иммунной системы нарастают до такой степени, что организм практически не способен бороться с определенными болезнями и инфекциями. Возникновение и прогрессирование оппортунистических инфекций связано со снижением общей сопротивляемости организма.

Как узнать, есть ли у меня ВИЧ-инфекция и СПИД?
Стоматологические проблемы такие, как кровоточивость дёсен, герпес полости рта, а также грибковые и кандидозные поражения могут быть первыми симптомами СПИД. Однако это не означает, что у Вас есть это заболевание только при наличии перечисленных признаков, так как они часто встречаются во всей популяции. Единственный способ постановки диагноза ВИЧ-инфекции – это лабораторный анализ. Проконсультируйтесь со своим врачом.

Положительный результат анализа на ВИЧ-инфекцию не означает, что пациент болен СПИДом. СПИД — это медицинский диагноз, который может поставить только врач на основании определённых критериев. В то же время при диагностике ВИЧ-инфекции нельзя полагаться только на симптомы. Многие люди, живущие с ВИЧ, не имеют никаких симптоматических проявлений инфекции в течение многих лет.

Следующие симптомы могут указывать на возможность наличия ВИЧ-инфекции:

  • Быстрое потеря веса
  • Сухой кашель
  • Повторяющиеся периоды повышения температуры тела и обильное ночное потоотделение
  • Сильная утомляемость, не объяснимая другими причинами
  • Увеличение и воспаление лимфатических узлов – подмышечных, паховых и шейных
  • Диарея длительностью более недели
  • Белёсые пятна или нетипичные язвы языка, полости рта или гортани
  • Пневмония
  • Красноватые, розовые или синеватые пятна под кожей или на её поверхности или в полости рта, носа или на веках глаз
  • Амнезия и другие неврологические заболевания

Как предотвратить ВИЧ-инфекцию и СПИД?
Передача ВИЧ-инфекции может произойти при прямом попадании крови, спермы, влагалищного секрета или грудного молока (для младенцев) непосредственно в организм человека. Лучший способ защиты от ВИЧ — избегать видов деятельности, ведущих к повышению риска передачи вируса. Для получения информации о профилактике передачи и заражения ВИЧ-инфекцией/СПИД проконсультируйтесь у врача.

Многих пациентов волнует риск передачи ВИЧ-инфекции во время переливания крови. Начиная с 1985 года в США вся донорская кровь проходит скрининг на заражение ВИЧ-инфекцией. Запас донорской крови США считается одним из самых безопасных в мире. В России анализ донорской крови на ВИЧ также является обязательным.

Можно ли заразиться ВИЧ-инфекцией в стоматологическом кабинете?
Из-за инвазивности стоматологических процедур многие пациенты боятся передачи ВИЧ-инфекции во время стоматологического лечения. Для предотвращения передачи инфекций, в том числе ВИЧ, от пациента к пациенту в медицине применяются универсальные меры безопасности.

Эти меры требуют использования стоматологами, гигиенистами и их ассистентами одноразовых перчаток, масок и защитных очков, а также стерилизации инструментов (например, сверл бормашин) и других согласно инструкциям и регламентам. Инструменты, не подлежащие стерилизации, выбрасывают в специальные контейнеры. После каждого нового контакта с пациентом врач выбрасывает использованные перчатки, тщательно моет руки и надевает новую пару перчаток.

Если Вы обеспокоены, спросите стоматолога об универсальных мерах безопасности – это займет всего несколько минут и поможет Вам преодолеть страх.

Как лечить ВИЧ-инфекцию и СПИД?
Современные способы лечения замедляют прогрессирование ВИЧ-инфекции и разрушения иммунной системы человека. Существуют и другие способы лечения, которые могут предотвратить или контролировать заболевания, сопутствующие ВИЧ-инфекции. Как и при любом диагнозе, раннее обнаружение — залог более эффективного лечения.

Другие публикации:  Как заболеть гриппом быстро в домашних

«У моей 9-летней дочери ВИЧ»

Сергею 38 лет, и он один воспитывает 9-летнюю дочь. Девочка живет с ВИЧ-инфекцией, о которой пока ничего не знает. А Сергей все эти годы не может решиться сказать ей об этом, не может найти верные слова.

«У моей дочери ВИЧ. Получилось это по-дурацки, обычно и грустно. Ее мама была. ну, забавная, странная. У нее, понятно, тоже ВИЧ, но она не проходила терапию. Я думаю, она просто не знала, к чему это может привести.

Женщинам с ВИЧ-инфекцией во время родов делают кесарево сечение. А у ребенка к тому же оказалось очень неудачное предлежание, то есть все показания к кесареву. Но его почему-то делать не стали. То есть риск и так был высок – мать не принимала терапию, – а тут еще осложнения! Дочери сразу стали давать лекарства. Послеродовую терапию я уже сам контролировал, но, к сожалению, она не помогла. И в три года нам сказали: «Извините, ваш диагноз подтвержден».

ВИЧ-статус не ушел. Зато ушла моя жена. Нет, она не умерла. Просто ушла от нас. Я считаю, что в кабинетах СПИД-центров обязательно должен работать психолог: много детей рождается у родителей с ВИЧ. Доктор отвечает только на медицинские вопросы. А психолог сможет снять стресс у родителей. Может быть, если бы тогда с моей бывшей женой поговорил специалист, то наша семья и не распалась бы.

И вот я остался вдвоем с трехлетним ребенком. Я стал «папамамой». Сначала ВИЧ-инфекция у дочери никак не проявлялась. И когда она начала болеть, я не сразу понял, что происходит. У моих знакомых дети, неинфицированные, болели в десятки раз чаще. Я думал, что это обычное «недосмотрел, не уследил» – обыкновенные детские болезни. Не раз возникало подозрение на двустороннее воспаление легких. Дочь оказывалась в детской больнице. Обычной. Я не говорил врачам, что у нее ВИЧ-статус. Потому что в таком случае ее увезли бы в инфекционную больницу. А зачем? Воспаление легких можно вылечить и в нормальной больнице. Да и не хотел я афишировать диагноз: при всей, казалось бы, информированности общества к людям с ВИЧ, даже к детям, относятся с предубеждением.

А докторам я ничего не говорил, потому что – а зачем тогда они моют руки? Зачем надевают марлевые повязки, пользуются одноразовыми шприцами? Если врачам требуется еще раз сказать: «Ребята, давайте еще раз помойте руки, у нас ВИЧ», то тогда нечего этим людям делать в медицине.

Дочь все болела и болела, а потом оказалось, что у нее вирусная нагрузка уже тысяч 280 или 300*. И нам предстояло все-таки начать специальную терапию. Я понимал, что это на всю жизнь. И тянул почти два месяца. И вот теперь мы принимаем лекарства с ней вдвоем, у меня ведь тоже этот диагноз. Дочке тогда было шесть лет. С началом терапии все заболевания сразу ушли: и воспаления легких, и насморки.

Кстати, участковому педиатру мы тоже не говорили о диагнозе, о нем знала только врач-инфекционист, которая занималась нашими прививками. Отличный специалист, она очень нам помогала. А однажды я пришел в поликлинику, и меня пригласили к заведующей. Я так понимаю, внутри нашей медицинской системы есть какой-то обмен информацией. И скорее всего, Центр СПИД, где я и дочка стоим на учете, поставил в известность нашу поликлинику. Меня спросили: «А почему вы нам не сообщили, что у дочери ВИЧ?» Услышать эти слова мне было… неприятно. Настолько, что даже тяжело вспоминать об этом сейчас – хотя столько времени прошло.

После этого разговора педиатры – а они часто менялись – смотрели на нас странно. Словно хотели увидеть у ребенка какие-то физические увечья. И каждый раз спрашивали: «Что это вы к нам не приходите? Вы что, не болеете?»

Как-то я узнал, что детям, имеющим ВИЧ-инфекцию, присваивают инвалидность без указания причины. И пошел за деньгами в собес. Пенсия оказалась большим подспорьем, потому что я постоянно менял места работы. Мне помогает моя мама, а она не всегда себя хорошо чувствует, и иногда мне приходилось говорить: «Ребята, я убегаю, у меня ребенок». Не все это понимали. А объяснять, что жены нет и куда она делась, тоже не хотелось.

98 шансов из 100

Ежегодно в России у женщин, живущих с вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ), рождается около 10 000 детей. Благодаря лечению матери во время беременности 95–98 из 100 появляются на свет здоровыми. Чтобы предотвратить передачу вируса, во время беременности женщине назначают антиретровирусные (АРВ) препараты, а после родов рекомендуют искусственное вскармливание. Младенцу лекарства дают сразу же после рождения и в течение первых недель жизни. Поскольку в его крови еще присутствуют материнские антитела, стандартный тест на ВИЧ дает положительный результат. Материнские антитела уходят из организма к 18 месяцам, после чего ребенку официально ставят диагноз. До этого момента его наблюдают в СПИД-центре. Если диагноз подтвержден, принимать АРВ-препараты ему предстоит всю жизнь. При верном подборе терапии и регулярном приеме лекарств с ВИЧ-инфекцией можно жить много лет, как с любым другим хроническим заболеванием.

Когда я устроил дочку в садик, там я тоже ничего никому не рассказывал: меня же не спросили. Может, медсестра и знала, а может, и нет. В школу мы тоже прошли как-то «по зеленой». Вообще, если вспомнить, я мало кому говорил о нашем диагнозе. О нем знаю я, моя мама, моя девушка и близкие друзья, которые имеют ВИЧ-инфекцию. Вообще люди не хотят помнить то, что им неприятно. И это здорово, потому что те, кому я когда-то говорил о своей ситуации, в дальнейшем просто об этом забыли.

Я и сейчас ничего не говорю окружающим. Я просто боюсь за будущее моей дочери. Она принимает таблетки в 8 утра и 8 вечера – схема хорошая, помогает. Но я не могу ей сказать, чем она больна. Она же может поговорить об этом с кем-то в школе. А я не хочу, чтобы дочь стала изгоем. Все, что я могу ей объяснить, это: «Не будешь пить таблетки — умрешь. Помнишь, как ты в больницу попала? Не хочешь еще раз? Ну и пей тогда!»

Вот только понимания того, насколько важно лечение, у дочки нет. И я это вижу по тому, что она начала пропускать прием препаратов. Недосмотрел, недоследил – уже находишь «лишние» таблетки: утренняя доза не была выпита, вечерняя. Мне приходится много работать, и я не могу полностью контролировать ребенка. Мама мне, конечно, большая подмога. Но все равно наступит день, когда мне придется рассказать дочери правду. Я каждый раз откладываю этот разговор на завтра, потому что не знаю, как она отреагирует. Ведь реакция может быть любой! В том числе и такая: «Папа, а зачем вы меня родили, если знали, что у меня будет ВИЧ?» Никогда не знаешь, что зацепит подростка. Сейчас я много думаю, как к этой теме подойти, изучаю каким становится мой ребенок. Но пока не могу решиться – подожду еще. Сегодня я еще не готов».

* Вирусная нагрузка – это количество вируса в крови. Чем выше вирусная нагрузка, тем быстрее развивается ВИЧ-инфекция. Знание этого показателя позволяет принять решение о начале лечения и контролировать его эффективность.

Когда и как сообщить о диагнозе?

«ВИЧ-инфекция – хроническое заболевание, отношение к которому в обществе эмоционально заряжено, – объясняет психотерапевт Елена Березина, специалист по сопровождению детей с ВИЧ. – Родители боятся, что нанесут ребенку психологическую травму, если сообщат ему диагноз. Но вредит как раз сохранение тайны: это может привести к отчуждению, чувству одиночества – ребенок может бессознательно присвоить себе страх и вину родителей. Откровенный разговор объединяет семью, снижает напряжение, позволяет повысить качество лечения.

К 9 годам у дочери Сергея, как и у каждого ребенка, есть представление о своем теле и здоровье, и она уже сможет воспринять свои особенности как часть представления о себе, включить их в свою картину мира. Вообще, сообщать о диагнозе лучше лет в 6–11: сам момент зависит от того, насколько взрослые готовы к разговору. Ребенку до 6 лет достаточно сказать, что в его крови (как и у мамы или папы) есть вирус. И чтобы хорошо себя чувствовать, нужно принимать лекарство. В разговорах о вирусе лучше использовать образы, рисунки, игрушки, сказки. Школьники уже получают информацию из разных источников. Они любопытны, они в состоянии сопоставить факты, узнать свой диагноз самостоятельно – и сделать неверные выводы, замкнуться. Поэтому не стоит надолго откладывать разговор. Но важно до этого подробно обсуждать с ребенком тему здоровья, рассказывать о том, что такое иммунитет, вирусы, болезни (в том числе СПИД), как их лечат. После этого самые близкие люди могут объяснить ребенку, что с ним происходит, как работают АРВ-препараты, почему необходимо сдавать анализы. Говорить нужно в спокойной обстановке, когда ребенок хорошо себя чувствует и, конечно, простыми словами. Важно назвать тех близких людей, с кем можно обсуждать диагноз, кто сможет его поддержать, и объяснить, что остальных эта информация не касается.

Часто мы недооцениваем детей: едва заговорив об инфекции, родители могут услышать от ребенка, что он давно знает о своем диагнозе. И такой ответ стоит обсудить: «Как ты это понял? Что ты по этому поводу думаешь? Что ты хочешь узнать?» Если взрослые не могут сразу ответить, нужно об этом сказать: «Эта тема очень важная, но сейчас мне не хватает знаний, чтобы все объяснить (или: я не хочу говорить на ходу). Давай мы вернемся к этому разговору завтра (через неделю)». Е. Б.

Три вопроса эксперту

Анна Загайнова, врач-эпидемиолог: «Ребенок с ВИЧ может жить обычной жизнью»