Концентрированная эпидемия вич

Концентрированная эпидемия вич

3.1.5. Россия находится на стадии концентрированной эпидемии ВИЧ-инфекции

Первый случай заражения ВИЧ-инфекцией был зарегистрирован в России в 1987 году. В течение 10 лет Россия относилась к числу стран с низким уровнем распространения ВИЧ-инфекции, к 1996 году было зарегистрировано всего 1086 случаев. При этом заражение происходило в основном половым путем, также известны несколько десятков случаев инфицирования детей в больницах юга России в 1989-1990 годах (в Калмыкии, Ростовской и Волгоградской областях, Ставропольском крае). Новый этап распространения ВИЧ/СПИД начался примерно с середины 1996 года, когда в ряде городов была отмечена вспышка ВИЧ-инфекции среди потребителей внутривенных наркотиков. Если в 1995 году было выявлено 8 случаев заражения ВИЧ-инфекцией через употребление наркотиков, то в 1996 — уже больше тысячи.

Впоследствии число вновь выявляемых случаев ВИЧ-инфекции быстро росло. В 2000 году уже стали говорить об эпидемии ВИЧ. К концу 2001 года было зарегистрировано 179 тысяч случаев, из них 88 тысяч — за 2001 год. По состоянию на 1 июля 2002 в России было выявлено 207,7 тысячи ВИЧ-инфицированных, в том числе около 4 тысяч детей (более 70% из них были рождены ВИЧ-инфицированными матерями). Таким образом, сейчас инфицировано примерно 0,14% населения страны или 0,3% взрослого населения от 15 до 49 лет.

Таблица 3.4. Количество выявленных случаев ВИЧ-инфекции/СПИДа в России

Источник: Информационный бюллетень №24 «ВИЧ-инфекция» Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом и Центрального НИИ эпидемиологии МЗ РФ.

В 2002 году число вновь выявляемых случаев ВИЧ стало сокращаться. За январь-июнь было выявлено 28,7 тыс. зараженных ВИЧ-инфекцией, тогда как за тот же период 2001 года-44,9 тыс. Общее число зарегистрированных ВИЧ-инфицированных на середину 2002 г. составило 204,9 тыс. из них с диагнозом СПИД-190 28 .

Рисунок 3.8. Число регистрируемых случаев заболевших с впервые установленным диагнозом ВИЧ-инфекция и СПИД, тысяч человек по месяцам 2001-2002 гг.

Источник: Информационный бюллетень №24 «ВИЧ-инфекция» Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом и Центрального НИИ эпидемиологии МЗ РФ.

Из общего числа зарегистрированных умерли 2667 ВИЧ-инфицированных, в том числе 183 ребенка. При этом с диагнозом СПИД умерло 547 человек. Но большинство инфицированных умерли не от синдрома приобретенного иммунодефицита, а от других причин (например, гепатита, передозировки наркотиков и др.). Таким образом, пока роль ВИЧ/СПИД как фактора смертности в России незначительна. Для сравнения: в Испании к 2002 году умерло 33 тысячи больных СПИДом, во Франции и Италии — по 32 тысячи, в Германии-12,5 тысячи, в Великобритании-более 12 тысяч.

Многие эксперты говорят о большом недоучете числа зараженных в России. Руководитель Федерального центра СПИДа Минздрава России В.В. Покровский полагает, что реальное число ВИЧ-инфицированных в России-порядка миллиона человек. Свои оценки косвенными методами делают специалисты Объединенной программы ООН по ВИЧ/СПИД (UNAIDS). По их расчетам, число ВИЧ-инфицированных в России на конец 2001 года должно было составить 700 тысяч (против 179 тысяч официально зарегистрированных), или 0,9% населения в возрасте 15-49 лет, а расчетное число умерших от СПИДа только в 2001 году — 9 тысяч.

Основной фактор риска, с точки зрения заражения ВИЧ-инфекцией в России (с 1996 года), — внутривенное употребление наркотиков (рис. 3.9). Из всех ВИЧ-инфицированных, основной путь заражения которых был установлен, более 90% заразились именно таким путем. Следует отметить, что примерно в половине случаев путь заражения определить не удается, но, по словам экспертов, большая их часть-это тоже наркотики.

Рисунок 3.9. Роль внутривенного введения наркотиков в распространении ВИЧ-инфекции в России

Среди обследованных наркоманов ВИЧ-инфекция была выявлена в 1997 году — у 0,7%, в 1998 — у 0,4%, в 1999 — у 1,7%, в 2000 -, у 4,8%, в 2001 году — у 6%.

Согласно терминологии UNAIDS, Россия находится на стадии концентрированной эпидемии. На этой стадии ВИЧ-инфекция быстро распространяется в определенной подгруппе населения (удельный вес ВИЧ-инфицированных превышает 5% в подгруппе населения, в нашем случае-среди внутривенных потребителей наркотиков), но не выходит за рамки риск-группы. При этом менее 1% беременных женщин в городах — а это основной маркер ВИЧ в развивающихся странах — являются носителями ВИЧ.

Таблица 3.5. Распределение ВИЧ-инфицированных в России по основным факторам риска заражения, %

Главный фактор риска

Всего с 1.01.1987

Заражение детей от матерей во время беременности и родов

Внутривенное введение наркотиков

Источник: Информационный бюллетень №24 «ВИЧ-инфекция» Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом и Центрального НИИ эпидемиологии МЗ РФ.

Второй по значимости способ заражения ВИЧ (но не сопоставимый по масштабу с употреблением наркотиков)-обычные гетеросексуальные контакты: 3,2% ВИЧ-инфицированных за весь период наблюдений и почти 5% — в первой половине 2002 года, причем за последний год роль этого фактора повысилась.

До 1996 года значительная часть носителей ВИЧ регистрировалась среди гомосексуалистов. Хотя число вновь выявляемых случаев заражения посредством гомосексуального контакта довольно стабильно, сегодня этот путь заражения не играет в России существенной роли (менее 0,5%).

Число детей заразившихся от ВИЧ-инфицированных матерей пока относительно невелико (2,9 тысячи случаев), но оно неуклонно растет. Существует специальная медикаментозная программа снижения риска заражения плода, но многие из беременных с ВИЧ-наркоманки с соответствующим отношением к своему здоровью. По мировым данным, коэффициент передачи ВИЧ-инфекции от зараженной матери ребенку составляет в среднем 13-32% в развитых странах и 25-48% в развивающихся странах.

За весь период наблюдений в стране зарегистрировано 276 случаев заражения в лечебных учреждениях (самыми массовыми были заражения детей в больницах юга страны в 1989-1990 годах), 36 случаев заражения в результате переливания крови и 24 случая заражения матерей и детей при грудном вскармливании.

Существует вероятность того, что эпидемия перекинется из риск-групп на остальное население, в частности, посредством обычных гетеросексуальных половых контактов (именно они вышли сейчас на первое место среди факторов риска в странах Европейского Союза). По мнению В. Покровского, это может произойти в ближайшие пять лет. Очень важно этого не допустить.

Большинство ВИЧ-инфицированных граждан России находятся в молодом возрасте от 20 до 30 лет: 63% всех инфицированных мужчин и 58% — женщин. Если учесть, что со временем ВИЧ переходит в стадию СПИДа, а эта болезнь пока неизлечима, можно прогнозировать увеличение смертности через определенный промежуток времени. По мировым данным, средний период времени, через который ВИЧ-инфицированный человек заболевает СПИДом, составляет 10 лет, а средняя продолжительность жизни человека, больного СПИДом, — 1-2 года. У детей СПИД развивается быстрее, чем у взрослых.

24 процента всех зарегистрированных ВИЧ-инфицированных составляют женщины. Среди ВИЧ-инфицированных, заразившихся при внутривенном употреблении наркотиков, женщин — 19%. Подавляющее большинство этих женщин находятся в самых активных репродуктивных возрастах.

Таким образом, распространение ВИЧ-инфекции может повлечь за собой прямые демографические потери.

Регионы России сильно различаются по уровню распространения ВИЧ-инфекции. До сих пор в стране есть территории, где не было выявлено ни одного случая ВИЧ. Это-Ненецкий и Агинский-Бурятский автономные округа. Единичные случаи отмечены в Корякском, Эвенкийском, Чукотском и Коми-Пермяцком АО.

По данным на середину 2002 года, максимальное число ВИЧ-инфицированных за весь период наблюдений зарегистрировано в Московской (более 17 тысяч) и Свердловской (более 16,5 тысячи) областях, Санкт-Петербурге (более 16,5 тысячи), Москве (более 15,5 тысячи) и Самарской области (более 15 тысяч). Свыше 10 тысяч зарегистрировано в Иркутской, Челябинской и Тюменской (вместе с автономными округами) областях.

В 2002 году самые высокие темпы распространения ВИЧ наблюдаются в Самарской, Оренбургской, Свердловской, Ленинградской и Иркутской областях и Санкт-Петербурге. В двух городах-Тольятти и Норильске — заражено порядка 1% населения. Москва и Московская область в этом году покинули десятку «лидеров». Утратила свое первенство и Калининградская область.

Сложившуюся географию распространения ВИЧ/СПИД в России принято связывать с путями миграции наркотиков.

Фатальное мракобесие. Эпидемия ВИЧ/СПИДа в России

Фото: Павел Смертин / Коммерсантъ

Даже официальные данные, которые, как считают независимые эксперты, значительно занижены, говорят о росте числа инфицированных вирусом иммунодефицита человека: по данным Минздрава, в 2014 году было зафиксировано 90 тыс. новых случаев, а в 2015 году речь уже шла о более чем100 тыс. случаев.

Идет распространение болезни, и уже можно говорить об эпидемии. Причем в ряде регионов России, как в марте писал «Ъ», она достигла высшей — генерализованной стадии, согласно критериям ВОЗ и Объединенной программы ООН по ВИЧ/СПИДу. Это означает, что ВИЧ-инфекция прочно укоренилась среди населения и ее распространение почти не зависит от групп риска.

В развитии эпидемии обычно выделяют три фазы: начальную, концентрированную и генерализованную. По словам Вадима Покровского, руководителя Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом (Федеральный центр СПИД), о начальной говорят при единичных случаях заражения, обычно связанных с завозом из-за рубежа или контактами с иностранцами на территории России, как это было до середины 1990-х годов. «На второй стадии поражаются группы повышенного риска — наркопотребители и мужчины, имеющие секс с мужчинами (гомосексуалисты, бисексуалы, заключенные). Если 5% представителей какой-либо группы инфицированы, говорят о концентрированной эпидемии», — подчеркивал он.

По данным центра, сейчас 20% наркопотребителей внутривенных наркотиков заражено ВИЧ.

Около 10% ВИЧ-инфицированных наблюдается среди мужчин, имеющих секс с мужчинами. Индикатором генерализованной стадии является превышение 1% ВИЧ-инфицированных среди беременных женщин. В 2015 году этот показатель был превышен примерно в двадцати субъектах РФ.

В 2015 году 2,5% мужчин в возрасте от 30 до 40 лет жили с официально зарегистрированным диагнозом ВИЧ-инфекции, по неофициальным данным, в ряде городов этот показатель доходит до 8%

Выход эпидемии в гетеросексуальную популяцию увеличивает скорость распространения ВИЧ. Около 45% новых случаев связано с половыми контактами между мужчинами и женщинами. «Самыми неблагополучными являются наиболее экономически развитые в 1990-2000-е годы регионы с высокой концентрацией городского населения: Урал, Поволжье, Сибирь, Санкт-Петербург. Именно туда, где есть деньги, и везли наркотики, и именно там их активно распространяли», — рассказал господин Покровский.

«Борьба с распущенностью»

Любопытно, как к проблеме распространения ВИЧ относятся российские чиновники. Весьма характерным примером является прошедшее в конце мая 2016 года заседание в Мосгордуме, посвященное проблеме ВИЧ в столице. Московские власти в ответ на просьбу столичных депутатов проверить информацию о якобы огромном количестве ВИЧ-инфицированных обратились почему-то не к медикам, а в государственный аналитический центр — Российский институт стратегических исследований (РИСИ), который, как указано на сайте института, занимается «вопросами обеспечения национальной безопасности», а также «противодействует фальсификации истории».

Другие публикации:  Ангина и невысокая температура

По данным отчета, написанного «Ъ» по итогам заседания, выступившая с докладом замдиректора института Тамара Гузенкова сообщила, что проблема ВИЧ/СПИДа используется в качестве элемента информационной войны против России. В докладе РИСИ утверждается, что существует две модели борьбы с ВИЧ. Западная модель включает в себя «неолиберальный идеологический контент, нечувствительность к национальным особенностям и абсолютизацию прав групп риска — наркоманов, ЛГБТ».

В свою очередь, московская модель «учитывает культурные, исторические и психологические особенности российского населения, опирается на консервативную идеологию и традиционные ценности». По мнению госпожи Гузенковой, мировое сообщество, предлагая России использовать западные подходы к борьбе с заболеванием, превращает тему эпидемии «в политическую проблему противостояния России как страны, которая позволяет себе вести самостоятельную внешнюю и внутреннюю политику».

Заместитель главы Центра исследований проблем ближнего зарубежья РИСИ Оксана Петровская рассказала, что в Москве лучше борются с ВИЧ, чем в Петербурге, а потом предложила свое объяснение этому. «Причины не только в географических, региональных особенностях, но и в традиционно-ценностных ориентациях. На Москву можно смотреть как на символ исконно русских, а на Санкт-Петербург — западноевропейских культурных ценностей», — сообщила она. В докладе РИСИ по этому поводу говорится еще конкретнее: «Почвенная изначальность стихийно растущей святой московской земли противостоит искусственно и рационально организованному Петербургу, главной составляющей мифа которого стала апокалиптика обреченного града. Сформировавшаяся на волне перестройки контркультура петербуржцев основана на понимании свободы личности как свободы от противного».

Третий соавтор доклада, кандидат социологических наук Игорь Белобородов, перечислил источники передачи ВИЧ: «Это контрацептивная индустрия, которая заинтересована в сбыте своей продукции, а значит, в вовлечении в ранние половые связи как можно большего числа несовершеннолетних. Индустрия порнографии — несмотря на все наши законы, вы в два клика получите любые материалы». Также господин Белобородов раскритиковал индустрию секс-товаров, назвав их «лоббистами, напрямую заинтересованными в разврате населения». Он даже предположил, что идея сексуального просвещения школьников навязывается Западом для «демографического сдерживания стран, которые рассматриваются как геополитические конкуренты».

Все вышесказанное подытожила председатель комиссии Мосгордумы по здравоохранению Людмила Стебенкова, заявив, что «этот доклад будет играть очень большую роль в дальнейших действиях». «Бороться нужно не со СПИДом по большому счету, а с наркотиками и распущенностью», — сказала она.

Специализированные издания, описывающие жизненные ситуации, с которыми приходится сталкиваться людям с положительным ВИЧ-статусом, демонстрируют, насколько незрел российский социум.

Анна Павлова, основатель ресурса «Давай поговорим» (онлайн-ресурс с консультациями профессиональных психологов, психиатров, коучей, оказывающих помощь людям, попавшим в беду), рассказывает, что одна из ВИЧ-инфицированных мам, пришедших к ней на консультацию с ребенком, справедливо заметила: «Если б у меня было сто жизней, я бы, может быть (и то большой вопрос), потратила одну на борьбу с несправедливостью и отвоевывание каких-то социальных благ от нашего государства и всех структур, которыми оно представлено. Но времени мало». «Наше общество не готово к ситуации не только адекватного отношения к проблемам различных меньшинств (а ВИЧ-инфицированные представляют меньшинство), а даже сколько-нибудь толерантного. Я прожила в Англии два года и, если бы такой же вопрос мне задали там, то мой ответ был бы совершенно другим. О каких защитах и правах мы можем говорить в стране, в которой в 99% коммерческих и государственных учреждений нет пандусов для инвалидов. И от того, что заболели вы или именно ваш ребенок, ничего не поменяется, если вы это не поменяете», — подчеркивает госпожа Павлова.

Мнение о незрелости российского общества разделяет и Мария Преображенская, кейс-менеджер и аутрич Фонда содействия защите здоровья и социальной справедливости имени Андрея Рылькова, которая говорит о том, что зачастую узнавший о своем статусе человек не так хорошо представляет себе, каким ему образом действовать дальше и что предпринимать. «Однако есть одно исключение: он твердо уверен, что его статус не стоит не только афишировать, но даже и говорить о нем вслух. Благодаря такому подходу многие ВИЧ-положительные люди не идут вовремя в специализированные медицинские заведения, соответственно, не имеют и не хотят иметь представление о настоящем положении дел, в том числе о возможности и необходимости терапии, об особенностях и рисках в данном конкретном случае. И эта позиция является очень проблемной: защищаясь от пугающей информации о состоянии собственного здоровья, скрывая свой статус от окружающих, не предпринимая никаких действий, человек упускает время», — рассказывает госпожа Преображенская.

Со стороны такая позиция кажется необъяснимой, но на самом деле объяснение очень простое. По словам Марии Преображенской, из-за того, что ВИЧ долгое время считался болезнью, о которой не принято говорить вслух, о нем действительно мало что известно человеку, который «не в теме». «Более того, «человек не в теме» — это то самое здоровое большинство, которое не особенно старается разобраться в нюансах того, о чем говорит. «Вор должен сидеть в тюрьме», «наркоман мать родную продаст», «СПИДом болеют проститутки и наркоманы» и так далее. Вот, к сожалению, какие народные постулаты вспоминаются человеку, узнавшему о своем статусе. В голове его сразу рисуются картинки, где с ним, опасаясь заразиться, перестают здороваться за руку соседи, полагающие, что ВИЧ передается через рукопожатие. Картинки, где в районной поликлинике на карте появляется пометка «ВИЧ», которая действует как красная тряпка на быка на любого видящего ее врача; где просят, чтобы он забрал своего ребенка из детского садика, потому что боятся, что он заразный», — горько констатирует госпожа Преображенская.

Это неполный список страхов окружающих, который приходит в голову ВИЧ-положительному человеку, поэтому довольно часто он всеми силами старается отсрочить тот момент, когда раскрытие статуса станет необходимым. К несчастью, в тот момент, когда стигматизация и неадекватность окружающих перестают его беспокоить, ситуация для больного уже превратилась в критичную.

С кем спасаться

Госпожа Павлова убеждена, что совет ВИЧ-инфицированному человеку, который сталкивается с неприятием и агрессией в обществе, такой же, как и для любого не ВИЧ-инфицированного: нужно формировать свое общество вокруг себя и своей семьи, нужно работать над своим состоянием и переживанием. «Можно заниматься своими интересами, а можно за них бороться. Я советую собственное внимание и внимание ребенка обращать именно на себя: на свои желания, свои переживания, свои поступки, свою ответственность. Методик много. Наиболее часто используемыми являются психосинтез, экзистенциальные техники, терапия поведением и так далее. Но везде фокусироваться стоит на себе, на осознанности существующих ощущений и мыслей», — говорит госпожа Павлова.

Среди преобладающих негативных состояний у ВИЧ-инфицированных можно отметить страх, гнев, депрессию. Основная задача — научиться разрешать себе переживать эти состояния, чтобы идти дальше.

В каком-то смысле, наличие внешнего фактора, то есть общественного неприятия, часто с переживательной точки зрения помогает и переключает ребенка, уберегая его от застревания, аутоагрессии, которая более пагубна для растущей личности. Многие советуют абсолютную изоляцию, но она уберегает не только от давления, но и от возможности близости, от самой жизни. В этом выборе следует ориентироваться на отношение самого ребенка: если изоляция становится необходимостью (от «невозможно обойти») для сохранения в себе сил и способностей к радости, то можно прибегать и к ней. Но если это трудности, которые есть у всех, не уничтожают желание ребенка к общению, то следует концентрироваться на этом его интересе.

«Если говорить о протекционистских мерах, то маленькому человеку нужно объяснить, как правильно и открыто он может говорить о своем статусе, если его спрашивают, и к кому можно обратиться за помощью. Наличие такого лояльного к нему человека в любом сообществе, куда вы отправляете ребенка, является обязательной мерой. Иными словами, вам нужно научить его, «как и с кем спасаться», опять же обращая внимание на его ответственность и значимость перед самим собой: «Спасись сам, и с тобой спасутся тысячи»», — рассказывает госпожа Павлова.

Эпидемия СПИДа в российских регионах достигла генерализированной стадии

По данным на начало 2016 г., в России умер каждый пятый выявленный и зарегистрированный ВИЧ-инфицированный. В настоящее время в России наблюдается вторая, концентрированная стадия эпидемии, при которой ВИЧ поражаются в основном люди из групп риска. «На конец 2015 г. в России было зарегистрировано более миллиона ВИЧ-инфицированных, и более 215 000 из них уже умерли», — сообщила глава Роспотребнадзора Анна Попова. О том, что число ВИЧ-инфицированных в России превысило миллион человек, в конца марта сообщила на пятой конференции на ВИЧ/СПИДу в Восточной Европе и Центральной Азии и вице-премьер РФ Ольга Голодец.

«В 2014 г. насчитывалось 2 млн новых случаев ВИЧ-инфекции, ежедневно происходит более 6000 новых заражений, — рассказала чиновница. — В России с 1987 г. зарегистрировано более 1 млн ВИЧ-инфицированных, а в 2015 г. было зафиксировано 93 000 новых случаев заражения».

Эксперты предполагают, что в 20 российских регионах эпидемия достигла высшей, генерализованной стадии. Такая стадия означает, что инфекция распространяется практически во всех социальных слоях. В целом же в России наблюдается вторая, концентрированная стадия эпидемии, при которой ВИЧ поражаются в основном люди из групп риска.

По сообщению Минздрава, миллионный больной ВИЧ-инфекцией «вошёл» в базу данных о ВИЧ-позитивных гражданах России, находящуюся в федеральном научно-методическом центре по профилактике и борьбе со СПИДом, 20 января. Сообщается также о том, что Минздрав разработал новую стратегию противодействия распространению ВИЧ. В ведомстве уверены, что она позволит почти вдвое снизить темпы прироста эпидемии, предотвращая до 40 000 случаев заражения ежегодно.

Общественники, участвующие в борьбе с ВИЧ/СПИДом, сталкиваются в своей работе не только с дороговизной или недоступностью медикаментов. Так, к примеру, саратовскую организацию «Социум», которая занимается профилактикой ВИЧ, признали иностранным агентом.

В настоящее время, по словам старшего научного сотрудника Федерального центра по борьбе со СПИДом Роспотребнадзора Натальи Ладной, ВИЧ-инфекция в России в основном распространяется в экономически развитых регионах с высокой плотностью населения. Наиболее критичная ситуация сложилась в Самарской и Свердловской областях, где инфицировано ВИЧ уже более 2% беременных.

Другие публикации:  Курение может быть причиной туберкулеза

В других регионах РФ, где распространена ВИЧ-инфекция, регистрируют по 1% инфицированных беременных. Это происходит в Кемеровской, Ульяновской, Иркутской, Тюменской областях, Пермском крае, Ленинградской, Челябинской и Оренбургской областях, Ханты-Мансийском автономном округе, Алтайском крае, Томской, Новосибирской, Мурманской, Омской, Ивановской, Тверской и Курганской областях. В Самарской области в четверг власти объявили данные, показывающие высокий уровень распространения ВИЧ-инфекции среди больных туберкулёзом. По официальной статистике, если в 2014 г. каждый четвёртый заболевший имел положительный ВИЧ-статус, то в 2015-м — уже каждый третий.

В список регионов с генерализованной стадией распространения ВИЧ не входят Москва и Санкт-Петербург. На конференции по ВИЧ и СПИДу министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова сообщила, что «географическое расположение наиболее пораженных ВИЧ-инфекцией регионов совпадает с основными маршрутами наркотрафика в стране».

Еще в ноябре 2014 г. UNAIDS представила математическую модель остановки распространения ВИЧ в мире до 2030 г. по программе «90-90-90». Согласно ей к 2020 г. нужно добиться, чтобы 90% ВИЧ-инфицированных знали о своём диагнозе, 90% получали лечение и 90% имели пониженную вирусную нагрузку. России до этих показателей пока ещё очень далеко. По данным специалистов, в прошлом году в среднем лишь 19,5% населения страны (8 млн человек) прошли тестирование на наличие ВИЧ-инфекции. А по подавленной вирусной нагрузке страна не достигает даже 20%. Что касается антиретровирусной терапии, то её получают только около 40% находящихся на диспансерном наблюдении ВИЧ-инфицированных.

По оценкам Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) и Объединенной программы ООН по ВИЧ/СПИДу (UNAIDS), эпидемия ВИЧ нескольких регионах России достигла высшей стадии. Значит, вирус уже укоренился, и его продвижение не привязано к группам риска.

«В России в основном инфекция распространяется в регионах с наибольшим населением, наиболее экономически успешных и наиболее крупных, — комментирует Н. Ладная. — В 20 российских регионах больше 1% беременных являются ВИЧ-инфицированными. Согласно критериям ВОЗ и UNAIDS, это свидетельствует о высшей стадии эпидемии, когда она распространяется уже не только внутри групп повышенного риска, например, инъекционных наркоманов или работников секс-индустрии».

Согласно третьей версии проекта стратегии противодействия распространению ВИЧ-инфекции в нашей стране до 2020 г., разработанной Минздравом, поставлена цель охватить освидетельствованием на ВИЧ не менее 30% населения, а также увеличить долю пациентов, получающих антиретровирусную терапию, до 60%.

Идеология ВИЧ-эпидемии

«Пациенты c ВИЧ жалуются на нехватку медикаментов»; «Архангельский СПИД-центр останется без собственного здания»; «В Москве за пять лет число ВИЧ-положительных мигрантов выросло в 15 раз»; «Чаще всего заключенные в России умирают от ВИЧ-инфекции»; «ВИЧ-диссиденты заманивают в свои сообщества сомневающихся». Это заголовки новостей в российской прессе по теме ВИЧ всего лишь за последнюю пару недель.

Вроде бы совсем недавно государство на самом высоком уровне признало наличие проблемы с удручающей ситуацией по ВИЧ в стране. Была наконец утверждена Государственная стратегия противодействия распространению ВИЧ-инфекции в России на период до 2020 года. Вице-премьер правительства Ольга Голодец даже заявляла, что тема ВИЧ-СПИД является для России одной из самых важных. Но есть ощущение, что все эти заявления и стратегии остаются пока только в воздухе и на словах, а ситуация с распространением эпидемии, а также доступом к профилактике и лечению ВИЧ в России – особенно для представителей таких групп населения, как потребители инъекционных наркотиков, секс-работники, гомосексуалы, мигранты – становится только хуже.

Несколько недель тому назад Федеральный научно-методический центр по профилактике и борьбе со СПИДом опубликовал информацию о ситуации с ВИЧ-инфекцией в Российской Федерации по состоянию на 31 декабря 2016 года. Общее число зарегистрированных случаев ВИЧ-инфекции среди российских граждан достигло 1 114 815 человек. Из них в стране проживали 870 952 ВИЧ-положительных россиян. При этом в 2016 году были зарегистрировано 103 438 новых случаев ВИЧ-инфекции среди граждан России (показатель заболеваемости 70,6 на 100 тысяч населения), что на 5,3% больше, чем годом ранее.

Сто тысяч новых случаев за год! Для сравнения: в Украине за этот же год зарегистрированы чуть более 17 000 случаев (показатель заболеваемости 40 на 100 тысяч населения), а за всю историю эпидемии, с 1987 года, на ее территории были зарегистрированы 300 тысяч случаев. Сто тысяч – это население Тобольска или Ханты-Мансийска.

Постоянный рост числа новых случаев ВИЧ в России регистрируется с 1998 года, а в 2011–2016 годах ежегодный прирост составлял в среднем 10%. Согласно новому докладу UNAIDS, в Российской Федерации с 2010 по 2016 год количество зарегистрированных случаев ВИЧ-инфекции увеличилось на 75%, и по сути страна является «движущей силой» эпидемии в регионе. В 2016-м на Россию пришлось 81% новых случаев ВИЧ, притом что охват лечением ВИЧ в стране составляет чуть более 30%. Согласно принятой Всемирной организацией здравоохранения Глобальной стратегии для прекращения эпидемии ВИЧ-инфекции необходимо выявлять не менее 90% от возможного числа всех инфицированных и обеспечивать не менее 90% инфицированных антиретровирусной терапией.

Так уж исторически и эпидемиологически сложилось, что основной затронутой эпидемией ВИЧ группой населения в России являются потребители инъекционных наркотиков. По некоторым оценкам, распространенность ВИЧ среди представителей этой группы населения составляет более 37%. Это означает, что здесь и есть концентрированная эпидемия. В период с 1987 по 2008 год около 80 случаев заражения ВИЧ в России было связано с употреблением инъекционных наркотиков. В последние годы половой путь передачи ВИЧ стремительно растет. В 2016 году почти в половине выявленных случаев фактором риска оказался гетеросексуальный путь передачи инфекции, но инъекционный путь все еще остается стабильно очень высоким – 48,8% в 2016 году.

Казалось бы, какой еще нужен сигнал для властей, чтобы предпринимать срочные меры по предупреждению распространения эпидемии среди самой уязвимой группы? Куда тянуть дальше? Но нет! Поддержка программ «снижения вреда» и заместительной терапии, которые давно зарекомендовали себя во всем мире как эффективные и научно обоснованные подходы, не является частью государственной стратегии по противодействию заболеванию в России. Чиновники различных рангов, от «специалистов» до министров, по-прежнему заявляют о том, что у них нет доказательств эффективности этих программ, что метадоновая терапия – это вообще происки западных фармацевтических компаний. В какой-либо другой развитой стране после таких публичных заявлений уже давно бы встал бы вопрос о компетентности специалистов и их профпригодности – но только не в России. А общественные организации, которые занимаются профилактикой ВИЧ среди этих и других уязвимых групп населения, заносят в список иностранных агентов.

С чем связано многолетнее упорство российских чиновников в их нежелании предпринимать адекватные меры по профилактике ВИЧ среди наиболее уязвимых и затронутых эпидемией групп населения? Причиной, думаю, является консервативная политическая идеология, основанная на приверженности «традиционным ценностям и порядкам», что не подразумевает в принципе наличия в обществе таких социальных групп, как потребители наркотиков или ЛГБТ. Поэтому любые меры, направленные на соблюдение прав представителей этих групп, включая права на здоровье, являются крайне непопулярными.

Беда еще и в том, что эпидемия ВИЧ в России развивается не внутри каких-либо уязвимых групп и не умирает вместе с ними (как, видимо, хотелось бы некоторым), а давно выходит за их пределы. Например, сексуальные партнеры потребителей наркотиков являются, с одной стороны, крайне уязвимой для ВИЧ группой, а с другой – связующим звеном между группами риска и населением в целом. И доля ВИЧ-положительных женщин в России постоянно растет. Так что, видимо, пока в стране не изменится идеология – не приходится ожидать и изменений в ситуации с эпидемией ВИЧ.

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Концентрированная эпидемия вич

Автор: Иван Варенцов, сотрудник Фонда им. Андрея Рылькова, Россия

«Пациенты c ВИЧ жалуются на нехватку медикаментов»; «Архангельский СПИД-центр останется без собственного здания»; «В Москве за пять лет число ВИЧ-положительных мигрантов выросло в 15 раз»; «Чаще всего заключённые в РФ умирают от ВИЧ-инфекции»; «ВИЧ-диссиденты заманивают в свои сообщества сомневающихся». Это все заголовки новостных материалов в российской прессе по теме ВИЧ всего лишь за последние несколько недель. Вроде бы совсем недавно государство на самом высоком уровне признало наличие проблемы с ситуацией по ВИЧ в стране, была наконец утверждена Государственная стратегия противодействия распространению ВИЧ-инфекции в России на период до 2020 года, вице-премьер Ольга Голодец даже заявляла, что тема ВИЧ-СПИД является для России одной из самых важных. Но есть ощущение, что все эти заявления и стратегии остаются пока только на словах, а ситуация с распространением эпидемии, а также доступом к профилактике и лечению ВИЧ в России, в особенности для представителей таких наиболее уявзимых к ВИЧ групп населения, как потребители инъекционных наркотиков, секс-работники, мужчины, практикующие секс с мужчинами, мигранты — становится все только хуже.

Немного статистики

Несколько недель тому назад Федеральный научно-методический центр по профилактике и борьбе со СПИДом опубликовал информацию о ситуации с ВИЧ-инфекцией в Российской Федерации по состоянию на 31 декабря 2016 года. Общее число зарегистрированных случаев ВИЧ-инфекции среди граждан Российской Федерации достигло 1 114 815 человек. Из них на конец года в стране проживали 870 952 ВИЧ-положительных россиян. При этом, в 2016 г. было зарегистрировано 103 438 новых случаев ВИЧ-инфекции среди граждан РФ (показатель заболеваемости 70,6 на 100 тыс. населения), что на 5,3% больше, чем в 2015 г.

Сто тысяч новых случаев за год! Для сравнения: в Украине за этот же год было зарегистрированно чуть более 17 000 случаев (показатель заболеваемости 40 на 100 тыс. населения), а за всю историю эпидемии, с 1987 года, там было зарегистрировано 300 тысяч случаев. А если взять, например, Черногорию, где так так любят отдыхать россияне, то там за все 30 лет было зарегистрированно менее 200 случаев. Сто тысяч – это население Тобольска или Ханты-Мансийска.

Другие публикации:  Нет фор спид андеграунд 2 на андроид

И такая ситуация в России наблюдается уже очень давно. Постоянный рост количества новых случаев в стране регистрируется с 1998 года, а в 2011-2016 годах ежегодный прирост составлял в среднем 10%. Согласно новому докладу UNAIDS, в Российской Федерации с 2010 по 2016 годы количество новых зарегистрированных случаев ВИЧ-инфекции увеличились на 75%. Россия является «движущей силой» эпидемии в регионе ВЕЦА – в 2016 на нее пришлось 81% новых случаев ВИЧ. Здесь также важно отметить, что охват лечением ВИЧ в стране составляет чуть более 30%. Это при том, что согласно принятой Всемирной организацией здравоохранения Глобальной стратегии сектора здравоохранения по ВИЧ на 2016–2021 годы для прекращения эпидемии ВИЧ-инфекции, необходимо выявлять не менее 90% от возможного числа всех ВИЧ-инфицированных и обеспечивать не менее 90% ВИЧ-инфицированных антиретровирусной терапией.

Профанация борьбы с ВИЧ

Так уж исторически (и эпидемиологически) сложилось, что основной затронутой эпидемией ВИЧ группой населения в РФ являются потребители инъекционных наркотиков (ПИН). По некоторым оценкам (УНП ООН, 2009) распространенность ВИЧ среди ПИН в РФ составляет более 37%. Это означает, что среди этой группы населения есть концентрированная эпидемия. В период с 1987 по 2008 год около 79.78 % случаев заражения ВИЧ в РФ было связано с употреблением инъекционных наркотиков. Последние годы половой путь передачи ВИЧ стремительно растет. В 2016 году в 48,7% выявленных случаях фактором риска был гетеросексуальный путь передачи. Но инъекционный путь передачи ВИЧ все еще остается стабильно очень высоким — 48,8% в 2016 году.

Казалось бы, какой еще нужен сигнал для властей, чтобы предпринимать срочные меры по предупреждению распространения эпидемии среди этой уязвимой группы? Куда тянуть дальше? Но нет. Поддержка программ «снижения вреда» и заместительной терапии, которые давно зарекомендовали себя во всем мире, как эффективные и научно обоснованные подходы к профилактике ВИЧ среди потребителей инъекционных наркотиков (и которые, кстати сказать, способствовали снижению распространения ВИЧ среди ПИН в Украине – доказанный факт) не является частью государственной стратегии по противодействию ВИЧ в РФ.

По-прежнему чиновники различных рангов, от «специалистов» до министров, заявляют на различных национальных и международных прощадках во всеуслышание о том, что у них нет доказательств эффективности этих программ, а метадоновая терапия – это вообще происки западных фармкомпаний. В какой-либо другой развитой стране после таких публичных заявлений уже давно бы встал бы вопрос о конпетентности таких специалистов и их профпригодности, но только не в России. А тем временем общественные организации, которые занимаются профилактикой ВИЧ среди этих и других уязвимых групп населения, заносят в список иностранных агентов – только в 2016 году Министерство юстиции РФ включило в соответствующий реестр семь таких организаций.

Идеология традиционного бездействия

С чем связано такое непроходимое многолетнее упорство российских чиновников в их нежелании предпринимать какие-либо адекватные и действенные меры по профилактике ВИЧ среди наиболее уязвимых и затронутых эпидемией ВИЧ групп населения в РФ – понять трудно. Но, скорее всего, причиной является российская консервативная политическая идеология, основанная на приверженности традиционным ценностям и порядкам и сохранении общественных ценностей, которая в принципе не подразумевает наличия в «традиционном обществе» таких социальных групп, как потребители наркотиков или ЛГБТ. В связи с чем любые меры, направленные на соблюдение прав представителей этих групп, включая права на здоровье, являются крайне непопулярными и заведомо обреченными на провал.

Проблема в том, что такой подход, помимо его порочности и антигуманности, заведомо опасен для социума в целом с точки зрения общественного здравоохранения, поскольку эпидемия ВИЧ в Российской Федерации – не внутри каких-либо уязвимых групп и не умирает вместе с ними, как, видимо, хотелось бы некоторым, но уже давно выходит за их пределы. Например, сексуальные партнеры потребителей наркотиков являются, с одной стороны, крайне уязвимой для ВИЧ группой, а с другой — связующим звеном между ПИН и населением в целом с эпидемиологической точки зрения. И доля ВИЧ-положительных женщин в РФ постоянно растет. Так что, видимо, пока у нас не изменится эта идеология – никаких изменений в ситуации с эпидемией ВИЧ ожидать тоже не приходится.

Загадка эпидемии ВИЧ в Екатеринбурге: «Что-то перепутали»

Уральские показатели можно воспринимать по-разному

02.11.2016 в 20:09, просмотров: 61214

СМИ Свердловской области и других регионов страны взбудоражила новость об эпидемии ВИЧ в Екатеринбурге. По данным медиков, каждый 50-й житель столицы Среднего Урала заражен опасной инфекцией. Реальные масштабы эпидемии намного выше официальных данных, сообщают в Управлении здравоохранения Екатеринбурга, говоря о превышении эпидемического порога. В министерстве здравоохранения Свердловской области информацию об угрозе пока отрицают. «По нашим данным, эпидемии нет», — ответили нам в минздраве.

По данным же Управления здравоохранения Екатеринбурга, на 1 октября текущего года в Екатеринбурге зарегистрировано 26 693 случая заражения ВИЧ-инфекцией. Только по официальным данным, 1,8% населения Екатеринбурга являются носителями опасного вируса. «Мы уже давно вышли в генерализованную стадию распространения инфекции, когда показатель поражения на территории свыше 1%», — пояснили журналистам в горздраве Екатеринбурга. На 100 тысяч жителей города приходится 1826,6 больного.

Об угрозе распространения ВИЧ в Свердловской области сообщалось еще в августе этого года. «Согласно данным по нашей области, ведущим путем передачи ВИЧ-инфекции по-прежнему остается внутривенное употребление наркотиков», — сообщал тогда руководитель управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей по Свердловской области Андрей Юровских. Более 50% ВИЧ-инфицированных жителей Свердловской области заражены наркотическим путем и только 46% — через половые контакты. Любопытно, что в России ВИЧ практически не передается через гомосексуальные связи, хотя на Западе это довольно распространенный способ заражения инфекцией.

Есть опасность заражения ВИЧ и бытовым путем — например, когда делают пирсинг или татуировку в салоне, или любую другую процедуру, сделанную необработанными инструментами. Именно поэтому, уверены врачи, игнорировать опасность заражения ВИЧ нельзя.

В последнее время большую часть ВИЧ-инфицированных составляет не молодежь, как раньше, а люди среднего и старшего возраста — от 30 до 49 лет. Резкий рост заболеваемости ВИЧ в последнее время происходит именно за счет половых контактов. «Когда инфекция вышла в социально благополучную среду, она получила более интенсивное распространение», — пояснила Татьяна Савина, зам. главы горздрава.

Распространение ВИЧ несет в себе не только демографическую угрозу, но и серьезную опасность для бюджета. Дело в том, что лечение ВИЧ-инфицированных проводится полностью за бюджетный счет. В Екатеринбурге 92% заболевших, нуждающихся в терапии, получают ее абсолютно бесплатно. Несмотря на это, количество заболевших ежегодно увеличивается.

«МК-Урал».

МЕЖДУ ТЕМ

Как заявил «МК» руководитель Московского городского центра профилактики и борьбы со СПИДом Алексей МАЗУС, эпидемия СПИДа — понятие довольно условное. «Наверное, наши коллеги чуть-чуть перепутали. С чего бы в Екатеринбурге вдруг началась эпидемия? Начнем с того, что любые эпидемии в нашей стране объявляет Роспотребнадзор, а не чиновник местного минздрава и тем более не руководитель администрации города. Понятие эпидемии в контексте ВИЧ-инфекции — достаточно сложное. Даже если на территории есть один больной, мероприятия по сдерживанию распространения заболеваемости будут те же самые, как и в регионе, где инфицирован каждый пятый. Есть условные критерии, принятые Всемирной организацией здравоохранения и программой ООН по СПИД. Считается, что концентрированная эпидемия — это когда менее 1% населения имеет ВИЧ-инфекцию, при этом не более 5% больных должны быть в группах риска (то есть наркоманы, гомосексуалы или секс-работники). Генерализованная эпидемия ВИЧ — это когда инфекция в основном передается гетеросексуальным путем, при этом пораженность беременных превышает 1% населения. Но и это все очень условные показатели. Поскольку на Урале большая часть ВИЧ-инфицированных — потребители внутривенных наркотиков, даже по этому параметру нельзя говорить об эпидемии. Бывает еще, кстати, гиперэпидемическая эпидемия, когда поражено более 15% населения. Но это уже Африка. Или эпидемия низкого уровня, как в Москве или большинстве стран Западной Европы. Показатели, которые сегодня есть у нас на Урале, можно по-разному воспринимать. Можно, например, сказать, что Екатеринбург почти достиг уровня заболеваемости, как в Эстонии. Или имеет в 2 раза более низкую пораженность, чем в Одессе. Или соответствует показателям Киева. При этом в Екатеринбурге пораженность населения ВИЧ-инфекций в три раза меньше, чем в столице США. Что же теперь, Америку объявлять зоной бедствия? Там доля больных наркоманов среди вновь выявленных больных более чем в два раза выше, чем в Москве (у нас лишь 20% новых больных получили ВИЧ через наркотики). В Америке настоящая наркоманская эпидемия ВИЧ. Впрочем, официально в России никто эпидемии ВИЧ не объявлял. И 60 из 80 регионов страны активно справляются с неприятными тенденциями распространения заболевания», — заявил Алексей Израилевич «МК».

Заголовок в газете: Жителям екатеринбурга угрожает эпидемия ВИЧ?
Опубликован в газете «Московский комсомолец» №27246 от 3 ноября 2016 Тэги: Наркотики Организации: Министерство здравоохранения Роспотребнадзор ООН Места: Екатеринбург, Россия