Лихорадка эбола тайна вируса смерти

Наука и власть

Содержание:

Придет ли Эбола в Россию

В России слишком поздно решили вспомнить о необходимости борьбы с лихорадкой Эбола

Пока Минздрав и Роспотребнадзор продолжают пугать россиян Эболой, ведущие исследователи рассказали «Газете.Ru», что вскоре смертельная лихорадка будет побеждена.

Ученые нашли, что делает вирус Эбола таким смертельно опасным

С момента начала эпидемии лихорадка Эбола отправила на тот свет почти 9 тыс. человек. В спасении мира, а особенно Африканского континента, от этой напасти поучаствовала и Россия. Сначала в Гвинею, охваченную Эболой, вместе с мобильной лабораторией отправили отечественных вирусологов. Они там пробудут вплоть до конца лета 2015 года.

Кроме того, о борьбе с лихорадкой Эбола отчитались в Министерстве здравоохранения России и Роспотребнадзоре. В частности, речь зашла о том, что Роспотребнадзор надеется весной начать испытывать вакцину от Эболы на приматах. А для широкого использования она будет готова к 2016 году.

При этом на борьбу с лихорадкой по линии Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), Организации Объединенных Наций и других международных организаций Россией было потрачено порядка $60 млн. Об Эболе вспомнили и в правительстве России: Дмитрий Медведев поручил выделить еще $8 млн на борьбу с лихорадкой.

Стоит отметить, что с денежными вливаниями и вакциной в России немного опоздали: во Всемирной организации здравоохранения победить Эболу рассчитывают уже к концу первого полугодия 2015 года.

Однако не преминули и припугнуть, рассказав, что в России остается опасность заболевания Эболой, особенно после появления сообщений о том, что в Шереметьево из-за пассажира с подозрением на Эболу задержан самолет.

Механизм действия вируса Эбола подскажет мишень для лекарства

«К нам ежедневно прилетают тысячи рейсов из различных стран мира. В том числе и транзитные рейсы из африканских стран, у нас учатся студенты из этих стран. Поэтому, конечно, у нас должна быть высокая степень готовности. И внутри страны мы серьезно занимаемся этой проблемой», — рассказала директор департамента охраны здоровья и санитарно-эпидемиологического благополучия человека Министерства здравоохранения России Марина Шевырева.

С прогнозами российских властей не согласны ученые Северо-Восточного университета в Бостоне во главе с профессором Алексом Веспиньяни, которые попытались смоделировать распространение эпидемии лихорадки Эбола в Западной Африке и ее выход за пределы континента.

«Мы только недавно обновили свои прогнозы, — рассказал «Газете.Ru» Марсело Гомес, один из авторов посвященного распространению Эболы исследования. — При этом использовали свежайшую статистику из стран, охваченных лихорадкой Эбола».

Согласно используемой исследователями модели, вероятность того, что Эбола появится в России в феврале-марте, составляет меньше 1%.

Смертность от лихорадки Эбола равняется 72%

По словам Марсело Гомеса, с октября 2014 года динамика заболеваемости Эболой в Африке значительно снизилась. Вследствие этого реалистичными для ученых представляются три сценария. Первый из них подразумевает экспоненциальный рост — речь идет о том, что распространение заболевания продолжится прежними темпами, при этом не снизится даже скорость передачи Эболы от человека к человеку. Это самый маловероятный из имеющихся сценариев.

Кроме того, имеется и сценарий предельного роста. Согласно ему число случаев передачи вируса от человека к человеку снизится, но останется на относительно стабильном уровне. Третий сценарий подразумевает сдерживание: согласно последним тенденциям число случаев заражения Эболой от человека к человеку сокращается.

«Вследствие этого следует говорить о том, что тренд изменился. Эбола перестает распространяться», — резюмировал Марсело Гомес.

Спецпроекты .

Самые яркие спецпроекты, созданные нашей студии и посвященные самым актуальным темам во все времена.

«Лихорадка Эбола — тайна вируса смерти»

За журналистское расследование для этого спецпроекта Игорь Прокопенко и Оксана Барковская получили ТЭФИ.

  • По заказу: РЕН ТВ

«Мало кто знает, что эта история началась еще двадцать лет назад.

…Вирус лихорадки Эбола. Это под микроскопом он не страшный, такая загогулина в виде китайского иероглифа. Другое дело, когда ты держишь эту ампулу в руке…

В скафандре было жарко, все время запотевало стекло. Чувствуя приближение «апокалипсиса», истошно кричали обезьяны. «Вирус лихорадки Эбола. Штамм Заир» – прочитал я надпись на ампуле и передал ее старшему группы. Тот свернул опасной ампуле головку и шприцем всосал смертельное содержимое без остатка.

О том, что в секретной лаборатории Министерства обороны работают с самым опасным вирусом на планете, знал только узкий круг руководителей страны, да я, простой капитан, который оказался в этой лаборатории в силу цепочки странных и загадочных совпадений.

За окном стоял 1994 год. Уже отгремели в Москве выстрелы по Белому дому, но война в Чечне еще не началась. Саддам Хуссейн пока у власти, но санкции, которые приведут его на виселицу, уже введены. Уже ни для кого не секрет, что Ельцин пьет, а Клинтон гуляет, хотя в Барвихе рюмку еще не прячут, а роковое платье практикантки Белого дома даже и не куплено. Неинтересный был год, скучный. Одно делало его примечательным.

Смертельный вирус неизвестного происхождения за считанные недели выкосил в Африке несколько тысяч человек. Распространялся он от простого чиха. Умирал человек в течение двух недель. А медицина была бессильна.

Сегодня вирус лихорадки Эбола считается самым опасным на планете. А ведь мало кто знает, что лекарство от смертельного вируса было создано в России, еще двадцать лет назад.

А дело было так. Однажды волей случая я оказался в кабинете начальника одного из самых засекреченных Управлений Министерства Обороны, генерал-полковника Петрова (войска РХБ защиты). Пили чай. В углу разговаривал телевизор. Шли новости о том, что в Африке никак не могут справиться с вирусом лихорадки Эбола, что мировая медицина бессильна. В общем, все плохо.

И тут Станислав Вениаминович как-то буднично мне и говорит:

— А знаешь, мои только что изобрели препарат против лихорадки Эбола…

– Не может быть! – изумился я.

– Может! – ответил генерал-полковник. – Клинические испытания на обезьянах уже провели.

Я понял – в руки идет настоящая мировая сенсация. Тогда почти шепотом, чтобы не спугнуть счастье, я ему и говорю:

– Товарищ генерал, это же величайшее открытие! О нем должен немедленно узнать весь мир!

– Да какой там мир, – отмахнулся генерал-полковник. – У нас даже в ГРУ об этом не знают. Препарат совершено секретный.

– Не понимаю, — честно признался я. — Ваши люди изобрели препарат, который может спасти от гибели Человечество. А вы собираетесь молчать. Почему?

– Препарат против вируса лихорадки Эбола мы разработали не чтобы хвастаться, — мягко ответил генерал-полковник, — а на случай биологической атаки против нашей страны. Ты думаешь, чего американцы развели такую бодягу вокруг этого Эбола? Это для гражданских медиков он неизлечимый вирус. А для военных – отличная находка: идеальный компонент для создания биологического оружия. Зарядил снаряд этим вирусом, и война окончена. Вот на этот случай мы и разработали препарат, – сказал генерал и выключил телевизор с новостями из Африки.- Ясно?

— Ясно, — про себя подумал я, — мировая сенсация отменяется.

И тогда я решился на отчаянный шаг.

– Товарищ генерал- полковник, по-моему, ваше открытие, не стоит выеденного яйца!

– Не понял? – от неожиданности генерал вроде как даже растерялся. – Почему?

– Да потому, – ответил я, – через месяц о вашем сверхсекретном препарате узнают в ЦРУ. Через два месяца они получат образец препарата. Поставят на уши всю резидентуру в России, но добьются своего. Через три месяца они сделают такую же. А на следующий день агентство «Рейтер» расскажет о мировой сенсации: о том, как американские ученые открыли вакцину против вируса лихорадки Эбола.

В результате вы останетесь с препаратом, который никому уже не будет интересен. Американцы, как всегда, окажутся спасителями мира. Мой друг из агентства «Рейтер» Пол Симпсон (в 94-м году руководитель русской службы агентства Рейтер) получит премию за журналистскую удачу. А я останусь с носом. Обидно, товарищ генерал-полковник.

Я ждал бури, но генерал молчал, а потом внезапно спросил:

— Что ты предлагаешь?

И тут я понял, расчет сработал.

– Предлагаю, — срывающимся голосом начал я, — немедленно допустить меня на Объект, где работают с вирусом лихорадки Эбола и разрешить сделать об этом репортаж в программу «Время».

В тот день Генштабовский коридор мне показался особенно длинным, а часы в приемной Начальника Управления Генштаба — невозможно медленными. Генерал Петров вернулся минут через двадцать и протянул мне бумагу. Я не верил своим глазам. Это была Директива, только что подписанная лично Министром Обороны. Согласно этой Директиве я получал допуск в самый засекреченный военный Объект в мире, Вирусологический Центр Министерства Обороны. На следующий день я уже надевал скафандр, чтобы пойти в «третью зону» — лабораторию, где работают с самыми опасными вирусами на планете.

…Чувствуя приближение «апокалипсиса», истошно кричали обезьяны. «Вирус лихорадки Эбола. Штамм Заир», – прочитал я надпись на ампуле, и эксперимент начался.

А потом агентство Рейтер со ссылкой на программу «Время» сообщило: «Российские военные ученые первыми в мире открыли иммуноглобулин против вируса лихорадки Эбола. ». И это была – мировая сенсация!

Поздно ночью у меня дома раздался звонок. Это был Начальник Вирусологического Центра.

— Капитан, ты не представляешь, что ты сделал! — сказал мне самый засекреченный российский ученый. Только что Президент Ельцин лично представил нас к Государственной премии. А наш препарат против вируса лихорадки Эбола отправляется в Нью-Йорк, во Всемирную Организацию здравоохранения.

За окном стоял 1994-й год… Через месяц оттуда придет весть о том, что препарат, разработанный в России, успешно прошел клинические испытания, и направлен в зону эпидемии. Но через полгода начнется чеченская война, и всем будет уже не до лихорадки Эбола.

Все материалы, кроме тех, что использовались в сюжете для программы «Время», были рассекречены только через пять лет. Из них я смонтировал документальный фильм «Лихорадка Эбола», за который получил свою первую награду «Тэффи», а заодно и Приз Президента Итальянской республики.

Через двадцать лет в Киеве полыхнет Майдан, а в Африке — новая эпидемия. И тогда Президент США Барак Обама назовет лихорадку Эбола второй по значимости угрозой миру, первое место, оставив за Россией.

Вы спросите, почему же о том препарате от вируса Эбола сейчас никто не знает? Отчего же, кому надо – тот знает. Но кому на Западе сегодня интересно рассказывать о том, что его сделала именно Россия? Думаю, за прошедшее время на основе препарата появилось немало успешно работающих модификаций. Только рассказывать об этом тоже нет нужды, препарат ведь стратегический».

В борьбе с эпидемией лихорадки Эбола в Западной Африке наметился прогресс

В Организации объединенных наций сегодня сообщили о о заметном прогрессе в борьбе с эпидемией вируса Эбола в Гвинее, Либерии и Сьерра-Леоне .

Фархан Хак, заместитель официального представителя генерального секретаря ООН: «Наиболее впечатляют успехи, достигнутые в Либерии. В 12 из 15 графств страны за неделю не было выявлено ни одного нового случая заболевания. Три графства по-прежнему сообщают о новых случаях».

Другие публикации:  Надо ли снимать налет при ангине

По словам представителя ООН, наряду с Либерией, Гвинея и Сьерра-Леоне также сообщают о самом низком числе новых случаев заболевания за несколько месяцев с августа 2014 года.

Фархан Хак: «Миссия ООН по чрезвычайному реагированию на вирус Эбола заявляет, что это очень хороший прогресс, но предупреждает всех вовлеченных в борьбу с вирусом о необходимости сохранять бдительность и продолжать интенсивные усилия по борьбе с эпидемией».

В ООН также отметили прогресс в Мали, власти которой в воскресенье объявили о завершении в стране эпидемии. Там не было зафиксировано ни одного случая заболевания лихорадкой Эбола с наачала декабря.

По данным Всемирной организации здравоохранения, число жертв эпидемии вируса Эбола составляет около 8,6 тысячи человек. Заразились свыше 21,6 тысячи человек. Большая часть случаев смерти от этого опаснейшего заболевания приходится на три страны Западной Африки: Либерию, Сьерра-Леоне и Гвинею.

Глава 1 Тайна вируса смерти

Тайна вируса смерти

Эта загадочная и трагичная история началась в 1975 году в Заире (ныне Демократическая Республика Конго). Эпидемия возникла внезапно. Неизвестная болезнь в одночасье поразила практически все население нескольких деревень недалеко от столицы Заира. Вначале люди чувствуют страшную головную боль. Затем ломоту в суставах. Резко поднимается температура. А на четвертый день болезни буквально все тело начинает кровоточить. Кожа становится похожа на губку, напитанную кровью. Затем – смерть.

Страшные симптомы начали чувствовать и близкие заболевших. Вернувшись домой из больницы, многие из них уже не могли подняться. Но самое страшное, что защититься от болезни не сумели даже медики. Недуг оказался воистину всеядным и всепожирающим.

За две недели от неизвестной болезни мучительной смертью умерло более 300 человек. На волосок от страшной трагедии оказалась столица Заира. Путем очень жестоких мер эпидемию удалось остановить в нескольких километрах от многотысячного города.

Потом будет установлено, что первый человек, умерший от этой болезни, накануне в одной из пещер, пользовавшихся среди местного населения недоброй славой, поймал и убил обезьяну – редкий вид зеленой макаки. Деревня, практически вымершая несколько недель спустя, стояла на реке с названием Эбола. Лихорадка Эбола – такое название было дано новой, неизвестной и страшной болезни.

О том, как была ликвидирована эта эпидемия, сегодня можно судить только по отрывочным данным. Все, что касается вируса лихорадки Эбола, внезапно исчезло из средств массовой информации. А это означало только одно: американцы – а именно они оказались первыми в зоне трагедии – приступили к секретным исследованиям.

Центр исследований – Форт-Детрик в штате Мэриленд. Именно сюда в обстановке строгой секретности были доставлены из Африки образцы неизвестного вируса. Ученый-биолог Фредерик Мерфи в 1975 году первым увидел то, что явилось причиной стольких смертей. Он рассказывает: «Когда я увидел это, у меня просто волосы встали дыбом. Это был вирус. Но вирус, ни на что не похожий. Он напоминал червяка. Я сразу понял, что человечество еще не сталкивалось с таким сильным и с таким агрессивным вирусом-убийцей».

Исследования нового смертельного вируса были окружены беспрецедентными мерами секретности. Однако утечки информации все же происходили. В частности, стало известно, что в Форт-Детрике и других секретных лабораториях ученые пытаются приручить вирус Эбола. Ведутся работы по созданию методики действий в зараженной зоне. Американцы пытаются создать вакцину, а также решить сложнейшую задачу рекультивирования вируса Эбола – то есть его размножения.

Согласно требованиям Международной конвенции о запрещении биологического оружия, США обязаны были незамедлительно поставить мировое сообщество в известность о проводимых исследованиях неизвестного вируса. Однако все эти работы объявляются закрытыми. И, что самое странное, в США начинают стремительно расти ассигнования на биологические исследования. Только по официальным данным с 1981 по 1986 год эти суммы выросли в четыре раза и составили 73 млн долларов. За это время, судя по открытым источникам, американцы весьма далеко продвинулись в изучении вируса-убийцы и произвели модернизацию ведущих исследовательских центров для работы с особо опасными вирусами.

Между тем в 1987 году неожиданно происходит новая вспышка заболевания лихорадкой Эбола. Независимые эксперты говорят о возможности испытания биологического оружия на основе вируса Эбола. В частности, такой точки зрения придерживается генерал-майор, доктор медицинских наук, до недавнего времени начальник Вирусологического центра МО РФ Александр Малахай:

«Документальных свидетельств того, что вспышка лихорадки Эбола – результат испытания новейшего биологического оружия, нет. Однако ясно, что вирус с такими жуткими свойствами – настоящая находка для создания биологического оружия. Ведь, в сущности, что такое биологическое оружие? Это ампула, вставленная в снаряд или бомбу, или животное, зараженное смертоносным вирусом. И здесь мы должны сделать небольшое отступление. Что же происходит с живой клеткой после того, как такое оружие применено? Вирус смертельной болезни проникает в клетку. Он как бы закладывает в нее собственную программу. И уже сама клетка начинает производить все новые вирусы. После этого организм умирает».

Вскоре выяснилось, что вирус лихорадки Эбола обладает интересной особенностью. О ней мне рассказал Вадим Покровский, академик РАМН, руководитель ФНМЦ «СПИД»: «Вирулентность вирусов этой группы – Марбург, Эбола – ослабевает по мере перехода от одного человека к другому. То есть, как правило, эпидемия затухает уже на третьей-четвертой генерации пациентов. И каждое второе поколение пациентов, то есть следующий человек, который заразился, заболевает в более легкой форме».

А ведь именно такими свойствами должно обладать биологическое оружие нового поколения! Поразив живую силу противника, эпидемия заканчивается сама по себе, иначе вирус может поразить и того, кто применил его в качестве оружия.

Впервые производство и испытание биологического оружия было налажено в Японии в годы Второй мировой войны. В одном из поселков оккупированного японскими войсками Китая был создан печально известный «Отряд 731» под руководством генерал-лейтенанта Сиро Исии.

В секретных лабораториях отряда на военнопленных испытывалось биологическое оружие. Уже в 1942 году японцами была проведена боевая операция. Насекомые, зараженные вирусами самых тяжелых болезней, сбрасывались с самолетов. Результат – сотни, тысячи погибших без единого выстрела.

Рассказывает Виктор Марков, полковник медицинской службы: «Применение японцами биологического оружия – единственный документально доказанный и официально признанный факт такого использования. Международный судебный процесс в Хабаровске объявил членов «Отряда 731» военными преступниками, а биологическое оружие было запрещено международной конвенцией еще в 1925 году».

Но странности начинаются почти сразу после войны. Уже в 1947 году командующему американскими войсками в Японии генералу Макартуру Госдепартамент США направляет секретный документ. В нем указывается исключительная важность японских материалов по применению биологического оружия.

Именно в это время результаты опытов по биологическому оружию попадают в уже известный нам биологический центр Форт-Детрик в штате Мэриленд. Так начинается новая страница в истории биологического оружия.

1952 год. Корея. Бомбы, сброшенные с американских самолетов, представляют собой капсулы для насекомых, инфицированных опасными болезнями. Они расползаются по большой территории, заражая домашний скот, население, все живое. Соединенные Штаты Америки отказываются признавать факт применения биологического оружия. Но сбитый в небе Кореи американский летчик делает заявление о том, что биологическое оружие действительно применяется в этой войне.

И еще одно. Есть свидетельство того, что в создании американского биологического оружия значительную роль сыграл тот самый военный преступник, японский генерал Сиро Исии, тайно вывезенный в США. Разработка биологического оружия по своей значимости в эпоху холодной войны становится в один ряд с атомной и нейтронной бомбой. Хранилища биологического оружия переполняются все новыми видами боеприпасов со смертельной начинкой.

Но если эти хранилища и лаборатории представляют государственную тайну, то меры, направленные на защиту от биологического оружия, напротив, широко рекламируют. Создаются вакцины против наиболее опасных вирусов. США и Советской Союз соревнуются в масштабах этой работы.

Рассказывает Виктор Михайлов, доктор медицинских наук: «Многие годы американцы не упускают случая обвинить Советский Союз в том, что он создает собственное биологическое оружие. Однако, в отличие от США, свидетельств применения биологического оружия Советским Союзом нет».

Между тем уже в 1970 – 1980-е годы становится известно о том, что США применяли биологическое оружие на Кубе и в Сальвадоре.

В 1975 году в эпицентре вспышки вируса лихорадки Эбола американцы оказались первыми и практически никого туда уже не допустили. Об этом мне рассказал Александр Малахай: «К сожалению, это констатировали и немецкие, и английские коллеги. Хотя эта вспышка представляла угрозу для всего мира. Американцы не пригласили с собой никого, за исключением нескольких французских и шведских ученых. А специалистов из Великобритании и Германии, я уже не говорю о России, почему-то в данном случае проигнорировали».

Данные, которые американские ученые получили в зоне эпидемии, тотчас были засекречены. Результаты исследований до сих пор неизвестны.

Факт остается фактом. За 10 лет исследований американцы так и не смогли разгадать тайну вируса Эбола. Они не сумели найти противоядие. Однако в Советском Союзе ученые тоже пытались ответить на этот жизненно важный для человечества вопрос. Исследования проводились на базе Вирусологического центра Министерства обороны.

После долгих уговоров мне удалось попасть в этот Вирусологический центр. То, что здесь удалось увидеть, здорово напоминает сюжет из фантастического триллера. Здесь работают с вирусом лихорадки Эбола. Как и все, вначале я должен был надеть специальный костюм. Он полностью исключает контакт с внешней средой и очень похож на скафандр. Пока я одевался, ответственный сотрудник объяснял мне, что в принципе этот костюм гарантирует полную безопасность. Но на душе у меня все равно было жутковато.

Из пропускника я отправился в ту часть лаборатории, которую биологи коротко называют «зона». В герметичном боксе, при строго выверенном температурном режиме, под особой защитой хранится святая святых Вирусологического центра – национальная коллекция вирусов первой группы патогенности. «Первая группа» означает – самые опасные.

Александр Малахай рассказал мне о задачах, стоящих перед его коллективом: «Мы работаем с геморрагическими лихорадками, которые относятся к первой группе патогенности. Это возбудители лихорадки Марбург, Эболы, Ласса, боливийской геморрагической лихорадки. Несмотря на то что они являются эндемичными относительно нашей страны, возможность завоза их сюда все-таки существует. Хотел бы сказать, почему мы с ними работаем. Потому что они, в общем-то, входят в перечень агентов, которые могут быть использованы в неблаговидных целях».

Лабораторные животные – главный инструмент исследований. Установлено, что вирусу Эбола подвержен не только человек, но и некоторые виды крыс и обезьян. До сих пор ученые не пришли к единому мнению – что это, вещество или организм? Непонятно и происхождение этого таинственного вируса. Именно поэтому здесь работают с настоящим, реальным возбудителем. Имитация, теоретические изыскания – все это остается там, за пределами «зоны». Здесь все по-настоящему. И вирус, и опасность, и смерть подопытных животных.

Задача исследователей сложна, и объясняется это тем, что вирус лихорадки Эбола вобрал в себя все самые зловещие признаки наиболее опасных болезней. Он способен передаваться с легкостью обычного гриппа – а значит, защиты от него практически нет. Нет и способа убить вирус. Он невосприимчив к любым формам воздействия. А самое главное – лихорадка Эбола буквально съедает изнутри любой живой организм в течение двух недель. Именно поэтому задача, поставленная перед исследователями Вирусологического центра, без преувеличения, имела мировое значение.

Доказательством этого является случай, который едва не обернулся для нашей страны трагедией.

Другие публикации:  Острый коронарный синдром без сегмента

О том, что произошло на территории России несколько лет назад, знал только самый узкий круг специалистов и руководителей государства. Ситуация оказалась в высшей степени неожиданной.

На территории нашей страны, в Старом Осколе, внезапно появился гражданин Российской Федерации, прибывший из республики Заир, с острым лихорадочным заболеванием.

Вначале на гражданина, который обратился в местную больницу, не обратили внимания. Головная боль, высокая температура, ломота в суставах. В общем, ничего необычного. После осмотра его положили в общую палату. Однако больному становилось все хуже. Появились новые, неизвестные симптомы. Страшная догадка возникла только после того, как изумленные врачи узнали, что их пациент – летчик, работает по контракту в Африке, а несколько дней назад прилетел в родной Старый Оскол в отпуск из Заира. Это был май 1995 года – третья по счету эпидемия вируса лихорадки Эбола.

Симптомы болезни оказались идентичными симптомам лихорадки Эбола. По тревоге были подняты врачи-эпидемиологи, специалисты вирусологического центра. К счастью, у летчика из Заира оказалась экзотическая форма африканской малярии. Страшная опасность прошла мимо, лишь обдав смертельным дыханием сотни людей за тысячи километров от Африки.

«Если бы это оказалась действительно лихорадка Эбола, – говорит Виктор Михайлов, – то последствия могли бы быть очень серьезные. Потому что здесь играют очень большую роль своевременно принятые меры по изоляции таких больных и по их ведению. Для этого требуется больница со специальным оборудованием. Если бы подтвердился первоначальный диагноз, все – персонал больницы и пациенты, посетители больницы, а это значит добрая половина Старого Оскола – оказались бы жертвой вируса-убийцы. Такая опасность была абсолютно реальна тогда, в 1995 году, существует она и сейчас».

После истории со Старым Осколом многие привычные истины выглядят теперь совсем по-другому. Например, выясняется, что Волга впадает не в Каспийское море, а в Мировой океан. И что Африка находится не где-то на краю земли, а, быть может, за околицей вашего села.

Самый страшный секрет нашей страны хранится за закрытыми дверями 2-го корпуса Вирусологического центра. Когда-то в этом здании тоже кипела работа. Именно здесь советскими учеными были разработаны десятки вакцин против тифа, оспы, ботулизма и других опасных болезней. Сегодня среди развороченных стен лишь пугливое эхо напоминает о многочисленных победах отечественной вирусологии. С началом перестройки руководители государства решили показать американцам, как нужно выполнять конвенцию о запрещении биологического оружия. В результате были варварски уничтожены лучшие лаборатории, в которых работали с возбудителями особо опасных инфекций. Отечественная вирусология понесла невосполнимые потери.

Наверное, в Соединенных Штатах Америки после 1972 или после 1975 года производственные или аппаратурно-технологические линии не разрушались так бездумно. Это же огромные государственные, а значит, и народные деньги. Они были выброшены на ветер.

За бронированной дверью находится Третья зона. Так на языке биологов называется лаборатория, в которой работают с возбудителями самых страшных болезней. Подопытных животных помещают в специальные капсулы. Затем пускают газ, насыщенный болезнетворными вирусами, и уже потом этих животных изучают. Чтобы эксперимент удался, все должно произойти в считаные секунды. Эта работа не только сложна, но и опасна. Рискуя жизнью, люди ежедневно вступают в схватку с особо опасным вирусом. Позади сотни уникальных экспериментов. Отброшены десятки гипотез. Кажется, ничто не способно уничтожить вирус Эбола.

И все же однажды это произошло. То, что ученые увидели после очередного эксперимента, стало мировой сенсацией. Впервые вирус-убийца оказался побежден.

Мне довелось подержать в руках коробку с единственным высокоэффективным препаратом для экстренной профилактики и лечения лихорадки Эбола – иммуноглобулином из сыворотки крови лошадей. Разработанные в Вирусологическом центре методические приемы и способы применения этого препарата позволяют в эксперименте вылечить до 100 % заболевших животных. Вот оно, то самое заветное лекарство, появления которого четверть века ждало все человечество! Ввиду особой важности этого открытия иммуноглобулин было решено передать международному сообществу – его отправили во Всемирную организацию здравоохранения. Наши ученые получили за свое сенсационное открытие Государственную премию. А вот американцы по-прежнему не желают делиться результатами своих исследований.

Однако создание иммуноглобулина – лишь первая ступень в борьбе с самым опасным вирусом в истории человечества. В настоящее время поиски вакцины от лихорадки Эбола прекращены. Ученым из Вирусологического центра Министерства обороны России удалось найти лишь вакцину, защищающую животных. По сути, у специалистов опустились руки в попытке найти противоядие. Заключение Исследовательского центра армии США по биологическому оружию в Форт-Детрике гласит: «Вирус высшей степени опасности, крайне заразен, смертелен, средства лечения неизвестны».

Ситуацию комментирует Константин Северинов, профессор Университета Ратгерса, США, доктор биологических наук: «Непосредственно после заражения есть некий короткий этап, когда можно, используя иммунную сыворотку, попытаться предотвратить развитие заболевания. После того как заболевание уже развилось, ничего сделать нельзя».

Один из международных авторитетов в области вирусологии академик Игорь Ашмарин также не скрывает озабоченности. Ежегодно в природе возникает пять-шесть совершенно новых вирусов, происхождение которых современная наука объяснить не в силах. Уже в ближайшее время планета может столкнуться с новой величайшей опасностью, которая поставит человечество на грань выживания. Ученые убеждены: вирус лихорадки Эбола – это только начало.

Смертельная лихорадка Эбола начала расползаться по миру

В Гонконге сегодня был госпитализирован первый пациент с симптомами неизлечимой лихорадки Эбола, эпидемия которой в этом году уже унесла в Западной Африке более 670 жизней.

Как передает ИТАР-ТАСС со ссылкой на местное издание, помещенная в карантин женщина недавно вернулась из Африки. Газета подчеркивает, что в настоящее время врачи проводят медицинское обследование пациентки, заболевание пока официально не подтверждено. Если у нее будет обнаружен вирус лихорадки, это станет первым случаем заражения за границами африканского континента в ходе нынешней эпидемии.

Напомним, новая эпидемия Эболы началась в феврале в Гвинее, откуда вирус перекинулся на соседние Сьерра-Леоне и Либерию. Смертность в результате заболевания достигает 90%. Эффективных методов лечения или вакцины не существует.

ВОЗ объявила, что направила свыше 120 медработников в Западную Африку для борьбы с эпидемией. В настоящее время там зарегистрировано 1093 случая заболевания, включая 672 летальных.

Отметим, что накануне представители организации «Врачи без границ» обнародовали доклад, в котором эпидемиологическая обстановка в Западной Африке названа критической.

Раскрыта тайна страшной эпидемии

Вспышка лихорадки Эбола в Западной Африке несколько лет назад весьма озадачила ученых – ранее эта болезнь была распространена лишь в Центральной Африке или Судане.

Тайну вируса под названием «Заирская Эбола», жертвой которого в 2014-2015 гг. стали свыше 11 тысяч человек, смогли раскрыть только сейчас. В Либерии у заброшенной шахты поймали летучую мышь, которая, скорее всего, была заражена этим вирусом, сообщает Science.

Исследователи пояснили, что смогли найти в организме животного не сам вирус, а примерно пятую часть его генома. Находка поможет понять, как распространяется болезнь в дикой природе и какие животные могут стать ее носителями. Ранее вопрос об источнике эпидемии и способах ее распространения десятилетиями ставил специалистов в тупик.

Теперь эпидемиологи намерены проверить, не являются ли также «резервуарами» Эболы насекомые, служащие пищей летучим мышам.

Пока лихорадка не думает отступать с Черного континента – ее жертвами уже стали более 400 человек в Демократической Республике Конго, и заболевание начинает распространяться на юг Африки, отмечает «МИР24».

Вирус Эбола: у заболевших американцев заметили улучшение

Смертельная лихорадка сказалась на хадже и гражданских правах

07.08.2014 в 12:29, просмотров: 29997

Смертельно опасная лихорадка Эбола разгулялась в Западной Африке, угрожая выплеснуться в другие регионы мира. Из-за нее президент Либерии, нобелевская лауреатка Элен Джонсон-Серлиф объявила в стране чрезвычайное положение, ограничив некоторые гражданские свободы. А Саудовская Аравия решила не давать визы на совершение хаджа гражданам Сьерра-Леоне, Либерии и Гвинеи в связи со вспышкой лихорадки Эбола в этих африканских странах. А в США доставлены первые американцы, подхватившие опасную болезнь.

Заразившаяся смертельным вирусом Эбола американская миссионерка Нэнси Райтбол, доставленная медицинским спецрейсом в больницу в Атланте, помещена под пристальное наблюдение врачей.

Работавшую медсестрой в Либерии 59-летнюю женщину перевезли из Западной Африки в Соединенные Штаты с теми же строгими мерами предосторожности, что и ее товарища по несчастью 33-летнего доктора Кента Брэнтли.

Американцев, подхвативших лихорадку Эбола, перевозили через океан в специальных боксах, в условиях полной изоляции от окружающих. Пришлось устраивать раздельный перелет – потому что самолет располагает оборудованием, рассчитанным лишь на одного человека. При этом и Кента, и Нэнси одели в специальные белые защитные костюмы. Но если доктор Брэнтли нашел силы самостоятельно войти в больницу, то женщину пришлось ввозить в госпиталь на каталке. Заболевших поместили в инфекционное отделение университетского госпиталя Эмори, надежно изолировав от людей.

Состояние обоих заболевших американцев улучшилось после того, как им дали экспериментальное лекарство, разработанное одной из частных биотехнических компаний из Сан-Диего. Это средство ранее было протестировано только на обезьянах.

– Я знаю, что Кент получает наилучшее из возможных лечение, – заявляет Эмбер Брэнтли, жена заболевшего американского доктора. Она видится с мужем в больнице каждый день – через непроницаемую стеклянную стену.

Стоимость лечения и транспортировки медиков-миссионеров составила $2 млн. – эти расходы легли на плечи благотворительных организаций, с которыми сотрудничали заболевшие.

Пока не существует никакой панацеи от лихорадки Эбола, вызвавшей, начиная с февраля, смерть примерно 900 человек в Африке. По оценкам экспертам, смертность среди заразившихся вирусом Эбола составляет около 60 процентов (работающие в Африке американские врачи считают, что уровень смертности мог бы быть ниже при наличии нормальной системы здравоохранения – при своевременном выявлении заболевания у заразившихся увеличиваются шансы на выживание).

Эбола – это название реки в Заире, в районе которой был открыт еще в 1976 году опасный вирус. По данным Всемирной организации здравоохранения, вирус Эбола в Западной Африке распространяется быстрее, чем врачи успевают взять под контроль очередную вспышку заболевания. Первоначальные симптомы болезни напоминают грипп. Вирус вызывает геморрагическую лихорадку, головные боли и слабость, развивающуюся в диарею, тошноту, проблемы с почками и печенью. У некоторых пациентов наблюдается внутреннее и внешнее (из глаз и десен) кровотечение. Распространяется заболевание при непосредственном контакте с больным, его кровью, органами или зараженной средой.

Нынешняя эпидемия лихорадки Эбола началась в Гвинее, откуда распространилась на Либерию, Сьерра-Леоне и Нигерию, в которой недавно подтвердились два случая заболевания, сообщает Би-би-си.

Нынешнюю вспышку геморрагической лихорадки Эбола, вирус которой был открыт в 1976 году, можно без преувеличения назвать самой крупной в истории. Так, с момента открытия вируса и до начала новой вспышки в мире погибло 1648 человек. С момента начала последней вспышки зафиксировано уже более 1300 заразившихся; погибло почти 900 человек. Если учесть, что обычно летальность при этой болезни доходит до 90%, ситуация вызывает особую тревогу у специалистов. Тем более что ни прививок, ни лечения от лихорадки Эбола до сих пор не придумано.

Поначалу симптомы болезни, которую вызывает вирус из семейства филовирусов (всего пять подтипов), можно перепутать с рядом других вирусных инфекций, даже с гриппом (высокая температура, сильная слабость, мышечные и головные боли, першит горло). И все же развивается хворь стремительно — и почти сразу у пациента начинаются т.н. геморрагические проявления. То есть кровотечения из носа, глаз, ушей, кровавая рвота. Кровотечения бывают и внутренними. Кроме того, появляется сыпь и понос. «Симптоматика очень выраженная, ни на что не похожая», — рассказала «МК» заведующая кафедрой инфекционных болезней Первого МГМУ им. Сеченова Елена Волчкова.

Инкубационный период длится 2–21 день. Болезнь сопровождается рвотой, поносом, сыпью, внутренними кровотечениями и в конечном итоге приводит к тяжелому нарушению функций печени и почек. В большинстве случаев заразившиеся не выживают. И хотя летальный исход, по статистике, наступает в 90% случаях, последняя вспышка унесла «всего» около 65% жизней.

Другие публикации:  Как навсегда забыть о простуде

Доказано, что вирус передается через различные биологические жидкости — слюну, кровь, выделения. Поэтому болезнь можно подхватить, вступив в контакт с зараженным человеком или животным (обезьянами, шимпанзе, гориллами, а по некоторым данным, даже летучими мышами, антилопами и дикобразами).

Самое ужасное, что до сих пор от этой болезни не придумали ни прививки, ни лечения. По поводу разработки вакцины почти одновременно заявили российские и американские ученые. Глава нашего Роспотребнадзора Анна Попова на днях заявила, что соответствующим исследованием сейчас занимается Государственный научный центр вирусологии и биотехнологии «Вектор» при ведомстве. А американцы пообещали выпустить вакцину уже в 2015 году.

Американский доктор, заразившийся вирусом в Африке, сегодня получает лечение экспериментальным препаратом, созданным на основе иммуноглобулина, — то есть сыворотки, полученной из крови человека, который переболел, но выздоровел. Вроде бы лечение эффективно. От заражения же, как говорят специалисты, может спасти только «противочумный костюм» — вирус передается даже с потом и слюной.

— На сегодня единственный способ профилактики — это изолировать нашу страну от приезда сюда зараженных, то есть установить кордоны в аэропортах, — говорит Елена Волчкова.

Почему инфекция стала вести себя так агрессивно, можно только догадываться. Возможно, это связано с активным освоением африканских территорий. А может, не обошлось и без биотерроризма. Тем не менее борьба с лихорадкой сейчас превратилась в общемировую проблему — вчера по поводу ее распространения было даже созвано экстренное заседание ВОЗ.

Заголовок в газете: Вирус Эбола перелетел через океан
Опубликован в газете «Московский комсомолец» №26593 от 8 августа 2014

Вирусы в засаде. Эбола отдыхает

Лихорадка Эбола стала в 2014 году настоящим испытанием для многих народов. И сейчас далеко не конец эпидемии лихорадки Эбола, сказал Pravda.Ru заведующий лабораторией экологии вирусов НИИ вирусологии им. Д. И. Ивановского минздрава РФ, доктор медицинских наук Михаил Щелканов. Михаил Юрьевич только что вернулся из Гвинеи, охваченной эпидемией.

Михаил Юрьевич, известно, что вирус Эбола вызывает геморрагическую лихорадку. А что это за заболевание?

— Вирусные геморрагические лихорадки (ВГЛ) — это группа природно-очаговых инфекционных заболеваний, то есть они привязаны к определенным местам на планете, где обитают животные, в организме которых может жить опасный микроб. ВГЛ регистрируют на всех континентах, кроме Австралии.

А в чем причина особой опасности этого вируса?

— Молекулярная структура вируса Эбола расшифрована, поэтому могу ответить на ваш вопрос. Свой «первый удар» вирус Эбола наносит по клеткам иммунной системы, подавляя продукцию в нашем организме альфа- и бета-интерферонов, которые отвечают за иммунитет быстрого реагирования. После этого вирус Эбола практически бесконтрольно распространяется по всему организму.

Если структура этого вируса известна, то уже есть и молекулярные тесты для точного узнавания ВГЛЭ?

— Конечно, и уже во всем мире применяется так называемая полимеразная цепная реакция. Это высокоточное, относительно безопасное для персонала и недорогое молекулярное исследование плазмы крови пациента. Оно занимает несколько часов. Однако в очагах эпидемии недостаточно лабораторной диагностики. В Гвинее их всего три.

Каковы основные признаки заболевания?

— Инкубационный период составляет 4-7 суток. Заболевание начинается остро, с повышения температуры до 39°C, общей слабости, сильной головной боли. На 2-3-й день болезни появляются боли в животе, рвота и понос, позднее пятнистая папулезная сыпь, а за ней и кровотечения из носа, десен, ушей, кровавая рвота, мелена (черный полужидкий стул) и тяжелая ангина. Смерть наступает на 8-9-й день болезни от кровопотери и шока. Больные заразны со 2-3-го дня болезни и вплоть до исчезновения основных симптомов (т.е. примерно 2-3 недели). Труп умершего остается источником вируса…

О том, что вот-вот появится вакцина против вируса уже сообщалось не раз…

— Разработка профилактической и лечебной вакцин идет во многих лабораториях, но еще не создан ни один надежный препарат. Используются противовирусные антисыворотки с белками-антителами против вируса. Однако они полезны лишь как элемент комплексного лечения. И только при условии раннего включения этой весьма дорогой и сложной терапии смертность в результате ВГЛЭ приближается к 50 процентам, в то время как обычно смертность составляет 80-90 процентов.

А что можно сказать о «лечении» самой эпидемии?

— Человечеству уже не нужно изобретать противоэпидемические меры, прежде всего относящиеся к санитарной охране территорий, которые требуются при эпидемии ВГЛЭ и других опасных инфекциях. Эти действия надежно отработаны на практике, определены в нормативных документах ведущих развитых стран, в том числе и РФ. Однако в странах Западной Африки таких служб фактически нет, а государственное устройство, я бы сказал, далеко от совершенства. Например, санитарные кордоны, как нам рассказывали местные жители, они проходят, заплатив всего полдоллара, причем эти заставы организуются только с участием военных и полиции, без санитарных врачей.

А они обязательно нужны в составе таких кордонов?

— Согласно международным стандартам борьбы с эпидемиями природно-очаговых инфекций, в тех зонах, где выставляются кордоны для изоляции природного очага, должны действовать и мобильные комплексы специализированных противоэпидемических бригад (СПЭБ). Их задача — диагностика заболеваний и организация комплекса санитарно-противоэпидемических мероприятий. То есть именно СПЭБы становятся главной «ударной силой» современной медицины в борьбе с распространением эпидемии вокруг природного очага. В Гвинею прибыла и сейчас уже действует мобильная лаборатория, оснащенная современным оборудованием для диагностики лихорадки Эбола и других опасных инфекций. В составе этой СПЭБ есть эпидемиологи и вирусологи саратовского Российского научно-исследовательского противочумного института «Микроб» и новосибирского ГНЦ ВБ «Вектор», то есть это не просто санитарные врачи, а бригада, подготовленная для борьбы с особо опасными инфекциями.

В развитых странах подобные эпидемии уже давно не надо, как вы сказали, «лечить». Безотказно работают меры по «профилактике» этих угроз. И именно из-за того, что не была применена важнейшая из этих мер — мониторинг природных очагов инфекционных заболеваний, нынешняя эпидемия смогла вырваться на оперативный простор. С помощью СССР еще в 1977 году в составе Института им. Пастера в городе Киндия была создана российско-гвинейская вирусологическая лаборатория. В годы перестройки лаборатория закрылась, остановилось и наблюдение за природным очагом. Если бы этого не случилось, возможно, не было бы упущено время, и эпидемию удалось бы задавить в зародыше.

Расскажите, пожалуйста, подробнее о мониторинге природного очага ВГЛЭ.

— Тридцать-сорок лет назад считалось, что природные очаги ВГЛЭ привязаны к экваториальным лесам в бассейне реки Конго (территория Заира, Республики Конго, Судана, Уганды) и что источником этого вируса часто являются обезьяны. Сегодня же мы понимаем, что природные очаги вируса Эбола входят в состав гораздо более обширного региона — Западноафриканской провинции.

Природным резервуаром эболавируса являются крыланы, относящиеся к отряду рукокрылых, как и летучие мыши. В отличие от летучих мышей, крыланы потеряли способность к эхолокации, зато у них отличное зрение и нюх. Питаются они фруктами. Сами крыланы устойчивы к инфекции эболавируса, но выделяют его со слюной и мочой. От крыланов заражаются обезьяны. Больные обезьяны становятся добычей охотников, которые заболевают от них и приносят инфекцию в деревни. Впрочем, возможно и прямое заражение человека от крыланов, поскольку крыланы — излюбленная еда местных жителей. Правда, с марта-апреля этого года правительство Гвинейской Республики запретило употребление крыланов в пищу.

А как происходит заражение?

— Хорошо прожаренное мясо крыланов и обезьян не опасно. Опасность подстерегает охотника и кулинара, имеющего дело с сырым мясом в процессе разделки тушки и приготовления пищи. Обычно эпидемии «лесного» типа, когда заразившиеся охотники заносят инфекцию в небольшие изолированные от цивилизации лесные деревни, протекают скоротечно и незаметно для официальной статистики. Шестьдесят-восемьдесят процентов населения деревни, охваченной эпидемией, вымирает, а выжившие благодарят своих богов за счастливое спасение. В большинстве случаев, подобные эпидемические вспышки остаются за рамками статистики, учитывая труднодоступность тех мест.

Каким образом эпидемия перекинулась на Гвинею?

— Правильнее говорить не о «перекидывании» эпидемии, а об активации природных очагов на Северо-Гвинейской возвышенности. Осенью прошлого года в Гвинее начали регистрироваться случаи геморрагических лихорадок, весьма напоминавших ВГЛЭ. Первой жертвой эпидемии Эболы в Гвинее стал двухлетний мальчик. Мать взяла его на плантации, где она собирала тропические фрукты. Крыланы стали лакомиться сельскохозяйственными фруктами, заражая их вирусом через свои фекалии и слюну. Погибшего мальчика хоронили по традиции этих краев, о которых я уже рассказывал.

Первое время ошибочно полагали, будто это одна из других распространенных здесь геморрагических лихорадок. Так в борьбе с эпидемией было упущено несколько месяцев. Вскоре она вышла из-под контроля и стала стремительно распространяться по всей Западной Африке, унося ежемесячно более 100 жизней. Только в марте этого года ВОЗ «ударило в набат», но остановить наступление лихорадки Эбола стало возможно только благодаря широкомасштабным противоэпидемическим мерам, которые и сегодня еще не принесли результата.

Каков ваш прогноз по развитию эпидемии?

— Думается, вспышка лихорадки Эбола в трех западно-африканских странах продлится до 2015 года. В соседних государствах и в развитых странах мира инфекция еще будет распространяться, но как отдельные случаи. Все же надеюсь, что уже в обозримом будущем на Северо-Гвинейской возвышенности прекратится стремительное распространение ВГЛЭ. Под влиянием громадной опасности население постепенно отказывается от тех местных традиций, которые в наибольшей степени могут привести к заражению. В Конакри мы узнали, что многолюдных похорон становится все меньше, и все больше умерших кремируют. В стране началось добровольческое движение. Его участники доходят и до отдаленных деревень, рассказывая их жителям о первые признаки лихорадки, что делать, если она началась, как ухаживать за больным. Увеличивается помощь развитых стран, в том числе России.

Пусть медленно, но повышается и эффективность действий государственных органов по обузданию эпидемии. Но чтобы сделать действительно надежный прогноз, надо понимать состояние природных очагов. А сегодня все силы брошены на подавление текущей эпидемии. Как только ее возьмут под контроль, следующим шагом надо начинать исследования непосредственно в очаге, чтобы понять «чем он живет и дышит», и решить, какие нужны меры по предупреждению новых вспышек ВГЛЭ. Именно об этом необходимо задумываться сегодня, если мы хотим обезопасить себя завтра не только от вируса Эбола, но и, может, от еще более страшных для нас микроорганизмов, затаившихся в тропических лесах.