Могут ли изобрести лекарство от гепатита с

Препараты против гепатита С начнут выпускать в Беларуси

МИНСК, 27 июл — Sputnik. Сразу два высокоэффективных препарата для борьбы с гепатитами С и В белорусского производства должны выйти на рынок до конца года, сообщил на пресс-конференции в Минске заместитель главного врача учреждения здравоохранения «Городская клиническая инфекционная больница» Святослав Вельгин.

«Это будут дженерики. Софосбувир против гепатита С — это китайский дженерик. Тенофовир против гепатита В — индийский. К нам идет субстанция, а наши будут фасовать», — уточнил Вельгин.

Медик напомнил, что до сих пор в Беларуси выпускался лишь рибоверин, который использовался как один из компонентов противовирусной терапии. Препараты нового поколения позволяют добиться гораздо более высокого эффекта в более короткие сроки.

При этом медик затруднился ответить, станет ли лечение вирусных гепатитов доступнее.

«Насчет цены трудно сказать. Я не думаю, что будет дороже, чем импортные аналоги», — сказал Вельгин.

При этом он высказал уверенность, что доступность лечения будет повышаться. В настоящей момент курс лечения от вирусного гепатита С, рассчитанный на 12 недель, обходиться пациенту в 33000 деноминированных рублей или около 17 тысяч долларов.

«Дети пегилированные интерфероны могут получать бесплатно. Для взрослых этого нет, но этот вопрос тоже рассматривается. Может, будут целевые программы. Доступность лечения будет повышаться», — заявил Вельгин.

В Беларуси выявлено более 40 тысяч носителей вирусного гепатита С. В силу того, что хроническая стадия заболевания может протекать бессимптомно, носитель вируса может и не знать о наличии у него гепатита. По оценкам ВОЗ, только 5% от общего числа носителей знают о наличии у себя этого заболевания. Однако со временем гепатит может привести к циррозу или возникновению рака печени.

28 июля отмечается Всемирный день борьбы с гепатитом.

Станет ли изобретение уральских ученых панацеей от гепатита С

Читайте также

В интернете появилась публикация о создании уральскими учеными препарата против гепатита С, который будто бы превосходит по своей эффективности и безопасности все известные средства для лечения этого заболевания в мире. За разъяснениями этого «феномена» «Доктор Питер» обратился к заведующей поликлиническим отделением по лечению хронических гепатитов Центра СПИД Светлане Романенко.

Информация о том, что уральские ученые изобрели препарат «Профеталь», который не имеет противопоказаний, а по эффективности превосходит зарубежные лекарства от гепатита С, уже облетела петербургские клиники, где лечат это заболевание. В частности, о нем узнали не только врачи, но и пациенты центра СПИД. Причем, что удивительно, доктора узнали о «панацее» тоже из интернета.

— Чтобы доказать эффективность и безопасность препарата, требуется не менее пяти лет клинических исследований. Их результаты становятся доступны медицинской общественности, они публикуются в научных журналах, но я лично не видела ни одной серьезной информации об этом препарате, поэтому вряд ли к этой новости можно относиться серьезно, — убеждена заведующая поликлиническим отделением по лечению хронических гепатитов Центра СПИД Светлана Романова.

О том, где и когда проводились клинические испытания препарата, разработчики не сообщают, по крайней мере, в ведущей клинике по лечению гепатитов – в центре СПИДа об этом неизвестно, а новые лекарства по мировым стандартам должны испытываться именно в крупных лечебных центрах страны. Зато сообщается о том, что препарат вступил в последнюю четвертую фазу клинических испытаний и уже в сентябре планируется начать его производство.

Профессор кафедры фармакологии Уральской государственной медицинской академии Сергей Родионов объясняет высокую эффективность и отсутствие побочных эффектов «Профеталя» тем, что помимо интерферона он содержит еще и альфафетопротеин, который является природным белком.

— Самое главное – подобрать концентрацию и дозировку этого природного белка, потому что именно от этого зависит возникновение и тяжесть побочных эффектов, — комментирует Светлана Романова. — Пока ни одно лекарство из тех, что производят ведущие компании мира, не может гарантировать отсутствие противопоказаний.

Уральские ученые собираются лечить своим препаратом не только гепатит С, но и гепатит В, а также ВИЧ-инфекцию, что, по словам доктора-гепатолога Центра СПИД, противоречит самой природе этих заболеваний, для которых универсального препарата быть не может.

Гепатитом С в мире инфицировано более 18 млн человек, а в Петербурге таких больных около пяти тысяч. И хотя это заболевание может быть полностью излечимо, едва ли не самой серьезной проблемой для всех стран, а тем более для России, является высокая стоимость лекарств. Например, трехмесячный курс лечения препаратом нового поколения «Телапревир» стоит около 70 тысяч долларов. Чтобы зарегистрировать зарубежное лекарство в нашей стране, оно должно пройти клинические исследования на территории РФ. Сейчас такие исследования проходят два зарубежных препарата «Телапревир» и «Боцепревир». Пациенты, которые участвуют в испытаниях, получают их бесплатно, но это всего 5-10 человек в каждом лечебном центре.

По словам Светланы Романовой, для лечения больных гепатитом С в петербургском центре СПИД в настоящее время используются зарубежные «Интерферон» и «Рибаверин». Они тоже хорошо зарекомендовали себя, хотя и обладают чуть меньшей эффективностью и большим количеством противопоказаний. Стоимость этих препаратов тоже немалая — около двух тысяч долларов в месяц на одного пациента. Больные с ВИЧ-инфекцией и инвалиды обеспечиваются лекарствами бесплатно по федеральной программе, остальные петербуржцы получают на лечение 50 %-ю дотацию по региональной льготе, что практически не решает проблемы, ведь и тысяча долларов в месяц для среднего петербуржца – цена неподъемная. Да и с поставками лекарств бывают перебои.

Поэтому сообщение уральских ученых о том, что благодаря «Профеталю» им удалось достигнуть лучшего в мире результата, звучит более чем оптимистично. Хотя практикующие врачи больше надеются на другой отечественный препарат – пегилированный «Интерферон», клинические испытания которого тоже вступили в завершающую стадию.

— Он будет намного дешевле зарубежных аналогов, но появится в продаже не раньше чем через 1,5 – 2 года.

Египетская сила: что кроется за обещаниями избавить от гепатита С

Асмат Цвижба, Sputnik.

Исцеление от Ефрема

По указанному в объявлении номеру трубку поднял мужчина и представился Ефремом. Ефрем заранее знал ответы на вопросы и заявил, что эффекты от препаратов исключительно положительные, а чтобы убедиться в этом, можно обратиться за консультацией к гепатологу в Республиканской больнице. Чудо-лекарство из Индии и Египта. Египетский двухнедельный курс лечения обойдется страждущему в 25 тысяч рублей, а индийская версия — в 45 тысяч рублей.

«И то, и другое — действенное, но говорят, что индийские лекарства лучшие. Хотя я и не врач, я просто могу вам достать лекарства и привезти. Конечно, все они сертифицированные», — заверил Ефрем и прислал свой адрес и названия лекарств. Названия были длинные, сложные не только для произношения, но и понимания.

Следуя совету предприимчивого мужчины, мы обратились за разъяснениями к гепатологу Республиканской больницы Анжеле Арчелия. По ее словам, подобные торговцы чудо-средствами в Абхазии появляются не в первый раз, но никаких личных контактов с ними ни врач, ни больница не имеют.

«В Абхазии есть несколько поставщиков этих препаратов, но ни у одного из них я еще не видела лицензии. Отвечать за кого-либо я не могу, тем более за качество препаратов», — объяснила врач.

Предлагаемые лекарства помогают при лечении вируса гепатита С, именно помогают, а не избавляют от болезни, препараты одобрены Всемирной организацией здравоохранения, но их эффект не доказан.

«Они по-разному действуют на различные генотипы вируса. Софосбувир – ледипасвир используется для первого и четвертого генотипов, а Софосбувир – велпатасвир используется для всех генотипов гепатита С. Они используются для избавления от самого вируса гепатита С, но для лечения от последствий вируса, цирроза печени, необходимо наблюдение у врача и отдельное лечение», — объяснила Арчелия.

Гепатит не приговор

Случаи самолечения, по словам гепатолога Аэлиты Шакая, очень распространены в Абхазии. В основном лекарства покупают через интернет, а потом срабатывает сарафанное радио. Заранее о побочных эффектах мало кто задумывается, несмотря на то, что неправильный подход к лечению может привести к смерти пациента.

«В некоторых ситуациях после курса неправильного самолечения нам удается подобрать пациентам препараты, если у них уже не выработалась к ним резистентность, а иногда приходится говорить им, что нужно ждать новых препаратов, помочь мы им не сможем», — объяснила врач.

Гепатит может не быть приговором, но лишь при условии своевременного и правильного лечения. В случае успеха, от самого вируса можно избавиться через три-шесть месяцев. К сожалению, в большинстве случаев пациенты обращаются к врачам на поздней стадии, когда вирус уже начал разрушать клетки печени. И от этого панацеи нет.

Другие публикации:  Прививки против сибирской язвы

«В 30% случаях гепатит С переходит в цирроз печени. Цирроз — это не отдельно взятое заболевание, это целый процесс. Даже избавившись от самого вируса гепатита С, от цирроза на сегодняшний день избавиться нельзя. Но это не значит, что не нужно лечить гепатит С. Вирус нужно убирать для того, чтобы болезнь прогрессировала медленнее, попытаться замедлить процесс и даже остановить его. Поэтому лечить болезнь можно и нужно», — добавила Шакая

В Абхазии, по словам гепатолога, процент больных гепатитом С высокий. В 2014 году больше половины пациентов, сдававших кровь для профилактики, оказались носителями вируса.

«Это связано больше с послевоенным периодом, в силу того что на тот момент кровь, которая переливалась во время травм, не проверялась на наличие вируса», — объяснила врач.

В народе гепатит С получил название «ласковый убийца» из-за отсутствия симптомов болезни на ранней стадии. В зоне риска медработники, стоматологи, мастера маникюра и педикюра, татуировщики, их пациенты и клиенты. Особо бдительными должны быть семьи ВИЧ-инфицированных и наркоманов.

«Особых мер профилактики от гепатита С нет. Люди должны просто внимательно подходить к выбору врачей и следить за стерильностью при маникюре и педикюре. К сожалению, вакцины от гепатита С не существует», — отметила Шакая.

Предлагаемые в объявлениях, якобы всесильные лекарства в равной степени могут как помочь, так и навредить. В пресс-службе Министерства здравоохранения Абхазии сообщили, что изучение ситуации с продажей египетских и индийских препаратов от гепатита поручено Управлению фармации республики, которое должно проверить лицензию у распространителя этих средств.

Лекарства для миллионов: почему новые препараты в Египте доступнее, чем в России

На последнем Гайдаровском форуме одну из пленарных сессий посвятили здравоохранению. Докладчики — топ-менеджеры ведущих фармацевтических компаний — один за другим говорили об инновациях в лечении гепатита С как о прорыве в мировой медицине.

Гепатит С — вирусное заболевание, которое стало известно науке сравнительно недавно — в 1988 году. По разным оценкам, в России им болеет от 3% до 7% населения, то есть от 4 млн до 10 млн человек. Первая опасность заболевания заключается в том, что оно практически не имеет симптомов: человек зачастую ни о чем не подозревает, пока не обнаруживает у себя цирроз печени, который неминуемо ведет к смерти. Вторая опасность — это то, что существовавшие до 2013 года методы лечения были малоэффективными: выздоравливало не более половины пациентов, кроме того, вирус часто возвращался после окончания лечения, да и лечение само по себе имело множество тяжелых побочных эффектов.

Последние несколько лет ознаменовались прорывом: был изобретен ряд препаратов с очень низкой себестоимостью и малым числом побочных эффектов, вылечивающих при этом практически со 100%-ной вероятностью. Казалось бы, счастливый конец.

Однако оказалось, что мы только в середине пути.

В розничной продаже, как у нас, так и на Западе, эти препараты баснословно дороги. В США курс лечения стоит более $80 000, у нас существенно меньше, но все же порядка 1 млн рублей. В силу такой дороговизны и у нас, и в США лечение недоступно для подавляющего большинства населения. Кроме того, до сих пор выгоднее использовать старые схемы лечения. Скажем, пациенты не смогут получить новый препарат по обычной медицинской страховке. Поэтому недоумение экспертов — «Удивительно, что больницы до сих пор инвестируют в старые неэффективные методы лечения гепатита С» — имеют под собой простое экономическое объяснение.

Почему же так дорого? При себестоимости производства около $100 за курс лечения препарат стоит в сотни или в тысячу раз дороже.

Как бы цинично это ни прозвучало, но такая стоимость может быть экономически обоснована. Да, когда препарат уже изобретен, себестоимость его производства маленькая. Однако компания-производитель потратила сотни миллионов долларов на его разработку, и эти расходы надо окупить. Система патентов, гарантирующая, что конкуренты не будут производить новоизобретенное лекарство, обеспечивает компании уверенность, что ее затраты на R&D окупятся. Тем самым производители лекарств получают стимул инвестировать в исследования и изобретать новые препараты.

В то же время необходимо заметить, что, к примеру, в Индии или Египте стоимость новых лекарств от гепатита С в 10 раз меньше, чем в России. И причин тут несколько.

Первая — это особенности ценообразования.

Как известно, компания максимизирует прибыль, которая является произведением цены продаваемого товара на объем его продаж (минус издержки). Изначально, когда лекарство только появилось, цены зависели от уровня дохода в стране. Несколько лет назад мы в России имели высокий доход и получили высокую цену на лекарство. Сейчас доходы существенно снизились (в долларовом эквиваленте почти в два раза), однако цена осталась высокой. А это значит, что желающих купить лекарство будет мало: многие станут откладывать лечение «на потом». Ведь гепатит С, хоть и разрушает печень, практически не имеет симптомов и до поры до времени не мешает жить. Решившиеся же на лечение, будут использовать либо какие-то заменители, либо старые (менее эффективные и более вредные, зато сравнительно недорогие) препараты, либо — незарегистрированные (и не проверенные на качество) в России дженерики новых препаратов из Азии и Африки.

То есть в данном случае завышенная цена может оказаться не оптимальной для производителя и снижение цены значительно увеличит продажи, а тем самым и прибыль компании.

Еще одна причина высокой стоимости — отсутствие у нас в стране эффективного лобби, добивающегося снижения цены. В Индии и Египте — странах с очень высоким уровнем заболеваемости гепатитом — местные правительства и компании потратили немало усилий на лоббирование низкой цены и в итоге добились существенного уменьшения ее для своих стран.

Египет, страна с наибольшим процентом зараженных гепатитом (более 15% населения), отказал компании Gilead, производителю первых инновационных препаратов Совалди и Харвони, в выдаче патента на единоличные продажи этих лекарств.

Этому же примеру последовала Индия — мировой лидер в производстве дженериков и к тому же страна, где гепатитом С болеет 12 млн человек. Мотивацией для отказа в патенте послужило то, что препарат недостаточно инновационный. В результате Gilead пошла на уступки. Она заключила лицензионное соглашение с индийскими фармацевтическими компаниями на производство и продажу препаратов как в Индии, так и еще в 90 странах с низкими доходами.

В список этих стран, к сожалению, не попали ни Россия, ни Украина, ни Казахстан.

Не попали туда и Китай с Бразилией. Поэтому Китай сейчас ведет активную политику по снижению цены на эти лекарства. Так, в июле 2015 года правительство КНР в попытке договориться о более низкой стоимости лекарства также отказало Gilead в выдаче патента. Не прекращается борьба и на родине компании — в США. Американский Сенат, например, недавно анонсировал расследование по ценообразованию Совалди.

С учетом большой социальной значимости лекарства и для России, хотелось бы видеть похожие усилия и в нашей стране. Чтобы о прорыве в лечении гепатита С можно было говорить с чистой совестью.

Ученые разрабатывают отечественное лекарство против гепатита В

Российские ученые разработали группу лекарственных препаратов против гепатита В, которые помогут разрушить вирус внутри клеток печени и полностью победить даже хроническую форму болезни. Доклинические испытания препаратов на животных начнутся в 2019 году. Сейчас подобных лекарств в мире нет, есть медикаменты, подавляющие вирус, но при этом он остается в организме. По словам экспертов, в России с хроническим гепатитом В живет около 3 млн человек, в мире — более 250 миллионов. В год от последствий хронического гепатита В погибает более 1 млн человек.

В ближайшие пять лет на российском фармацевтическом рынке могут появиться отечественные лекарства против хронического гепатита В. Они помогут полностью вылечить инфицированного человека. Разработка препаратов ведется в Центральном НИИ Эпидемиологии Роспотребнадзора при поддержке Российского Научного Фонда. Об этом «Известиям» рассказали в институте.

Сейчас в мире не существует лекарственных препаратов, способных полностью вылечить человека от гепатита В. На фармацевтическом рынке присутствуют только медикаменты, временно подавляющие вирус, но не уничтожающие его в организме больного.

Новые разработки отечественных ученых помогут разрушить вирус внутри клеток печени человека. Разработанные препараты действуют двумя способами: один уничтожает ДНК вируса напрямую, второй активирует естественные противовирусные механизмы организма, пояснил «Известиям» заведующий научно-консультативным клинико-диагностическим центром ФБУН ЦНИИ эпидемиологии Роспотребнадзора Владимир Чуланов.

— Процессы, лежащие в основе развития вирусной инфекции, связаны в первую очередь с функционированием вирусного генома. Уничтожьте геном вируса, и вы вылечите пациента. До недавнего времени целевое разрушение генома вирусов было технически невыполнимо. Действие наших препаратов основано на новых видах нашумевших не так давно CRISPR/Cas9 систем. Полученные результаты наших разработок уже показали высокую эффективность и безопасность нового препарата в культурах клеток, — рассказал он.

Ученые создали два совершенно разных по действию высокоэффективных препарата и приступили к их тестированию. В 2019 году начнутся испытания препаратов на обезьянах, а с 2020 планируется начать клинические исследования на людях, которые являются необходимым этапом для подтверждения его эффективности и безопасности.

Другие публикации:  Грипп у детей симптомыВакцинация

Форма нового препарата пока не определена — ученые определяются, будет он в таблетках (как от гепатита С) или в виде вакцины, помогающей не только как профилактическое, но и как лечебное средство.

В Роспотребнадзоре рассказали «Известиям», что в России проводится вакцинопрофилактика против гепатита В. Она способствует минимизации распространения вируса, пояснили в службе. С 2011 по 2017 год прививки получили 28,6 млн человек, в том числе около 12,6 млн детей.

По данным Роспотребнадзора, в 2017 году было зарегистрировано более 14 тыс. случаев заболевания хроническим гепатитом В (9,61 случая на 100 тыс. населения), острым гепатитом В заразились около 1,3 тыс. человек (0,87 случая на 100 тыс. населения).

Гепатит В — вирусная инфекция, поражающая печень. Случаи заражения встречаются по всему миру. Чаще всего в странах Среднего и Ближнего Востока, Азии, странах Карибского бассейна, Африки и Южной Америки. По данным ВОЗ, 257 млн человек больны гепатитом В в хронической форме. Около 1 млн человек в год погибает от его последствий, в том числе от цирроза печени.

В общей сложности в России проживает около 2–3 млн граждан с хронической формой вируса, пояснил член-корреспондент РАН Михаил Михайлов. Он рассказал, что знает о разработке ученых ЦНИИ эпидемиологии. По его словам, сегодня в мире нет такого препарата, и вывести его на рынок будет сложно, предстоят серьезные клинические испытания.

В Минздраве оперативно не ответили на запрос «Известий».

Удар по печени. О лечении гепатита C у детей

До недавних пор лечить детей от гепатита C было практически нечем из-за отсутствия детских форм противовирусных лекарств. Поэтому маленьким пациентам приходилось считать дни до совершеннолетия. Сегодня такие лекарства есть!

Наш эксперт – главный гепатолог министерства здравоохранения Московской области Павел Богомолов.

Два факта о гепатите C. Первый – плохой: без лечения болезнь рано или поздно приводит к циррозу, раку печени и летальному исходу. И хорошая новость: это одно из редких хронических заболеваний, которое медицина научилась побеждать. Поэтому за последние 5–7 лет частота острых и хронических гепатитов C в России снизилась в 5 раз!

Вирус не A, не B

Если от гепатита A и B достаточно легко защититься, просто сделав прививку, то от их собрата, более молодого и опасного, к тому же скрытного, уберечься гораздо сложнее. И хотя учёные не оставляют надежды создать прививку, пока это не удаётся – слишком многообразен и изменчив «ласковый убийца». Существует минимум 6 генотипов этого вируса и множество субтипов. Поэтому, даже вылечившись, человек может вновь заразиться любым другим генотипом. Так что бдительность и осторожность – основа профилактики.

Вертикальный риск передачи вируса – от матери ребёнку во время родов – считается крайне маловероятным, поэтому никаких специальных мероприятий в родах женщинам с положительным статусом по гепатиту C не проводится. Главный способ инфицирования – парентеральный, то есть через кровь.

Кровный враг

Дети до 13 лет чаще заражаются гепатитом C… в больницах. Правда, в последнее время благодаря модернизации здравоохранения число случаев инфицирования вследствие медицинских манипуляций существенно снизилось. Например, в Московской области в 5 раз. Тем не менее есть ряд процедур, при которых риск заражения по-прежнему очень высок. Так, под постоянной угрозой гепатита C находятся дети, проходящие лечение по поводу тяжёлых хирургических и гематологических заболеваний. Очень часто инфицируются те, кто находится на аппарате «искусственная почка», причём риск растёт с каждым годом пребывания на гемодиализе. Однако заразиться можно и на приёме у зубного врача, поэтому родителям нужно быть очень бдительными и следить, чтобы врачи использовали только одноразовые или качественно простерилизованные инструменты.

Подростки старше 13 лет существенно чаще заражаются в ситуациях, не связанных с медициной. Незащищённый секс, употребление наркотиков, татуировка в полуподпольном тату-салоне или маникюр, сделанные подозрительными инструментами, – самые частые причины инфицирования у молодёжи.

Случайная находка

Коварство гепатита C в том, что до самых последних стадий (фиброза и даже цирроза печени) он никак себя не проявляет. Никаких болей нет. И лишь через десять, а то и больше лет после заражения могут появиться симптомы, и то не слишком специфичные: слабость, повышенная утомляемость, в редких случаях желтизна кожи и слизистых. Именно поэтому гепатит C чаще всего «случайная находка», которая выявляется, например, во время прохождения планового обследования перед госпитализацией.

Чтобы быть спокойными за себя и своего ребёнка, важно периодически проверяться на наличие антител к вирусу гепатита C. Для этого необязательно сдавать кровь. В аптеке сегодня есть доступные оральные тесты, определяющие наличие болезни по слюне, – результат готов уже через 15 минут. Такие тесты нужно ежегодно проводить детям, особенно тем, которые подвергались медицинским манипуляциям. Уже через несколько недель после инфицирования вирус можно определить в образце слюны.

Лечение и его имитация

До недавнего времени детей с гепатитом C не лечили. Вернее, только делали вид, что лечили. Увы, доля назначения препаратов‑пустышек в детской гепатологии до сих пор огромна. Мотивируя тем, что фиброз печени развивается не быстро, а лишь через 15, а то и 20 лет, некоторые врачи просто предпочитают тянуть время. А пока прописывают маленьким пациентам обычные гепатопротекторы. Эти лекарства не имеют никакой доказательной базы и не прошли ни одного серьёзного клинического исследования, которое могло бы подтвердить их эффективность при гепатите C, и тем не менее врачи их назначают на порядок чаще, чем противовирусные препараты.

Но обвинять врачей в бездействии или равнодушии не следует. Ведь противовирусные лекарства, которыми раньше лечили детей с гепатитом C (препараты интерферона), мало того что не слишком эффективны (помогают не более чем в 50–60% случаев), но ещё и дают множество побочных эффектов: лихорадку, слабость, выпадение волос. Кроме того, все они выпускаются в виде инъекций. А курс лечения – 48 недель. Мало кому из детей под силу почти год терпеть уколы, которые к тому же переносятся так тяжело.

Поразить вирус. В лечении гепатита С наметились серьёзные сдвиги

Совсем недавно гепатит С считался неизлечимым заболеванием, однако сегодня у больных появилась надежда на полное выздоровление. Дело за малым – за устойчивым финансированием программы по искоренению гепатита С.

О том, как обстоят дела с диагностикой и лечением этого заболевания, рассказывает главный инфекционист минздрава Челябинской области, заведующая 2-м инфекционным отделением Клиники Южно-Уральского ГМУ, доктор медицинских наук Ольга Сагалова.

Выход один – лечение

Анна Гришунина, «ЛекОбоз»: Ольга Игоревна, лечению гепатита С сейчас уделяется повышенное внимание. Почему?

Ольга Сагалова: Вирус гепатита С очень изменчив, поэтому создать вакцину подобно гепатиту В практически невозможно. Выход один – лечение. Причём до недавнего времени оно было долгим, часто безуспешным, с массой побочных эффектов. Но сейчас в терапии гепатита С произошла настоящая революция. Разработаны препараты прямого противовирусного действия, благодаря которым можно вылечить практически каждого больного. Это уникальная ситуация, которая может привести к полному искоренению инфекции, как это произошло, например, с натуральной оспой.

– Но всё-таки и раньше кого-то удавалось вылечивать?

– Далеко не всех. Сначала больных лечили простыми интерферонами, потом двойной терапией с пегилированными интерферонами. Противовирусная терапия часто оказывалась неэффективной, приходилось перелечивать больных. Мы, врачи, всякий раз испытывали неловкость, назначая больному лечение, эффективность которого – около 40%, а цена – около 800 тысяч, которые он должен был выложить из собственного кармана. Ведь до 2007 года нацпрограммы по лечению гепатита С не было. Вообще вся история гепатита С – от открытия вируса до разработки препаратов, убивающих его, – прошла, по сути, на глазах одного поколения врачей. Вирус был обнаружен на нашей памяти, тогда врачи были безоружны против него, и вот сейчас мы уже лечим гепатит С с очень хорошими результатами.

– Когда же произошёл этот прорыв в лечении гепатита?

– В Европе первые препараты прямого противовирусного действия были зарегистрированы в 2011 году, в России – в 2013‑м. Вслед за этим за короткий отрезок времени на рынок было выведено много лекарственных средств, в том числе и препаратов прямого противовирусного действия, у которых эффективность порядка 95–100% – в зависимости от разновидности вируса, состояния печени. Причём эти препараты пероральные – не требуются инъекции. В нашей стране первый безинтерфероновый режим, состоящий из трёх препаратов прямого противовирусного действия, был зарегистрирован в 2015 году – в режиме 4 таблетки в день (3 – утром, 1 – вечером). Длительность такого лечения – 12 недель, а у больных без выраженного фиброза печени – 8. Благодаря этому 3D-режиму у нас появилась возможность лечить больных даже с компенсированным циррозом печени. Уже разработано много схем лечения этого заболевания, и компании продолжают разрабатывать новые препараты и комбинации более эффективные, с меньшей продолжительностью курса лечения – 6–8 недель.

И, если человека не удалось вылечить с первого раза, есть опции перелечивания. Сегодня, уже оценив возможности новых методов терапии, ВОЗ разработала глобальную стратегию искоренения гепатита до 2030 года, включив в комплекс основных мероприятий наряду с вакцинацией от гепатита В лечение гепатита С препаратами прямого противовирусного действия. Впервые лечение стало рассматриваться как профилактика, потому что этот вирус может быть удалён из организма, а значит, пролеченный больной не представляет больше угрозы распространения вируса.

Другие публикации:  Поражение стафилококковой инфекцией

Многие не знают о диагнозе

– Насколько распространён гепатит С в нашей стране?

– В российском регистре больных гепатитом С около 500 тысяч человек. На самом деле их гораздо больше. По данным профессора Владимира Чуланова, в нашей стране выявлено лишь 43% больных гепатитом С. Остальные живут и не знают о своём диагнозе или же врачи просто не внесли их в регистр. Ведь в его составлении участвует лишь 70 регионов нашей страны из 82.

– Почему же столько невыявленных случаев заболевания? Есть ли какие-то характерные симптомы, указывающие на гепатит С?

– Хронический гепатит долгое время протекает без симптомов или под маской других болезней – гастрита, синдрома хронической усталости, артрита, – поэтому люди нечасто обращаются к врачу. И врачи тоже могут пропустить гепатит, если только не возьмут специальные анализы на печёночные пробы. Болезнь незаметно тянется годами, пока у пациента не произойдёт какое-либо событие: возникнут серьёзные проявления, какие-либо осложнения или появятся осложнения цирроза печени.

Мы часто встречаем пациентов, которые, сдавая анализы перед какой-то операцией, узнают, что у них гепатит С, причём нередко уже с продвинутым фиброзом печени. Начинаешь расспрашивать, и они вспоминают, что когда-то, 20–30 лет назад, им переливали кровь, делали какие-то операции. Любая инвазивная процедура несёт в себе фактор риска, если используется неодноразовый инструментарий.

– И что же, больные и дальше будут пребывать в неведении? Возможно ли как-то увеличить охват диагностикой на гепатит?

– В 2013 году у нас вышли новые санитарные правила, в которых прописано, что все больные с хроническими заболеваниями – диабетом, ишемической болезнью сердца и т. д. – должны обследоваться на гепатит С. Они повысили уровень выявляемости гепатита. Печень – наиболее частый орган-мишень при этой болезни. Однако у гепатита С много внепечёночных проявлений, поскольку вирус обладает лимфотропным действием. Он может поражать абсолютно все органы и системы – лёгкие, кожу, мышцы, суставы, почки, печень, сердце, нервные клетки, вызывать когнитивные нарушения, особенно у ВИЧ-инфицированных. Гепатит С – системное заболевание. У 30% пациентов с гепатитом С наблюдается депрессия, даже если они не знают, что больны. Когда же больной избавляется от вируса, то у него появляется чувство лёгкости, улучшается работоспособность. Наши пациенты, поправившись, нередко нам говорят: «Я просто летать стал». О том, что у них была тяжелейшая депрессия, они понимают, только когда вылечиваются.

Всё упирается в деньги

– Как обстоят дела с лекарственным обеспечением больных гепатитом С в нашей стране?

– Доля получающих лечение в России очень маленькая. В тех регионах, где хороший базовый тариф ОМС, пациентов лечат бесплатно по страховке, хотя и там есть свои ограничения. Там, где базовый тариф ОМС низкий, пациенты лечатся за счёт региональных программ. А сколько выделит на закупку лекарств губернатор той или иной области, зависит от многих факторов.

– А в вашем регионе?

– Челябинская область в числе первых включилась в создание регистра пациентов с гепатитом. Сегодня в нём 28 тысяч пациентов. У нас организована помощь больным на трёх уровнях, чёткая маршрутизация, определены диагностические процедуры. Поскольку в области низкий базовый тариф ОМС, действует региональная программа, по которой ежегодно выделяется 58 млн рублей на лечение гепатита С. В рамках этой программы врачебная комиссия отбирает пациентов с продвинутым фиброзом на терапию. Мы лечим в год около 50–70 больных, хотя у нас 6 тысяч пациентов с фиброзом нуждаются в лечении. Чтобы снизилась смертность от цирроза, мы должны лечить, согласно математическим моделям, не меньше 3% в год с упором на продвинутые стадии – с фиброзом 3‑й степени и компенсированным циррозом. То есть область должна ежегодно выделять на это не менее 300–400 млн рублей. Конечно же, денег не хватает. Ну а лёгкие больные нередко с обидой нам говорят: «Что, мне надо дожить до цирроза, чтобы меня взяли на лечение?».

Все ли генотипы вируса вы берётесь лечить?

– Больных с 1‑м генотипом вируса уже 2 года мы лечим только безинтерфероновыми схемами. Для 2‑го и 3‑го генотипов (их более 40%), к сожалению, действует пока та же схема, что и 10 лет назад: двойная – пегилированный интерферон + рибавирин. Многие больные тяжело переносят это лечение из-за побочных эффектов, некоторые даже отказываются от него. Предназначенный для лечения этих генотипов препарат софосбувир зарегистрирован у нас в стране ещё в марте прошлого года, но до наших пациентов пока не дошёл, если не брать в расчёт тех больных, которые сами привозят лекарства из-за границы. Мы его ждём со дня на день.

Очень важно доносить до тех, от которых зависит финансирование здравоохранения, что лечение больных гепатитом С выгодно для государства. Ведь, если мы вылечим большинство больных, то блокируем дальнейшее распространение вируса. Меньше новых людей заболеет. А те, кто болел, вылечатся и будут жить как все.

Я считаю, что на лечение гепатита С должно отпускаться средств не меньше, чем на онкологию, потому что своевременное лечение болезни – это профилактика развития цирроза и рака печени, снижение смертности и других заболеваний. И тогда наш бывший больной будет жить долго и счастливо.

Лекарства от Гепатита С [Фейк]

Некоторые сведения поста недостоверны. Описанный приём препаратов может быть опасен для здоровья.

ОБНОВЛЕНИЕ: пользователь Staslife первым прислал фото паспорта, фото документов и адрес с именем из истории болезни и паспорта. Я уверен, что он не перекупщик и отдаю лекарство ему.
________________________________________________________________________________

Так уж сложилось в моей жизни, что я на себе познал всю прелесть болезни Гепатит Ц. Но мне, в отличие от многих других, повезло — я живу в Германии и у меня немецкая медстраховка.

Поверьте, для того, чтобы заразиться этой страшной болячкой, не обязательно быть наркоманом, иметь беспорядочные половые связи или делать тату в непроверенных местах. В отличие от ВИЧ этот вирус не умирает мгновенно на воздухе, а живёт до месяца и ждёт своего носителя.

Ранее эта болезнь считалась неизлечимой. Это был приговор: сначала нормальная жизнь, потом отказ нервной системы, цирроз печени, отказ почек и смерть. Сейчас эту болезнь легко лечат. Отзыв на лекарство 98,8%. Т.е. больше, чем на грипп.

Компания, которая создала лекарство, продаёт его всем, но сильно за дорого.

Работают лекарства только в паре.

Есть много подделок из Индии, Египта и Китая с откликом 15-20%. Этот же медикамент уникален и гарантирует выздоровление, если соблюдать правила: никакого алкоголя, никаких наркотиков, нормальное питание.

Всякие дженерики из Египта требуют определённых условий, фиброскан и так далее. Это лекарство тупо лечит. В идеале к нему можно добавить по таблетке Рибоверина раз в день (недорогое лекарство), но работает и без него.

Через 1 неделю после начала терапии вирусная нагрузка у меня рухнула с. много, в шестой степени — больные поймут, до неопределяемости. Через 2, 2,5, 3 и 4 недели вирус так и не обнаружен. Следуюший пакет лекарств я пить не стал, но сдавал анализы в течении года. Вирус равен нулю. Я здоров.

Осталось лекарств ровно на 4 недели.

Отдам в дар больному человеку. Просто от души. Бузинесменов прошу не волноваться — для получения лекарства мне в личку нужны копии документов больного и отправлю я лекарства только на имя человека, указанного в анализах. Никаких «братьев», «друзей» и тд.