Монастырь исцеление от вич

Монастырь исцеление от вич

Отец Анатолий (Берестов), московский священник, заявил о том, что у нескольких его подопечных исчезла ВИЧ-инфекция. Кое-кто из представителей официальной медицины объявил его сумасшедшим. Аргумент — отец Анатолий не разбирается в медицине. Однако, мало кто знает о том, что в недалеком прошлом доктор медицинских наук Анатолий (Берестов) одним из первых в СССР исследовал детскую ВИЧ-инфекцию.

В феврале этого года, дописывая повесть «Дерево Иуды», я долго колебался, не зная, как мне, автору, поступить с одним из своих героев, носителем ВИЧ-инфекции, который, столкнувшись со своей, ОСОБОЙ реальностью, глубоко переродился и пришел к Богу с покаянием и со смиренной верой в то, что для Бога нет ничего невозможного, что чудо — это только для людей чудо. Для Бога же чуда не бывает. В повести я стремился сохранить правдивый тон повествования, и, следуя житейской логике, мой герой должен был в конце концов погибнуть от СПИДа — такова трагическая реальность этой болезни. Ни в Африке, ни в Европе не было ни одного случая исцеления. Ничего подобного не было и в России. И, тем не менее, сохраняя правдивый тон повествования, я вывел своего героя на чудо. Он не умер, а духовно переродился, в результате чего все его старые болячки исчезли. Включая ВИЧ.

В марте этого же года по российскому телевидению РТР в документальном фильме «Чек» (автор — Аркадий Мамонтов) на всю страну прогремело заявление московского священника и монаха отца Анатолия Берестова о том, что ВИЧ-инфекция исцелима, и что в душепопечительском реабилитационном центре, которым он руководит, есть реальные случаи, когда у бывших наркоманов пропадали вирусы иммунодефицита и гепатита С. Заявление сенсационное, однако никаких комментариев со стороны официальной медицины не последовало. Нижегородское православное Братство во имя св. Александра Невского направило меня на Крутицкое подворье для того, чтобы я мог получить информацию, что называется, из первых рук.

1-й день. Пятница.

Крутицкое подворье привлекает паломников и туристов не только тем, что находится оно в живописном месте, на откосе Москвы-реки, и прекрасно сохранилось с начала восемнадцатого столетия. В наши дни сюда стекаются люди практически со всех концов России для того, чтобы получить наставления и утешительное слово иеромонаха отца Анатолия Берестова, известного тем, что он занимается реабилитацией наркоманов. Душепопечительский центр расположен на территории Крутицкого подворья. Регистрация находится в крошечном подсобном помещении напротив храма Воскресения Словущего. В регистратуре всегда много людей. Узнав, откуда я приехал, меня приняли очень любезно и тут же проводили в келью к отцу Анатолию. Келейка скромная, крохотная, всего-то диван и пара кресел. Толстые стены дают полную звукоизоляцию. Около отца Анатолия — его послушники, бывшие наркоманы. Один работает секретарем, другой помогает регистратуре, третий — сидит на телефоне. Я представился и попросил благословения на свою работу.

. В первый день я общался с отцом Анатолием не более двадцати минут. Очередь за дверьми кельи не давала мне забывать о том, что я — не один.

— Отец Анатолий, скажите, после вашего заявления по телевидению о том, что ВИЧ может пропадать, какая была реакция со стороны официальной медицины?
Отец Аатолий улыбается.
— Ни-ка-кой!
— Может быть у них нет интереса признавать чудо?
— Судите сами. по их реакции. Еще раз повторяю — в ответ полное молчание. Я как-то в одном городе выступал с докладом среди медиков. Говорил о том, что у многих бывших наркоманов ВИЧ исчез. Кто-то из сидевших в первых рядах психиатров заметил: «Отец Анатолий — наш пациент».Он, дескать, ничего не знает о СПИДе. Как же ничего не знаю о СПИДе, если я одним из первых в СССР занимался детской ВИЧ-инфекцией.
— Отец Анатолий, в Нижнем Новгороде количество наркоманов и ВИЧ-инфицированных не меньше, чем в других регионах России. И тот материал, который я привезу, крайне важен. Я уже не говорю о высочайшей степени ответственности. Ведь мы таким образом обнадеживаем людей. Вы можете повторить то заявление, которое вы сделали по телевидению? И сами вы видели те документы и медицинские справки у тех, у кого ВИЧ пропал?
— Дорогой мой, я не устану повторять то, что многие не хотят услышать. По вере вашей дается вам. У меня в центре проходила реабилитацию девочка Катя. Она из Новокузнецка. Приехала сюда с ВИЧ-инфекцией. Выполняла послушание, молилась. Регулярно исповедовалась и причащалась. Спустя какое-то время решила сдать кровь на анализ для того, чтобы узнать, в какой стадии ее болезнь. Сдавала кровь в гематологическом отделении центра трансплантации. ВИЧ у нее нет. Сдала еще раз анонимно. Результат отрицательный. Потом она еще раз сдала. Не у нее ВИЧ.
— Как вы это объясняете?
— По вере вашей дается вам. Я занимаюсь проблемами наркомании и ВИЧ-инфекции давно. И я видел, как ВИЧ-инфекция переходит в СПИД. Видел, но только в нехристианской среде. В христианской среде я не знаю ни одного случая, чтобы ВИЧ переходил в СПИД. Он либо остается с человеком до конца жизни, либо исчезает, как это случилось у Кати. Вы сказали о трех случаях исцеления, о которых упоминалось в фильме «Чек»? А я вам скажу, что не три, и даже не десять, а гораздо больше таких случаев.

Отец Анатолий при мне звонит одному из чудесно исцеленных. Это — некий Дмитрий Р. Из Москвы. Общаться с журналистами он, по понятным причинам, не хочет. Жизнь с ВИЧ-инфекцией была для него анонимной. Анонимной она остается и после чудесного исцеления. Такой «славы» не хочет никто.
— У него ВИЧ всплыл на призывной комиссии. Потом он решил сдать анализы еще раз после воцерковления, после того, как побывал на литургии, поясняет отец Анатолий. — теперь он живет без ВИЧ. Но сюда не приходит. Его папа нас кое в чем сильно подвел.

Отец Анатолий дозвонился до сестры Дмитрия и при мне спросил о ВИЧ-инфекции брата.
— Да, — слышу я ответ из телефонной трубки. — ВИЧ-инфекция была, а теперь нет.
— А где сейчас Катя? — спрашиваю у отца Анатолия.
— Катя уехала в Дивеево с другими ребятами. У нас работает паломнический центр. Сейчас много ребят в разъездах. Можете поговорить с теми, кто сейчас здесь. Главное чудо — то, что происходит с ними. Процент реабилитации у нас знаете какой? Семьдесят! Вот главное чудо-то! Ребята воцерковляются, становятся другими. Кстати тут есть один из тех, у кого пропал гепатит С. Можете с ним поговорить.

Мы расстаемся до субботы.

Я приезжаю на Крутицкое подворье за час до вечерней службы для того, чтобы поговорить с ребятами. Соглашаются. Истории почти у всех схожи. Три-четыре года стажа опийной наркомании, потом — медикаментозное снятие ломки и жизнь в послушании при душепопечительском центре св. Иоанна Кронштадтского.

Игорь. Ростов-на-Дону
— Скажи, до центра как ты относился к вере?
— Никак. Крестился в тринадцать лет, но так, номинально. Первый раз причащался здесь, у отца Анатолия.
— А откуда ты узнал об этом центре?
— В Ростове это было. Взял в руки книгу отца Анатолия «Наркомания — это грех или болезнь?». Прочитал, а в конце книги указан и адрес центра.
— Сколько ты уже не колешься?
— Год. Последний раз сорвался, когда домой ездил. В Москве срывов практически не было. Но если сильно захочешь, и в Москве можно наркотики найти. Но лучше восстанавливаться подальше от дома. Там — старые друзья, много соблазнов. Я из-за последнего срыва год института потерял. В прошлом году поступил и вот сорвался.
— Скажи, а ты веришь в чудесное исцеление?
— Конечно верю. Это реально. Я это чудо, можно сказать, на себе испытал. Меня мама вымолила. Я совсем по-другому стал смотреть на мир.
— Какой здесь распорядок?
— Подъем в восемь, молитва, труд. Послушание у каждого свое. Кто алтарничает, кто на телефоне сидит. Кто в Новоспасский монастырь ходит просфоры печь. Катю, которая исцелилась, я хорошо знаю. Это чудо Божие, что с ней произошло. Когда она приехала сюда, ее все побаивались. Знали, чем она больна. А потом она несколько раз кровь сдавала, а у нее нет ничего. Она, конечно, была в шоке. Сейчас находится в Дивеево.
— Какова судьба ребят после центра?
— Кто в институт поступает, кто — в семинарию, а кто в монастыре остается. Я, например, буду в этом году восстанавливаться в институте.

Валера. Самара.
— Я переламывался через монастырь. Мать привезла меня никакого сюда. Меня сначала отвезли в Ярославскую область к игумену Борису, к сожалению новопреставленному. Он сильно помогал нашему батюшке. Нас тогда было шестнадцать человек. Только двое не смогли оставить наркотики. Один из них умер от передозировки героином, другой до конца веру не принимает.
— Как ты можешь объяснить чудесные исцеления?
— Как? Да у меня самого был гепатит С. Из армии комиссовали с диагнозом: «цирроз малой степени активности». Сейчас я абсолютно здоров. Недавно сдавал анализы. Печень в порядке. Гепатита С нет.
— Сколько ты уже не колешься?
— Четыре года.
— Как относишься к алкоголю?
— Спокойно. Могу немножко выпить.
— А к анаше? — задаю провокационный вопрос.
— Нет, — спокойно отвечает он. — К наркотикам к меня твердое неприятие.
— А как же ты расслабляешься?
— А зачем мне расслабляться7 — парирует он. — Я и так себя хорошо чувствую. У меня другие интересы. Я теперь даже когда по телевизору вижу, как кто-то колется, меня воротит.

Иван. Запорожье.
— Каким образом ты узнал об этом центре?
— Да пацаны в Запорожье сказали. Там, наверное, половина молодежи на игле сидит. Мак там растет. Сюда я приехал месяц назад. До этого год не кололся. Зачем приехал? Чтобы укрепиться душевно. В Бога я всегда верил, но от Церкви был далек. Теперь я понял, что наркотики — это замануха дьявола.
— Скажи, а если сейчас я вытащу шприц с героином и предложу тебе уколоться, ты откажешься? Только честно.
— Честно? Пятьдесят на пятьдесят. Батюшка сказал: «Я не боюсь срывов. Я боюсь блуда». Если я уколюсь, то сразу пойду на исповедь, потому что на душе будет тяжело. И потом все равно брошу.
— А кто финансирует ваше проживание здесь?
— Никто. Тут кормят, поят бесплатно. Я-то приехал с деньгами, снял квартиру, потому что мест сейчас нет. А так тут все бесплатно. Несмотря на то, что время приближается к вечерне, к отцу Анатолию по-прежнему большая очередь. И я решаюсь потревожить его завтра перед литургией.

3-й день. Воскресенье.

Отец Анатолий у себя в келье, но готовится к принятию исповеди. Исповедуются у него в основном бывшие наркоманы. Небольшая очередь выстроилась у дверей кельи. Несколько знакомых молодых людей вижу в облачении алтарников. Они готовятся к службе. Захожу к отцу Анатолию. Он улыбается и бодро кивает головой в сторону храма.
— Ну, видели, сколько молодежи? Вот главное чудо. Еще вчера — самые потерянные, а сегодня. сколько радости жизни в глазах! Вы меня спрашивали, отчего у некоторых ВИЧ переходит в СПИД? От уныния. Только от уныния. Уныние — это величайший грех. А грех порождает болезнь. Вот по какой причине развивается СПИД.
— Отец Анатолий, могу я написать о странном молчании со стороны официальной медицины?
— Ну, конечно, можете. Я пишу об этом повсюду, кричу до хрипоты. А кое-кто, наверное, крутит у виска пальцем и говорит: «Отец Анатолий — наш пациент».

. Я остался на литургию. В храме Воскресения Словущего служба, как мне показалось, проходила как-то особенно. Возможно, такое впечатление возникло оттого, что в алтаре служили те, кто еще вчера давали мне простые «пацанские» интервью. Возможно, повлияла проповедь отца Анатолия — простая, но обличительная! Возможно, то, что рядом со мной стояла в основном молодежь очень специфичная — такую можно увидеть где угодно, но только не в церкви. Были там и совсем юные, по всему заметно — только прикоснувшиеся ко греху и не успевшие в нем погрязнуть, были там и наркоманы со стажем. С усталыми, худыми, землистого цвета лицами. У одного из тех, кто пришел в церковь на исповедь, из-под воротничка вверх по шее вилась паутина лагерной татуировки. Время от времени кто-нибудь выходил из храма и по старой наркоманской привычке садился на корточки и ждал, когда отпустит боль в пояснице. Потом снова вставал и шел на службу. Но когда наступил момент причасти, я увидел в этих вдруг преобразившихся лицах горячую веру в то, что Господь дает всем вне зависимости от глубины грехопадения возможность подняться и стать Человеком.

. Возвращаясь из Москвы домой, я размышлял о том, почему телевизионное заявление отца Анатолия осталось гласом в пустыне? Неужели мир не готов принять его? Не секрет, что время, в котором мы живем, насыщено чудом. Но чудо чуду рознь. Чудо явное — это, если хотите, рупор, через который Господь на ухо вопиет нам, рассеянным, потерявшим веру, что Он есть. Заявление отца Анатолия — тоже своеобразный крик через рупор. Однако мы остаемся теми, л ком в Евангелии сказано: «Кто имеет уши слышать, да слышит». Мы слишком горды, чтобы принять чудо. Есть ли на сегодняшний день хоть одна научно обоснованная версия появления СПИДа? То, что он возник в двадцатом веке, когда распущенность нравов далеко превзошла содомскую, — известно. Медицина заявляет о том, что вирус ВИЧ на сегодняшний день — самый изученный в мире. Что толку? Болезнь важна с духовной точки зрения. Любой православный скажет, что болезнь — следствие греха, либо промыслительно дается для еще большего очищения веры. Неверующий медик не задается вопросом л причине болезни, он работает со следствием. «Изобретем таблетку от всех болезней!» — вот его девиз.

Другие публикации:  Что происходит при болезни спидом

Итак, откуда же появился ВИЧ? Был всегда? Неправда. Пришел из Африки? Допустим. Был в обезьяне? — Это наивная попытка объяснить научным языком необъяснимое. Вирус этот появился тогда, когда распущенность человеческая стала возрастать в геометрической прогрессии. Церковь земная была не в силах остановить этот процесс. И тогда с Божьего произволения появился в высшей степени продуманный и необходимый инструмент воздействия на горячие людские головы — вирус. Подобные явления в человечестве бывали и раньше, и они всегда носили очистительный характер. Вспомним, для чего Господь попускал мировые катаклизмы? Появление вируса, с духовной точки зрения, абсолютно логично и оправдано. Но христиане знают, что, наказывая, Господь вразумляет. Что это значит? Это значит, что те, кто оказался носителем ВИЧ-инфекции, обратясь к Богу и изменив свою жизнь соответствующим образом (а опыт тех, о ком рассказал отец Анатолий, убеждает, что для этого необходимо бросить наркотики и регулярно причащаться), — что они не станут лишними для бога, Который любит живой любовью всех — и праведников, и грешников. Эта логика вполне объясняет то чудо, что произошло с подопечными отца Анатолия. Она может показаться ученому медику сумасшедшим бредом. Но она объясняет происхождение ВИЧ. Когда появились сенсационные заявления о том, что армянские медики открыли лекарство от СПИДа «Арменикум», главный инфекционист России Покровский выступил с очень взвешенным заявлением о том, что нельзя доверять таким скоропалительным выводам, не подкрепленными реальной практикой. Тогда он поступил мудро. «Арменикум» оказался обманом — мощным иммуностимулятором, работающим по принципу маятника. На какое-то время человек получал облегчение, но затем его покрывала волна со знаком «минус» и приходилось плохо. Кстати, один из добровольных испытуемых, на котором несколько лет назад строилась рекламная кампания этого препарата, в настоящее время покоится на кладбище. Стимуляция всегда имеет оборотную сторону. Но совсем иное дело, когда с заявлением выступает православный священник, монах, в прошлом — медик, который знает истинную цену подобным заверениям. Он знает, каков может быть Суд Божий за обман, за «обольщение малых сих». Поэтому заявление отца Анатолия (Берестова), на мой взгляд, — это подвиг. Зная о том, что многие покрутят у виска и скажут, что он спятил, отец Анатолий, тем не менее, не устает кричать всему миру правду. А она, как известно, одна — правда Божия. И глупо было бы упоминать о Боге, если хоть на мгновение допустить, что для Него есть хоть что-нибудь невозможное.

P.S. Следует добавить, что подобный реабилитационный центр появился и в Борском районе близ села Рожнова (Нижегородская обл. — Прим. ред.). В настоящее время там уже имеются первые послушники, которые занимаются восстановлением жилых помещений. По некоторым прогнозам, этот центр будет использовать методику о.Анатолия (Берестова), на сегодняшний день признанного авторитета в вопросах душевной помощи бывшим наркоманам. И все же огромное значение имеет не только методика, но и личность наставника, способного любовью и терпением возвращать заблудшие души на путь спасения.

© «Православное слово» №10 (215), №11(216), 2002 (Н.Новгород)

ВИЧ: ВЕРА ИСЦЕЛЯЕТ ЧЕЛОВЕКА

О том, что он — ВИЧ-инфицированный, Никита узнал более пяти лет назад. И с этого момента жизнь развернулась на 180 градусов. Все, что прежде было целью и смыслом жизни — деньги, дорогие машины, «красивая» жизнь, — потеряло вдруг цену и притягательность…

— Я прекрасно знаю, где и как заразился… и виноват в этом сам. Мне было лет 16, когда я впервые попробовал наркотики. Просто как-то друзья предложили уколоться. Я согласился. Было лето, занятия в школе закончились и девать себя было некуда. В первый раз я, если честно, ничего не почувствовал, может, потому и решил, что это — безобидное баловство. Мне было просто плохо, как будто я отравился или заболел. На этом бы все и закончилось, но наша семья переехала в Калининград, — новый двор, новые друзья… Времени свободного много, занятий, обязанностей никаких. Мама день-деньской на работе — у нее свой бизнес, нередко уезжала в командировки, к тому же часто выпивала. Вот здесь я стал регулярно употреблять «черные» наркотики. Тогда еще не было героина. Был мак, и мы сами варили из него зелье в домашних условиях. Шприцы, естественно, были общие. Думаю, тогда я и подхватил ВИЧ-инфекцию. Мама, наверное, не догадывалась, но когда я впервые обворовал чужую квартиру, она попыталась исправить меня и повела в церковь крестить. Крещением, однако, все и закончилось, поскольку сама она была невоцерковленной… Когда уходил в армию, надеялся избавиться за два года службы от наркозависимости. Сколько раз слышал: армия делает из мальчиков настоящих мужчин. Быть может, это и верно для других родов войск, но я попал в стройбат. У нас процентов 20 наркоманили.

— Наркотики… Люди по разным причинам становятся его пленниками: кто-то надеясь на рекорд или в поисках вдохновения, другие заглушая боль, причиняемую какой-либо болезнью. Что толкает вас — молодых, здоровых?

— Во-первых, раньше это было модно. Сейчас уже нет. Во-вторых, уйма свободного времени. В-третьих, это дает иллюзию свободы: застенчивый, необщительный, закомплексованный человек раскрепощается; тебе кажется, что ты становишься, наконец-то, самим собой, что ты интересен окружающим.

После армии все же решил завязать. Отчим взял меня к себе на работу. Мы машины продавали. Денег стало много, на дорогие чистые наркотики хватало: кокаин нюхал. Я ведь как думал, — чистый кокаин ничем не грозит. Но это самообман, будто чистые наркотики безвредны. Страшное, опасное заблуждение: любые наркотики порабощают человека и толкают в бездну.

Спустя время я ушел из дома и снова перешел на более дешевую опиумную группу. Отчим разыскал меня, определил в дорогую частную клинику. Не помогло, потому что я еще не готов был к новой жизни… За этот жизненный период я дважды сидел в тюрьме по полгода за воровство: угонял машины, обворовывал квартиры. Но каждый раз попадал под амнистию…

Наконец понял, так дальше жить нельзя. Сам понял. Я поехал в Польшу, в реабилитационный центр для наркозависимых. Это что-то вроде оздоровительного лагеря, лечат физическим трудом, спортом — хорошая система. В маленькой Польше около 40 таких учреждений. А у нас на всю огромную страну — несколько единиц, и те частные, дорогостоящие… Там у меня все складывалось хорошо, со временем даже стал работать у них как сотрудник. Но пришло время вернуться в Россию. Здесь мне предложили хорошую денежную работу. А однажды доверили большую сумму денег — 6 тысяч долларов. И я не справился с искушением… Эти деньги позволяли мне вернуться к кокаину.

— Значит лечение в Польше не помогло?

— В том-то и дело, что там снимают только физическую боль, ломку тела. А душа-то больная. Гибнет. В мыслях — та же грязь греховная.

В православном понимании грех — не только и не столько преступление, а ущерб, болезнь. «Бог смерти не создал», — сказано в Писании; болезнь и смерть вошли в мир с первородным грехом и нарушением заповедей Божиих. Соответственно и лечить нужно одновременно — тело и душу, хворь — и ее первоисточник, грех. Исцелить, значит вернуть человеку целомудрие и целостность. Без молитвы, без благодати Божией невозможно врачевание ни телесных, ни духовных, цивилизационных недугов, к которым и относятся наркомания, алкоголизм, СПИД, умопомрачения…

— Кто-то подсказал мне поехать в Питер, в центр «Возвращение». Приехал и полгода жил на «мельнице», так мы меж собой центр «Возвращение» называем. Потом один врач посоветовал мне и еще двум парням поехать в монастырь трудниками. Я понял, что это — единственный путь к спасению. Теперь уже год и три месяца живу в монастыре, работаю. Сначала я на общем послушании был, просто делал все, что говорили. Теперь работаю водителем. В монастыре — пять машин, а я — единственный водитель, так что работы хватает, на дурь времени нет. Я и наместника вожу, и отца эконома, и обеды на ферму, и по магазинам езжу за продуктами…

Здесь же, в монастыре, встретил Лизу. Она работала в монастырской трапезной. Познакомились, а год назад обвенчались. Лиза тоже, как и я наркозависимая, но не ВИЧ-инфицированная.

— В монастырь поехал в надежде душу спасти или спрятаться от наркотиков, старых друзей, соблазнов, и спасти бренное тело?

— В Бога я уверовал еще в фонде «Возвращение», когда стал общаться с батюшкой. Потом стал каждую неделю ходить в церковь, исповедовался, причащался. Стал читать Евангелие, святоотеческую литературу… Но все это не сразу и не вдруг. А поначалу меня даже пару раз выгоняли из реабилитационного центра за плохое поведение — хамство, наглость, хулиганство. Я ведь туда как раз после тюрьмы пришел. Отношение ко всему у меня было черно-сложное. На всех людей «зуб имел». Потом меня пожалели и вот даже в монастырь направили. Надеюсь, я их не подвел, оправдал доверие… А впервые жизнь свела меня со священником еще в тюрьме, нас окормлял о.Максим. Я как-то попросил его благословить меня бросить курить. Батюшка благословил. Я бросил. Век буду помнить его с благодарностью.

— Попав в монастырь, надеешься на чудесное исцеление?

— Сказано: «как ты веровал, да будет тебе»(Мф.8,13). У меня нет такой веры. Значит, буду до конца страдать… Знаю, что бывают чудесные исцеления, читал об этом, слышал… Но для меня это как волшебная сказка, как что-то недостижимое. Быть может, грехи нераскаянные, неискупленные мешают. Часто в душе поднимается страх, и я впадаю в уныние: ведь именно теперь мне есть смысл жить, у меня хорошая жена, мечтаем о ребенке. Исповедовался батюшке в своем маловерии и грехе уныния… Нас с женой окормляет чудный батюшка, иеромонах Иона. Так он мне все говорит: «Не унывай, раб Божий Никита. Все устроится по воле Божией. А Бог милостив к нам, грешным». Я ему верю. Он часто беседует с нами о вере, о супружестве… И знаете, бывает, когда причащусь, исповедуюсь, обнажив всю душу — наступает облегчение, такое умиротворение и спокойствие, такая тишина душевная, будто ангел пролетел, крылом коснулся. Только ненадолго эта благодатная передышка…

Вот недавно у меня уже в монастыре было искушение: незаметно пристрастился к пиву. И началось-то все с одной безобидной бутылки. Дальше — больше. Стало затягивать. Не зря, видно, говорят о пивном алкоголизме. Лиза напугалась, пошла к о.Ионе за советом. Так вдвоем, своей любовью, они меня отвели от беды.

— Как люди реагируют, узнав, что ты болен СПИДом: боятся, сторонятся, презирают.

— Я не СПИДовец, я — ВИЧ-инфицированный. Не зная этой разницы, можно сильно обидеть человека… Да, у меня в крови присутствует вирус, но он не опасен, он пока бездействует, просто плавает. Но постепенно подъедает меня изнутри. Этот период длится до семи лет и дольше, и только потом вирус активизируется. СПИД — последняя стадия ВИЧ-инфекции, когда иммунная система организма ослабевает настолько, что к человеку начинают липнуть всякие болезни, и даже ОРЗ может стать смертельным…

А реагируют на мою болезнь люди по-разному. Случалось, что врач-стоматолог отказывался обслуживать. Понимаете, придя на прием, я ведь обязан сообщить о своем заболевании. Впрочем, так было несколько лет назад. Теперь разрешено не сообщать о ВИЧ-инфекции, можно сказать, что у тебя — гепатит С. Дело в том, что эта форма гепатита предусматривает такие же меры предосторожности, как и при ВИЧ-инфекции. В итоге, врач ничем не рискует, но обстановка менее напряженная.

И родные знают обо всем. Переживают, конечно, но не корят. Мама вот недавно приезжала ко мне в монастырь. Исповедовалась, причастилась, уехала успокоенная.

А как складываются отношения с тещей, видно из следующего примера. Я приехала к Никите, когда его еще не было дома. Встретила меня его теща. Она волновалась отсутствием зятя, поскольку он приехал в Питер с отцом экономом по делу и этим же вечером должен был вернуться в монастырь. Посетовала: «Не отдохнул даже. Неугомонный он. Вот других ребят матери провожают, так те едут налегке. Наш же вечно чем-то нагружен: отец эконом просил для монастыря купить. А Никита — безотказный».

— Никита, строишь какие-то планы на жизнь?

— Как и все. Первое, перед началом Великого поста хочу приехать в Петербург и пройти полное обследование… Со временем, конечно, уйду из монастыря. Поскольку я человек семейный, надо найти нормальную работу, которая бы позволила зарабатывать достаточно для содержания семьи. Беда, что у меня нет никакого образования, никакой профессии. Умею только баранку крутить. А хотелось бы работать в типографии, хоть учеником печатника. Но настоятель не благословляет, говорит: «Тебе пока нельзя оставлять монастырь». Я знаю, что здесь меня ценят и уважают. И Лиза просит остаться еще. Наверное, они правы, уходить не время… И еще, как я уже говорил, мы с Лизой задумываемся о ребенке.

Другие публикации:  Антибиотики при лечении сальмонеллеза

— Дети — фундамент семьи, но… не боишься, что ребенок может родиться зараженным вирусом?

— Боюсь. К сожалению, эта болезнь передается по наследству. А я не хочу, чтобы мой сын страдал за мои грехи. И не хочу, чтобы он был ВИЧ-инфицированным… тогда буду чувствовать себя не просто виноватым, а — убийцей. Я насмотрелся на таких детей, когда посещал больницу: у нас в Калининграде семь таких малышей. Они заражены не случайно, не по ошибке — их оставили там больные, наркозависимые и ВИЧ-инфицированные матери. Зачем им больные дети?

Страшно… Но врачи говорят, что риск можно снизить до 99%, если за год до зачатия принимать нужное лекарство. Конечно, остается 1% — страшный процент вероятности беды. Но, знаете, когда вы едете по чистой дороге, тоже есть этот непросчитываемый 1%, что что-нибудь случится: занесет в кювет, откажут тормоза, лихач выскочит на встречную полосу… и авария…

— Наркотиками торгуют, бывает, и в школах. Сами ученики. Проносят в узлах галстуков, в прическах, проверить всех охранники не в состоянии. Повзрослев, сын не повторит ваш путь?

Когда у меня родится здоровый сын, я сделаю все, чтобы он жил честно и достойно. Даже знаю, как это сделать, бывал в некоторых православных семьях, видел, как относятся там домочадцы друг к другу. Это — настоящая семья. Я с младенчества буду воспитывать своего сына в православной вере, буду ходить с ним в церковь, учить молитвам. Чтобы не получилось — как это было со мной, — что я опомнюсь, когда ему уже стукнет 15-16 лет, а я еще только поведу его крестить. Я с детства буду воспитывать у него уважение к батюшке, к иконам, к церкви, к родителям, к людям, к своей земле.

— Жизнь назад не повернуть, но хотелось бы что-то изменить, подправить в прошлом?

-Как-то не думал об этом. Хотя нет, не хочу ни изменять, ни подправлять. Исправить — да. Я так понимаю, что Господь через эту беду призвал меня к Себе. Значит, таков мой путь. Что прожито, что сделано — это мой горький жизненный опыт. Я многое понял, многому научился. Здесь в монастыре встретил свою супругу… Конечно, раньше частенько думал, что вот другие живут еще более грешно, но они — здоровы, а я попался. Обидно было… Батюшка же на это говорит, что я должен возблагодарить Бога за Его великую милость ко мне, Он дает мне возможность пострадать за мои грехи здесь, на земле. Батюшка, как всегда, прав.

— Никита, что можешь пожелать тем, кто, как ты, попал в сети наркомании или еще только стоит на пороге? Кто заболел СПИДом?

— Не перешагивайте этот порог. За ним — не волшебный мир, а боль, страх, унижения, безысходность, смерть. Вы лишитесь всего — дома, близких, любимых, той нормальной жизни, которой сейчас живете, даже если ваша жизнь трудна.

А тем, кто уже вляпался, поздно что-либо говорить. Это — начало конца. Ведь такой человек может переступить через что и кого угодно, лишь бы достать новую дозу. Некоторые думают: «А, ничего не случится. Если уколюсь разок-другой в неделю — не страшно». Они сами себя обманывают. Это затягивает, а дозы со временем увеличиваются. Ты уже не принадлежишь себе, теряешь свою волю и разумение. Тобой бесы крутят, и самому тебе с ними не справиться. Конечно, бывают сильные личности, но таких — единицы… да сильный, волевой человек и не станет этим заниматься… Нам же остается только уповать на милость Божию, на помощь и любовь доброго умного духовника, близких…

Сейчас Никите 26 лет. Что ждет его? Лизу? Их будущих детей?…

Фонд «Возвращение»: тел. (812)387-22-29.

Когда верстался номер, мы узнали, что известны случаи исцеления ВИЧ-инфицированных, которые начинают воцерковляться. Об этом на Рождественских Чтениях говорил иеромонах Анатолий БЕРЕСТОВ (Москва), руководитель Душепопечительского центра св.Иоанна Кронштадтского. Дивны дела Твои, Господи.

Монастырь исцеление от вич

Тема: #46944 22.09.05 23:18 Просмотров: 18656 [150 ]

Сообщений: 33 Оценка: 0.00 Страницы: 1 | 2 | 3 | >>

Сейчас, и в интернете и в реальной жизни ходит не мало слухов о гипотезе вирусного происхождения СПИДа — в научных кругах появилось течение, которое ее отвергает.
Официальная медицина придерживается вирусной теории. Хотя существует немало специалистов, которые ее не поддерживает.
В этой теме хотелось бы разобраться насколько правомерна гипотеза ВИЧ-СПИД, и насколько обосновано мнения людей считающих, что эта гипотеза не верна. Интересно было бы узнать мнение профессионалов.

И еще. Вот какую статью я нашел на aids.ru

Более 5000 ученых всего мира подписали Дурбанскую декларацию, в которой в очередной раз подтверждается, что ВИЧ является причиной СПИДа. Среди подписавших Декларацию — 11 нобелевских лауреатов, директора ведущих научно-исследовательских институтов, президенты академий наук и медицинских обществ, включая Национальную академию наук США, Лондонское королевское общество, Академию медицинских наук Великобритании, Институт Пастера во Франции, Институт Макса Планка, Американский институт медицины, Европейскую организацию по молекулярной биологии, Индийское общество по СПИДу, Национальный институт вирусологии Южной Африки, Южноафриканское общество ВИЧ-клиницистов и другие. Для обеспечения полной объективности и материальной незаинтересованности ученых и врачей, работающих на фармацевтические компании, попросили не подписывать Декларацию. Полный текст Дурбанской Декларации (в том числе на русском языке) и список ученых, подписавших Декларацию, вы найдете на сайте Декларации.

В частности, в Дурбанской Декларации говорится:
«О том, что СПИД вызван вирусами ВИЧ-1 и ВИЧ-2, свидетельствуют четкие, исчерпывающие и недвусмысленные факты, соответствующие строгим научным стандартам. Эти факты отвечают тем же критериям, что и при других вирусных заболеваниях, таких, как полиомиелит, корь и ветрянка:

—Пациенты с синдромом приобретенного иммунодефицита, независимо от места своего проживания, инфицированы ВИЧ.

—В отсутствие лечения у большинства людей с ВИЧ-инфекцией через 5-10 лет появляются признаки СПИДа. ВИЧ-инфекцию обнаруживают в крови путем выявления антител или генных цепочек либо посредством изоляции самого вируса. Эти тесты настолько же надежны, насколько надежны любые тесты, предназначенные для выявления других вирусных инфекций.

—У людей, которым перелили ВИЧ-инфицированную кровь или кровепродукты, развивается СПИД, в то время, как у людей, которым перелили незараженную или проверенную кровь, СПИД не развивается.

—Большинство детей, у которых развивается СПИД, рождены от ВИЧ-инфицированных матерей. Чем выше вирусная нагрузка у матери, тем выше риск того, что ребенок будет инфицирован.

—В лабораторных условиях ВИЧ заражает те же самые белые клетки крови (лимфоциты CD4) количество которых снижается у людей, больных СПИДом.

—Лекарственные препараты, блокирующие репликацию (размножение) ВИЧ в пробирке, также снижают вирусную нагрузку у пациентов и замедляют переход заболевания в стадию СПИДа. Там, где лечение доступно, благодаря ему снизилась смертность от СПИДа более, чем на 80%.»

«СПИД-диссиденты»
Несмотря на убедительные доказательства, есть люди, в том числе некоторые ученые, которые отрицают вирусную природу СПИДа. Некоторые из них согласны, что ВИЧ существует, но не верят, что он вызывает СПИД. Другие допускают, что ВИЧ — одна из причин СПИДа, но не единственная и не главная. Третьи вообще не верят, что существует вирус иммунодефицита человека — ВИЧ. Некоторые из этих людей искренне заблуждаются. Другие преследуют собственные (политические, конъюнктурные) цели. Когда президент ЮАР Табо Мбеки накануне 13-й Международной конференции по СПИДу 2000 года в Дурбане (ЮАР) внезапно заявил, что не верит в связь между ВИЧ и СПИДом, его упрекнули в том, что он просто не хочет выделять средства на профилактику и лечение ВИЧ/СПИДа.
Одним из наиболее известных «СПИД-диссидентов» является профессор Калифорнийского университета Питер Дусберг (Дуйсберг, Duesberg). Он утверждает, что хотя вирус существует, он не вызывает заболевания СПИДом, а причиной СПИДа якобы является употребление наркотических средств и/или противовирусных лекарств. Дусберг известен как хороший оратор, умеющий апеллировать к чувствам слушателей, особенно не являющихся специалистами в области ВИЧ/СПИДа. Дусберг — теоретик, который никого не лечит и не имеет дела с реальными пациентами. За исключением нескольких сторонников, мало кто в научном и медицинском сообществе воспринимает его теории всерьез.

Целых Одиннадцать нобелевских лаурятов подписали эту декларацию.
Вам это ничего не напоминает?
Значит у гипотезы ВИЧ-СПИД все-таки есть проблемы?

р.Б. Георгий

православный христианин
(новоначальный)

Тема: #46944
Сообщение: #1581385
06.10.05 19:21

Материал взят из темы «Российская специфика СПИДа»

СВЯЩЕННИК АНАТОЛИЙ БЕРЕСТОВ: «ЛЕКАРСТВО ОТ СПИДА ЕСТЬ. ГОТОВЫ ЛИ МЫ ПРИНЯТЬ ЕГО?».

В феврале этого года, дописывая повесть «Дерево Иуды», я долго колебался, не зная, как мне, автору, поступить с одним из своих героев, носителем ВИЧ-инфекции, который, столкнувшись со своей, ОСОБОЙ реальностью, глубоко переродился и пришел к Богу с покаянием и со смиренной верой в то, что для Бога нет ничего невозможного, что чудо — это только для людей чудо. Для Бога же чуда не бывает. В повести я стремился сохранить правдивый тон повествования, и, следуя житейской логике, мой герой должен был в конце концов погибнуть от СПИДа — такова трагическая реальность этой болезни. Ни в Африке, ни в Европе не было ни одного случая исцеления. Ничего подобного не было и в России. И, тем не менее, сохраняя правдивый тон повествования, я вывел своего героя на чудо. Он не умер, а духовно переродился, в результате чего все его старые болячки исчезли. Включая ВИЧ.
В марте этого же года по российскому телевидению РТР в документальном фильме «Чек» (автор — Аркадий Мамонтов) на всю страну прогремело заявление московского священника и монаха отца Анатолия Берестова о том, что ВИЧ-инфекция исцелима и что в душепопечительском реабилитационном центре, которым он руководит, есть реальные случаи, когда у бывших наркоманов пропадали вирусы иммунодефицита и гепатита С. Заявление сенсационное, однако никаких комментариев со стороны официальной медицины не последовало. Нижегородское православное Братство во имя св. Александра Невского направило меня на Крутицкое подворье для того, чтобы я мог получить информацию, что называется, из первых рук.

1-й день. Пятница.

Крутицкое подворье привлекает паломников и туристов не только тем, что находится оно в живописном месте, на откосе Москвы-реки, и прекрасно сохранилось с начала восемнадцатого столетия. В наши дни сюда стекаются люди практически со всех концов России для того, чтобы получить наставления и утешительное слово иеромонаха отца Анатолия Берестова, известного тем, что он занимается реабилитацией наркоманов. Душепопечительский центр расположен на территории Крутицкого подворья. Регистрация находится в крошечном подсобном помещении напротив храма Воскресения Словущего. В регистратуре всегда много людей. Узнав, откуда я приехал, меня приняли очень любезно и тут же проводили в келью к отцу Анатолию. Келейка скромная, крохотная, всего-то диван и пара кресел. Толстые стены дают полную звукоизоляцию. Около отца Анатолия — его послушники, бывшие наркоманы. Один работает секретарем, другой помогает регистратуре, третий — сидит на телефоне. Я представился и попросил благословения на свою работу.
. В первый день я общался с отцом Анатолием не более двадцати минут. Очередь за дверьми кельи не давала мне забывать о том, что я — не один.
— Отец Анатолий, скажите, после вашего заявления по телевидению о том, что ВИЧ может пропадать, какая была реакция со стороны официальной медицины?
Отец Анатолий улыбается.
— Ни-ка-кой!
— Может быть, у них нет интереса признавать чудо?
— Судите сами. по их реакции. Еще раз повторяю — в ответ полное молчание. Я как-то в одном городе выступал с докладом среди медиков. Говорил о том, что у многих бывших наркоманов ВИЧ исчез. Кто-то из сидевших в первых рядах психиатров заметил: «Отец Анатолий — наш пациент». Он, дескать, ничего не знает о СПИДе. Как же ничего не знаю о СПИДе, если я одним из первых в СССР занимался детской ВИЧ-инфекцией?
— Отец Анатолий, в Нижнем Новгороде количество наркоманов и ВИЧ-инфицированных не меньше, чем в других регионах России. И тот материал, который я привезу, крайне важен. Я уже не говорю о высочайшей степени ответственности. Ведь мы таким образом обнадеживаем людей. Вы можете повторить то заявление, которое вы сделали по телевидению? И сами вы видели те документы и медицинские справки у тех, у кого ВИЧ пропал?
— Дорогой мой, я не устану повторять то, что многие не хотят услышать. По вере вашей дается вам. У меня в центре проходила реабилитацию девочка Катя. Она из Новокузнецка. Приехала сюда с ВИЧ-инфекцией. Выполняла послушание, молилась. Регулярно исповедовалась и причащалась. Спустя какое-то время решила сдать кровь на анализ для того, чтобы узнать, в какой стадии ее болезнь. Сдавала кровь в гематологическом отделении центра трансплантации. ВИЧ у нее нет. Сдала еще раз анонимно. Результат отрицательный. Потом она еще раз сдала. Нет у нее ВИЧ.
— Как вы это объясняете?
— По вере вашей дается вам. Я занимаюсь проблемами наркомании и ВИЧ-инфекции давно. И я видел, как ВИЧ-инфекция переходит в СПИД. Видел, но только в нехристианской среде. В христианской среде я не знаю ни одного случая, чтобы ВИЧ переходил в СПИД. Он либо остается с человеком до конца жизни, либо исчезает, как это случилось у Кати. Вы сказали о трех случаях исцеления, о которых упоминалось в фильме «Чек»? А я вам скажу, что не три, и даже не десять, а гораздо больше таких случаев.
Отец Анатолий при мне звонит одному из чудесно исцеленных. Это — некий Дмитрий Р. из Москвы. Общаться с журналистами он, по понятным причинам, не хочет. Жизнь с ВИЧ-инфекцией была для него анонимной. Анонимной она остается и после чудесного исцеления. Такой «славы» не хочет никто.
— У него ВИЧ всплыл на призывной комиссии. Потом он решил сдать анализы еще раз после воцерковления, после того, как побывал на литургии, – поясняет отец Анатолий. – теперь он живет без ВИЧ. Но сюда не приходит. Его папа нас кое в чем сильно подвел.
Отец Анатолий дозвонился до сестры Дмитрия и при мне спросил о ВИЧ-инфекции брата.
— Да, — слышу я ответ из телефонной трубки. — ВИЧ-инфекция была, а теперь нет.
— А где сейчас Катя? — спрашиваю у отца Анатолия.
— Катя уехала в Дивеево с другими ребятами. У нас работает паломнический центр. Сейчас много ребят в разъездах. Можете поговорить с теми, кто сейчас здесь. Главное чудо — то, что происходит с ними. Процент реабилитации у нас знаете какой? Семьдесят! Вот главное чудо-то! Ребята воцерковляются, становятся другими. Кстати, тут есть один из тех, у кого пропал гепатит С. Можете с ним поговорить.
Мы расстаемся до субботы.

Другие публикации:  Как определить коклюш по крови

2-й день. Суббота.

Я приезжаю на Крутицкое подворье за час до вечерней службы для того, чтобы поговорить с ребятами. Соглашаются. Истории почти у всех схожи. Три-четыре года стажа наркомании, потом — медикаментозное снятие ломки и жизнь в послушании при душепопечительском центре св. Иоанна Кронштадтского.
Игорь (Ростов-на-Дону).
— Скажи, до центра как ты относился к вере?
— Никак. Крестился в тринадцать лет, но так, номинально. Первый раз причащался здесь, у отца Анатолия.
— А откуда ты узнал об этом центре?
— В Ростове это было. Взял в руки книгу отца Анатолия «Наркомания — это грех или болезнь?». Прочитал, а в конце книги указан и адрес центра.
— Сколько ты уже не колешься?
— Год. Последний раз сорвался, когда домой ездил. В Москве срывов практически не было. Но если сильно захочешь, и в Москве можно наркотики найти. Но лучше восстанавливаться подальше от дома. Там — старые друзья, много соблазнов. Я из-за последнего срыва год института потерял. В прошлом году поступил и вот сорвался.
— Скажи, а ты веришь в чудесное исцеление?
— Конечно, верю. Это реально. Я это чудо, можно сказать, на себе испытал. Меня мама вымолила. Я совсем по-другому стал смотреть на мир.
— Какой здесь распорядок?
— Подъем в восемь, молитва, труд. Послушание у каждого свое. Кто алтарничает, кто на телефоне сидит. Кто в Новоспасский монастырь ходит просфоры печь. Катю, которая исцелилась, я хорошо знаю. Это чудо Божие, что с ней произошло. Когда она приехала сюда, ее все побаивались. Знали, чем она больна. А потом она несколько раз кровь сдавала, а у нее нет ничего. Она, конечно, была в шоке. Сейчас находится в Дивеево.
— Какова судьба ребят после центра?
— Кто в институт поступает, кто — в семинарию, а кто в монастыре остается. Я, например, буду в этом году восстанавливаться в институте.

— Я переламывался через монастырь. Мать привезла меня никакого сюда. Меня сначала отвезли в Ярославскую область к игумену Борису, к сожалению новопреставленному. Он сильно помогал нашему батюшке. Нас тогда было шестнадцать человек. Только двое не смогли оставить наркотики. Один из них умер от передозировки героином, другой до конца веру не принимает.
— Как ты можешь объяснить чудесные исцеления?
— Как? Да у меня самого был гепатит С. Из армии комиссовали с диагнозом: «цирроз малой степени активности». Сейчас я абсолютно здоров. Недавно сдавал анализы. Печень в порядке. Гепатита С нет.
— Сколько ты уже не колешься?
— Четыре года.
— Как относишься к алкоголю?
— Спокойно. Могу немножко выпить.
— А к анаше? — задаю провокационный вопрос.
— Нет, — спокойно отвечает он. — К наркотикам у меня твердое неприятие.
— А как же ты расслабляешься?
— А зачем мне расслабляться? — парирует он. — Я и так себя хорошо чувствую. У меня другие интересы. Я теперь даже когда по телевизору вижу, как кто-то колется, меня воротит.

— Каким образом ты узнал об этом центре?
— Да пацаны в Запорожье сказали. Там, наверное, половина молодежи на игле сидит. Мак там растет. Сюда я приехал месяц назад. До этого год не кололся. Зачем приехал? Чтобы укрепиться душевно. В Бога я всегда верил, но от Церкви был далек. Теперь я понял, что наркотики — это замануха дьявола.
— Скажи, а если сейчас я вытащу шприц с героином и предложу тебе уколоться, ты откажешься? Только честно.
— Честно? Пятьдесят на пятьдесят. Батюшка сказал: «Я не боюсь срывов. Я боюсь блуда». Если я уколюсь, то сразу пойду на исповедь, потому что на душе будет тяжело. И потом все равно брошу.
— А кто финансирует ваше проживание здесь?
— Никто. Тут кормят, поят бесплатно. Я-то приехал с деньгами, снял квартиру, потому что мест сейчас нет. А так тут все бесплатно.
Несмотря на то, что время приближается к вечерне, к отцу Анатолию по-прежнему большая очередь. И я решаюсь потревожить его завтра перед литургией.

3-й день. Воскресенье.

Отец Анатолий у себя в келье, но готовится к принятию исповеди. Исповедуются у него в основном бывшие наркоманы. Небольшая очередь выстроилась у дверей кельи. Несколько знакомых молодых людей вижу в облачении алтарников. Они готовятся к службе. Захожу к отцу Анатолию. Он улыбается и бодро кивает головой в сторону храма.
— Ну, видели, сколько молодежи? Вот главное чудо. Еще вчера — самые потерянные, а сегодня. сколько радости жизни в глазах! Вы меня спрашивали, отчего у некоторых ВИЧ переходит в СПИД? От уныния. Только от уныния. Уныние — это величайший грех. А грех порождает болезнь. Вот по какой причине развивается СПИД.
— Отец Анатолий, могу я написать о странном молчании со стороны официальной медицины?
— Ну, конечно, можете. Я пишу об этом повсюду, кричу до хрипоты. А кое-кто, наверное, крутит у виска пальцем и говорит: «Отец Анатолий — наш пациент».
. Я остался на литургию. В храме Воскресения Словущего служба, как мне показалось, проходила как-то особенно. Возможно, такое впечатление возникло оттого, что в алтаре служили те, кто еще вчера давали мне простые «пацанские» интервью. Возможно, повлияла проповедь отца Анатолия — простая, но обличительная! Возможно, то, что рядом со мной стояла в основном молодежь очень специфичная — такую можно увидеть где угодно, но только не в церкви. Были там и совсем юные, по всему заметно — только прикоснувшиеся ко греху и не успевшие в нем погрязнуть, были там и наркоманы со стажем. С усталыми, худыми, землистого цвета лицами. У одного из тех, кто пришел в церковь на исповедь, из-под воротничка вверх по шее вилась паутина лагерной татуировки. Время от времени кто-нибудь выходил из храма и по старой наркоманской привычке садился на корточки и ждал, когда отпустит боль в пояснице. Потом снова вставал и шел на службу. Но когда наступил момент причастия, я увидел в этих вдруг преобразившихся лицах горячую веру в то, что Господь дает всем вне зависимости от глубины грехопадения возможность подняться и стать Человеком.
. Возвращаясь из Москвы домой, я размышлял о том, почему телевизионное заявление отца Анатолия осталось гласом в пустыне? Неужели мир не готов принять его? Не секрет, что время, в котором мы живем, насыщено чудом. Но чудо чуду рознь. Чудо явное — это, если хотите, рупор, через который Господь на ухо вопиет нам, рассеянным, потерявшим веру, что Он есть. Заявление отца Анатолия — тоже своеобразный крик через рупор. Однако мы остаемся теми, о ком в Евангелии сказано: «Кто имеет уши слышать, да слышит». Мы слишком горды, чтобы принять чудо. Есть ли на сегодняшний день хоть одна научно обоснованная версия появления СПИДа? То, что он возник в двадцатом веке, когда распущенность нравов далеко превзошла содомскую, — известно. Медицина заявляет о том, что вирус ВИЧ на сегодняшний день — самый изученный в мире. Что толку? Болезнь важна с духовной точки зрения. Любой православный скажет, что болезнь — следствие греха либо промыслительно дается для еще большего очищения веры. Неверующий медик не задается вопросом о причине болезни, он работает со следствием. «Изобретем таблетку от всех болезней!» — вот его девиз.
Итак, откуда же появился ВИЧ? Был всегда? Неправда. Пришел из Африки? Допустим. Был в обезьяне? — Это наивная попытка объяснить научным языком необъяснимое. Вирус этот появился тогда, когда распущенность человеческая стала возрастать в геометрической прогрессии. Церковь земная была не в силах остановить этот процесс. И тогда с Божьего произволения появился в высшей степени продуманный и необходимый инструмент воздействия на горячие людские головы — вирус.
Подобные явления в человечестве бывали и раньше, и они всегда носили очистительный характер. Вспомним, для чего Господь попускал мировые катаклизмы? Появление вируса, с духовной точки зрения, абсолютно логично и оправдано. Но христиане знают, что, наказывая, Господь вразумляет. Что это значит? Это значит, что те, кто оказался носителем ВИЧ-инфекции, обратясь к Богу и изменив свою жизнь соответствующим образом (а опыт тех, о ком рассказал отец Анатолий, убеждает, что для этого необходимо бросить наркотики и регулярно причащаться), — что они не станут лишними для Бога, Который любит живой любовью всех — и праведников, и грешников. Эта логика вполне объясняет то чудо, что произошло с подопечными отца Анатолия. Она может показаться ученому медику сумасшедшим бредом. Но она объясняет происхождение ВИЧ.
Когда появились сенсационные заявления о том, что армянские медики открыли лекарство от СПИДа «Арменикум», главный инфекционист России Покровский выступил с очень взвешенным заявлением о том, что нельзя доверять таким скоропалительным выводам, не подкрепленным реальной практикой. Тогда он поступил мудро. «Арменикум» оказался обманом — мощным иммуностимулятором, работающим по принципу маятника. На какое-то время человек получал облегчение, но затем его покрывала волна со знаком «минус» и ему приходилось плохо. Кстати, один из добровольных испытуемых, на котором несколько лет назад строилась рекламная кампания этого препарата, в настоящее время покоится на кладбище. Стимуляция всегда имеет оборотную сторону.
Но совсем иное дело, когда с заявлением выступает православный священник, монах, в прошлом — медик, который знает истинную цену подобным заверениям. Он знает, каков может быть Суд Божий за обман, за «обольщение малых сих». Поэтому заявление отца Анатолия (Берестова), на мой взгляд, — это подвиг. Зная о том, что многие покрутят у виска и скажут, что он спятил, отец Анатолий, тем не менее, не устает кричать всему миру правду. А она, как известно, одна — правда Божия. И глупо было бы упоминать о Боге, если хоть на мгновение допустить, что для Него есть хоть что-нибудь невозможное.

Юрий Маркеев «Православное слово», Нижний Новгород