Можно ли работать после туберкулеза с продуктами

Туберкулез и трудоустройство

Легко ли найти работу людям переболевшим туберкулезом. Приняли ли бы вы на работу человека, если бы знали, что он болел туберкулезом?

Несколько лет назад социологи поставили такой вопрос украинцам и получили прогнозируемый ответ. Большинство респондентов отметили, что нет, они бы не трудоустроили лицо, больное туберкулезом. Это ожидаемый результат, принимая во внимание то, что в Украине с 1995 года — эпидемия туберкулеза. Общество предвзято относится к больным чахоткой. При том, что заболевание может проходить и безопасным для общества способом.

За последние годы эпидемическая ситуация изменилась в Украине не очень ощутимо. К тому же, туберкулез начал «целиться» в прослойку состоятельных и успешных людей, вопреки стереотипу о «болезни бездомных и безработных». Впрочем, после лечения нездоровым людям трудно устроиться на новую работу.

«Меня попросили уйти, чтобы не было проблем».

«Я на работе работала оператором-кассиром. Утром проснулась, — а на то время у меня уже месяц как была температура, — начала покашливать. Поехала на консультацию, сделала рентген. Оказалось, что туберкулез. Сказали, что должна ложиться в больницу. Я, конечно, позвонила по телефону на работу, сообщила, что я заболела — но меня сразу уволили», — рассказывает свою историю Людмила, одна из пациенток фтизиопульмонологического центра (имя изменено по этическим соображениям).

Освободив Людмилу, работодатель нарушил украинское законодательство. Ведь нормативно-правовые акты предусматривают, что за лицом, которое заболело туберкулезом, на все время больничного должно сохраниться рабочее место. Впрочем, работодатель мог закрыть глаза на эту формальность — потому что женщина работала без официального оформления. «Меня попросили пойти добровольно, чтобы у них не было проблем. И, чтобы я никому не говорила», — говорит Людмила.

Женщина надеется, что после выздоровления ей удастся вернуться к полноценной жизни. На вопрос, трудно ли ей будет найти новую работу, отвечает, опуская глаза: «Не знаю. Если в документах будет указано, что я болела, то, наверное, будет трудно. Есть люди, которые отворачиваются».

Молодая женщина абсолютно не похожа на человека, в котором можно заподозрить «туберкулезника». Она пришла на разговор в марлевой повязке. Хотя и болеет « закрытой» формой туберкулеза — не распространяет микобактерий. Впрочем, в лице ее работодателя сработал распространенный стереотип о палочке Коха.

Туберкулеза надо бояться, но бояться разумно

«В обществе наблюдается стигматизация относительно больных туберкулезом. Что такое стигма? Это предвзято, преимущественно негативное, отношение к человеку с определенным уровнем недостатка, — отмечает в комментарии фтизиатр Юрий Кучер. — Общество пытается отмежеваться от туберкулеза. Услышав о том, что человек болен чахоткой от него убегают. А нам, медикам, придется работать в таких условиях ежедневно. Надо бояться туберкулеза, но бояться с умом. Следует остерегаться условий, которые действительно вызывают болезнь, а не самого клейма туберкулеза. Заразиться можно только от человека, который имеет открытую форму чахотки, из бактериовиделениями», — объясняет фтизиатр.

Как рассказал представитель одной из общественных организаций, в одном из городов Львовской области на рынке работает два лица, у которых есть туберкулез, вероятнее всего, открытой формы. Они подрабатывают грузчиками, и их также привлекают к работе нелегально, без официального оформления. Руководитель рынка проинформирован о болезни, но решил не вмешиваться в проблему. Собеседник попросил не называть ни своего имени, ни города, о котором идет речь, — потому что теперь есть возможность, что ситуацию удастся развязать « полюбовно», без скандала. Но теперь эти работники могут быть опасными для здоровья окружающих.

Большинство больных туберкулезом действительно являются безработными. В прошлом году на Львовщине зарегистрировали 1630 пациентов, нездоровых на все формы активного туберкулеза. И безработных среди них — 926 человек. Но еще 151 пациент — это рабочие, а 54 — служащие. Отдельное ударение следует сделать на медицинских работниках — 24 случая заболевания. Зато количество больных среди учеников и студентов такая же, как среди бездомных: соответственно, 32 и 30 против 29!

Легко ли им найти работу? Фтизиатр Юрий Кучер комментирует: те, кто не хотели работать, не будут искать работы и после выздоровления. «Да, большинство больных, которые попадают к медикам, — безработные. Если они раньше не были заинтересованы в том, чтобы работать, то потом им так же трудно устроиться. Есть часть людей, которые при этом хотят инвалидизации, группы инвалидности. Ведь это позволяет им получать определенные средства для существования», — объяснил фтизиатр.

По словам Кучера, с недавних пор туберкулез «помолодел», а отчасти и «обогатился». «Среди больных достаточно много населения молодого возраста, — говорит медик. — А соответственно, он случается среди разных слоев населения, разных уровней и состояний. То есть утверждать, что это болезнь дезадаптированных людей — неправильно. Люди болеют любых социальных уровней. Заболеть может даже очень-очень богатый человек».

По мнению фтизиатра, лица, которые переболели на туберкулез, действительно сталкиваются с трудностями при поиске работы. «Мое личное мнение — им сложно найти работу. Прежде всего, должны убедить общество, что туберкулез — это не настолько фатально, как кажется», — заверяет Кучер.

Представитель благотворительного фонда «Салюс» Елена Труш подтверждает: тенденция к стигматизации существует. «Во время лечения человек не работает. Но когда вылечится и уже является здоровой, и пытается найти работу — ему трудно. Все-таки общество боится людей, которые переболели туберкулезом: «А вдруг, это опасно?». Хотя в действительности такой человек угрозы не несет — ему можно смело братья на работу», — отмечает Елена Труш.

Убежать от прошлого

В то же время, во Львовском городском центре занятости нас заверили, что проблемы с трудоустройством нет, по крайней мере, на бирже труда. «Человек становится на учет центра занятости, предоставив определенный объем документов. Он не обязан сознаваться, что болел туберкулезом. Если человек выздоровел, то претендует на работу на уровне с другими», — объяснили в отделе содействие трудоустройству.

Искатель работы имеет больше шансы «убежать от прошлого», то есть скрыть бывшее заболевание, в крупном городе, наподобие Львова. Если же идет речь о небольшом населенном пункте, то хранить тайну о туберкулезе, пусть и вылеченном, — очень трудно. Не говоря уже о сельской местности. Потому что, например, Людмила Луговая, о которой шла речь в начале публикации, проживает как раз в селе.

Поэтому фтизиатр Юрий Кучер говорит: очень важно — преодолеть социальную стигматизацию. «Лицо, которое переболело туберкулезом и выздоровело, может быть таким же активным, как работодатель. Человек может вернуться в круг людей, с которыми работал, и быть таким же социально активным, как раньше. Главное — осознанно и правильно относиться к своему лечению», — подытоживает врач.

работа после туберкулеза

Вопросы и ответы по: работа после туберкулеза

Здраствуйте!Мне 24 гоа,вес 49 кг.Есть ребенок 2 года.Флюграфию делала до беременности,все в норме!И вот недаво предложили работу,пошла проходить мед.коммисию!На флюрографии было пятно,отправили на ренген.В ренгене написано «инфильтративный участок в правом легко в s2 участке.Консультация фтзиатра.Анализ мокроты»Поехала туб.деспансер.Врач смотрела меня,кашля нет,температуры нет!Сдала кровь,мочу,мокроту 7 баночек,диаскин тест.Анализы все хорошие,мокрота вся отрицательная(одна будет готова через 2 месяца,на БК вроде,незнаю),диаскин тест отрицательный.Сделала у них ренген,описали»правосторонняя в/долевая пневмония,прописали уколы цефтриаксон 10 дней,потом на контрольный снимок. Пришла я через 10 дней,сделали опять ренген,потом КТ. Рентгенологи написали улучшений нет.Фтизиатр сказала будет комиссия,будем назначать тебе лечение от туберкулеза!!Я конечно в шоке,в слезы!!Она мне не переживай,ты не заразна анализы в норме все,мокрота отрицательная,живи как живешь и.т.д.! Сказали все равно проверить мужа,ребенка!!Пока была комиссия,муж сделала флюрографию,все внорме,диаскин тест отрицательный,анализы в норме. Повезла ребенка,в этот же день и мне надо было к фтизиатру,что они там решили на счет меня. Так получилось что ребенку делалаи ренген,болела все в норме.Зашли к детсоку фтизиатру!Она говорит что пришли я так и так мне постафили диагноз тбрз,она говорит где справка твоя, я говорю мне не дали ни чего. Я не могу без этого ни чего сделать,иди бери у своего фтизиатра справку с диагназом и приходи!Но так поверхностно посмотрела ребенка,все в норме!! Диаскин не назначила пока.
Я пошла в этот же день к своему фтизиатру,что там комиссия решила!! Пришла к ней говорю давайте справку мне,ребенка без нее не могут нормально обследовать!! Она говорит что на комоссии мы все таки решили что улучшения есть,но незначительные, это все таки пневмония!Она меня посмотрела,кашля как нет так и не было,сдала в этот день мокроту опять. Назначила Азитромицин 10дней после к ней прийти,ребенка пока не надо обследовать.
Пропила я таблетки, приехала к ней получается на 9 день.Сдала кровь,макроту,ренген сделала!Сижу жду описания! И вот захожу к ней,она говорит,что все таки мы ставим тебе диагноз инфлильтративный тубрз,МБТ(-).Пробное лечение в течение 2х месяцев,пока не придет макрота эта!Лечится в домашних условиях,ходить каждый день получать таблетки.При чем меня удивили получать не у них таблетки,а у себя в поликлинники. Я еще удивилась,говорю как так:Почему е у вас в диспансереА где здоровые люди!! Она говорит,что в туб.диспансер тебя никто не пустит!!Там больные!А у тебя типо только только начинается,и ты не заразна. Ребенка скоро поведу к детскому!Справки ни какой на руках нет,просто на листочки написала что детскому передать!На учет не поставили,сказали что пока пробное лечение,все зависит от мокроты которая уже через 2 месяца придет!
У меня много вопросов:Пожалуйста подскажите что нибудь.помогите словом.я реву,мне плохо.Я вся в недоумении

P.S Уже месяц это все длится,чуствую себя так же хорошо.Кашля нет!Температуру меряю утром и на ночь все норм.Усталости нет,т.к.ребенок мы одни живем ни кто не помогает.Я все дома делаю как и делаю(А иногда кажется,что больше делаю от страха).Ем нормально,у нас нормальная обыная семья,худая так мне не в кого толстой быть,я всегда такая была.
Вопросы:
1)Могут разве только на основании рентгена поставить диагноз?Если все анализы в норме,кашля нет,диаскин тест отриц,мокрота отриц.!

Другие публикации:  Обж профилактика вич инфекций

2)И что значит пробное лечение?(Я спросила у них что будет через 2 месяца,как я пропью лекарства,они сказали пройдешь ренген,как раз придет мокрота на БК.Если она отриц.значит это не тбрз,а что то другое.И если рентген в норме то мы тебя отпустим и даже на учет ставить не будут) Можно разве пробное лечение так проводить без всего?

3)Я в интернете начиталась что надо таблетки и мужу и ребенку теперь пить.? (Но она не сказала про мужа ни чего,спросила что у мужа же все хорошо.Я сказала да.И Все на этом закончилось.Сказала увидемся через 2 месяца)

4)Ребенка скоро поведу,боюсь вообще ужасно. Не хочу пичкать ее таблетками.Имею ли я право отказатся сейчас ей давать таблетки (естественно после диаскин теста), пока не придет моя мокрота т.е.через 2 месяца?И могу ли я водить ее в садик?(Врач моя сказала,фтизиатр,что конечно можешь,кто тебе сказал что нельзя.Все можно) Но боюсь щас к детскому идти,аж трясет всю!!

5)Могу ли я судить по их такому простому отношению ко мне,что это все таки не тбрз,а пневмания (допустим)?Просто плохо лечится!!(Я у мед.сестры спросила в туб.деспансере.Что как так почему.Она говорит что решили эти препоратами сразу двух зайцев убить,что типо если это тбрз то лечим уже,а если пневмони то уберется,т.к.таблетки сильные)

6)И это нормально что они поставили диагноз,а на учет не поставили?Или они просто не уверены?

7)И почему то мне бронхоскопию не назначили?!Надо настоять чтоб отправили?Или она не обязательна мне?

От лечения не отказалась,буду пить таблетки.Т.к.Я переживаю.Они говорят что на очень очено ранней стадии,поэтому лучше раньше начать чем потом!!
Просто преживаю сильно. Можно просто по ренгену назначть диагноз?!И получать таблетки вообще в своей поликлинике!!Очень много противоречий,с такой болезнью!

Амансаулық

Допуск на работу пациентов, переболевших туберкулезом

Есть вопросы?

СКАЧАТЬ весь приказ (272 Кб, doc)

Источник:

Приказ и.о. Министра здравоохранения Республики Казахстан от 6 января 2011 года № 12

74. Больные туберкулезом обеспечиваются листками временной утраты трудоспособности на срок 8—10 месяцев.

75. Медицинское заключение о допуске больных туберкулезом на работу и учебу выдается на ЦВКК ПТО.

76. Допускаются к учебе или работе больные туберкулезом:

1) успешно завершившие курс лечения в режимах I, II и III категории, с исходом «Вылечен » или «Лечение завершено»;

2) с ограниченными процессами без бактериовыделения (на начало лечения) после успешного завершения интенсивной фазы (решением ЦВКК);

77. Не допускаются к работе лица, переболевшие туберкулезом:

— в родильные дома (отделения ), детские больницы (отделения ), отделения патологии новорожденных и недоношенных;

— в дошкольные организации (детские ясли/сады, дома ребенка, детские дома, детские санаторий) и младшие классы школьных организации;

— дошкольные организации (детские ясли/сады, дома ребенка, детские дома, детские санаторий).

78. Допуск на работу лиц из групп «риска » решается на ЦВКК.

79. Военнослужащие, сотрудники национальной безопасности, внутренних дел, уголовно-исполнительной системы органов юстиции, противопожарной службы, финансовой полиции допускаются на работу на основании решения ЦВКК, с учетом правил внутреннего распорядка и заключения специальной ведомственной комиссии сроком на год и ежегодным переосвидетельствованием до снятия с диспансерного учета.

В связи с техническими особенностями сайта Ваши комментарии иногда могут запаздывать с публикацией. Благодарим за понимание!

Допуск на работу переболевших туберкулезом

Если Вы относитесь к так назваемой декретированной профессии (то есть Вы работаете в садике, школе, в детской больнице, в любом общественном заведении для подростков и детей, в парикмахерской, косметическом салоне, в столовой или ресторане, и много еще где,) то попадаете под действие следующей инструкции, которая, несмотря на почтенный возраст, еще не утратила силу:
Инструкция Минздрава СССР от 27 декабря 1973 г. N 1142 «a»-73 «О проведении обязательных профилактических медицинских осмотров на туберкулез и порядке допуска к работе в некоторых профессиях лиц, больных туберкулезом»

Вот тут она есть полностью:
[ Ссылки доступны только зарегистрированным пользователям ]

В каждом случае вопрос решается индивидуально.

Однако если пациент перенес туберкулез, вылечился, и не относится но к одной из перечисленных в Инструкции профессий, то никто не имеет никакого права дискриминировать Вас при приеме на работу или при возвращении после лечения!

Где нельзя работать при туберкулезе

Туберкулез относится к тому заболеванию, при некоторых формах которого инфицированного человека ограничивают в общении с окружающими, отстраняют от определенных видов работ или признают нетрудоспособным. Это связано с большим риском заражения даже тех людей, которые прошли вакцинацию.

Отстранение от работы (учебы)

При обнаружении у человека активной фазы туберкулеза, его временно изолируют от здоровых членов общества. Основной задачей этой строгой меры является предупреждение распространения опасной инфекции.

Однозначно нельзя работать при туберкулезе в любых областях, где предполагается непосредственный контакт с другими людьми. Это учреждения:

  • здравоохранения, в том числе, аптеки, фармацевтические предприятия;
  • образования;
  • общепита;
  • производства продуктов питания;
  • культуры (кинотеатры, библиотеки);
  • коммунально-бытового назначения (бассейны, сауны, парикмахерские, гостиничные комплексы);
  • торговли и др.

Также при туберкулезе запрещено посещать любые учебные заведения лицам, достигших 17-летнего возраста.

Допуск к работе

Основная цель лечения туберкулеза – восстановление трудоспособности. Многие пациенты благодаря современным антибактериальным, химиотерапевтическим и хирургическим методам лечения возвращаются к той профессиональной деятельности, которая была у них до болезни. Однако у некоторых последствия туберкулеза вызывают такое нарушение работы всего организма, что это либо является причиной нетрудоспособности, либо требует существенных изменений условий труда.

Решение о восстановлении трудоспособности принимает специальная врачебно-консультационная комиссия (ВВК), состоящая из врачей-фтизиатров. Экспертная группа решает вопрос о длительности лечения, переводе на инвалидность, трудоустройстве, перемене профессии по состоянию здоровья.

Пациента, перенесшего туберкулез, допускают к продолжению учебной или трудовой деятельности после завершения полного курса лечения при следующих условиях:

  • отсутствии общей симптоматики заболевания, базированной на жалобах пациента, физикальных и лабораторных исследованиях;
  • стабильном прекращении выделения патологических бактерий, подтвержденном изучением мокроты (или иного биоматериала), взятой на анализ троекратно с промежутком в 2-3 месяца;
  • отсутствии признаков активности патологического процесса в очагах поражения, подтверждаемом дважды инструментальным путем через 2 месяца.

В некоторых случаях проводят тест Коха для оценки иммунологических критериев, а также общей или очаговой реакции.

Трудоустройство рационального характера

Суть такого характера трудоустройства заключается в том, что после завершения лечения туберкулеза пациент выбирает такую работу, чтобы она соответствовала:

  • его физиологическим способностям;
  • профессиональной квалификации;
  • эпидемиологическим показателям;
  • условиям труда.

Действующее законодательство запрещает работать при туберкулезе на производствах, где имеются выделения ядовитых газов, пыли, горячего и влажного воздуха, пыли. Также противопоказаны неблагоприятные производственные условия, ночные дежурства, сверхурочные работы.

Снижение риска заражения

Несмотря на то, что к работе допускаются лица, прошедшие полный курс лечения и не представляющие окружающим угрозу заражения туберкулезом, не стоит игнорировать вопросы собственной безопасности. Особенно это касается тех, кто непосредственно контактирует с переболевшим и имеет слабую иммунную защиту.

Общий бал: 4 Проголосовало: 7

Обсуждения

учителя,воспитатели. и перенесенный туберкулез

171 сообщение

Я заболела, как раз когда работала в школе. Мне просто открыли больничный, и все время лечения я по-прежнему числилась учительницей, меня никто просто на основании диагноза не увольнял. Кстати, сам больничный из-за моей профессии был дольше. Других (кто работал не с детьми и не в общепите) выпускали на работу после окончания основной фазы лечения (когда выписывали из больницы на амбулаторное). Меня же, как и других педагогов, держали до тех пор, пока я не не закончила пить наши лекарства, хотя допивала их уже амбулаторно.

Вопрос о допуске решали по данным рентгенов. Никакой спец.комиссии не было, просто моя врач советовалась с заведующей. КАК Я ПОНЯЛА, ЕСТЬ КАКИЕ-ТО НОРМЫ ПО ОСТАТОЧНЫМ ИЗМЕНЕНИЯМ, КОГДА МОЖНО ВЫПУСКАТЬ К ДЕТЯМ, КОГДА НЕТ. Врач с заведующей с чем-то там сверяли мои снимки. А потом к закрытому больничному просто приложили справку о допуске. На работе эту справку вклеили в санитарную книжку, и вперед.

Т.к. я еще была на учете несколько лет, то на медосмотрах не проходила флюорографию вместе со всеми, а приносила справку о ее наличии из тубдиспансера (т.к. делала снимки там).

Среди тех, с кем я лечилась, было очень немного «педагогического» и «общепитовского» народу. Но кто был, все вернулись в профессию, ни у кого с этим проблем не возникло. Была девочка студентка педучилища, девочка воспитатель, все потом остались в педагогике. Еще несколько человек в пищевых цехах работали, тоже вернулись. Хотя бывали у людей разные формы, в т.ч. тяжелые, операции делали и т.д. Тем не менее. Больше проблем было у тех, кто работал на «тяжелом производстве». Им обязаны были предложить другую работу на том же предприятии, но она как правило меньше оплачивалась.

Вообще, потеря профессии в результате недопуска к работе — это повод к получению инвалидности и соответствующего пособия. Но тут как пойдет, могут сказать «ищите другую работу», и все. Да и в большинстве случаев до этого не доходит. Но просто надо иметь ввиду на всякий пожарный.

Мой туберкулез: я готовилась к смерти

Я заболела туберкулезом в самый спокойный период своей жизни. Мне было 18, я весила 90 кг, не пила, не курила, жила с родителями и работала на любимой работе!

Я ж даже не кашляю!

Попав в больницу с обычной пневмонией, я не расстроилась. А чего переживать? Лежи с журналами, пей таблеточки… Через недельку домой. Настроение было хорошим. Но однажды я разговорилась с санитарочкой, и узнала, что некоторых из этой больницы отправляют на лечение в тубдиспансер. То, что на рентгене кажется пневмонией, иногда оказывается туберкулезом.

Другие публикации:  Анализ на вич сколько времени делается

С того момента я потеряла покой. А вдруг «это» случится со мной? Туберкулез для меня тогда был чем-то далеким и ненастоящим. А через неделю папа забрал меня на машине — не домой. Мы ехали в тубдиспансер.

В пути я продумывала, как буду объяснять фтизиатру, что туберкулез — это не про меня. Я вешу 90 кг. Честно говоря, все время что-нибудь ем. И совсем не кашляю!

Озвучить свои аргументы я не успела. Фтизиатр посмотрела снимки и сказала, что если нет ни кашля, ни температуры, а изменения на снимках есть — это очень похоже на туберкулез.

Меня отправили в палату. И хотя до окончательного подтверждения диагноза еще надо было сдать кучу анализов, я себя уже «приговорила».

На следующее утро

На второй день я проснулась с тошнотой и головокружением. Было трудно сидеть, а тем более ходить. Переполняло чувство какого-то омерзения к себе, отстраненности от себя.

Меня вызвали сдавать кровь. Я с трудом вышла в коридор и пристроилась к небольшой очереди у процедурного кабинета. В глазах все крутилось, горло жгла подкатившая желчь.

Я решила, что скоро умру. Всерьез. То, что мне назначили обследования и лечение, посчитала пустой формальностью. Что это такой порядок — сначала лечат. Потом умираешь.

К кабинету подходили еще люди. Девушка с фиолетовыми волосами сразу подсела ко мне. Я отодвинулась подальше. Умирать я уже приготовилась, а вот бесстрастно сидеть рядом с «тубиками» еще не могла. Она это заметила, но спокойно спросила: «Ты новенькая?». Я кивнула.

Позже я сама научилась также «вычислять» новеньких в тубдиспансере. Даже когда уходила на процедуры в другие отделения, где никого не знала. Среди незнакомых людей всегда находила тех, кого только что оглушили такой новостью: по потерянному лицу, блестящим от слез глазам и болезненной брезгливости к окружающей обстановке.

Туберкулезные будни

И вот диагноз подтвержден. Меня ждет скорая смерть. Правда, до нее еще нужно дожить. Я стала искать, чем бы себя успокоить. Расспрашивала всех, сколько приходится лежать в диспансере.

Ответы были разные. Один лежит третий месяц, другой — третий год. Врач сказала, что стандартный срок — 60 дней. После этого делают снимок и либо переводят на амбулаторный этап, либо оставляют в больнице.

Первые дни тянулись страшно долго. Но через неделю стало полегче. Сначала физически. Лекарства работали! А их я принимала строго по назначению. В эффективность лечения я не верила, но действовала на автомате. Один за другим уходили симптомы: стало легко дышать, появились силы.

Но меня постоянно тошнило, а врачу я не жаловалась, на обходах говорила, что «все нормально». Умирание идет по плану. Так строптиво вела себя психика: недоверие, сопротивление, общая мрачность духа свойственны всем туберкулезным, особенно в первое время.

Ведь диагноз становится не просто известием о «страшной» болезни. Таких болезней много. Но туберкулез стигматизирован. Он воспринимается как «метка». Болеть стыдно, потому что им болеют «неприличные» люди. А страшно не только потому, что туберкулез трудно вылечить, но и потому, что многие не знают о его течении. Воображение рисует ужасы. Когда я начну кашлять кровью? Когда буду гнить заживо?

Про жизнь вне диспансера я в первые дни даже не думала. Считала, что все «за забором» больницы для меня потеряно. На работу меня больше не возьмут, замуж я не выйду.

Казалось, что даже если я выздоровею, все обязательно узнают о туберкулезе. И общаться со мной никто не будет.

О том, что меня постоянно рвет и я ничего не ем, врач узнала от моих соседок. Меня вызвали на осмотр, поставили какую-то капельницу. Со следующего дня изменили всю схему лечения. Я смогла есть, перестала шататься на ходу, а засыпая — слышать страшные гулкие звуки.

То, что я считала признаками агонии, оказалось не более чем побочкой от лекарств. Тошнота — спутник лечения туберкулеза, и она возвращалась еще не раз, но уже не с такой силой.

«Смотрите, у нас даже на лого кулак, дающий болезни в нос!»
Основатель и руководитель сообщества «Туберкулез: поддержка и ответы», член координационного совета TBpeople Ксения Щенина: «Туберкулез коварен тем, что незаметен. И поэтому часто для людей оказывается сюрпризом, особенно если болезнь обнаружили в начале. И первые недели это действительно сложно принять. Жизнь больше не кажется надежной, человек растерян и подавлен, его одолевают страхи. Все это и десятки других причин на первых этапах лечения превращают тебя не в самого приятного человека для общения, но который остро нуждается в поддержке.
Больному туберкулезом важно, особенно в первое время, обсудить свое состояние с тем, кто сможет понять его страхи, любые «закидоны». И если ему поговорить не с кем, он может обратиться к нам. Для этого мы и создали наше сообщество.
А если вы хотите бороться с туберкулезом в России и в мире, то присоединяйтесь к TBpeople — русскоговорящей сети людей, перенесших туберкулез. Смотрите, у нас даже на лого кулак, дающий болезни в нос. Вот с таким настроем и стоит лечиться».

Я попала «на зону!»

Еще один страх туберкулезника в диспансере — перед обстановкой. С советских времен «тубик» было синонимом «зэка».

«Новенькому» кажется, что он попал «на зону». Даже если вокруг нормальные люди, нужно время, чтобы это разглядеть.

Предвзятое сознание будет выделять то, с чем ожидает столкнуться — вот пациент, «синий» от наколок. А вот — хромая и чересчур худая женщина, все время с сигаретой. И пусть они ведут себя мирно, новичок их боится. Или боится стать похожим на них.

В нашем отделении были освободившиеся из МЛС. Чуть больше, чем в обычной больнице, но далеко не большинство. Были бездомные. Они выздоравливали быстрее всех, после голодной жизни оказавшись на усиленном «противотуберкулезном» питании.

Были в отделении единичные случаи драк, попоек, приездов полиции. Но все пьющие пациенты пили в своем кругу, буйные — дрались между собой. Почти не было и случаев воровства. Но это, согласитесь, бывает и в обычных больницах, и просто в плацкартных вагонах.

Другое дело, что такая «нормальность» в данном случае была обеспечена большими усилиями сотрудников. К примеру, медсестры по полночи уговаривали выпивающие компании разойтись по палатам, а в острых случаях проявляли строгость: вызывали милицию. В некоторых случаях достаточно было напомнить о такой возможности.

Евгений Барсучевский («Туберкулез: поддержка и ответы»): Во многих туберкулезные диспансерах есть практика, когда больных размещают по палатам, изучив их биографию. Со мной, например, не лежало ни единого человека с криминальной историей — большую часть периода, проведенного в больнице, моими соседями были водитель-дальнобойщик, инженер, офицер, маркетолог и учитель физики.

Со временем я поняла, что наше отделение в 60 человек можно сравнить с большой семьей. Люди находятся вместе несколько месяцев, круглосуточно, семь дней в неделю.

Среди нас были «родные» и «троюродные» — те, кто лежал в одной палате и в разных концах коридора. Кто вместе пил, и кто всей палатой учил английский.

Стоит ли говорить, что в чем-то отделение напоминало клуб знакомств: в закутке у туалета постоянно кто-нибудь целовался, а после выписки многие планировали свадьбу. Ну или развод — с «половиной», оставленной «на свободе».

«Анжелика, королева разбойников»
Ольга Литвинова
(«Туберкулез: поддержка и ответы):
Я — бывший сотрудник ГУ ФСИН по Волгоградской области. Долго работала в лечебном исправительном учреждении для туберкулезных больных. Поэтому, когда сама оказалась в больнице, меня узнали в лицо мои вчерашние «клиенты». Под палату мне выделили сестринскую, оставаться ночевать в больнице крайне не рекомендовали сами врачи. Было все: угрозы «пустить по кругу», убить, выкинуть со второго этажа.
Спустя два месяца медсестры стали в шутку называть меня Анжеликой, королевой разбойников. Я подружилась если не со всеми, то с большинством. Секретов тут никаких нет. Как и во время несения службы, так и вне, я оставалась человеком. В зоне я никому не делала зла, не наказывала, если того не требовал закон. Да, с бывшими осужденными необходимо сохранять бдительность. Как и на улице или в общественном транспорте.

Передумываю умирать

Умирать я передумала на третьей неделе лечения. К этому времени жизнь стала налаживаться. Все мои родные прошли обследование и оказались здоровы. Родители навещали меня каждый день. Пришел мой анализ мокроты, который показал, что уровень бактериовыделения у меня не опасен для окружающих (так называемая «закрытая», незаразная форма).

Я стала ездить домой на выходные. Отвезла на работу первый больничный лист. Большинство коллег к моей болезни отнеслись безо всякого «интереса».

Наливали мне чай в свои кружки. Ни сочувствия, ни страха, ни любопытства видимо никто не проявил. Кроме нескольких человек, с которыми мы почти перестали общаться. К счастью, это были не те люди, от которых что-то зависело.

Почему я заболела

Туберкулез — болезнь переутомления, морального и физического. Я же заболела на фоне благополучия, но именно в это время у меня были большие нагрузки. Все было интересно, все в радость — работа, друзья, поездки. Везде надо успеть, и я часто не успевала выспаться и пообедать. Как ни буднично это звучит, но именно снижение иммунитета плюс контакт с заболевшим в открытой форме может привести к заражению туберкулезом.

Татьяна Пьянзова, врач-фтизиатр, кандидат медицинских наук:
С туберкулезом обычно связано несколько распространенных заблуждений, например: «Туберкулезом болеют только социально неблагополучные лица». Да, эти люди наиболее подвержены риску развития заболевания в связи с ослабленным иммунитетом, обусловленным их образом жизни. Однако туберкулез – это инфекционное заболевание, а инфекции, как известно, могут поражать людей независимо от социального положения. Стрессы, хроническое недосыпание, нерегулярное и несбалансированное питание, а также некоторые хронические заболевания (сахарный диабет и др.) могут приводить к снижению защитных сил организма и, при встрече с инфекцией, пусть 10 лет лет назад, — к заболеванию туберкулезом.
Второй миф: «Если общаться с больным туберкулезом — обязательно заболеешь». Практически все взрослое население нашей страны «инфицировано» туберкулезом. Это значит, что палочка Коха – возбудитель туберкулеза, попадая в организм в детском возрасте, живет в нашей лимфатической системе и поддерживает противотуберкулезный иммунитет, который помогает не заболеть. Но при ослаблении защитных сил организма под воздействием различных факторов, точнее, их совокупности, дремлющая инфекция может начать размножаться.

Другие публикации:  Синдром дауна поведение детей

После моего выздоровления прошло десять лет. Шесть лет назад меня сняли с диспансерного учета. В моем постоянном окружении до сих пор не все знают, чем я тогда переболела. Я не сказала самым близким подругам и кое-кому из родни. Ведь они очень похожи на меня. Близость туберкулеза шокирует их так же, как меня когда-то.

То, что я болела «закрытой» (незаразной) формой, избавило меня от мук выбора — предупреждать или нет? В каждом случае я решала это сама.

Вам полагаются ограничения

Отчасти я все еще «в теме» — общаюсь с соседями по отделению и просто с коллегами по несчастью в интернете. И теперь понимаю, что мне в свое время во многом повезло. Повезло с контингентом и с дисциплиной в диспансере. Повезло с обеспечением больницы — питание у нас было действительно «высокобелковое», а лекарств всегда хватало.

Оказывается, так везет не всем. С лекарствами бывают перебои, а купить их самостоятельно трудно — они очень дорого стоят и продаются не везде.
Меня не выгнали из дома, мне оплатили больничный. А вот соседка по палате тайком бегала мыть полы в соседнем магазине — на основной работе тянули с пособием, нужно было платить за съемную комнату, чтобы куда-то вернуться из больницы. Кто-то лишился профессии.

Ольга Литвинова: Туберкулез и остаточные изменения после него накладывают ряд ограничений при дальнейшем трудоустройстве. Многое зависит от конкретной формы заболевания, сроков лечения, состояния больного, места работы, профессии. Это очень индивидуальный вопрос. Но, например, нельзя работать с детьми, с продуктами питания. В некоторых случаях можно получить инвалидность по социальным показаниям (утрате профессии), даже если в целом человек трудоспособен.

Страшный, но не самый страшный

Среди «страшных» болезней туберкулез — не самая страшная. У него даже есть свои «плюсы».

Классический легочный туберкулез, которым болеет большинство, практически не снижает качество жизни в физическом смысле. Даже когда человеку удаляют легкое, он по-прежнему может ходить, видит и слышит.

Обычная бытовая травма может привести к более серьезным последствиям. От туберкулеза умирают, но все реже и реже. В моем отделении за четыре месяца не умер никто, а вот собирались умирать практически все — бросали или не сразу начинали пить таблетки — не верили в возможность вылечиться, сбегали из больницы: приходили домой, или скрывались где-нибудь в подвале. Или, наоборот, считали себя здоровыми: продолжали обычную жизнь, ставя под угрозу окружающих и губя свое здоровье.

Получается, сам туберкулез не так уж страшен. Страшным делаем его мы. Своей брезгливостью к больным. К себе, когда заболеваем сами.

Попытками сделать «хорошее лицо» и не ограничивать свой круг общения даже на первые недели болезни (тубдиспансеры сейчас так же открыты, как и обычные больницы). Отказом от лекарств, который приводит к появлению лекарственноустойчивых форм. Отказом от плановых обследований с мыслью о том, что туберкулезом болеют только «другие».

Иногда о болезни становится известно, когда вылечить ее очень трудно, а больной успел заразить своих родных. Если вы боитесь туберкулеза — начните уже сегодня делать его менее страшным. Например, сходите на флюорографию, перестаньте нервничать по пустякам. И настройтесь на то, что это излечимо.

Противопоказанные профессии

Многочисленные наблюдения в области эпидемиологии туберкулеза показали, что нет оснований для недопущения больного туберкулезом к работе в обычных условиях предприятия или учреждения. Большинство больных туберкулезом работает, не представляя опасности для товарищей по работе. Больные открытыми и активными формами туберкулеза не допускаются к работе только в некоторых профессиях в связи с опасностью заражения здоровых людей в условиях их профессиональной деятельности. Этот вопрос регламентирован специальной инструкцией Министерства здравоохранения «О проведении обязательных профилактических медицинских осмотров на туберкулез и порядке допуска к работе в некоторых профессиях лиц, больных туберкулезом». К инструкции прилагается список профессий и должностей на предприятиях и в учреждениях, к работе в которых не должны допускаться лица, больные туберкулезом, в зависимости от формы заболевания. В основном речь идет о больных открытой формой туберкулеза легких, активной формой туберкулеза легких в фазе обострения и внелегочными формами туберкулеза с наличием свищей, бактернурии, туберкулезной волчанкой лица и рук. При этом больные без лабораторного подтверждения бактериовыделения, но при наличии в легких явлений деструкции по рентгенологическим данным относятся к группе больных открытой формой туберкулеза.

Наибольшая строгость установлена в отношении работников родильных домов и учреждений (воспитательных, лечебно-профилактических, санаторно-курортных) для детей раннего и дошкольного возраста — яслей, детских садов, домов ребенка, молочных кухонь, поликлиник, санаториев. Сюда не допускаются не только бактериовыделители и больные активными формами туберкулеза, но также и лица с неактивными очаговыми изменениями в легких туберкулезной этиологии.

Больным открытыми и активными формами туберкулеза противопоказана также работа в воспитательных учреждениях и учебных заведениях для детей и подростков до 18 лет (средние и общеобразовательные и специальные учебные заведения, детские дома, школы рабочей молодежи, профессионально-технические училища, а также в лечебно-профилактические учреждения для этих возрастов (больницах, поликлиниках, санаториях) — общие и туберкулезные. Больные туберкулезом не могут работать портными, закройщиками, приемщиками в детских ателье и пошивочных мастерских, библиотекарями в детских библиотеках, а также на фабриках детских игрушек, продавцами детской одежды и игрушек.

Это запрещение распространяется также на работников:

  • 1) промышленных предприятий по изготовлению продуктов питания, предприятий общественного питания и торговли продовольственными товарами, непосредственно соприкасающихся с сырьем, полуфабрикатами и готовыми изделиями при их производстве, упаковке, хранении, транспортировке и реализации, а также по ремонту, чистке и дезинфекции производственного оборудования, инвентаря и тары;
  • 2) животноводческих и молочных ферм, птицеферм;
  • 3) аптек и фармацевтических заводов и фабрик, занятых изготовлением, расфасовкой и реализацией лекарственных средств, а также предприятий, выпускающих картонную тару для лекарств, пищевых продуктов и детских вещей;
  • 4) водопроводных станций (водонапорных башен, резервуаров, лиц, обслуживающих водоразборные будки и колонки).

В инструкции далее указываются некоторые профессии, представители которых имеют широкое общение с населением:

  • 1) банщики, работники душевых, парикмахеры, маникюрши, педикюрши, косметички, лица, работающие по сушке, приемке, сортировке и выдаче белья в прачечных и бельевых;
  • 2) работники плавательных бассейнов;
  • 3) проводники пассажирских железнодорожных вагонов, кондукторы общественного транспорта, водители легковых машин, водители-экспедиторы машин, транспортирующих продовольственные товары, бортпроводники пассажирских авиалиний, плавсостав на судах речного и морского транспорта и рыболовного промыслового флота;
  • 4) обслуживающий персонал гостиниц и общежитий (горничные, уборщицы ванн и душевых общего пользования, кастелянши);
  • 5) домашние работницы.

Сюда же относятся врачи-педиатры, оториноларингологи, стоматологи, зубные протезисты, медицинские сестры и санитарки нетуберкулезных отделений для взрослых (больницы, поликлиники, медсанчасти, санатории, дома отдыха, пансионаты, туристские базы, дома инвалидов); работники пищеблоков как нетуберкулезных, так и противотуберкулезных лечебно-профилактических, санаторно-курортных учреждений для взрослых и работники этих учреждений, связанные с питанием и обслуживанием больных. В инструкции также указано, что в учебные заведения не должны допускаться к зачислению и продолжению обучения лица, больные открытой формой туберкулеза легких до окончания основного курса химиотерапии.

Решение об отстранении от работы по эпидемиологическим показаниям принимает ВКК противотуберкулезного диспансера совместно с эпидемиологом СЭС. При возникновении разногласий или в неясных случаях материал обследования направляют эпидемиологу областного отдела здравоохранения, который после консультации с главным врачом областного противотуберкулезного диспансера принимает окончательное решение.

В инструкции имеются подробные и четкие указания об условиях приема и возвращения на работу в соответствующие профессии лиц, перенесших туберкулез, а также о порядке проведения обязательных профилактических медицинских осмотров. В частности, лица, работающие в учреждении, где учатся или лечатся дети школьного возраста и подростки, могут приступить к работе лишь при переводе в III группу диспансерного учета, а работающие в сфере обслуживания — при переводе во II группу учета. Контроль за проведением в жизнь данной инструкции возлагается на СЭС и противотуберкулезные диспансеры.

В тех случаях, когда принимается решение совместно с СЭС о снятии больного с противопоказанной работы, диспансер должен проявить заботу о лечении больного и его трудоустройстве с помощью хозяйственных и профессиональных организаций, а если больной признан инвалидом, то через органы социального страхования.