Новости медицины и науки по вич

«Через 5–10 лет проблема ВИЧ будет решена кардинально»

«Известия» провели круглый стол, посвященный перспективам борьбы с ВИЧ-инфекцией. Через сколько лет появится эффективное лекарство? Может ли оно быть разработано в России? Удастся ли ученым всего мира объединить усилия ради борьбы с вирусом? На эти и другие вопросы искали ответы заведующая кафедрой инфекционных болезней Сеченовского университета Елена Волчкова, заведующая лабораторией искусственного антителогенеза ФНКЦ физико-химической медицины ФМБА РФ Галина Позмогова, научные сотрудники лаборатории иммунологии и вирусологии НИЦ «Курчатовский институт» Сергей Крынский и Даниил Огурцов и старший научный сотрудник Института Африки РАН Руслан Дмитриев.

«Известия»: Числа, связанные с уровнем заражения ВИЧ-инфекцией, растут пусть не бешеными темпами, но уверенно, каждый год. Где мы можем оказаться через 5–10 лет в плане лечения этого заболевания?

Елена Волчкова: Думаю, что с ВИЧ-инфекцией через 5–10 лет проблема будет решена кардинально. Тут показателен пример вирусного гепатита С. Его научились лечить полностью.

Однако надо понимать, что ликвидировать инфекцию до полного исчезновения невозможно. У нас есть единственный пример, когда это удалось, — натуральная оспа.

Есть три фактора, которые могут привести к ликвидации вируса: строгий контроль над ситуацией, ранний доступ к терапии и профилактика. Но полностью победить ретровирусы (а ВИЧ относится к этой категории) и решить все проблемы с инфекционной заболеваемостью вряд ли возможно. Экологическая ниша побежденного будет тут же занята. Неизвестно чем, но это неизбежно.

Галина Позмогова: Успехи последних лет, особенно в области создания и использования химиотерапевтических препаратов, уже превратили ВИЧ-инфицирование из приговора в образ жизни. Да, сегодня этот образ жизни связан с физическими, моральными, иногда с материальными проблемами. Необходимо использовать комплексный подход: усилия общества, усилия самого больного в первую очередь.

Как можно вылечить больного, который не обращается за лечением? Мне хочется надеяться, что в решении этой проблемы будет играть существенную роль создание химиотерапевтических препаратов нового поколения. Они должны быть эффективными, менее травматичными при использовании, обладать меньшими побочными эффектами. Люди будут жить, несмотря на то что они будут носителями вируса. Это будет просто вариант образа жизни, как люди существуют с диабетом. Я совершенно согласна, что уничтожить вирус как факт будет невозможно.

Даниил Огурцов: Уже сейчас существуют и доступны методы терапии, позволяющие контролировать влияние ВИЧ-инфекции на продолжительность и качество жизни. В последние годы интенсивно растет база знаний о биологических свойствах ВИЧ и его взаимодействии с организмом. На основе этого уточняются закономерности подбора оптимальных противовирусных препаратов в зависимости от клинической ситуации, совершенствуются методы адресной доставки лекарственных средств. На мой взгляд, дальнейшее развитие методов лечения и профилактики на основе этих данных может оказать существенный социально-экономический эффект уже в ближайшие годы.

Перспективы создания российского препарата против ВИЧ

«Известия»: Представим себе оптимистический сценарий, когда через 5–10 лет мы увидим победу науки над ВИЧ-инфекцией. Высоки ли шансы, что эта вакцина или метод будут изобретены в России?

Елена Волчкова: Трудно сказать. Значимых успехов по созданию вакцины пока нет. Достижимая сегодня эффективность таких препаратов — 50%, а для инфекционных заболеваний это ничто.

Сергей Крынский: Согласен с предыдущим комментарием. К сожалению, не все способы вакцинации против ВИЧ показывают эффективность даже на ранних стадиях клинических испытаний. Антитела, которые естественным образом образуются у зараженных, обычно не обладают защитным действием.

Создание вакцины против ВИЧ — достаточно сложная задача. Пока непонятно, кто сумеет первым достичь успеха в этой области.

Елена Волчкова: Классическая вакцина делается так: есть поверхностный антиген, белок, его вводят в организм. Причем нет генома вируса — только поверхностный белок. К нему вырабатываются антитела. Когда вирус входит в организм, их встречают антитела, которые не дают вирусу размножиться.

Но ВИЧ очень изменчив. Поэтому нельзя найти стабильную структуру. Классический вариант здесь не подходит. Вы правы совершенно: нужен большой генетический прорыв, которого пока нет, к сожалению.

Галина Позмогова: Путь от разработки биологически активного вещества до создания лекарственных форм, а тем более до использования в медицинской практике чрезвычайно долог, требует огромных вложений и институциональной организации, в которой было бы понятно, каким образом новое лекарство пройдет эти стадии. Может быть, я пессимист, но мне кажется, что в нашей стране эти условия не созданы. Государство, которое раньше этим занималось, самоустранилось от этих вопросов. У нас нет организации, которая могла бы конкурировать с крупными фармкомпаниями, имеющими огромный опыт и значительные ресурсы. В результате мы должны закупать чрезвычайно дорогостоящие лекарства, а прибыль от них увеличивает преимущество этих компаний.

С моей точки зрения, это грустно, потому что это поле, где мы еще остаемся полноценными игроками. Мы можем предложить стратегию поиска и создания новых лекарств.

Руслан Дмитриев: Что касается лекарственных средств, у нас был недавно очень интересный семинар, посвященный абортам. У нас в России не производятся лекарственные препараты, которые позволяют предотвратить беременность. У нас есть резинотехническое изделие № 2 — и всё.

Может быть, с препаратами от ВИЧ-инфекции дело обстоит лучше, но в случае с препаратами для предотвращения беременности — никто в это не вкладывается.

Лекарство от СПИДа вместо полета на Марс

«Известия»: Если человечество объединится не ради полета на Марс, а ради победы над СПИДом, можно за 3–5 лет подобрать лекарство?

Елена Волчкова: В вопросе борьбы с ВИЧ каждая страна развивается в своем направлении. Поделить этот пирог очень сложно. Могут быть параллельные исследования в разных странах, как это часто бывает в науке.

Галина Позмогова: Российские патенты действуют только на территории РФ. Для остального мира мы сейчас являемся просто дармовыми донорами специалистов и идей.

С моей точки зрения, только государство в состоянии организовать результативные проекты такого масштаба.

Елена Волчкова: В мире строится по-другому вся фармструктура. Есть фирмы, которые просто ищут активные молекулы. Они занимаются только этим. Потом, когда молекула найдена, богатая компания ее выкупает. Есть масса фирм, которые поставляют великолепные лекарства. Они ничего не сделали — они только выкупили патент у разработчиков. Больше ничего.

«Известия»: Ситуация наименее благополучна в африканских странах. Борьба ведется наездами, десятки лет процветает ВИЧ.

Сергей Крынский: Есть небольшое количество людей — так называемые элитные контроллеры, у которых даже без лечения не определяется РНК вируса в крови. Не до конца понятны причины столь высокой устойчивости к инфекции, но таких людей очень мало. Изучаются иммунологические механизмы этого феномена, выявлена связь с содержанием и функцией иммунных клеток (лимфоцитов) в слизистых оболочках пищеварительного тракта. При ВИЧ-инфекции происходит патологическая активация кишечной микрофлоры, которая может вызывать воспаление и оппортунистические инфекции. Возможно, что люди, у которых сильный иммунитет слизистых, могут лучше бороться с вирусом. Это одна из гипотез.

Елена Волчкова: Есть лица, генетически невосприимчивые к ВИЧ. Даже существует теория, что якобы белые изобрели этот вирус, чтобы африканцев убить. Хотя впервые эта мутация была выявлена у проституток Танзании. Всё человечество не вымрет, потому что есть люди, невосприимчивые к ВИЧ.

Руслан Дмитриев: В основном это белое население северных регионов.

Елена Волчкова: Есть такие данные по Скандинавии. Они уже посчитали — это приблизительно 5% жителей.

Руслан Дмитриев: У нас это поморы в Архангельской области. Не все, конечно. Но у них, как и у многих народов Севера, — повышенная, по сравнению с другими нациями, доля населения, имеющая иммунитет к этому вирусу.

Елена Волчкова: Может быть, это не мутация, что-то произошло в самом начале разделения на расы. Отсутствует фермент, который позволяет вирусу окончательно привязаться и проникнуть в клетку.

Даниил Огурцов: На этой неделе я видел ряд современных работ. В них говорилось о влиянии ряда оппортунистических инфекций на особенности течения ВИЧ-инфекции. Есть исследования, которые показывают, что между вирусом герпеса человека (ВГЧ) 7-го типа и ВИЧ происходит конкурентная борьба за «клетки-мишени». Подобного рода взаимоотношения с ВИЧ характерны и для ВГЧ-6, однако в данном случае обратно пропорциональная взаимосвязь между концентрациями вирусов не так явно выражена.

На основании этого можно в перспективе изучать новые терапевтические стратегии на базе вирусных белков. Также можно рассматривать подобные оппортунистические инфекции (заболевания, вызываемые условно-патогенными вирусами или клеточными организмами. — «Известия») как фактор защиты пациента от заражения.

Елена Волчкова: При этом вирус 7-го типа достаточно опасен для человека. С ним ассоциируются очень неприятные состояния — депрессия, поражение центральной нервной системы. Это лишний раз говорит о том, что ниша никогда не будет пустой.

Галина Позмогова: В настоящее время ведется активный поиск перспективных антивирусных препаратов. Интересно, что подход, который разрабатывается в нашей лаборатории, оказался усиленным вариантом природных механизмов, что поддерживает надежду на его успешность.

Другие публикации:  При ветрянки всегда температура

Даниил Огурцов: Современные терапевтические подходы ушли далеко. Возможность подавить размножение вируса в организме путем воздействия на его структурно-функциональные элементы существует. В перспективе вакцинация может предотвратить попадание вируса в организм человека и начало его размножения. Однако не следует забывать о том, что, единожды попав в организм человека, ВИЧ навсегда встраивается в человеческий геном. В данном случае подход к терапии должен быть гораздо сложнее. Мы еще далеки от того, чтобы элиминировать (удалять. — «Известия») вирусный генетический материал из клетки хозяина, не уничтожив саму клетку. Если появятся технологии, позволяющие сделать это, такой подход к терапии будет окончательным прорывом: не просто подавлять инфекцию, а полностью выводить вирус из организма больного.

Раннее выявление ВИЧ-инфекции

Галина Позмогова: Одного Дня борьбы со СПИДом (1 декабря. — «Известия») явно недостаточно.

«Известия»: Вы бы предложили посвятить этой теме неделю или год?

Руслан Дмитриев: Есть еще 18 мая (День памяти жертв СПИДа). В этот день мы вспоминаем жертв.

Галина Позмогова: Конечно, нужна постоянно действующая программа и постоянное финансирование, а не один-два дня в год.

Елена Волчкова: В конце прошлого года была предложена государственная стратегия, три основных направления разработаны. Стратегия принята, деньги выделены. Посмотрим, какие будут результаты через год.

Основным направлением хотят сделать обследование населения. В Америке большой процент заболевших впервые попадает в поле зрения врачей через семь лет после инфицирования. Это очень большой срок — представляете, сколько людей можно заразить?

Выявлять нужно вовремя, чтобы люди знали, что они инфицированы, и обращались хотя бы за теми препаратами, которые сейчас есть. У нас ситуация достаточно хорошая, есть уже препараты последнего поколения с минимумом побочных эффектов. Сейчас переходят к тому, чтобы в одной таблетке было всё. Тогда потребуется принимать в день не 5–10 таблеток, а одну. Речь идет о том, что появятся препараты пролонгированного действия — прием один раз в неделю.

Сергей Крынский: Согласен, в современных условиях профилактике и раннему выявлению ВИЧ-инфекции принадлежит во многом определяющая роль. Раннее начало терапии важно как для предотвращения распространения инфекции (пока человек получает терапию, он фактически не может являться источником заражения), так и для оптимального эффекта от терапии. Нужно максимально подавить размножение вируса, когда он еще не успел вызвать тяжелое повреждение иммунной системы.

Новости медицины и науки по вич

Производится перенаправление с сайта

Всероссийской акции по тестированию на ВИЧ-инфекцию

Авторизация

Восстановление пароля

  • Главная
  • Лечение
  • Эволюция медицины в борьбе со СПИДом

Врачи до сих пор не могут придумать вакцину от ВИЧ. Эта фраза создает образ медиков, не желающих что-либо делать, бессильных и не очень образованных.

На самом деле, сейчас многим трудно представить, насколько страшна была эта болезнь 30 лет назад и каких успехов добились ученые. Да, полностью излечить человека от этого вируса пока невозможно, зато теперь ВИЧ-инфицированный может жить нормально, рожать детей и не бояться, что совсем скоро он умрет. Теперь ВИЧ – не смертный приговор.

Когда только вирус иммунодефицита человека появился в нашей стране, он вызвал огромное количество вспышек заболевания. Люди боялись ходить к врачу, сдавать кровь и даже порой общаться с малознакомыми людьми – заразиться неизлечимой болезнью не хотел никто. Тогда средняя продолжительность жизни больного человека составляла 2 года, ведь не было абсолютно никаких препаратов. Кроме того, узнавали о заболевании люди уже на поздних стадиях. Сейчас же созданы не только бесплатные тесты на ВИЧ в поликлиниках, но и доступные мобильные лаборатории, которые в течение получаса могут определить ваш ВИЧ-статус. А те, кому не повезло оказаться в числе зараженных, сейчас могут жить так же долго, как и здоровые люди. Регулярные походы к врачу, отслеживание состояния вирусной нагрузки, прием таблеток позволяют сделать жизнь ВИЧ-инфицированного абсолютно нормальной.

К слову о препаратах. Если раньше в качестве лекарства пытались использовать «Зидовудин», который помогал при лечении онкозаболеваний, что не приводило к желаемым результатам – болезнь вновь начинала развиваться, то уже в середине 90-х ученые смогли остановить развитие болезни в организме человека, а значит, отдалили от пациентов смерть. Это удалось сделать благодаря открытию трехкомпонентной схемы лечения. Тогда больному приходилось принимать около 10 таблеток в день, сегодня медики смогли все поместить в одну ежедневную таблетку. Кроме того, современные препараты очень безопасны, если сравнивать их с токсичностью предшественников.

Кажется, совсем недавно ВИЧ-инфекция становилась дорогой к скорому летальному исходу, если человек заболевал туберкулезом – более четверти смертей ВИЧ-положительных происходило из-за туберкулеза. Сейчас врачи активно борются за жизнь таких пациентов и применяя в том числе и профилактику, таким образом наметилась положительная тенденция – число пациентов, имеющих двойную инфекцию, стало меньше.

Вообще, ВИЧ-инфицированные могут вести абсолютно нормальный образ жизни: заниматься спортом, путешествовать, заводить семьи и даже детей. При регулярном лечении и ответственном подходе к антиретровирусной терапии, ВИЧ-положительная женщина может родить здорового малыша – риск заражения в таком случае составляет менее 1%! При отсутствии лечения, например, при родах этот риск составляет 85%. Учеными уже доказано, что лечение ВИЧ-инфицированных снижает риск передачи вируса в гетеросексуальных парах на 96%, что даже больше, чем во время полового акта с презервативом.

Однажды ученым даже удалось полностью вывести ВИЧ из организма человека. В 2007 году Тимоти Брауну пересадили костный мозг донора, у которого была генетическая мутация – невосприимчивость к ВИЧ (такая мутация встречается крайне редко и обнаружить ее нелегко). Спустя 3 года после операции анализ крови Тимоти показал, что ВИЧ у него нет. Но этот случай пока единичный, так что считать это тенденцией нельзя.

Тем не менее, наука действительно шагнула далеко вперед в сфере борьбы со СПИДом, ведь сейчас лечение не дает ВИЧ-инфицированным дойти до этой стадии болезни. Но это не значит, что пора забыть об этой проблеме. Незнание своего ВИЧ-статуса может привести к ужасающим последствиям, а небрежное отношение к лечению увеличивает вероятность возникновения СПИДа.

Новости медицины и науки по вич

Журнал добавлен в корзину.

От чего зависит успех лечения от ВИЧ

Наиболее аккуратно терапии против ВИЧ придерживаются больные постарше и с хорошим образованием.

По данным сайта всероссийской акции «Стоп ВИЧ/СПИД», каждый час в нашей стране вирусом иммунодефицита заражаются 10 человек. Всего же с этой инфекцией в России живут около 900 тысяч человек.

На всякий случай напомним, что СПИД давно перестал быть болезнью сексменьшинств и наркоманов, употребляющих инъекционные наркотики: ВИЧ можно получить и при гетеросексуальном контакте (и в последнее время такой способ заражения становится доминирующим, хотя некоторым в это до сих пор не верится), и при некоторых медицинских процедурах – например при переливании донорской крови, которую почему-либо не проверили на вирус.

Масштабы проблемы таковы, что одной лишь пропаганды нравственности с духовностью тут мало, нужны какие-то медицинские усилия. Полностью избавиться от вируса сейчас пока не получается, хотя некоторые такие все же случаи имели место (почему от ВИЧ трудно избавиться, мы неоднократно писали).

Однако против ВИЧ все же есть вполне эффективная терапия – так называемая высокоактивная антиретровирусная терапия, – которая позволяет держать его под контролем. В этой терапии используются несколько препаратов, которые не дают вирусу размножаться; подробно мы про них говорить не будем, скажем лишь, что с антиретровирусной терапией носители ВИЧ вполне могут прожить столько же, сколько и неинфицированные люди.

Но здесь главное вовремя начать. В июле нынешнего года Всемирная организация здравоохранения выпустила новое руководство, в соответствии с которым рекомендует начинать антиретровирусную терапию немедленно, буквально в тот же день, когда поставили диагноз. И здесь, конечно, возникают определенные трудности, объективного и субъективного толка.

Во-первых, человек должен быть готов к тому, чтобы начать немедленно лечиться, во-вторых, у него не должно быть заболеваний, из-за которых терапию приходится переносить на попозже. Наконец, чтобы антиретровирусная терапия работала, с ней не должно быть перерывов – но в том-то и дело, что многие придерживаются ее не очень аккуратно, а то и вовсе бросают.

Марина Ветрова, психиатр-нарколог, научный сотрудник Санкт-петербургского государственного медицинского университета им. И. П. Павлова, вместе с коллеги попыталась выяснить, от чего зависит, будет ли человек аккуратно следовать терапии или нет. В исследовании участвовали сто ВИЧ-положительных людей, которым антиретровирусную терапию назначили впервые. Женщин и мужчин среди них было примерно поровну, а средний возраст составил 37 лет.

Половина инфицированных получили вирус через инъекции, а другая половина – в результате незащищенного сексуального контакта. В течение полугода они должны были каждый месяц получать лекарственные средства и принимать их согласно выданным инструкциям. В случае успеха вируса должно было стать настолько мало, что он стал бы невидимым для методов анализа.

Все больные до начала терапии прошли интервью, в которых они сами должны были оценить, смогут ли они следовать режиму терапии. По словам Марины Ветровой, «факторы для оптимального удержания в терапии – это возраст и образование. Чем старше человек и чем выше у него уровень образования, тем успешнее проходит терапия». А вот употребление наркотических веществ или алкоголя в прошлом или настоящем человека на лечение почти не влияет. Иными словами, наркозависимый вполне может проходить антиретровирусную терапию.

Другие публикации:  После прививки гепатит б температура

Любопытно и то, что 80% участников исследования удержались в заданном терапевтическом режиме. Даже пациенты, которые изначально были пессимистично настроены, в итоге от терапии не отказались. И в целом участники исследования более достоверно предсказали свою приверженность лечению, нежели врачи. «То есть прогностическая способность медицинских работников оказалась ниже, чем у пациентов, что согласуется с данными других исследований. Значит, врачам не стоит полагаться здесь исключительно на собственную оценку и больше доверять пациенту в этом вопросе», – отмечает Марина Ветрова.

Но были и такие, которые либо сразу отказывались от терапии, либо начинали лечение, но потом пропускали прием лекарственных препаратов. С некоторыми из них связаться не удалось, а те, которых удалось расспросить, говорили, что у них либо были заболевания, не сочетающиеся с антиретровирусной терапии, либо что они боялись побочных эффектов, либо же – что им просто неудобно или неприятно было ходить туда, где выдают лекарства. Поскольку за ВИЧ тянется слава «вируса наркоманов», и значительное число его носителей составляют наркозависимые, то человек, который приходит получить препараты, начинает чувствовать себя «одним из них», даже если у него самого никогда никаких проблем с наркотиками не было.

Полностью результаты исследований опубликованы в журнале «ВИЧ-инфекция и иммуносупрессия». В целом, как полагают исследователи, для наркозависимых, которые получили ВИЧ, нужна комплексная терапия, и кроме инфекционистов с ними должны работать наркологи – тем более, что, как было сказано выше, антиретровирусное лечение они вполне готовы поддерживать.

Вообще, чтобы взять эпидемию под контроль, необходимо менять всю систему борьбы с ВИЧ – иначе просто не удастся достичь желаемого результата, который обычно описывают тремя цифрами «90-90-90». Это значит, что 90% людей с ВИЧ знают о своем статусе, 90% из них получают лечение и, самое главное, у 90% среди тех, кто проходит терапию, вирус ослаб до «невидимого» состояния. Стратегия «90-90-90» должна быть реализована к 2020 году, однако ради этого предстоит еще очень и очень постараться.

Конец ВИЧ-инфекции уже близок? Чего удалось достичь столичным врачам

25 лет назад этот вирус вызывал ужас. Сейчас его научились держать под контролем.

В столице завершила работу II научно-практическая конференция с международным участием «Современные подходы к лечению ВИЧ-инфекции в практике московского здравоохранения». Чего удалось достичь столичным врачам?

СПИД — уже не приговор

ВИЧ-инфекция — в основном напасть больших городов. Но инфицированных в Москве намного меньше, чем в других регионах РФ и мегаполисах развитых стран. Уровень заболеваемости в городе в 2016-м составил 369,5 на 100 тыс. населения, что на 39% меньше, чем в среднем по России. Обследование теперь проходят 4,5 млн человек ежегодно, то есть 38% горожан — эталон для мировых мегаполисов!

Но, пожалуй, самое серьёзное достижение московского здравоохранения — тысячи здоровых малышей, рождённых матерями с ВИЧ-инфекцией. Это стало возможно благодаря комплексной работе с беременными женщинами, имеющими такой диагноз. Причём помощь оказывают пациенткам из всех российских регионов, не деля на «своих» и «чужих». В 2016 г. риск передачи вируса от ВИЧ-положительной матери ребёнку составил менее 1%. В глобальном здравоохранении такая цифра считается предельно низкой. А в соответствии с разработанным Всемирной организацией здравоохранения европейским планом действий по ВИЧ/СПИДу на 2012-2015 годы позволяет фактически говорить об искоренении «вертикального» распространения смертельно опасной болезни.

Если же в московское мед­учреждение обращается ВИЧ-инфицированный ребёнок, он гарантированно получает медико-социальное сопровождение, любые необходимые виды высокотехнологичной помощи и социальной адаптации.

Ещё 20 лет назад ВИЧ-инфекция уносила жизни людей, несмотря на все усилия врачей. Сейчас такой диагноз уже не приговор. Московское здравоохранение обеспечивает жизненно необходимыми лекарствами всех нуждающихся. Результат стоит затрат. У 80% людей, получающих антиретровирусную терапию, вирус в крови не определяется. Это значит: они не заражают окружающих, в том числе близких, могут прожить долго и иметь здоровых детей. Это сегодня лучший показатель для мирового здравоохранения. Согласно соцопросам, жители столицы теперь намного терпимее относятся к людям с ВИЧ-инфекцией. Многие поняли: с этой серьёзной инфекцией можно жить так же, как с обычным хроническим заболеванием. Если вовремя проходить обследования и лечение.

В группе риска — бомжи и мигранты

«Сложнейшее заболевание, к которым относится ВИЧ-инфекция, требует междисциплинарного научно-практического подхода, постоянного повышения квалификации медицинских кадров, — подчёркивает заместитель руководителя Департамента здравоохранения Москвы Алексей Погонин. — Многие московские специалисты в области ВИЧ/­СПИДа признаны в международной профессиональной среде, участвуют в мировых исследовательских программах. Результаты совместной работы помогают оказывать помощь больным ВИЧ-инфекцией в российской столице на ещё более качественном уровне, не уступая лучшим мировым врачебным практикам».

Увы, в последние годы опасная инфекция в столице оказывается вовсе не местного «происхождения». Большее количество ВИЧ-инфицированных выявляется среди иностранцев, иногородних и лиц без определённого места жительства, чем среди москвичей. «Во многом на это повлияло повышение эффективности обследования мигрантов на социально значимые заболевания после создания многофункционального миграционного центра и централизации медицинского освидетельствования», — подчеркнул А. Погонин. Закрыть границы и отгородиться от всего остального мира сегодня невозможно. Значит, надо научиться этим риском управлять.

«Создание системы эффективного контроля заболеваемости сифилисом, ВИЧ-инфекцией и туберкулёзом у мигрантов на территории Москвы ярко показало эффективность внедрения новых организационных технологий, — уточнил главный специалист по дерматовенерологии Департамента здравоохранения г. Москвы Николай Потекаев. — Проведена колоссальная работа, о результатах которой было доложено на трибуне Совета Федерации.

По её итогам у приезжающих из других стран и получающих патент с 2013 по 2016 год выявление сифилиса увеличилось в 23 раза (в общем количестве больных москвичей мигранты занимают 46%, а раньше занимали 2%!). Выявление ВИЧ-инфекции — с 0,5 до 6%, туберкулёза — в 6 раз».

Помощь — каждому

Помогать ли приезжим? Так вопрос вообще не ставится.

«Многолетняя комплексная работа, которая ведётся в городе при поддержке правительства Москвы, даёт сегодня все возможности для полноценного оказания медпомощи в амбулаторных и стационарных условиях всем без исключения ВИЧ-инфицированным гражданам, находящимся на территории Москвы», — заверил главный специалист Департамента здравоохранения Москвы по проблемам диагностики и лечения ВИЧ-инфекции, глава Московского городского центра СПИД Алексей Мазус.

Пока вирус оказывается хитрее человека, одолеть его и полностью искоренить болезнь можно только сообща.

«Фундаментальная наука должна развиваться в каждой стране и прежде всего при активной поддержке государства, — уверен профессор МГУ им. Ломоносова, заведующий лабораторией Национального института здоровья США Леонид Марголис. — Не имея науки, вы не можете применять те лекарства и освоить те изобретения, которые пришли из-за рубежа. При этом, конечно, национальная наука должна быть интегрирована в мировую. Очень хорошо, что в Москве это понимают».

Даёшь отечественное лекарство!

С тем, что «общие усилия в борьбе с ВИЧ-инфекцией необходимы», согласен и другой современный учёный — спикер международной конференции.

«Я занимаюсь этой болезнью с 1982 года. И вначале это было ужасно: новый вирус, мы боялись, что ничего не сможем с ним сделать, — признался профессор Медицинской школы Университета Кейс Вестерн Резерв (Кливленд, США), ­замруководителя Центра исследований в области ВИЧ-инфекции при университетской больнице Кливлендского медицинского центра, а также практикующий врач Майкл Ледерман. — А сейчас ВИЧ-инфекция поддаётся терапии. Более того, если диагностика и лечение происходят на ранних этапах, то продолжительность жизни пациента почти не отличается от показателей неинфицированных людей. Это выдающийся результат».

Профессиональное сообщество подчёркивает: нужно активно поддерживать разработку отечественных противовирусных препаратов и вакцин. Российские учёные в Москве, Новосибирске и Санкт-Петербурге уже создали вакцины против ВИЧ-инфекции, которые ждут финансирования для продолжения испытаний. А вот долгожданное оригинальное отечественное лекарство мирового уровня было как раз представлено на конференции.

«Это первый за многие годы инновационный препарат в области ВИЧ-инфекции с полным циклом производства в России, разработанный с государственной поддержкой», — заявила исполнительный директор компании «ВИРИОМ» Ольга Алёшина. По словам эксперта, складывается уникальная ситуация, когда российские пациенты раньше зарубежных получат доступ к новой, более безопасной терапии.

Смотри также

Розувастатин замедляет прогрессирование субклинического атеросклероза у больных с ВИЧ-инфекции

Биктегравир — новый ингибитор интегразы

Рандомизированное проспективное исследование бустированного дарунавира в качестве препарата постконтактной профилактики

Ускоренная нормализация соотношения CD4+/CD8+ при раннем назначении АРТ при острой ВИЧ-инфекции

Новая вакцина против ВИЧ оказалась эффективной и безопасной

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Клинические испытания вакцины против ВИЧ, которая должна защитить человека от разных его штаммов, показали обнадеживающие результаты.

Статья, анализирующая результаты исследования, опубликована в научном журнале Lancet. В ней говорится, что вакцина вызвала правильную реакцию иммунной системы всех 393 участников испытаний. Она также помогла защитить обезьян от вируса, схожего с ВИЧ.

Теперь необходимо провести дальнейшие испытания и выяснить, способна ли она защитить от ВИЧ человека. В мире с ВИЧ или СПИДом живет примерно 37 миллионов человек. Каждый год появляется около 1,8 миллиона новых случаев.

Другие публикации:  Флемоклав солютаб отзывы при ангине

Исследование проводилось в 2015-2016 годах, а в июле 2017 года ученые рассказали миру о его результатах.

Сейчас же публикуются его ключевые данные на ранней стадии, поясняют в компании Johnson & Johnson, чья дочка Janssen Pharmaceutical Companies разработала вакцину.

Несмотря на то, что лечение ВИЧ с каждым годом становится более эффективным, до сих пор и вакцина против этого вируса, и терапия оставались лишь в мечтах медиков и пациентов. Доконтактная профилактика ВИЧ эффективна, но ее нужно принимать регулярно (чуть ли не ежедневно).

Вакцина против ВИЧ стала настоящим вызовом для ученых, отчасти потому, что у этого вируса множество штаммов.

Вирус умеет мутировать с целью избежать атаки иммунной системы человека, поэтому мы не можем выработать к нему иммунитет.

Новая, так называемая мозаичная вакцина состоит из белков разных штаммов этого вируса, поэтому в идеале должна стать универсальной защитой.

Данное исследование было рандомизированным контролируемым двойным слепым исследованием с применением плацебо, что считается стандартным методом в медицине. Ученые проверили разные варианты вакцины на здоровых участниках от 18 до 50 лет, не зараженных ВИЧ.

Участников набрали в нескольких странах — США, Руанде, Уганде, ЮАР и Таиланде. Каждый проходил курс вакцинации на протяжении 48 недель.

Все виды вакцин показали себя эффективными и безопасными для пациентов.

В параллельном исследовании ученые прививали макак-резусов против вируса, похожего на ВИЧ, который поражает обезъян.

Испытуемая вакцина защитила более двух третей подопытных обезъян.

Профессор Гарвардской медицинской школы Дэн Барук, возглавлявший это исследование, оговаривается, что пока рано делать вывод о том, что эта вакцина способна предотвращать заражение.

«Способность спровоцировать специфическую реакцию иммунной системы не означает, что вакцина обязательно защитит человека от инфицирования ВИЧ», — поясняет он.

Однако результаты последнего исследования обнадеживают, и ученые уже планируют испытать вакцину на 2600 женщинах на юге Африки.

Это не первая вакцина против ВИЧ, которую тестируют на людях. Например, одна из предыдущих уже была опробована в Таиланде и показала снижение уровня заражений почти на треть.

Но этого оказалось недостаточно для ее широкого применения.

Доктор Майкл Брэйди, медицинский директор Terrence Higgins Trust, заметил, что торопиться с выводами не стоит, хотя надежда есть.

Он добавил, что на данный момент существуют такие эффективные способы профилактики заражений, как контрацепция и антиретровирусная терапия, которая предотвращает передачу инфекции.

Каждый четвертый ВИЧ-инфицированный не знает о своем статусе

В преддверии тридцатой годовщины Всемирного дня борьбы со СПИДом, который отмечается 1 декабря, Европейский центр профилактики и контроля заболеваний (ECDC) и Европейское региональное бюро ВОЗ опубликовали последние данные об эпидемии ВИЧ в Европейском регионе. Остановить распространение инфекции может лишь ранняя диагностика ВИЧ и прерывание цепочек его передачи, считают европейские и российские ученые.

Вирус иммунодефицита человека (Human Immunodeficiency Virus) поражает иммунную систему и вызывает тяжелое заболевание на протяжении всей жизни с длительным инкубационным периодом. Конечная стадия нелеченной инфекции – синдром приобретенного иммунодефицита (СПИД) является результатом разрушения иммунной системы и сопровождается различными инфекционными и неинфекционными заболеваниями.

Итоги года

Единственный обнадеживающий факт заключается в некотором снижении темпа прироста новых инфицированных – с 6,9 на 100 тыс. населения в 2008 году до 6,2 в 2017 году, отмечается в релизе ECDC. Но остается одна из причин продолжающейся эпидемии – поздняя диагностика. Каждый второй человек с диагнозом ВИЧ уже достиг продвинутой стадии инфекции. «9 из 10 (89%) диагнозов СПИДа в 2017 году были поставлены в течение всего 90 дней с момента установления диагноза ВИЧ, что указывает на то, что большинство случаев СПИДа в ЕС/ЕЭЗ можно было бы избежать с помощью ранней диагностики», — отмечается в документе.

В восточной части региона зарегистрировано более 130 тыс. новых случаев ВИЧ, что является самым высоким показателем за всю историю.Еще около 30 тыс. пришлось на центральную и западную часть региона. 59% заражения связано с гетеросексуальными контактами, 38% — с гомосексуальными. В документе отмечается снижение на 20% по сравнению с 2015 годом числа заражений, связанных с гомосексульнами контактами. Тем не менее, 70% новых случаев ВИЧ приходится на мужчин.

Стратегия «90-90-90»

По данным Объединенной программы ООН по ВИЧ/СПИД (ЮНЭЙДС), сегодня около 25% ВИЧ-инфицированных не знают о своем заболевании.Главной задачей, стоящей перед мировым сообществом, участники Программы считают выявление этих людей и обеспечение им доступа к качественной медицинской помощи и профилактике. В 2014 году ЮНЭЙДС была разработана стратегия «90-90-90», направленная на окончание эпидемии ВИЧ. Она предполагает, что к 2020 году:

  • 90 % всех людей, живущих с ВИЧ, должны знать о своем статусе;
  • 90% всех пациентов с диагнозом ВИЧ-инфекция должны получать постоянную антиретровирусную терапию;
  • у 90% всех пациентов, получающих антиретровирусную терапию, должна наблюдаться вирусная супрессия.

Однако пока, по словам директора Европейского регионального бюро ВОЗ Zsuzsanna Jakab, несмотря на тенденцию к снижению инфицирования, говорить о возможности достижения целевых показателей Стратегии «90-90-90» к 2020 году не приходится. И государства должны активизировать свои усилия в этом направлении.

Предупрежден, значит, вооружен

Руководитель научной группы разработки новых методов диагностики ВИЧ-инфекции и вирусных гепатитов Центрального НИИ Эпидемиологии Роспотребнадзора Дмитрий Киреев приводит 5 фактов о ВИЧ, которые должен знать каждый:

1. ВИЧ-инфекция – пожизненное хроническое заболевание, с которым можно жить так же долго, как и при отсутствии инфицирования. Но только при условии своевременного и адекватного лечения антиретровирусными препаратами.

2. Обнаружить болезнь позволяет последовательное проведение исследования крови методами ИФА (иммуноферментный анализ) и иммуноблота. В некоторых случаях (например, при подозрении на недавнюю инфекцию) рекомендуется проведение исследования молекулярными методами (ПЦР).

3. Иногда вирус может иметь устойчивость (резистентность) к некоторым антиретровирусным препаратам – и науке известно, как этому противостоять.

4. Самой прогрессивной терапией сегодня считается прием комбинации антиретровирусных препаратов в виде 1 таблетки 1 раз в день. В обозримом будущем препараты будут доступны форме инъекций, которые необходимо будет делать всего 1 раз в 1-2 месяца.

5. В ВИЧ-инфицированных семьях могут рождаться здоровые дети. Существующая профилактика (прием антиретровирусных препаратов во время беременности, кесарево сечение и замена грудного вскармливания искусственными смесями) снижает риск передачи вируса ребенку до 1-2%.

Наука в борьбе с ВИЧ

Весной 2018 года Центр молекулярной диагностики Центрального научно-исследовательского института Эпидемиологии Роспотребнадзора представил первый и единственный в России набор для секвенирования нового поколения, который позволит лабораториям справляться с необходимым объемом исследований лекарственной устойчивости ВИЧ. Новый набор реагентов поможет собрать информацию о резистентности вируса по всей стране и сделать индивидуальный подбор терапии максимально точным.

Ученые института также работают над вакциной от ВИЧ, которая будет способна блокировать размножение вируса, позволяя костному мозгу восстанавливать иммунные клетки. В начале 2019 года стартует второй этап доклинических испытаний.

Пройдите анализ на ВИЧ

По официальным данным, сегодня в России живут с ВИЧ более 900 тысяч человек. И еще не менее 200-250 тыс. выпадают из поля зрения государственного здравоохранения. Именно потому, что каждый четвертый ВИЧ-инфицированный не знает о своем статусе, эпидемия во всем мире продолжается, уверены специалисты. «Ежегодное тестирование на ВИЧ следует проходить всем людям от 15 до 50 лет, – говорит Дмитрий Киреев. – Если вовремя не диагностировать заболевание и не начать терапию, у человека ослабевает иммунная система и развивается СПИД».

Специалисты призывают россиян присоединиться к проведению Всемирного дня борьбы со СПИДом и внести свой вклад в победу над чумой XXI века. В частности, узнать свой ВИЧ-статус можно, сдав бесплатно анализ на определение антител к ВИЧ во всех медицинских офисах CMD и 80-ти медицинских учреждениях партнеров Центра молекулярной диагностики по всей России по промокоду #СТОПВИЧСПИД. Акция действует с 1 по 3 декабря.