Новые лекарства от гепатита в 2015 году

Новое лекарство показало 100-процентную эффективность в лечении гепатита B

Учёный из Австралии при помощи экспериментального лекарства от рака смог полностью излечить сотни лабораторных мышей от хронического гепатита B, пишет английский сайт RT. В настоящее время препарат испытывают на людях и, вероятно, вскоре его будут использовать для лечения заболеваний, подобных ВИЧ или туберкулёзу, устойчивых к лекарствам.

«Мы достигли 100-процентного успеха в лечении вирусного гепатита B в сотнях доклинических тестов», — сообщил Марк Пеллегрини, который руководит группой исследователей в мельбурнском Институте Уолтера и Элизы Холл — старейшем медицинском исследовательском центре Австралии.

В своих исследованиях, результаты которых были опубликованы журналом Национальной академиии наук, команда использовала препарат Birinapant — лекарство от рака, созданное в США, протестированное на 350 людях, но до сих пор не поступившее в продажу.

«Birinapant позволил разрушить клетки печени, инфицированные гепатитом B, оставляя здоровые клетки нетронутыми. Удивительно, но когда Birinapant вводился в сочетании с антивирусным препаратом Entecavir, освобождение от инфекции происходило в два раза быстрее, чем при одном только Birinapant. Мы надеемся, что получим такие же успешные результаты в ходе клинических испытаний на людях, которые уже начались в Мельбурне, Перте и Аделаиде», — сказал Пеллегрини.

По данным Всемирной организации здравоохранения, более 350 млн человек страдают от хронического гепатита B, в основном в развивающихся странах к югу от Сахары и в Азии. Болезнь может вызвать повреждение печени и почек, а также онкологические заболевания. Там, где антиретровирусные препараты доступны, пациенты вынуждены принимать их в течение всей жизни или до того, как им пересадят новый орган. При этом смертность составляет более 700 тыс. человек в год.

По словам Пеллегрини, препарат восстанавливает апоптоз — биологический механизм очищения повреждённых клеток, которые пострадали от гепатита и от рака.

«Обычно клетки печени при возникновении инфекции включают сигнал, который приказывает клетке разрушить себя «для общего блага», для предотвращения распространения инфекции по организму. Но наше исследование показало, что вирус присваивает себе коммуникации между клетками печени, приказывая им игнорировать инфекцию и не разрушать себя. Препарат Birinapant отменяет эту команду, и в результате инфицированная клетка погибает», — пояснил Пеллегрини.

Гепатит С: лечение лекарствами теперь эффективнее трансплантации печени

Читайте также

Человек с хроническим гепатитом С может жить десятилетия без специфического лечения. Но рано или поздно вирус все-таки «доконает» печень — свою главную мишень. До сих пор единственное, что могло спасти пациента — трансплантация этого органа. Но учитывая, сколько таких операций делается в нашей стране, эти люди были обречены. Сегодня у трансплантации есть альтернатива.

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) опубликовала прогноз по ситуации с гепатитом С, в том числе с учетом возможности пересадки печени. Потребность Петербурга — 389 трансплантаций в год. По данным Российского научного центра радиологии и хирургических технологий (РНЦРХТ) — единственного учреждения, где в Петербурге пересаживают печень, до 2010 года выполнено в общей сложности 85 трансплантаций. И почти столько же — за последние 5 лет. В трансплантологии печени вирусные гепатиты — самая большая проблема, считают врачи. Потому что, с одной стороны, пересадка этого органа требуется тем, у кого вирус «съедает» печень, с другой — гепатит С настолько распространен, что найти неинфицированного донора со здоровой печенью (без вирусов гепатитов), очень сложно.

Как лечат гепатиты в Петербурге

По данным научного исследования, проведенного в Клинической инфекционной больнице им. С.П. Боткина в 2011 году, в Петербурге хроническими вирусными гепатитами инфицированы около 3% населения. Насколько увеличилась распространенность вируса к 2015 году, неизвестно, хотя понятно, что число инфицированных продолжает расти. Сегодня по федеральной программе лечение получают, в основном, инфицированные одновременно ВИЧ и гепатитами В и С. На городскую программу льготного лекарственного обеспечения петербуржцев с гепатитом С (пациент может приобрести лекарства за 50% от их стоимости) выделяется так мало денег, что воспользоваться льготой могут от силы 100 человек. Причем, это терапия пегилированными интерферонами, которая очень тяжело переносится, а длится 1 год.

Пациенты с II или III генотипами вируса гепатита С могут лечиться простыми и недорогими интерферонами отечественного производства в комбинации с рибавирином. Это лечение эффективно для них в 80% случаев. Но таких пациентов немного, в основном, петербуржцы инфицированы хроническим гепатитом С I генотипа (1а, 1б). Это 70% инфицированных, для них до сих пор «золотым стандартом» были дорогие пегилированные интерфероны в сочетании с рибавирином, эффективность терапии достигает не многим более 50%.

Пациентам с гепатитом С на стадии цирроза печени необходим курс терапии либо до, либо после операции по пересадке этого органа. Но 100-процентной гарантии избавления от вируса нет даже после пересадки.

Оперировать или лечить?

— Проведенные нами и опубликованные в печати исследования свидетельствуют о неутешительном прогнозе течения хронических гепатитов. — говорит главный врач Городской клинической больницы им. Боткина Алексей Яковлев. — Если сейчас не лечить людей с хроническими гепатитами (большинство из них были инфицированы в конце 1990-х – начале 2000-х годов), то нас ждет увеличение смертности вдвое от гепатита С к 2017-2021 годам. А по прогнозам ВОЗ пик смертности в мире от вирусных гепатитов придется на 2030-2035-е годы. Сейчас в Петербурге ежегодно от гепатита С умирают 2 тысячи человек.

Студентка медицинского факультета СПбГУ Александра Иванова под руководством своего научного руководителя — профессора Алексея Яковлева проанализировала случаи цирротической стадии хронических гепатитов, требующих пересадки печени. За полгода она выявила 175 пациентов, которым по показаниям была необходима пересадка. У 54 человек были абсолютные показания для пересадки, но при этом у 20 из них имелись и абсолютные противопоказания. По результатам дипломной работы студентка сделала вывод: даже, если бы у врачей были возможности прооперировать всех пациентов с абсолютными показаниями, это все равно не сделает погоды, потому что остановить потерю людей от гепатита сегодня можно только при массовом лечении.

— Не хочу умалять достижений хирургов-трансплантологов, но объективный вывод, который сделан студенткой СПбГУ в дипломной работе, неоспорим. На трансплантацию печени для одного человека выделяются огромные деньги по программе высокотехнологичной помощи плюс пожизненное обеспечение дорогими лекарствами, подавляющими иммунитет, однако повлиять на ситуацию со смертностью такая программа не может, – уверен профессор Алексей Яковлев. — Наступило время, когда надо сменить стратегию. В условиях, когда донорских органов катастрофически не хватает, намного эффективнее, экономичнее и менее травматично для пациентов может использоваться медикаментозная терапия современными противовирусными препаратами. Это реальный шанс на сохранение жизни пациентам с хроническим гепатитом.

Революция в гепатологии свершилась, но результатов пока нет

Еще недавно никому и в голову не пришло бы ставить вопрос по принципу «или-или». Теперь, когда в России, как и во всем цивилизованном мире, появилось новое поколение лекарств, способное с вероятностью до 95-99% избавить человека от вируса, государство может определить приоритеты.

— Оценить значение их появления мы сможем со временем. Это лечение уже не требует уколов, оно в два раза короче по срокам, чем раньше (курсы по 12 и 24 недели), и не дает таких побочных эффектов, как интерфероновая терапия — это иммуноопосредованное лечение, оно не может дать высокого результата, всегда есть риск, что вирус не поддастся уничтожению, — объясняет Яковлев. — Новые препараты действуют непосредственно на вирус.

О том, что в мире совершена революция с появлением безинтерфероновой терапии, длительность которой составляет всего 12 или 24 недели, стало известно еще в прошлом году. Лекарства нового поколения «Викейра пак», «Даклинза» и «Асунапревир» уже продаются аптеках и доступны для госзакупок. Стоят они примерно столько же, как препараты «Пегасис» и рибавирин. Но у них есть большие преимущества: отсутствие побочных эффектов (свойственных пегелированным интерферонам) и высокая эффективность в лечении гепатита С первого типа — 98%.

Появление новых препаратов способно решить проблему с лечением хронического гепатита С I генотипа даже для тех, кто без трансплантации печени обойтись уже не может. Им потребуется операция и трехмесячный курс приема таблеток.

— Однако остается нерешенной проблема с лечением гепатита С II и III генотипа, – говорит Алексей Яковлев. — Ждем регистрации еще одного препарата, который позволит лечить пациентов с применением безинтерфероновой терапии – «Софасбувир».

К сожалению, 25% инфицированных вирусом гепатита В или С, узнают о болезни в год смерти. Лучше всего осведомлены о своем диагнозе пациенты, которые инфицированы еще и ВИЧ. В ходе исследования трехгодичной давности в Боткинской больнице за год выявили гепатит С как сопутствующую патологию у 743 пациентов, поступивших в клинику с другими заболеваниями. Они даже не подозревали об этой болезни. Поэтому важно вовремя узнать о своем статусе здоровья и своевременно начать лечение.

— А оно по карману далеко не всем – в среднем стоимость новых препаратов сопоставима со стоимостью курса лечения пегилированными интерферонами – около 1 млн рублей. Как и сегодня, вряд ли в ближайшем будущем в Петербурге обеспечат нуждающихся в этом лечении лиц, даже по региональной льготе 50% х 50%, — считает главный врач Боткинской больницы. Но это, опять же, к вопросу о государственных приоритетах.

Другие публикации:  Всемирный день борьбы со спидом классный час 9 класс

Какие лекарства для лечения гепатита С покупают в регионах

Отделение Международной коалиции по готовности к лечению Восточной Европы и Центральной Азии (International Treatment Preparedness Coalition, ITPC) проанализировало данные по государственным закупкам антивирусных препаратов для лечения гепатита С во всех субъектах РФ. По данным экспертов с начала 2015 года и до сентября объявлено 97 аукционов на закупку антивирусных препаратов для лечения гепатита С (из них 6 были отменены). В сравнении с 2014 годом объем закупок антивирусных препаратов, с учетом аукционов, по которым еще не заключены контракты, увеличился почти в 2 раза. При этом, в основном, закупаются новый безинтерфероновый препарат с торговым наименованием «Викейра Пак» и симепревир. Кроме того, закупаются зарегистрированные позже даклатасвир и асунапревир, применяющиеся в другой безинтерфероновой схеме лечение гепатита С.

От препаратов первого поколения — пегилированных интерферонов в большинстве регионов России уже отказываются. Так, объемы закупок препарата телапревир сокращены в целом по стране почти на 99,9%, он исключен из списка ЖНВЛП, закупки боцепревира — сокращены на 26,67%. Планируется, что в 2016 году в список ЖНВЛП будет внесен семипревир (40%), сейчас он занимает второе место по объему закупок после «Викейры пак» (48,6%).

В общей сложности в 2015 году на закупку антивирусных препаратов в России потрачено почти 289 млн рублей, в пересчете на курсы лечения — это 306 курсов. Дополнительные аукционы на закупку «Викейры пак» объявлены в Петербурге, Московской и Оренбургской областях, а также в Ставропольском крае на общую сумму 167 млн рублей, это 207 курсов лечения. Кроме того, в Петербурге и Московской области объявлены аукционы на закупку препаратов даклатасвир и асунапревир на общую сумму 771 тысяча рублей, то есть 29 курсов лечения.

Напомним, по оценочным данным в Петербурге живут около 165 тысяч человек с гепатитом С, в России – более 4 млн человек. Средний возраст инфицированных гепатитом С — 34 года.

Минздрав не включил в заказ на 2019 год самое эффективное лекарство от гепатита С

Лента новостей

Все новости »

Несмотря на то, что американский препарат «Софосбувир» в сентябре признали жизненно важным, он не попал в закупки из-за слишком высокой цены: упаковка стоит более 100 тысяч рублей

Фото: depositphotos.com

Минздрав не включил «Софосбувир» — наиболее эффективное лекарство от гепатита С — в заказ на следующий год, хотя 4 сентября межведомственная комиссия признала его жизненно важным препаратом, сообщает РБК. Представители Минздрава на заседании комиссии говорили об эффективности «Софосбувира»: действует на все виды вируса, минимум побочных эффектов, курс лечения короче, форма — таблетки, а не инъекции, совместим с другими лекарствами.

Начальник управления контроля социальной сферы и торговли ФАС Тимофей Нижегородцев намекал на то, что в бюджет не уложиться. Упаковка лекарства в закупке стоит более 100 тысяч рублей, а на курс нужно три пачки. Директор департамента лекарственного обеспечения Минздрава Елена Максимкина с ним согласилась, а вот пациенты — нет:

Максимкина: Препарат «Софосбувир» с ценой, которая в настоящее время заявлена производителем, не укладывается в возможности бюджета. Хотя, безусловно, все врачебное сообщество поддерживает наличие именно таких препаратов. Поэтому, Тимофей Витальевич, наверное, надо уже включать механизмы. Нам необходимо просто в ближайшее время существенно снизить цену.

Нижегородцев: В некоторых странах получены лицензии на производство, и там другая цена.

Представитель пациентского сообщества: У нас очень странная ситуация получилась, что этот препарат уже 2,5 года зарегистрирован в России, а мы его никак не можем получить. Люди, которым интерфероновая терапия по жизненным показателям невозможна, не могут получить лечение.

Максимкина: По жизненным показаниям обеспечивать должны, и это ответственность всех органов здравоохранения на местах.

Правительство еще не утвердило список жизненно важных лекарств на следующий год, но в заявке «Софосбувира» уже нет, хотя все остальные препараты, рекомендованные межведомственной комиссией, присутствуют. Высокая цена — главная причина, почему Минздрав не станет закупать этот препарат.

О последствиях рассуждает замгендиректора благотворительного фонда «Гуманитарное действие» Алексей Лахов:

Алексей Лахов замгендиректора благотворительного фонда «Гуманитарное действие» «Непопадание в эти закупки, конечно, нас сильно беспокоит, потому что «Софосбувир» в применении, допустим, с «Даклатасвиром», который тоже уже входит в список ЖНВЛП, является ключевой схемой просто потому, что действует на все генотипы вируса. И сейчас опять врачам придется комбинировать схемы из разных других препаратов. Конкретно эта схема могла бы охватить действительно очень большой пул пациентов. Конкретно у «Софосбувира» и «Даклатасвира» очень высокий показатель излечения — более 90%. Препарат был зарегистрирован еще в 2016 году, и до сих пор он то не включался в список ЖНВЛП из-за цены, то, наконец, его включили в этом году, но теперь получается, что не хотят все равно по этой цене закупать. И получается опять, что врачам приходится выбирать из других препаратов, которые действуют, допустим, только на первый генотип вируса. Для первого генотипа у нас очень много схем. Что касается пациентов с третьим генотипом, со вторым, с четвертым, к сожалению, они пока остаются неохваченными».

Помимо переговоров с производителем «Софосбувира» американским концерном Gilead, есть еще один вариант, который рассматривается Минздравом, — так называемое принудительное лицензирование. Лекарство защищено патентом, но в случае принудительной лицензии права на его производство может получить другой производитель.

Николай Беспалов директор по развитию компании RNC Pharma «Чисто теоретически подобная практика в мире существует. Более того, международными соглашениями, в том числе по линии Всемирной торговой организации, такая возможность есть. Другое дело, что в России подобная процедура пока ни разу не применялась и конкретных правовых норм для ее использования, по сути, не существует, нужны некоторые поправки в законодательство. Ситуация с этим заболеванием в нашей стране имеет очень драматические параметры. Поскольку препарат сейчас не включен в перечень необходимых и важнейших, за счет государственных средств он будет закупаться в очень ограниченном объеме — если только какие-то отдельные регионы возьмут на себя подобные обязательства и будут за счет региональных бюджетов вести такие закупки. А массового доступа у российских граждан, которые страдают данным заболеванием, не будет».

У препарата производства Gilead множество дженериков, в том числе лицензированных самим концерном. Их производят в Индии, Египте и Бангладеш. Роялти получает Gilead. По эффективности они аналогичны оригиналу, но цена в десятки раз ниже. Однако по соглашению с Gilead дженерики предназначены для стран третьего мира и не могут поставляться в Европу и Россию.

В 2014 году цена одной таблетки в США составляла 1000 долларов при себестоимости субстанции в 100 долларов за весь 12-недельный курс лечения. После скандала и расследования американского сената фармкомпания серьезно скорректировала цену. В России патент Gilead на «Софосбувир» истекает в 2028 году.

Новые лекарства от гепатита в 2015 году

Главный внештатный инфекционист Министерства здравоохранения России Ирина Шестакова, фото Олег Кирюшкин.

Автор: Анастасия Петрова, Россия

28 июля — Всемирный день борьбы с гепатитом. По данным главного внештатного инфекциониста Министерства здравоохранения России Ирины Шестаковой, количество людей, зараженных гепатитом С в стране может достигать 5,8 млн человек. Только менее 0,2% людей с этим заболеванием в прошлом году получили лечение.

Гепатит С вышел в «общее население»

По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), в мире около 71 млн. человек заражены вирусом гепатита С. В 2015 году по причинам, связанным с гепатитом, умерло 1,34 человек по всему миру. Это число превосходит смертность от СПИДа и сравнимо лишь с количеством смертей от туберкулеза. Число смертей от заболеваний, связанных с последствиями гепатита С, продолжает расти.

Растет и заболеваемость. Гепатит С давно вышел из группы социально неблагополучных граждан в «общее население». Заразиться вирусом через нестерильные инструменты можно в кабинете стоматолога, маникюрном салоне и при любой медицинской операции, связанной с кровью. Вместе с тем, столкнувшись с серьезным заболеванием, люди зачастую испытывают нехватку достоверной информации о вирусе, не говоря о возможности получить эффективное лечение.

Терапию в России получить сложно, а те схемы, которые предлагаются, не соответствуют международным рекомендациям и вызывают побочные эффекты при низкой эффективности. Так, пегилированный интерферон, широко применяющийся в России, ВОЗ рекомендует заменять препаратами прямого противовирусного действия (ПППД). Однако в стране процесс внедрения современной терапии происходит медленно.

Лечат в 13 раз меньше больных

В 2017 году в России получили лечение от гепатита С всего 0,2% от общего оценочного числа людей с ВГС. Как следует из ежегодного отчета по мониторингу закупок препаратов для лечения гепатита С в России за 2017 г. Коалиции по готовности к лечению, терапию в прошлом году могли получить 9661 человек. Этот охват в 13 раз меньше необходимого для остановки распространения заболевания.

«Низкий охват связан с низким интересом государства. Все, что мы видим в поле борьбы с гепатитом С – инициатива регионов. Нет целевого финансирования и действий в попытке искоренить гепатит на национальном уровне. Вторая часть проблемы – ценовая политика компаний, обусловленная их монопольным положением на рынке. Их препараты в нашей стране защищены патентами и они вольны устанавливать те цены, которые они хотят», — комментирует специалист из Коалиции по готовности к лечению в Восточной Европе и Центральной Азии Сергей Головин.

Другие публикации:  Грудные дети с синдром дауна

По данным коалиции, стоимость терапии c применением противовирусных препаратов прямого действия (ПППД) варьируется примерно от 480 тыс. руб. до 1 миллиона рублей. Российские цены препаратов значительно выше, чем в Бразилии, Индии, Аргентине и Таиланде.

«Во многих странах мира принято решение об элиминации гепатита С. В развитых странах есть возможность лечить всех нуждающихся современными препаратами. В некоторых развивающихся — владельцы прав на препараты разрешили компаниям производить и продавать копии своих препаратов (дженерики) по очень низким ценам. Россия же застряла между развитыми и развивающимися», — объясняет Сергей Головин.

Плана действий нет

Встреча экспертов гражданского общества по гепатиту С на EECAAС2018.

В 2016 году ВОЗ приняла Глобальную стратегию сектора здравоохранения (ГССЗ) по вирусному гепатиту на 2016-2022 годы. Целью стратегии является элиминация эпидемии гепатита к 2030 году путем снижения новых случаев до 90%. Документ подписали все страны-участницы, включая Российскую Федерацию. Между тем, плана действий на уровне страны пока нет.

Представители пациентских организаций не первый год призывают правительство принять Национальную стратегию борьбы с вирусными гепатитами, которая должна быть принята в РФ в соответствии с Глобальной стратегией по борьбе с вирусными гепатитами и Резолюцией Всемирной ассамблеи здравоохранения по вирусным гепатитам.

По мнению специалиста по адвокации Межрегиональной общественной организации «Вместе против гепатита» Алексея Лахова, реализация стратегии позволит повысить информированность по вопросам профилактики вирусных гепатитов и в целом усовершенствовать систему эпидемиологического контроля и надзора за распространением гепатита в России.

Такая Стратегия должна содержать комплекс мер, направленных на улучшение диагностики и выявления гепатита С, а также иметь четкие индикаторы по снижению заболеваемости, распространенности и смертности в связи с ВГС и по охвату пациентов терапией на основе современных стандартов лечения.

Гражданское общество Кыргызстана в борьбе за доступность лекарств

Директор Ассоциации «Партнерская сеть» Айбар Султангазиев

Автор: Ольга Очнева, Кыргызстан

Кыргызстан постепенно переходит на государственное лекарственное обеспечение. В текущем году за счет бюджетных средств должны закупить часть противотуберкулезных, а со следующего года – антиретровирусных препаратов. Финансовые средства планируют заложить в бюджет. При этом остается вопрос готовности национального законодательства. На пересмотре находится ряд важных документов. О том, насколько они учитывают потребности пациентов, а также о результатах анализа доступности препаратов для лечения ВИЧ, гепатита С и туберкулеза – в интервью с представителем общественного совета при Министерстве здравоохранения, руководителем Ассоциации «Партнерская сеть» Айбаром Султангазиевым.

– Ваша организация и вы лично активно занимаетесь вопросом доступности лекарственных средств. Каких успехов удалось достичь?

– В 2009 году мы начали работу с вопроса интеллектуальной собственности. Провели исследование и на примере фактов высокой стоимости брендовых препаратов для лечения гепатита С продвигали изменения в Патентный закон. В 2015 году Закон приняли и в него вошли гибкие положения Соглашения о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности (ТРИПС). Это дало возможность завозить в страну более доступные генерики. На сегодняшний день зарегистрировано семь препаратов. Мы держим минимальную стоимость лечения гепатита С по региону: от 615 американских долларов за 12-ти недельный курс.

Нормативная база в те годы сильно отставала от потребностей. Мы разработали внутриорганизационную стратегию по обеспечению доступности лекарственных средств и начали работать по нескольким направлениям. В 2014 году утвердили клиническое руководство по лечению гепатита С, а с 2016 года оно превратилось в клинический протокол со всем спектром доступных с стране препаратов. Лечение гепатита С было включено в Государственную программу по противодействию ВИЧ/СПИДа и с 2018 года ежегодно150 людей, живущих с ВИЧ (ЛЖВ), будут получать его бесплатно. Мы участвовали в пересмотре протоколов по лечению ВИЧ и теперь в них включены современные и недорогие препараты, такие как долутегравир, дарунавир, рилпивирин.

– Сейчас на пересмотре находится перечень жизненно важных лекарственных средств (ПЖВЛС) – важный документ в вопросе доступности лекарств и проведения государственных закупок. Участвовали ли вы в его формировании?

«За доступность лечения гепатита С!». Кампания по внесению изменений в Патентный закон

– В 2015 году мы провели исследование по пяти заболеваниям: ВИЧ, туберкулез, гепатит С, онкологические болезни, состояния после трансплантации, и выяснили какие препараты для их лечения у нас зарегистрированы, какие входят в ПЖВЛС и клинические протоколы. Мы выявили разницу между рекомендациями ВОЗ и ситуацией в стране, а затем внесли в Министерство здравоохранение (Минздрав) список необходимых препаратов. Все они вошли в ПЖВЛС и будут утверждены в ближайшее время, после внесения нескольких поправок в Закон «Об обращении лекарственных средств». Кстати, в Законе предусмотрен Перечень лекарств, которые можно завозить и применять в стране без регистрации. Этот Перечень применяется для социально значимых заболеваний и сейчас мы, в составе рабочей группы Минздрава, определяем процедуру его формирования.

Позволит ли это фармакологическим компаниям не регистрировать препараты в Кыргызстане?

– Регистрация нужна. Но в случае, если государству срочно нужны препараты, которых нет на рынке, то можно решением комиссии легализовать их без регистрации. Но есть критерии: препараты должны быть высокого качества, преквалифицированы ВОЗ и т.д. Этот Перечень существует и сейчас. Совместно с ПРООН, (организация управляет в стране грантами Глобального фонда – прим.авт.) мы в ноябре прошлого года подали список из 12-ти необходимых противотуберкулезных и антиретровирусных (АРВ) препаратов, чтобы Минздрав рассмотрел возможность их ввоза. Это вопрос политической воли и заседания одной комиссии, но документы пока не двигаются. Именно поэтому мы готовим новое Положение, чтобы в составе другой комиссии, по новой процедуре их легализовать.

– То есть практически уже созданы все условия для государственных закупок?

Акция активистов за принятие поправок в Патентный закон для ввоза в страну препаратов генериков

– Сделано очень многое, но риски еще сохраняются. Надо прикладывать все усилия, чтобы урегулировать процесс к осени. Дело в том, что в текущем году ответственностью государства является покупка 10% противотуберкулезных препаратов второго ряда, ни один из которых еще не зарегистрирован в стране. В 2019 году государство должно закупить 20% от всего необходимого объема АРВ-препаратов, а в 2020 году процент увеличится до 30. На местный небольшой рынок идут не все фармакологические компании, а те, кто приходит, задирает цену. Мы намерены продвигать возможность приобретения лекарств через международные механизмы. Например, если Кыргызстан будет покупать препараты через ЮНИСЕФ, то можно рассчитывать на 5-7-микратное снижение стоимости, так как ЮНИСЕФ формирует производителям единый долгосрочный заказ для нескольких государств.

– Что у вас еще в планах и какова конечная цель вашей работы?

– Мы ведем постоянный мониторинг закупок. Одной из приоритетных задач остается ценовое регулирование. Мы хотим, чтобы люди имели беспрепятственный доступ к недорогому и эффективному лечению, а государство обеспечивало препаратами по социально значимым заболеваниям.

К программе ликвидации гепатита С в Грузии нужно добавить тест на ВИЧ

Автор: Ирма Кахурашвили, Грузия

С 2004 года Грузия стала первой и единственной страной в регионе Восточной Европы, которая сумела обеспечить универcальный доступ к антиретровирусной терапии (АРТ). Лечение препаратами первого поколения финансирует государство, остальное Глобальный Фонд для борьбы сВИЧ/СПИДом, туберкулёзом и малярией. Лечение и тестирование – бесплатно и, если человек своевременно обратиться за помощью, она будет обеспеченна. Наблюдая за динамикой эпидемией ВИЧ/СПИДа в Грузии в последние годы позитивные изменение заметны сразу. Намного улучшились продолжительность и качество жизни многих пациентов. Однако, несмотря на очевидные достижения в борьбе с эпидемией ВИЧ/СПИД, главной проблемой остаётся низкий уровень выявление ВИЧ. Об этом и другом разговариваем с заместителем директора Научно-практического центра инфекционных патологий, СПИДа и клинической иммунологии, инфекционист и эпидемиолог Никой Чхартишвили.

— Как давно вы работаете в сфере противодействия эпидемии ВИЧ/СПИДа в Грузии?

— Работаем с 1984 года, с тех пор, как молодая группа врачей под руководством Тенгиза Церцвадзе, который сейчас возгловляет центр, заинтересовалась новой болезнью. В том же году была создана диагностическая лаборатория по СПИДу, первая в восточноевропейском регионе, а с 1985 года началось массовое исследование всего населения Грузии.

— Мы спаслись от пандемии, но находимся не в лучшем положении с точки зрения выявления. Почему?

— При поддержке Глобального фонда, в 2004 году страна предоставила доступ к лечению. Мы прибегаем к обширным профилактическим мерам, таким как, например, заместительная терапия, программа обмена шприцев для потребителей наркотиков. Кстати, в недавно зарегистрированных случаях за 2011-2017 годы у нас наблюдается резкое снижение показателя передачи иньекционных потребителей наркотиков: в 2011 году оно составляло 45%, в 2017 году — 24%.

С 2015 года Грузия одна из первых в мире ввела принцип лечения для всех. В настоящее время в Грузии лечатся все ВИЧ-позитивные люди, независимо от статуса иммунитета и стадии заболевания. Но, к сожалению, эпидемия все еще растет.

С начала 2011 года нам удалось стабилизировать новые случаи. Согласно данным ЮНЭЙДС, ежегодно в Грузии инфицируется 1100 человек, а мы выявляем всего 700 человек и более половины из них с опозданием, с запущенной болезнью. У нас существует большой разрыв между диагностикой и выявлением. А это значит, что можно выделить две основные проблемы: недостаточный охват уязвимых групп население (потребители наркотиков и мужчины, имеющие половые контакты с мужчинами) и отсутствие тестирования в первичном секторе здравоохранения. Например, у человека определенные симптомы, разнообразные жалобы, но ему не предлагают сделать тест на ВИЧ.

В последнее время специалисты начали развивать идею о государственной программе ликвидации гепатита С, целью которой является лечение всего населения. К её общим расходам можно добавить стоимость теста на ВИЧ, что облегчит выявление случаев ВИЧ-инфекции.

Другие публикации:  Температура при гриппе 4 день

Не собирается ли центр открыть новые филиалы в регионах? Многим пациентам ежемесячно приходится преодолевать большой путь для получения препаратов до Тбилиси или в другие региональные центры, которых не так много...

— Когда центр начал работать, количество ВИЧ-позитивных людей было меньше. При увеличении пациентов, мы начали открывать центры в Самегрело, Аджарии, Имерети, где проявлялись горячие точки эпидемии. Мы не можем открыть филиал для обслуживания пяти клиентов. Безусловно, они для нас важны, но охватить всю Грузию ресурсов не хватит…

— У центра нет собственного здания. Означает ли это, что государство не придает должного значения проблеме эпидемии?

— Это не только центр СПИДа, но и всех инфекционных заболеваний. Любую эпидемию, которая может произойти, мы должны достойно встретить.

С 2009 года территория, где мы сейчас находимся, купила компания «Аверси». Через два года нам обещали построить отдельное здание. Было сделано несколько проектов, но они так и остались на бумаге. Сейчас в районе Дигоми нам выделили 7700 квадратных метров, потом сократили до 5500 квадратных метров. Это очень мало, инфекционный контроль требует многих разных отделений — корпус СПИДа, корпуса гепатита, реанимации, отделения инфекций центральной нервной системы, стационарного отделения СПИДа и т.д. Для нашего типа заведения идеально подходит площадь в 10 тысяч квадратных метров. У нас только пациентов с ВИЧ на обслуживании 3000 человек. Мы находимся в такой ситуации в течение девяти лет, и это проблема.

В 2009 году научно-практический центр по инфекционным заболеваниям, СПИДу и клинической иммунологии был награжден высшей наградой Всемирной организации здравоохранения – призом Dr. Lee Jon-wook и 85000 долларов США. Такой награды нет у другого медицинского учреждением в Восточной Европе. Центр, который столько делает во благо государства, заслуживает большего внимания. Надеемся, что государство тоже так считает.

Новые лекарства от гепатита С — 100-% успех лечения

Это звучит, как чудо, хотя некоторые могут посчитать, что это очередная рекламная уловка. Но со здоровьем не шутят. За последние годы международные фармакологические кампании достигли необычайных успехов в разработке новых лекарств от гепатита С различных генотипов при разных степенях фиброза. Успех поразительный — стопроцентное излечение.

Министерство здравоохранения Израиля предприняло беспрецедентный шаг: с 2015 года треть расходов на субсидируемую государством «корзину лекарств» составит стоимость препаратов против гепатита С. Только за первую половину 2015 года новые лекарства от гепатита С в Израиле получили 700 больных – как в больницах, так в больничных кассах. Процент излечения – 100 процентов. То есть, все 700 больных гепатитом С выздоровели. Чудо ли это? По мнению профессора Зив Бен-Ари, заведующей отделом заболеваний печени больницы Тель ха-Шомер, да. По крайней мере, она сравнивает фармакологический прогресс в лечении гепатита С с изобретением пенициллина.

Необходимо отметить, что новые лекарства от гепатита С, противовирусные препараты прямого действия, которые в отличие от интерферонов, действуют не на пораженные вирусом клетки, а блокируют жизненный цикл самого вируса, не вызывают побочных явлений, позволяют больным продолжать обычную стабильную социальную жизнь – то есть, работать, не беря долгосрочный бюллетень. Лекарства, подходят как наивным больным (тем, кто никогда не проходил прежде курс лечения), так и больным со стажем (тем, кто уже пытался лечиться, но неудачно). Как говорят гепатологи, наконец-то удалось «поймать» неуловимого убийцу – вирус гепатита С и бороться с ним, независимо от бесконечных мутаций, и начать постепенный уход от лечения интерферонами, которые давали много побочных эффектов. И, если лекарства прежнего поколения вызывали такие побочные явления, как боли в суставах, слабость, усталость, резкие перепады в настроении, проблемы с щитовидной железой, выпадение волос, анемию и подверженность инфекциям, то смесь современных препаратов нынешней корзины лекарств вызывает лишь незначительные побочные явления – легкую головную боль и иногда слабость. Так что, речь идет о значительном улучшении уровня жизни больных, страдающих от гепатита С и от побочных явлений, вызывавшихся прежними препаратами.

Министерство здравоохранения Израиля начало кампанию скрининга, то есть обнаружения все еще недиагностированных носителей гепатита С. Помимо носителей вируса, в организмах которых болезнь пока что дремлет, в Израиле есть и более серьезные пациенты, перенесшие трансплантацию печени, но к которым, несмотря на это, вернулась болезнь, и больные, ожидающие пересадки печени, поскольку новые лекарства не соответствуют штамму вируса в их организме.

Хулио Берман, генеральный директор организации «Хец» — амуты по борьбе с гепатитом С в Израиле, говорит: «Новые лекарства от гепатита С, вошедшие в корзину в 2015 году, дают надежду 75 процентам больных гепатитом С. Но есть больные, ожидающие пересадки печени, больные с высокой степенью цирроза, с раком печени — так называемые «тяжелые» больные. И долг государства — дать им надежду, дать им лечение, несмотря на его высокую стоимость».

Вот один из примеров: пациентка А., мать троих детей из Иерусалима, страдала от гепатита С, диагностированным у нее в 1996 году. Ее жизнь резко изменилась, ей была осуществлена трансплантация печени, что спасло ее. Но через несколько месяцев после трансплантации гепатит С вновь атаковал ее организм, и стало ясно, что для А. нет никакой надежды на выздоровление. Но именно на этом этапе образовалась возможность лечения препаратами нового поколения, и жизнь А. была спасена.

Напомним, что на сегодняшний день гепатит является одной из самых распространенных и серьезных вирусных инфекций. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) представила данные, что вирусом хронического гепатита С в мире заражены от 130 до 150 миллионов человек. Ежегодно гепатит С уносит жизни от 350 тысяч до 500 тысяч человек. В Израиле 2 процента населения являются носителями вируса гепатита С. Среди репатриантов из СНГ этот показатель достигает 5 процентов. Эта статистика хорошо известна, ее обсуждали в Кнессете и приводят каждый год в день борьбы с гепатитом С. Но! Не всем известно, что за последние два года на фармакологическом рынке появились 40 (сорок!) новых лекарств нового поколения, которые приводят практически к 100-процентному успеху в лечении гепатита С. А ведь первые лекарства от гепатита начали разрабатывать только в 2004 году.

Лишь небольшая часть вирусоносителей знают о том, что они больны. В Израиле таких — 25 процентов от общего числа вирусоносителей в 150.000 человек. И всего лишь 18 процентов из них получают лечение. Гепатит С может не проявляться много лет, но у 30 процентов больных, вовремя не обратившихся к врачу, могут возникнуть хронические проблемы, которые в течение трех лет приводят к циррозу печени и, как результат, к необходимости в пересадке печени.

Напомним, что вирус гепатита С был выявлен не так давно – только в 1991-м году. Уже в 1992 году Израиль стал одной из первых в мире стран, где детям стали делать прививки от гепатитов А и B. Сейчас эти прививки делаются уже в 160 странах. Несмотря на такие профилактические меры, население страны не в полной мере осознает опасность заболевания гепатитом С, хотя эту болезнь можно обнаружить благодаря простой проверке крови. Превентивная медицина необходима и в борьбе с гепатитом С. Человек, попадающий под группу риска (возраст от 45 до 65; выходцы из бывшего СССР; мед. работники, люди, делавшие инъекции нестерилизованными шприцами) просто ОБЯЗАНЫ пойти к семейному врачу, сделать проверку (программа диагностики включает анализ на антитела к вирусу HCV, анализ на вирусную нагрузку (методом ПЦР), анализ на генотип вируса. Проводится также стандартный набор анализов крови для оценки функции печени. В случае обнаружения гепатита С нужно получить лечение лекарствами нового поколения и их комбинациями, приводящими, при соответствии между штаммам вируса и лекарствами, практически к 100-процентному выздоровлению.

В Новом году – без Гепатита С!

Существующие сегодня лекарства позволяют победить Гепатит С в короткий срок

До 100% успеха в лечении болезни!

Обращайтесь сейчас к семейному врачу. Анализ крови спасет вашу жизнь!

Дополнительная информация в ассоциации «Хец» по телефону: 054-6808055