Патопсихологический синдром эпилепсии

Патопсихологические синдромы (3)

Главная > Реферат >Психология

ПАТОПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ СИМПТОМОКОМПЛЕКС ПСИХОТИЧЕСКОЙ ДЕЗОРГАНИЗАЦИИ

Патопсихологический синдром психотической дезорганизации встречается практически при всех психо­тических расстройствах, независимо от их нозологической принадлежности. Под психозом (или психотической дезорганизацией) понимается ярко выраженное качественное нарушение психической деятельности в виде синдромов помраченного сознания, онейроидно-кататонических, аффективно-бредовых, бредовых синдромов и их сочетания.

• Психическое состояние, сопровождающее психоз, является очень своеобразным феноменом, характери­зующимся нарушением целостности, организованности психической деятельности. Явления дезинтергации придают структурно-функциональной организации психики психотического больного новое качество, иную психологическую модальность. Структура синдрома складывается из совокупности взаимосвязанных признаков в когнитивной, эмоциональной и мотивационно-потребностной сферах в психической организации пациента. Г. Н. Носачев, Д. В. Романов описывают специфическую структуру этого синдрома.

• Когнитивная сфера, по мнению авторов, включает в себя специфические особенности в организации процессов восприятия, памяти, внимания, мышления и воображения. Восприятие больного, находящегося в психотическом состоянии, характеризуется сужением или, напротив, расширением объема; может наблюдаться феномен «восприятия без объекта». Внимание отличается неустойчивостью концентрации либо «прикованностью» внимания (к иллюзорно-галлюцинаторным переживаниям). Характерна низкая переключае-мость внимания (его ригидность, торпидность) или высокая непродуктивная переключаемость (лабильность).Может отмечаться также нарушение селективности внимания.

Память характеризуется, прежде всего, снижением объема оперативной памяти, обслуживающей текущую деятельность. Помимо этого отмечаются также особенности кратко- и долговременной памяти. Для кратковременной памяти типичными являются низкий объем запоминания, воспроизведение предъявляемых стимуль-ных слов, близких по созвучию либо по смыслу, а также ложное воспроизведение (конфабуляция, псевдореминисценции, криптомнезии), воспроизведение стимулов из предшествующих заданий. Может отмечаться выраженное про- или постактивное торможение следов. Как правило, в эксперименте выявляется хаотичный профиль запоминания (отсутствие краевого запоминания, невозможность выявления мнемонических приемов запоминания). Долгосрочная память отличается низким объемом, а также воспроизведением стимулов из предшествующих заданий, ложным воспроизведением.

Мышление больного, находящегося в психотическом состоянии, также имеет ряД особенностей, к ко­торым, прежде всего, относятся: нарушение селективности при выборе аналитико-синтетических критериев сравнения, обобщения, классификации, конкретизации и абстрагирования. Мыслительная деятельность в целом непродуктивна. Отмечаются низкий темп и подвижность ассоциативного процесса либо чрезмерно высокий темп ассоциирования с опорой на случайные признаки. Выявляется и нарушение категориального строя. Практически невозможны оперирование понятиями, построение суждений и умозаключений. Могут выявляться искаженные умозаключения (бред). В большинстве случаев отмечается нарушение целенаправленности мышления.

Воображение больного отличается крайне низкой или чрезмерно высокой продуктивностью. Как прави­ло, отмечается разнородность образов или выраженное

однообразие продукции. Продуцируемые пациентом образы характеризуются нереалистичностью, сверхориги-нальностыо.

Речь пациента в психотическом состоянии также имеет ряд специфических особенностей, которые также должны учитываться при экспериментально-психологическом исследовании. В устной речи выявляются грамматические ошибки, неологизмы, речевые «эмбо-лы» (персеверация звуков, фраз, реплик). При этом, как правило, выявляется и смысловая ригидность. Может наблюдаться самопроизвольное или неспецифическое воспроизведение автоматизированной речевой продукции. В состоянии психомоторного возбуждения наблюдается излишняя спонтанность повествования — логорея. Как правило, отмечается монолог, но невозможна или крайне затруднена диалоговая речь. При этом с содержательной стороны выявляется низкая смысловая насыщенность речи либо, напротив, избы­точная речь, которую невозможно понять и оценить ее смысловую сторону. Психомоторное возбуждение пациента сопровождается разорванностью высказываний,- непоследовательностью изложения. Письменная речь пациента, находящегося в психотическом состоянии, характеризуется значительными нарушениями каллиграфии, грамматики. Отмечаются персеверации букв, слов, фраз. При рисовании выявляются персеверация элементов, невозможность калибровки образов (неузнаваемость), игнорирование краев листа (выход за пределы), непродуктивность.

• Эмоциональная сфера пациента в психотическом . состоянии, как и когнитивная сфера, носит черты рассогласованности, диссоциированное™, дисгармоничности. Нарушаются целостность и единство эмоциональных процессов. Прежде всего, отмечаются неадекватное качество (модальность) эмоциональных реакций, отсутствие их обусловленности внешними стимулами. Сила реагирования либо неадекватно низкая, либо чрезмерно высокая. В целом характерны неустойчивость аффек тивного фона, его выраженное снижение либо повыше ние. Выявляется также снижение аффективного кон троля. Как правило, недостаточность эмоциональной контроля над аффективными реакциями и поведениел в целом сочетается с аффективной обусловленностьк поведения, склонностью к импульсивным реакциям тогда как эмоция (в обход контролирующей функции сознания) непосредственно реализуется в поведении. В экспериментально-психологическом обследовании выявляется доминирующая эмОция тревоги, страха, связанного, в частности, с выполнением экспериментального задания.

• Мотивационно-потребностная сфера больного в психотическом состоянии отличается снижением или искажением. Характерна неустойчивость мотивов. При этом, как правило, отмечается парадоксальность — одновременное сосуществование нескольких взаимоисключающих мотивов. Наблюдается низкое мотиваци-онное опосредование как отдельных реакций, так и поведения в целом. Отмечаются нецеленаправленность регуляции поведения, неадекватность регуляции внешним опосредующим факторам.

• Внешний вид испытуемого, характерный для синдрома психотической дезорганизации, отличается большой вариабельностью — от безучастного, аспонтанного, отстраненного и подавленного до расторможенного, гиперактивного и экспрессивного. Мимике может быть свойственна как высокая, так и низкая сила проявлений; реакции по качеству, как правило, скудные и однообразные. Главной характерной особенностью как мимических, так и пантомимических проявлений является их неадекватность, нарушение отражения ими внутренних переживаний испытуемого. В данной ситуации экспериментатор может столкнуться с проблемой невозможности калибровки состояния испытуемого по его внешнему виду. Поведение обследуемого в целом часто соответствует его собственным интропсихическим мотивам (бред, галлюцинации и др.). Бывает сложно или невозможно сформировать мотив обследования из-за того, что испытуемый не способен целенаправленно удерживаться в рамках алгоритма обследования, предлагаемого экспериментатором. Обращает на себя внимание качество контакта с экспериментатором: он формален и неустойчив. Диалог либо отсутствует, либо может в той или иной мере приобретать характер монолога испытуемого. Продуктивность в эксперименте крайне низкая. Часто нарушено понимание инструкций, иногда отмечается их неверная трактовка. С трудом удается мотивировать испытуемого на следование инструкциям и предписаниям, даже если они усвоены. Отмечаются снижение ориентировки в заданиях, непонимание испытуемым цели и субъективного значения обследования и каждой проводимой пробы в отдельности. Помощь экспериментатора может приниматься, но значительного влияния на результативность, как правило, она не оказывает.

Данный патопсихологический симптомокомплекс встречается при шизофрении (кроме неврозоподобных форм), при реактивных, эпилептических и экзо-генно-органических психозах.

• При проведении патопсихологического исследования необходимо учитывать возможные трудности и ошибки в диагностике. Обязательными условиями синдрома психотической дезорганизации являются, во-первых, наличие одного или нескольких патологических факторов психотического характера, во-вторых, их выраженное дезорганизующее влияние на когнитивную деятельность в целом. В соответствии с этим патопсихологическое обследование должно быть направлено на выявление дезорганизующего фактора и описание структуры дезорганизации. Синдром сопровождает острые психопатологические состояния и чаще всего является преходящим феноменом. Поэтому диагностика синдрома психотической дезорганизации является прямым показанием к рекомендации психологом по­вторного патопсихологического обследования по мере купирования психического расстройства.

Эндогенно-органический синдром

Эндогенно-органическому синдрому в клинике соответствуют истинная эпилепсия, первичные атрофические процессы головного мозга.

Характерными признаками эпилептического па­топсихологического синдрома являются низкая переключаемость, инертность психических процессов, склонность к детализации в восприятии и мышле­нии, специфические изменения эмоций и мотива­ции.

Более легкий вариант нарушений соответствует на уровне клиники так называемым «эпилептичес­ким изменениям личности». В патопсихологичес­ком исследовании наблюдаются сохранность общей продуктивности, достаточный темп психических процессов, минимальные нарушения операциональ­ного компонента мышления. Проявляются склон­ность к детализации, инертность психических про­цессов. Специфичные эмоциональные нарушения контролируемы. Наряду с нарушениями мотивационной сферы сохраняется высокий уровень мотивационной активности. Иная патопсихологическая картина наблюдается в случаях преобладания в кли­нике специфического интеллектуального дефекта, Выражены непродуктивность и падение темпа психических процессов, нарушения памяти, внима­ния и всех компонентов мышления. В эмоциональ­ной и мотивационной сферах вместо угодливости и демонстрации гиперсоциальных установок наблю­даются брутальность и эксплозивность.

Структура патопсихологического симптомокомплекса включает в себя ряд специфических из­менений когнитивной, эмоциональной, мотиваци­онной сфер (Г. Н. Носачев, Д. В. Романов, 2001).

Существенно изменяется темп психических про­цессов наряду с явлениями общей брадикинезии, у большинства больных они в различной степени за­медлены. Когнитивная сфера характеризуется ти­пичными особенностями восприятия, памяти, вни­мания и мышления.

Уже в начальной стадии эпилепсии отмечаются изменения подвижности психических процессов. Явления инертности психической деятельности об­наруживаются даже при наличии в анамнезе у боль­ных с начальными проявлениями эпилепсии еди­ничных судорожных припадков при отсутствии заметных признаков интеллектуально-мнестичес-кого снижения.

Для больных эпилепсией характерен детализи­рующий тип восприятия, отражающий черты эпи­лептической психики в перцепции. Испытуемый подробно описывает мельчайшие детали предъяв­ляемых ему изображений, затрудняясь в выделе­нии целого. Аналогами детализирующего типа вос­приятия в мышлении являются снижение уровня обобщения и вязкость. С тенденцией к детализа­ции у больных эпилепсией связано известное уменьшение количества «стандартных» интерпре­таций в тесте Роршаха, характерных для здоровых людей и в норме отражающих перцептивные сте­реотипы. С нарастанием слабоумия уменьшается и количество образов, характеризующихся дина­мичностью, снижается «показатель движения». Таким образом, для эпилептического интеллек­туального дефекта характерно сочетание таких признаков, как уменьшение числа стандартных ин­терпретаций, отсутствие кинестетических интер­претаций, снижение количества ответов с интерпре­тацией пятна как целого, бедность, стереотипность содержания.

В структуре внимания наблюдаются сужение объема и низкая переключаемость процесса, отсут­ствие истощаемости внимания. Наряду с этим от­мечается повышенная сосредоточенность на эмоци­онально-значимых объектах.

Другие публикации:  Как понять пневмонию у ребенка

Память характеризуется нарушениями операци­онного, динамического и — менее — мотивационного компонентов процесса запоминания. В легких случаях обнаруживаются нарушения произвольной репродукции (концентрация внимания на удержа­нии в памяти какого-либо слова приводит к ухуд­шению способности произвольной репродукции). Смысловая память страдает в меньшей степени, чем механическое запоминание. Долговременная па­мять нарушается мало. Течение эпилепсии сопровождается неуклонным ослаблением памяти. На первом этапе обнаружива­ется нарушение произвольной репродукции — кон­центрация внимания на воспроизведении в памяти какого-либо слова приводит к ухудшению способ­ности репродукции. На последующих этапах обна­руживаются расстройства удержания и запомина­ния. Аналогичная последовательность нарушений памяти наблюдается у больных церебральным ате­росклерозом без грубоочаговой патологии. Кривая запоминания у больных эпилепсией носит своеоб­разный характер. Количество воспроизводимых слов с каждым последующим повторением либо незначительно увеличивается, либо остается пре­жним. Не уменьшается, как при церебральном ате­росклерозе, количество слов, воспроизводимых при последующих повторениях. При более глубоких нарушениях памяти у больных эпилепсией кривая запоминания более пологая.

В структуре мышления выявляются снижение темпа ассоциативного процесса, шаблонность ассо­циаций; снижение уровня обобщения; склонность актуализировать в качестве опорных при обобще­нии конкретные ситуационные и личностно-значимые признаки. Типичный стиль выполнения мысли­тельной задачи — функционально-эгоцентрический. Отмечаются выраженные нарушения динамики — инертность мышления, склонность к детализации и персеверациям. Выявляются также нарушение критичности мышления, выраженный эгоцентризм суждений. Иногда отмечается специфическое ре­зонерство, возникающее по бытовым, личностно-значимым основаниям, часто имеющее оттенок мо­рализации, не сопровождающееся нарушением целе­направленности суждений.

Обнаруживаемая при исследовании больных эпилепсией инертность протекания ассоциативных процессов характеризует их мышление как тугоподвижное, вязкое. Эти особенности отмечаются и в произвольной речи больных: они «топчутся» на ме­сте, не могут отвлечься от второстепенных, малосу­щественных деталей. Но при этом цель высказыва­ния больным не теряется. Инертность, вязкость мышления больных эпилепсией отчетливо просту­пает в словесном эксперименте. Об этом свидетель­ствуют увеличение латентного периода, частые эхолалические реакции, однообразное повторение одних и тех же ответов. Часто на слова-раздражители больные отвечают стереотипными рядами слов либо называют слова из своего профессионального оби­хода, иногда в качестве ответной реакции подбира­ют прилагательные, обозначающие цвет данного предмета. Иногда ответные слова относятся к пре­дыдущим словам-раздражителям («запаздываю­щие» речевые реакции). Включение себя в описы­ваемую ситуацию рассматривается как признак преобладания конкретных представлений в мышле­нии больных эпилепсией, недостаточности в осмыс­лении условного характера задания, как проявление эгоцентрических тенденций.

Уже в обычной беседе больные эпилепсией об­наруживают склонность к чрезмерной обстоятель­ности, детализации. Еще больше эти особенности эпилептического мышления выступают при описа­нии больными сложного рисунка или при переска­зе текста: больные подмечают совершенно несуще­ственные детали, фиксируют на них свое внимание.

Затруднения в выделении основных признаков предметов и явлений объясняются снижением уров­ня процессов обобщения и отвлечения. Больные эпилепсией производят классификацию по конк­ретно-ситуационному признаку. При этом можно услышать такие рассуждения: «морковь, лук, поми­дор — это я всегда в борщ кладу»; «врач, ребенок, термометр — все это в больнице, и уборщица в боль­нице нужна». В процессе классификации образует­ся несколько мелких, близких по содержанию групп. Например, выделяется посуда металлическая и стеклянная, обувь и головные уборы образуют от­дельные группы, но не объединяются с одеждой.

Часто из-за наблюдающихся у больных эпилеп­сией пустых рассуждений создается картина свое­образного резонерства, отличающегося от резонер­ства при других заболеваниях, прежде всего от шизофренического. Резонерство больных эпилеп­сией носит характер компенсаторных рассуждений. Его особенности проявляются в поучительном, типа сентенций, тоне высказываний, отражающих не­которую патетичность и переоценку собственного жизненного опыта, в то время как эти высказывания являются неглубокими, поверхностными, бедными по содержанию, содержат шаблонные, банальные ассоциации. Такие резонерские рассуждения всегда приурочены к конкретной ситуации, от которой больному трудно отвлечься.

Следует отметить также непонимание юмора больными эпилепсией. Чувство юмора у них тем больше страдает, чем раньше началось заболевание и чем хуже была успеваемость в школе. Непонима­ние юмора больными эпилепсией связывают с тугодумием, склонностью к резонерству, с затрудне­ниями в выделении существенного и тенденцией к детализации.

У больных эпилепсией наблюдаются расстрой­ства речи — замедление ее темпа, употребление уменьшительных слов и речевых штампов, олигофазии. Устная речь характеризуется изменениями темпа, часто логореей или олигофазией, использо­ванием в речи уменьшительно-ласкательных суф­фиксов (слащавость), своеобразием речевой сти­листики (патетический, официальный стиль). Пись­менная речь отличается аккуратностью, педантич­ностью, каллиграфическим почерком, шаблонны­ми фразами и персеверациями.

Непосредственно после припадка при наличии расстроенного сознания у больных обнаруживается асимболия — нарушение способности узнавать пред­мет и его назначение. По мере восстановления созна­ния асимболия исчезает, указывает А. Н. Бернштейн, и появляется амнестико-афатический комплекс (острая послеприпадочная олигофазия). Олигофазия проявляется в том, что больные узнают пока­зываемый им предмет и обнаруживают знание его свойств и назначения, но назвать предмет не мо­гут. Затруднения называния предметов в послеприпадочный период неоднородны: более знако­мые, обыденные предметы больные называют раньше, чем менее знакомые по прежнему жизнен­ному опыту.

В качестве важнейшей характеристики процес­са воображения следует отметить наиболее типич­ную черту — использование клише.

В структуре эмоциональной сферы происходит увеличение амплитуды и снижение подвижности эмоциональных реакций. Выражена склонность к кумуляции аффекта, что в сочетании с нарушени­ем волевого контроля за негативными эмоциями может привести к периодическим брутальным эмоциональным разрядкам. Наблюдается диссо­циация между демонстрируемой доброжелатель­ностью, угодливостью и внутренней фиксацией на негативных эмоциональных аспектах. Типичны переживание чувства обиды и злопамятность по отношению к конкретным фрустрирующим лицам и обстоятельствам, а также переживание чувства ревности. Возможны длящиеся дисфорические со­стояния — состояния тоскливо-злобного настро­ения с постепенно, исподволь накипающим аффек­том, который разряжается в бурных аффективных реакциях часто по незначительному, незаметному для окружающих поводу, играющему роль «пос­ледней капли».

Во всех случаях обнаруживаются специфичес­кие нарушения мотивационно-потребностной сфе­ры. Спонтанный уровень мотивационной активно­сти пациентов, как правило, высокий. Отмечается преобладание эгоцентрических, а в случае выра­женных личностных изменений — утилитарно-гедонистических мотивов. Наблюдается диссоциация с пациентами, демонстрирующими альтруи­стические, просоциальные основания своего по­ведения. У больных усилены агрессивные и сек­суальные побуждения. В поведении преимуще­ственно появляется склонность к порядку и акку­ратности.

При экспериментально-психологическом ис­следовании выявлен целый ряд Особенностей лич­ности больных эпилепсией. У них, в частности, была обнаружена инертность уровня притязаний. Экспериментально-психологические данные по­зволяют судить об углубляющихся с течением эпи­лептического процесса нарушениях самооценки больных, что проявляется в нарастании неадекват­ности уровня притязаний уровню реальных воз­можностей. Для эпилептиков характерны также и прогрессирующие нарушения самооценки. По мере углубления психического дефекта нараста­ют явления недостаточной критичности к себе, не­дооценка неблагоприятных жизненных факторов, усиливается преобладание импунитивных реакций, становится все более частой преувеличенно-оп­тимистическая оценка будущего.

Можно отметить замедленность в движениях, мимическую бедность; низкий или невысокий темп работы в эксперименте приводит к существенному удлинению исследования по времени. Мотив уча­стия в исследовании часто оформляется как стрем­ление соответствовать ожиданиям эксперимента­тора. Работоспособность в эксперименте варьирует, истощаемость отсутствует. Помощь и подсказка принимаются, но используется ограниченно, в за­висимости от степени интеллектуального снижения. Испытуемые часто высказывают благодарность за исследование.

Виды нозологических форм, при которых встре­чается данный патопсихологический симптомокомплекс — это генуинная и симптоматическая эпилеп­сия, органические заболевания головного мозга, последствия черепно-мозговой травмы с судорож­ным синдромом, органические расстройства лично­сти, эпилептоидная психопатия.

Дата добавления: 2016-09-06 ; просмотров: 5440 ; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ

Патопсихологические синдромы эпилепсии

Эпилепсия — хронически протекающее заболевание, вызванное поражением центральной нервной системы, проявляющееся различными пароксизмальными состояниями и довольно частыми изменениями личности. При неблагоприятном течении приводит к своеобразному так называемому эпилептическому слабоумию. Заболевание может возникнуть в любом возрасте, начиная с самого раннего (несколько месяцев) и кончая преклонным, однако преимущественно начало эпилепсии приходится на молодой возраст (до 20 лет).

Наиболее характерным симптомом эпилепсии является возникающий внезапно судорожный припадок. Иногда припадки происходят подряд, один за другим, без прояснения сознания в период между ними. Это патологическое состояние, называемое эпилептическим статусом, опасно для жизни (набуханием и отеком мозга, угнетением дыхательного центра, асфиксией) и требует немедленной медицинской помощи.

Наряду с большим судорожным припадком при эпилепсии бывают и так называемые малые припадки. Это кратковременное выключение сознания, чаще всего длящееся несколько секунд, без падения. Обычно оно сопровождается вегетативной реакцией и небольшим судорожным компонентом. Больной, спокойно беседующий с врачом, внезапно прерывает речь, бледнеет. Одновременно появляются судорожные глотательные движения. Через несколько секунд больной как ни в чем не бывало продолжает разговор.

Очень близок к малому припадку другой встречающийся при эпилепсии симптом абсанс — очень кратковременное выключение сознания без судорожного компонента.

Расстройства настроения у больных эпилепсией чаще всего проявляются в приступах дисфории. Дисфория —тоскливо-злобное настроение, возникающее без всякой причины. Больной мрачен, угрюм, всем недоволен, может быть агрессивен. Дисфория может длиться несколько часов или дней и заканчивается так же внезапно, как и возникла.

В период дисфории может возникнуть неудержимое влечение к алкоголю — дипсомания, периодический запой. В такие периоды больные всем недовольны, придирчивы, мрачны и раздражительны, часто предъявляют различные ипохондрические жалобы, в некоторых случаях формирующиеся даже в бредовые идеи ипохондрического характера. Бредовые идеи в таких случаях появляются приступообразно и существуют столько же, сколько длится период дисфории, от нескольких часов до нескольких дней. Нередко к тоскливо-злобному настроению примешивается страх, порой доминирующий в клинической картине. Значительно реже периодические расстройства настроения у больных эпилепсией выражаются в приступах эйфории — великолепного, ничем нс объяснимого настроения.

Другие публикации:  Какие свечи использовать при трихомониазе

Расстройства сознания выражаются в приступообразном появлении сумеречного состояния сознания — концентрическим сужением сознания больного, когда из всего многообразного внешнего мира он воспринимает только какую-то часть явлений и предметов, главным образом те, которые его эмоционально в данный момент затрагивают. Помимо изменения сознания, у больных появляются также галлюцинации и бредовые идеи.

Сумеречные состояния сознания возникают внезапно, длятся от нескольких минут до нескольких дней и также внезапно кончаются, причем больной полностью забывает все, что с ним было. Амнезия характерна для этого тяжелого нарушения на весь период сумеречного состояния сознания. Она также наблюдается и при других психических эквивалентах по выходе из состояния нарушенного сознания.

Амбулаторный автоматизм — сопровождается сумеречным расстройством сознания, но внешне поведение больного может выглядеть целенаправленным и упорядоченным, и окружающие могут ничего не заметить. В таком состоянии больной может совершить длительное путешествие, купить билет и сесть на поезд, а приехав в другой город и очнувшись, не понимает, как он туда попал.

Хронические психические нарушения проявляются в виде нарушений характера, нарушений процесса мышления и развития эпилептического слабоумия.

При длительном течении заболевания у больных появляются ранее не свойственные им черты, формируется так называемый эпилептический характер. Изменения характера нарастают постепенно. Круг интересов больных сужается. Они становятся все более эгоистичными. Больше всего больного волнует собственное здоровье и собственные мелочные интересы. Эпилептики становятся придирчивыми, мелочными, педантичными. Они любят поучать других людей, ратуют за справедливость, но понимают ее в основном в аспекте своих эгоистических интересов.

Патопсихологический синдром эпилепсии

Калькулятор

Сервис бесплатной оценки стоимости работы

  1. Заполните заявку. Специалисты рассчитают стоимость вашей работы
  2. Расчет стоимости придет на почту и по СМС

Номер вашей заявки

Прямо сейчас на почту придет автоматическое письмо-подтверждение с информацией о заявке.

Клиническая психология/Патопсихологический анализ нарушений при различных психических заболеваниях

Восприятие Править

Восприятие. Клиническая и психологическая феноменология нарушений восприятия при психических заболеваниях: принципы выделения и описания. Агнозии и псевдоагнозии при деменциях, их отличие от агнозий при локальных поражениях мозга. Обманы чувств: иллюзии и галлюцинации, отличие их психологического исследования от клинико-психиатрического. Психологические факторы симптомообразования при обманах чувств. Патопсихологические исследования не резко выраженных (т.е. проявляющихся только в моделирующем эксперименте) нарушений восприятия. Проблема выделения патопсихологических синдромов нарушений восприятия при психических заболеваниях.

Память Править

Память. Нарушения памяти: феноменология, критерии дифференциации клинических и психологических феноменов нарушения памяти. Различные по тяжести нарушения непосредственной памяти, их связь с общей клинической картиной нарушений психической деятельности, характерной для заболеваний различного типа. Прогрессирующая амнезия при деменциях. Нарушение опосредствованной памяти: основные психологические проявления, психологические механизмы нарушения опосредствованной памяти. Проблема дифференциации патопсихологических синдромов нарушений памяти. Патопсихологические методы исследования памяти, процедура проведения

Мышление Править

Мышление. Нарушения мышления. Отличия патопсихологической классификации нарушений мышления от психиатрической. Классификация нарушений мышления, созданная Б.В. Зейгарник, как важный этап в разработке проблемы патологии мышления. Психологическая характеристика основных видов и вариантов нарушений мышления (по Б.В. Зейгарник). Различные представления о генезе и механизмах нарушений мышления в истории психологии. Современные представления о психологических механизмах нарушений мышления при психических заболеваниях. Феноменология и психологические механизмы нарушения мышления при психических заболеваниях. Проблема квалификации патопсихологических синдромов нарушений мышления.

Эмоционально-личностная сфера Править

Личность. Изменения личности при психических заболеваниях. Нарушения эмоционально-личностной сферы: проблема соотношения клинической и психологической феноменологии эмоционально-личностных расстройств. Патопсихологические проявления нарушений эмоциональной сферы, возможность их экспериментального моделирования. Представления о психологических механизмах нарушения эмоций при различных психических заболеваниях. Патопсихологические проявления нарушений личности. Патология мотивационно-потребностной сферы как центральное звено в структуре нарушений личности. Различные варианты нарушений мотивационно-потребностной сферы. Нарушения общения при психических заболеваниях. Роль эмоционально-личностных расстройств в генезе нарушений общения. Место нарушений эмоционально-личностной сферы в структуре патопсихологических синдромов.

Сознание Править

Сознание. Нарушения сознания и самосознания. Понятие «сознание» в философии, психологии и психиатрии. Понятие «ясного» и «помраченного» сознания. «Измененные» состояния сознания. Дискуссионные проблемы и перспективы изучения нарушений сознания. Роль сознания и бессознательного в симптомогенезе. Нарушения самосознания: представление о структуре этих нарушений, их месте в общей картине нарушений психической деятельности.

Патопсихологический синдром Править

Патопсихологический синдром. Проблема нозологической специфичности или типичности патопсихологических синдромов. Структура патопсихологического синдрома при шизофрении; расстройствах личности; органических поражениях мозга. Характеристика основных нозологических синдромов при шизофрении, эпилепсии, диффузных органических поражениях мозга, хроническом алкоголизме, расстройствах психики пограничного спектра.

Структура патопсихологического синдрома при эпилепсии: первичные, вторичные, третичные нарушения.

Эпилепсия – это обычно хронически протекающее заболевание, характеризующееся наличием эпизодически возникающих расстройств в сознании, настроении. Заболевание в большинстве случаев приводит к постепенному изменению личности и своеобразному снижению интеллекта.

Характерный признак эпилепсии – внезапный судорожный припадок. Во время припадка эпилептик теряет сознание, падает, у него начинаются судороги, зрачки глаз не реагируют на свет. Длительность припадка – 3-4 минуты. Частота припадков может быть разная: от ежедневных до одного — двух раз в год. Бывают и припадки, не сопровождающиеся судорогами, но кратковременной потерей сознания или его сумеречным состоянием.

С точки зрения патопсихологии, отмечаемые изменения личности по эпилептическому типу – это тугоподвижность, замедленность всех психических процессов, склонность к застреванию на деталях, обстоятельность мышления, невозможность отличить главное от второстепенного, дисфории (то есть приступы расстройств настроения, обычно это сочетание злобности и тоскливости).

Результатами болезни являются трудности с использованием нового опыта, слабость комбинаторных способностей, ухудшение воспроизведения прошлого опыта. Больные долго помнят обиду, мстят за нее. Отмечается карикатурный педантизм в быту. Существенной чертой эпилептиков является инфантилизм, выражающийся в незрелости суждений и др. Лицо этих больных малоподвижно, маловыразительно, мимические реакции бедны, у них наблюдается скупая сдержанность в жестикуляции.

1. Нарушение динамики психич. Д-сти

2. Снижение уровня познания

3. Нарушение личности.

1) Нар-я динамики (работоспособности): замедленность во всех процессах. Очень замедленная реакция при ассоциациях, латентные паузы… инертность проявляется в появлении повторов при выполнении задания на ассоциации.

2). Нарушение памяти: резко снижена способность запоминания (воспр 4-6 слов). По мет-ке пиктограмм – не точно воспроизводит словосочетания. Ракурс активности смещается с запоминания на рисование.

Наруш-е мышл-я: в первую очередь снижение Ур-ня обобщения. Вычленение признака предметов, по которым они класиф-ся не возможно. Руководствуются только ситуативными признаками или личными вкусами. Понимание смысла пословиц и поговорок тоже снижено. Наблюдаются: амнестические западения (забывание названия предм-ов), темп замедлен, в речи – обилие уменьшительно-ласкательных суффиксов. Мыш-е эпилептиков очень обстоятельно, часто наблюдается резонерство, (обнаруживает, что несостоятелен и компенсирует этим свои возможности – поучения о том, как надо).

Нар-я внимания: сужение объема внимания. Это отражается на трудностях усвоения инструкции.

3). Нар-я личности: особенности личности компенсаторные. Ласковый, нежный, вежливый подчеркнуто, мстительный, злопамятный, высокий ур-нь эгоцентризма, педантизм, льстивы, слащавы. Есть базовые особенности ко-е опира-ся на наруш-я мозга – дисфория. Дети – аутсайдеры – от них отворачиваются. Не могут усваивать всю программу и берут качеством – аккуратностью, тщательностью. Это попытка корректировать совю д-сть.

Рано или поздно наступающие слабоумие, сужение перспективы жизни: не планируют , а живут от припадка до прикадка. Они инфантильны в силу ограниченности в действиях со стороны родителей и близких. Инвализируется личность в целом, они симбиотичны со своими родителями. Чем ранее заболевает р-к, тем ↑симптомов заб-я. тем тяжелее протекание. Помощь психотерапевта – на Ур-не диагностики.

2. Сравнительная характеристика познавательной деятельности больных шизофренией и эпилепсией.

Патопсихологические синдромы

Как и в психиатрии, в патопсихологии под синдромом понимают патогенетически обусловленную общность симптомов, признаков психических расстройств, внутренне взаимообусловленных, взаимосвязанных. В этом заключается большая диагностическая значимость синдромов по сравнению с симптомами. В диагностическом мышлении врача правильная квалификация синдрома является подступом к определению нозологической принадлежности заболевания. Известно, однако, что выделяемые психиатрами клинические синдромы далеко не одинаковы по своей нозологической специфичности, последняя зависит от круга болезней, при которых предпочтительно наблюдается тот или иной синдром, и от степени сложности синдрома, отражающей присущие ему патогенетические и патокинетические механизмы.

Психопатологические (клинические) синдромы по своим особенностям существенно отличаются от патопсихологических. Можно думать, что различие это обусловлено не столько формой синдрома, его составом, сколько различными уровнями функционирования центральной нервной системы, на которых эти синдромы выделяются. В системе иерархии мозговых процессов различают такие уровни (А. Р. Лурия, 1962, 1964; Ю. Ф. Поляков, 1971,1977): патобиологический, характеризующийся нарушениями морфологической структуры тканей мозга, протекания в них биохимических процессов и т. п.; физиологический, заключающийся в изменении течения физиологических процессов; пато- и нейропсихологический, для которых характерно нарушение протекания психических процессов и связанных с ними свойств психики; психопатологический, проявляющийся клиническими синдромами и симптомами психической патологии. Так, при психических заболеваниях нарушения морфологического субстрата головного мозга и присущие им изменения протекания биохимических процессов приводят к нарушению физиологических процессов. Выпадают важные звенья функционирования психики, опосредованно нарушается течение психических процессов, прижизненно сформированных на основе физиологических. А это, в свою очередь, приводит к патологии отражения центральной нервной системой больного человека сигналов из окружающей среды. Психопатологический симптом, таким образом, является завершающим этапом сложной патогенетической цепи.

Другие публикации:  Заболеваю простудой что выпить

Такое представление об иерархии функционирования психики человека объясняет необходимость мультидисциплинарного подхода к ее изучению. При этом, как указывает Ю. Ф. Поляков (1971), если клинические (психопатологические) исследования обнаруживают закономерности проявлений нарушенных психических процессов, то патопсихологические исследования должны дать ответ на вопрос, как нарушено протекание (структура) самих психических процессов, приводящих к этим проявлениям. Таким образом, если психопатолог констатирует наличие в клинической картине тех или иных симптомов или синдромов психической патологии и специфику их течения, то патопсихолог свое исследование направляет на раскрытие и анализ определенных компонентов мозговой деятельности, ее звеньев и факторов, выпадение которых является причиной формирования наблюдаемой в клинике симптоматики.

Это различие между психопатологическими и патопсихологическими синдромами вытекает из той разницы между психопатологией и патопсихологией, о которой шла речь выше, и в значительной мере отражает специфику присущих этим двум областям знаний методов — клинико-описательного, которым пользуется психопатология, и экспериментально-психологического, взятого на вооружение патопсихологией.

Клинические синдромы являются опосредованным выражением сложившихся нарушений психической деятельности, тогда как патопсихологические синдромы, относящиеся к более низкому уровню вертикальной иерархии формирования психических функций в норме и патологии, в значительно большей мере отражают непосредственные, присущие этим нарушениям, причинно-следственные взаимоотношения. Сущность психопатологических синдромов не может быть понята без патопсихологического и патофизиологического анализа лежащих в их основе явлений, и, в свою очередь, изучение патопсихологических синдромов невозможно без четкого клинического отграничения объекта исследования.

Систематика патопсихологических синдромов разработана значительно меньше, чем систематика клинических синдромов, хотя и последняя еще далека от совершенства.

Синдромы в патопсихологии, как и в психиатрии, различаются в значительной мере степенью своей обобщенности. Ранее (1976) мы приводили в качестве типичного примера патопсихологических синдромов выделяемые Б. В. Зейгарник типы расстройств мышления. Действительно, каждый из этих типов характеризуется своей, в значительной мере специфической, структурой, однако, как это явствует из самого принципа систематики, в ней выделяются более обобщенные группы, например нарушения операционной стороны мышления, нарушения динамики мыслительной деятельности и другие, более конкретные, являющиеся частным проявлением первых, например лабильность мышления, непоследовательность суждений. Однако между этим двумя видами патопсихологических синдромов нельзя установить такие взаимоотношения, которые соответствовали бы разделению в клинике синдромов на «большие» и «малые». Более того, выделение таких конкретных, «узких» патопсихологических синдромов дает значительно больше необходимой для диагностического процесса информации, чем выделение более общих синдромологических групп, основанное на подчеркнутом и абстрактизированном выделении признаков, общих для нескольких «узких» синдромов.

Поэтому, говоря о различной степени обобщенности патопсихологических синдромов, следует выделять синдромы многозначные, опирающиеся на более сложные, полифакторные, нарушения психической деятельности. Первую попытку выделения таких обобщенных патопсихологических синдромов предпринял И. А. Кудрявцев (1982). В результате исследований, проводившихся в судебно-психиатрической практике с помощью комплекса патопсихологических методик, направленных на изучение различных сторон познавательной деятельности и вместе с тем позволяющих получить ценные данные о личности испытуемых, автор выделил следующие патопсихологические симптомокомплексы (синдромы): шизофренический или диссоциативный, органический, олигофренический, психопатический и симптомокомплекс психогенной дезорганизации, характерный для реактивных психозов.

Каждый из этих синдромов включает ряд симптомов. Например, для шизофренического симптомокомплекса наиболее патогномоничными являются симптомы распада мыслительных процессов, диссоциации личностно-мотивационной и операционно-процессуальной сфер мышления, что проявляется в нецеленаправленности мыслительной деятельности, эмоционально-выхолощенном резонерстве, ригидном схематизме, символике, искажении процесса обобщения с разноплановым подходом к выделению ведущих признаков, в актуализации латентных признаков предметов и явлений, в феномене патологического полисемантизма и т. д. Однако, как указывает И. А. Кудрявцев, не все эти компоненты, симптомы определяются в том или ином симптомо-комплексе в обязательном порядке и с обязательной степенью выраженности, важно найти «ядро» патопсихологического синдрома. Для шизофренического синдрома — это нарушения селективности информации, для органического — снижение интеллектуальных процессов и умственной работоспособности, для психопатического — аффективная обусловленность поведения с парциальной некритичностью и завышенным уровнем притязаний, при психогенном — реактивная дезорганизация умственной деятельности.

Выделенные И. А. Кудрявцевым патопсихологические синдромы различаются в диагностическом и прогностическом отношениях. Так, наиболее диагностически и нозологически информативными оказываются шизофренический и органический симптомокомплексы, наименее — психопатический. И, наоборот, наиболее выраженная тенденция к транзиторности и обратимости присуща симптомокомплексу психогенной дезорганизации умственной деятельности, наименьшая — шизофреническому. Это наблюдение автора становится понятным при соотнесении выделенных им патопсихологических симптомокомплексов с кругами психических заболеваний, схема которых была разработана А. В. Снежневским (1960) в рамках концепции о нозологической специфичности психопатологических расстройств.

Выделенные И. А. Кудрявцевым патопсихологические симптомокомплексы в известной мере обнаруживают сходство с таким используемым в клинической практике понятием, как органический психосиндром. Это как бы синдромы обобщающего значения, характеристика которых более близка к нозологической, их выделение знаменует стадию предварительной диагностики заболевания. Это обстоятельство, а также связь такого рода синдромов с определенными кругами психических заболеваний дают основания обозначить их как регистр-синдромы. Кроме того, И. А. Кудрявцев оперирует в своих исследованиях данными, полученными в судебно-психиатрической практике. Наш опыт позволяет нам дополнить перечень регистр-синдромов, выделив в рамках органического экзогенно-органический и эндогенно-органический регистр-синдромы, а в рамках психогенного — психотический и невротический. В круге эндогенных психозов можно говорить по крайней мере о двух регистр-синдромах — шизофреническом и аффективно-эндогенном.

Таким образом, патопсихолог может оперировать в своих диагностических заключениях следующим набором регистр-синдромов:
I — шизофренический;
II — аффективно-эндогенный (в клинике ему соответствуют маниакально-депрессивный психоз и функциональные аффективные психозы позднего возраста).
III — олигофренический;
IV — экзогенно-органический (в клинике ему соответствуют экзогенно-органические поражения головного мозга — церебральный атеросклероз, последствия черепно-мозговой травмы, токсикомании и т. д.);
V — эндогенно-органический (в клинике — истинная эпилепсия, первичные атрофические процессы в головном мозге);
VI — личностно-аномалъный (в клинике — акцентуированные и психопатические личности и обусловленные в значительной мере аномальной почвой психогенные реакции);
VII — психогенно-психотический (в клинике — реактивные психозы);
VIII — психогенно-невротический (в клинике — неврозы и невротические реакции).

Нозологическая специфичность патопсихологических регистр-синдромов существенно возрастает в связи с конкретной задачей, поставленной перед патопсихологом. Так, разграничение экзоген-но- и эндогенно-органических регистр-синдромов очень важно в дифференциальной диагностике истинной и травматической эпилепсии. Разграничение органического и олигофренического регистр-синдромов помогает уточнить природу и диагностику состояний, протекающих с интеллектуально-мнестической недостаточностью.

Введение патопсихологических регистр-синдромов в практику патопсихологических исследований в сущности обозначает рубеж диагностически-информативных рекомендаций, заключающихся в данных проведенного патопсихологом исследования. В таком аспекте понятие патопсихологического регистр-синдрома значительно глубже, чем сформулированное В. В. Николаевой, Е. Т. Соколовой и А. С. Спиваковской (1979), понимающими под патопсихологическим синдромом совокупность поведенческих, мотивационных и познавательных особенностей психической деятельности больных, выраженных в психологических понятиях. Патопсихологические регистр-синдромы опосредованы клинически, и их использование для интерпретации результатов будет способствовать сближению позиций патопсихолога и психиатра.

В Российской Федерации знание методов выявления и анализа типичных патопсихологических синдромов у больных различными формами психических заболеваний предусматривается с 1993 года Государственными образовательными стандартами высшего профессионального образования по специальностям 020400 — «Психология», 022700 — «Клиническая психология» и 031000 — «Педагогика и психология».