Синдром дефицита внимания и гиперактивность у взрослых

Содержание:

СДВГ у взрослых: как он мешает сексу, работе и личной жизни

Синдром дефицита внимания: не только у гиперактивных мальчиков. 8 мифов и тест

Синдром дефицита внимания с гиперактивностью (СДВГ) — известная проблема детей школьного возраста, которой особенно большое внимание уделяют в США. Однако известный нейробиолог доктор Амен видит в СДВГ причину и многих взрослых проблем — от привычки откладывать дела на потом до неполадок в сексуальной жизни. Приводим симптомы СДВГ, развенчиваем основные мифы об этом состоянии и предлагаем пройти тест.

Особенности, подобные синдрому дефицита внимания с гиперактивностью (СДВГ), были описаны еще в XVIII веке. Философ Джон Локк описал группу незадачливых молодых студентов, которые «как ни старались. не могли не отвлекаться». Отличительные симптомы этого состояния такие: непродолжительная устойчивость внимания, патологическая отвлекаемость, дезорганизация, беспокойство и импульсивность.

Многие полагают, что это расстройство касается только гиперактивных мальчиков с проблемным поведением. Но оно затрагивает и девочек. И часто остается незамеченным, потому что девочки, как правило, не столь гиперактивны и имеют меньше проблем с поведением. Игнорирование СДВГ у женщин может иметь разрушительные последствия для их здоровья, настроения, отношений, карьеры и финансов.

8 мифов о СДВГ

К сожалению, в нашем обществе существует множество мифов об СДВГ. Вот список общих заблуждений и истин, касающихся СДВГ, какими их вижу я.

Почему существует так много мифов об СДВГ? Ответ прост. Дети, подростки и взрослые с СДВГ выглядят как остальные люди. До тех пор, пока вы не узнаете историю жизни человека с СДВГ, вы не сможете определить у него СДВГ.

Мы сделали десятки тысяч исследований мозга пациентов с СДВГ и на сканах компьютерной томографии смогли увидеть, как проблемные системы мозга влияют на поведение. Когда вы видите воочию симптомы СДВГ в мозге, мифы исчезают, и возникает возможность понимания и эффективного лечения.

4 симптома СДВГ у взрослых

Характерные симптомы СДВГ таковы: непродолжительная устойчивость внимания, рассеянность, дезорганизация, прокрастинация (постоянное откладывание важных дел на потом) и недостаточный внутренний контроль. Гиперактивность, которую чаще всего замечают у маленьких мальчиков, у взрослых мужчин и женщин встречается нечасто.

Неустойчивость внимания — основной симптом СДВГ, но он проявляется не во всех сферах жизни. Люди с СДВГ имеют проблемы с регулярным, рутинным, повседневным вниманием. Например, им крайне сложно выполнить домашнее задание, вовремя платить по счетам, убираться в доме, делать отчет о расходах на работе, слушать супруга или регулярно принимать лекарства. Однако на что-то новое, необычное, стимулирующее, интересное или страшное страдающие СДВГ обращают внимание без проблем. Они как будто нуждаются в стимуляции, чтобы обратить внимание на что-то, и именно поэтому ходят на страшные фильмы, занимаются рискованными видами деятельности и склонны нарываться на конфликт в своих взаимоотношениях.

Многие пациенты с СДВГ играют в игру «Пусть у меня будут проблемы». Если такой человек расстроен, он способен сосредоточиться и, возможно, даже чрезмерно сосредоточиться на какой-то проблеме. Эта черта часто вводит окружающих, даже врачей, в заблуждение.

Рассеянность — это еще один распространенный симптом СДВГ. В норме человек способен блокировать несущественные, отвлекающие вещи. Но не страдающие СДВГ: их мысли и разговоры, как правило, крутятся по кругу. Люди с СДВГ обычно чересчур восприимчивы. Им мешают (раздражают кожу) этикетки на одежде — обостренная тактильная чувствительность. И одежда должна быть им впору, иначе они испытывают дискомфорт. Им может понадобиться белый шум ночью, чтобы уснуть; в противном случае они слышат все в доме.

«Что нужно для оргазма?» — часто спрашиваю я зрителей на своих лекциях. Кто-то скажет: «Компетентный любовник». Другие могут крикнуть: «Большое воображение». Я продолжаю спрашивать, пока кто-то не скажет: «Внимание». Действительно, для получения оргазма человеку надо сосредоточиться на происходящем. Рассеянность часто влияет на способность женщины испытывать оргазм. Необходимо сосредоточиться на своих ощущения достаточно долго, чтобы он возник. После правильного лечения СДВГ сексуальная жизнь многих людей становится намного лучше.

Многие страдающие СДВГ дезорганизованны. В их комнатах, на столах, в выдвижных ящиках столов и в чуланах царит беспорядок. Они неорганизованны и в плане времени и нередко опаздывают. Такой человек всегда приходит на работу на 10 минут позже и, как правило, с большой чашкой кофе в руках, поскольку ему требуются стимуляторы вроде кофеина и никотина.

Обычно у страдающих СДВГ плохой внутренний контроль. Они не думают, прежде чем сказать что-то или сделать — именно поэтому они часто оказываются в неприятных ситуациях. При СДВГ также имеются проблемы с долгосрочными целями. Такие люди живут только нынешним моментом. Они откладывают дела до последней минуты, и им трудно копить деньги на черный день.

СДВГ у взрослых.

Симптомы синдрома дефицита внимания с гиперактивностью сохраняются у взрослых в 30-70%

При СДВГ отмечается нарушение активности нейромедиаторов в областях мозга, отвечающих за внимание. Неспособность сосредоточить внимание разрушает карьеру и личные отношения. Причём многие даже не подозревают что у них СДВГ.

Перевод книги»Driven to Distraction» (автор — Edward Hallowell) от

«Предлагаемые диагностические критерии для опеределения СДВ у взрослых.

Примечание автора: поведение подпадает под определение «диагностического критерия» только если наблюдается в данном человеке значительно чаще, чем в других людях того же психологического возраста.

СДВ присутствует если наблюдается следующее:

А. Хроническое состояние (что значит — присутствующее всегда), при котором по крайней мере 15 перечисленных признаков должны присутствовать:

1. Чувство «недо-достижения» (underachievement), недостижения целей, независимо даже от того, чего человек на самом деле достиг.

Мы упоминаем этот симптом первым, потому что это самая распространенная причина обращения за помощью. «Я просто не могу собраться» — частый мотив в описании проблемы. Человек может быть достиг многого по общепринятым стандартам, или наоборот — беспомощно буксует на одном месте, с ощущением, что застрял в вязкой глине, и не в состоянии взять от жизни то, что ему причитается.

2. Трудность с самоорганизацией.

Общая проблема для многих взрослых с СДВ. Без структурированности школы, без родителей, помогающих организоваться, взрослый человек начинает вдруг спотыкаться под тяжестью организационных требований повседневной жизни. Обычные «мелочи» для других людей, для него/нее могут накапливаться и превращаться в огромные препятствия. Образно говоря, королевство рассыплется из-за одного гвоздя: пропущенной встречи, потерянного счета, забытого дедлайна.

3. Хроническая прокрастинация или проблема с начинанием дел.

Взрослые с СДВ ассоциируют столько тревоги с начинанием дела, из-за страха, что не сделают правильно, и поэтому откладывают и откладывают, что конечно же только добавляет тревоги.

4. Занимаются несколькими делами/проектами одновременно; трудность с завершением дел.

Продолжение номера 3. Как только одно дело отложено в сторону — другое начинается. К концу дня, недели или года бесчисленные проекты были начаты, и только некоторые закончены.

5. Тенденция говорить сразу же все, что приходит в голову, не принимая во внимание своевременности комментария или его целесообразности.

Как ребенок с СДВ в школе, так же и взрослый — бывает захвачен энтузиазмом новой пришедшей в голову идеи так сильно, что должен непременно сразу же ею поделиться. Такт и мудрость вытесняются под давлением детской энергичности и непосредственности.

6. Частый поиск острых ощущений, высокой стимуляции.

Взрослый с СДВ часто находится в поиске новизны, чего-то захватывающего, чего-то такого в окружающем мире, что может соответствовать урагану внутри.

7. Непереносимость скуки.

Продолжение номера 6. На самом деле, человек с СДВ редко чувствует скуку, а все потому, что в ту же миллисекунду, когда человек ощущает наступление скуки — он приходит в движение и находит что-то новое, меняет направление выплеска энергии, скажем так.

8. Легкая отвлекаемость, проблема с фокусировкой внимания,тенденция уплывать мыслями посередине страницы или беседы. Эта тенденция часто сочетается со способностью к гиперфокусу в других ситуациях.

Знаковый симптом СДВ. «Уплывание мыслями» в сторону происходит непроизвольно. Это происходит в момент, когда на секунду отпускается самоконтроль, и — бам! — человек мысленно уже не с вами. Вышеупомянутая способность к гиперфокусу — зачастую экстраординарная — обычно тоже присутствует, подчеркивая, что это не «синдром дефицита внимания», строго говоря, а синдром «непостоянства» внимания.

9. Часто креативные, интуитивные, очень умные люди.

Не симптом, но частая характеристика, заслуживающая упоминания (я слышала и теорию о предполагаемом несимметричном развитии мозга, когда интеллект переразвивается в ущерб контролирующей зоне мозга, которая недоразвита. Интересная теория, и приятная, да. И потом: почему автор не считает это симптомом: да потому, что на хорошее не принято жаловаться))) Взрослые с СДВ часто обладают необычно креативным мышлением. Посреди своей дезорганизованности и отвлекаемости они демонстрируют блестящий ум. Убрать отвлекаемость и оставить вот это «особое нечто» — цель терапии.

10. Проблема в пользовании «проторенными тропами», проверенными путями, в соблюдении процедуры.

В противоположность тому, что принято считать, это вовсе не проблема противостояния с лидером, с «фигурой отца». Это скорее проявление скуки и фрустрации: скука в связи с рутиной, энтузиазм в связи с видением новых путей, и фрустрация в связи с невоможностью делать вещи так, как «они должны быть сделаны» — то есть с невозможностью сделать что-то эффективнее, быстрее и проще, потому что должна быть соблюдена процедура.

11. Нетерпеливость. Не могут выносить фрустрацию.

Фрустрация любого вида напоминает человеку с СДВ о всех прошлых провалах. «Ох нет, опять двадцать пять» — думает она/он. Реакция — злость или дистанцирование. Нетерпеливость происходит из нужды в постоянной стимуляции и может привести к тому, что человека начинают считать инфантильным или ненасытным.

12. Импульсивность, словесная или в виде действий, как например импульсивная трата денег, перемена планов, изобретание новых карьерных программ, и так далее.

Это один из наиболее опасных (или — наиболее выгодных, в зависимости от угла приложения) симптомов СДВ у взрослых.

13. Тенденция переживать и тревожиться бесконечно, бесцельно; тенденция оглядывать горизонт в поисках причины для тревог, перемежая это поведение игнорированием настоящих проблем.

Тревога замещает подлинное внимание, которое должно быть сфокусировано на задаче.

14. Чувство незащищенности и неуверенности.

Многие взрослые с СДВ ощущают себя хронически неуверенными (не знаю, как перевести insecure лучше). Это чувство возникает вне зависимости от того, насколько стабильна их жизненная ситуация на самом деле. Они часто чувствуют, что мир вокруг них может рухнуть в любую секунду.

15. Скачки настроения, лабильность настроения, особенно когда отсутствует вовлеченность в проект или «включенность» с другим человеком. Человек с СДВ может внезапно помрачнеть, потом неожиданно снова развеселиться, потом снова помрачнеть — в течение нескольких часов и без всякого очевидного повода. Эти скачки настроения, конечно, не настолько сильны и глубоки, как при маниакально-депрессивном сидроме или депрессии.

Взрослые с СДВ, более чем дети, подвержены переменам настроения. Предположительно, это является результатом пережитых в прошлом разочарований и фрустрации, но также вероятно, что частично это связано с биологией синдрома.

16. Неугомонность/отсутствие внутреннего покоя.

Обычно у взрослых отсутствует явно выраженная гиперактивность, которую мы можем наблюдать у детей. Вместо этого, мы видим т.н. «нервную энергию» (Жанна даже как-то, описывая меня, назвала это «нервической энергией» — забавно, почти слово в слово повторила автора книги. — прим. мое). Человек ходит взад-вперед, барабанит пальцами по столу, крутится, когда сидит на стуле, покидает комнату или встает из-за стола часто, а также чувствует себя беспокойно, когда пытается отдыхать. (я, например, даже спланировав отлежаться на выходных — всегда нахожу тысячу дел, и это опять потерянный выходной, и опять разочарование от того, что ведь планировала отдыхать, и снова истощена физически, и уж на следующий-то выходной я полежу! И тд, всю жизнь одно и то же, не могу лежать, в тревоге вскакиваю, чтобы что-то делать, и такими же были моя бабушка и моя мама — всю их жизнь)

17. Склонность развивать зависимость.

Зависимость может быть от химических веществ — алкоголя, наркотиков или кокаина, например, или от действия — азартных игр, шоппинга, еды, или чрезмерной работы (коллеги-работоголики — привет!)

18. Хронические проблемы с самооценкой.

Эти проблемы — прямой и грустный результат долгих лет разочарования в себе, провалов, или просто невозможности никогда «сделать так, как надо». Даже человек с СДВ, который многого достиг, обычно чувствует себя, как неудачник или «неправильный» человек. Что удивительно в этом во всем, это то, насколько стойко держится большинство этих людей, даже под градом неудач и разочарований.

19. Неправильное представление о себе, и о том, как тебя видят другие люди.

Люди с СДВ не очень-то хорошо могут оценить себя. Они не видят, какое влияние оказывают на других людей. Они обычно видят себя менее влиятельными, чем другие люди.

20. СДВ встречается в семье.

Если проследить в семье — то можно найти людей с депрессией, алкоголизмом, или другими проблемами подобного рода, связанными с контролем над своими импульсами и настроением.

Поскольку СДВ скорее всего наследуется генетически, и имеет связь с вышеперечисленными состояниями, то довольно часто (но не обязательно) можно найти близких родственников с такими же проблемами.

Б. Наличие СДВ в детстве.

Даже если оно не было диагностировано, это состояние можно установить, задавая вопросы о детстве и наблюдавшихся тогда симптомах, которые должны были быть уже тогда.

Другие публикации:  Играть в нид фор спид без скачивания

В. Ситуацию невозможно объяснить другими заболеваниями тела или психики

(Из другой его книги: Для постановки диагноза взрослому человеку необходимо убедиться, что симптомы были уже в детстве. Даже если симптомы не были выявлены непосредственно в детстве – врач должен быть в состоянии найти их в анамнезе (истории). Если же таких симптомов в детстве не наблюдалось, если симптомы внезапно появились во взрослом возрасте – необходимо искать причину в ином диагнозе, и это не СДВ. Это, возможно, и не диагноз вовсе. Мы живем в СДВ-индуцирующем мире, и это может быть т.н. «псевдо-СДВ». Быстрый ритм, музыка, привычка к немедленному вознаграждению и обилие коммуникационных устройств склонны менять нас в сторону «СДВ-личности». Даже если вы не были рождены с СДВ, но росли в городской среде, есть большой шанс, что к 15 годам вы будете выглядеть так, словно у вас СДВ.

Но это – не настоящий СДВ. Один из способов отличить истинный СДВ заключается в следующем: если вы возьмете человека с псевдо-СДВ и поместите его на ферму в Вермонте, через несколько месяцев его симптомы сойдут на нет. Если же вы возьмете человека с настоящим СДВ и поместите его на ферму – через несколько месяцев ферма будет ходить ходуном ☺

Похожие на СДВ симптомы могут также наблюдаться при некоторых заболеваниях, таких как например депрессия с ажитацией, маниакальная фаза МДП, злоупотребление алкоголем и наркотиками, чрезмерное употребление кофеина, резкое прекращение курения, генерализованное тревожное расстройство, посттравматический стресс и многие другие состояния. То есть, возникновение симптомов СДВ впервые во взрослом возрасте – повод для подробной диагностики.)

Вышеписанные критерии основаны на нашем клиническом опыте и описывают ряд симптомов, наблюдаемых нами у взрослых с СДВ. Существуют также другие шкалы для описания СДВ, например, шкала Пола Вендера, которую используют многие врачи и исследователи. Это называется «Критерии Юты», потому что Вендер, пионер в исследовании СДВ, работает профессором психиатрии в Медицинской Школе штата Юта.

И под конец, еще дополнение из книги Answers to Distraction:

Вопрос: Почему синдром дефицита внимания так называется?

Ответ: На самом деле оно не должно так называться. «Дефицит» — неточное определение. Лучше было бы называть его «нестабильность внимания» или «вариабельность внимания». Люди с СДВ могут иногда быть очень сосредоточены. Иногда – они могут очень хорошо фокусироваться. Это происходит тогда, когда они очень мотивированы или захвачены ситуацией, которая полна новизны.

Вопрос: вы пишете, что гиперактивность может либо присутствовать, либо нет. Что внимание может быть нестабильным, но в то же время, что люди с СДВ могут иногда концентрироваться хорошо. Почему столько противоречий?

Ответ: На самом деле, противоречия – это часть СДВ. Доктор Элизабет Леймкулер назвала СДВ «синдромом парадоксов», и он действительно таковым является. Противоположностью гиперактивности можно назвать «витание в облаках», тихая часть СДВ. Отвлекаемости противопоставляется состояние повышенной фокусированности (в новых книгах это называют гиперфокусом – прим. мое).

Другие парадоксы тоже существуют и могут наблюдаться в одном и том же человеке. Например, человек может быть сверхчувствителен к чувствам других людей и бесподобно настроен на одну волну с другими людьми – иногда. А иногда – поразительно не в курсе происходящего между людьми. Человек может быть очень креативным – и поразительно лишенным идей в следующую секунду. Человек может быть очень стойким в тяжелой ситуации, словно хирург в операционной, а через час – безответственным и разболтанным. Оптимистичным в одной беседе и полным пессимистом – в следующей. Теплым сегодня — холодным завтра.

Эти парадоксы выходят за рамки обыкновенных прыжков настроения. Это целые противоречащие тенденции поведения. По этой причине так трудно описать человека с СДВ. Человек может отличаться сам от себя настолько сильно, что парадоксальность становится его основным описательным признаком. Вот только что был близким — и полностью закрытый в следующую же секунду. Тот же человек, тот же мозг – другая программа. Эта особенность настолько всеобьемлюща, что любое описание СДВ, не содержащее противоречий – не есть полноценное описание СДВ.

Вопрос: есть ли у Синдрома Дефицита Внимания какой-то признак, основной признак, с помощью которого его можно описать наилучшим образом?

Ответ: По нашему мнению, да. Этот признак — относительная нехватка ингибиции (торможения). Люди с СДВ обычно более спонтанны, чем люди в среднем. Они высказываются свободно, иногда чересчур свободно. Они и думают свободно, иногда креативно, иногда хаотично. Действуют они непредсказуемо: часто даже они сами не знают, что сделают в следующий момент. Они, скажем так, не тормозят свои реакции так же четко, как большинство людей. Между импульсом и действием у них отсутствует промежуточный шаг «осознания». Это может выглядеть притягательно и свежо, а в других ситуациях – раздражающе и разрушительно.

Люди с СДВ не подавляют и не формируют свои реакции на том автоматическом уровне, на каком это делают люди без СДВ. Это приводит, прямо или косвенно, почти ко всем симптомам СДВ, включая разрушительное поведение, импульсивность, неугомонность, неровное внимание, неорганизованность, бестактность, раздражительность, нетерпеливость и склонность рисковать. Это приводит и ко многим положительным качествам СДВ, таким как креативность (потому что креативность нуждается в некотором уровне расторможенности), спонтанность, высокая энергия и открытость (люди с СДВ не успевают подавлять свои реакции в мере, достаточной, чтобы закрыться и насторожиться).

Вопрос: Проявляется ли СДВ с разной степенью тяжести?

Ответ: Да. СДВ существует в спектре от легкой формы до очень тяжелой. На «легком» краю спектра мы по сути уже не можем сказать, где заканчивается обычная каждодневная отвлекаемость и начинается СДВ. На противоположном, «тяжелом» краю спектра мы наблюдаем детей, которые неспособны существовать вне больницы, и взрослых – уже в тюрьмах, или в «лучшем» случае неспособных иметь работу и семью. Большинство же людей с СДВ находятся где-то между этими двумя полюсами.СДВ не как беременность: либо есть – либо нет. СДВ подобно депрессии в том смысле, что может быть разной степени тяжести.»

СДВГ — синдром дефицита внимания и гиперактивности у детей

Воспитывать ребенка с синдромом дефицита внимания с гиперактивностью (СДВГ) нелегко. Вас может сердить и расстраивать поведение и плохая учеба Вашего ребенка, у Вас может сложиться впечатление, что Вы – плохой родитель. Эти чувства вполне понятны, но неоправданны. СДВГ – это заболевание, и оно не является следствием плохого воспитания. СДВГ можно эффективно лечить, и, понимая состояние Вашего ребенка, Вы можете помочь ему!

Что такое СДВГ у детей: краткая характеристика

Дети с СДВГ испытывают трудности в концентрации внимания и в связи с этим не всегда могут справлять с учебными заданиями. Они делают ошибки по невнимательности, не обращают внимания и не слушают объяснений. Иногда они могут проявлять чрезмерную подвижность, вертеться, вставать, совершать много ненужных действий, вместо того, чтобы сидеть спокойно и сосредоточиться на учебе или других занятиях. Такое поведение бывает неприемлемым в классе и создает проблемы как в школе, так и дома. Такие дети часто имеют низкую успеваемость и часто считаются озорными, непослушными, «терроризирующими» семью и сверстников в школе. При этом, они сами могут страдать от низкой самооценки, им трудно заводить друзей и дружить с другими детьми.

На самом деле причиной вышеуказанного поведения является недостаток определенных биологически активных веществ в некоторых отделах головного мозга.

Часто ли встречается СДВГ?

По данным Американской Психиатрической Ассоциации, СДВГ является распространенным расстройством, которое встречается у 3-7% детей школьного возраста.

Чем поведение детей с СДВГ отличается от поведения других детей?

Особенности поведения при СДВГ — характеристика делится на три категории:

1. Симптомы невнимательности. Такие дети легко отвлекаются, забывчивы, с трудом сосредотачивают свое внимание. У них возникают проблемы с выполнением заданий, организаци5екй и соблюдением инструкций. Складывается вп5чатление, что они не слушают, когда им что-то говорят. Они часто делают ошибки из-за невнимательности, теряют свои школьные принадлежности и прочие вещи.

2. Симптомы гиперактивности. Дети кажутся нетерпеливыми, избыточно общительными, суетливыми, не могут долго усидеть на месте. В классе они стремятся сорваться с места в неподходящее время. Говоря образно, они все время в движении, как будто заведенные.

3. Симптомы импульсивности. Очень часто на занятиях в классе подростки и дети с СДВГ выкрикивают ответ до того, как учитель закончит свой вопрос, постоянно перебивают, когда говорят другие, им трудно дождаться своей очереди. Они не в состоянии отложить получение удовольствия. Если они чего-то хотят, то они должны получить это в тот же момент, не поддаваясь на разнообразные уговоры.

Ваш лечащий врач обладает всей необходимой информацией об СДВГ и может поставить правильный диагноз, основываясь на имеющихся в его распоряжении диагностических критериях.

Как выявляют СДВГ?

Все дети иногда могут быть невнимательными или гиперактивными, так что же отличает детей с СДВГ?

СДВГ выявляется, если поведение ребенка отличается от поведения других детей того же возраста и уровня развития в течении достаточно длительного времени, как минимум 6 месяцев. Эти особенности поведения возникают до 7 лет, в дальнейшем они проявляются в различных социальных ситуациях и отрицательно сказываются на внутрисемейных отношениях. Если симптомы СДВГ выражены значительно, это приводит к социальной дезадаптации ребенка в школе и дома. Ребенок должен быть тщательно обследован врачом для исключения других заболеваний, которые также могут обуславливать эти нарушения поведения.

В зависимости от основных нарушений, врачи могут диагностировать СДВГ с преобладанием невнимательности, гиперактивности и импульсивности или комбинированный тип.

Какие заболевания могут сопровождать СДВГ?

У некоторых детей выявляются другие заболевания, которые сопутствуют этому расстройству. Они включают:

  • Расстройства развития учебных навыков, которые приводят к тому, что успеваемость у ребенка значительно ниже, чем у сверстников.
  • Вызывающее оппозиционное расстройство, которое проявляется умышленным непослушанием, враждебным и даже буйным поведением.
  • Эмоциональные расстройства, когда ребенок чувствует упадок сил, становится нервным, плаксивым. У беспокойного ребенка может пропадать желание играть с другими детьми. Такой ребенок может быть слишком несамостоятельным.
  • Тики так же могут сопутствовать СДВГ. Проявление тиков разнообразно: подергивание мышц лица, длительное сопение или подергивание головой и т. д. Иногда при сильных тиках могут возникать внезапные выкрикивания, что нарушает социальную адаптацию ребенка.
  • Так же у ребенка может быть выявлена задержка психоречевого развития или психического развития (ЗПРР или ЗПР)

Каковы причины СДВГ?

Точная причина СДВГ до настоящего времени не ясна. Однако специалисты считают, что симптомы СДВГ могут быть обусловлены комплексом факторов. Вот некоторые из них:

— СДВГ имеет тенденцию передаваться по наследству, что указывает на генетическую природу этого заболевания.
— Есть основания предполагать, что употребление алкоголя и курение во время беременности, преждевременные роды и недоношенность могут также увеличивать вероятность развития у ребенка СДВГ (4, 5).
— Травмы головного мозга и инфекционные заболевания мозга в раннем детстве также создают предрасположенность к развитию СДВГ.

В основе механизма развития СДВГ лежит дефицит определенных химических веществ (дофамина и норадреналина) в некоторых областях головного мозга. Эти данные подчеркивают тот факт, что СДВГ – это заболевание, требующее соответствующей диагностики и правильного лечения.

Проходит ли СДВГ с течением времени?

Симптомы гиперактивности и импульсивности у взрослых отходят на второй план. Во взрослом возрасте СДВГ может проявлять отсутствием рационального планирования своего времени, плохой памятью, низкой академической успеваемостью и, как следствие, низким уровнем достижений в профессиональной сфере. У взрослых с СДВГ могут возникать проблемы с зависимостью от психоактивных веществ, наркоманией, депрессией.

Я очень устаю от того, как ведет себя мой ребенок. Это моя вина?

Поведение ребенка при СДВГ может быть крайне невыносимым. Оно часто заставляет родителей испытывать вину и стыд. Наличие у ребенка СДВГ не означает, что Вы плохо его воспитали. СДВГ – это заболевание, требующее надлежащей диагностики и правильного лечения. При эффективном лечении можно нормализовать поведение в школе и дома, повысить самооценку ребенка, облегчить ему социальное взаимодействие с другими детьми и взрослыми, т. е. помочь ребенку раскрыть свой потенциал и вернуть его к полноценной жизни.

Чем я могу помочь своему ребенку, если он страдает СДВГ?

Вооружитесь знаниями и правильным пониманием СДВГ! Существует достаточно много источников, из которых Вы можете почерпнуть полезную информацию. Ребенок с СДВГ нуждается в соответствующем наблюдении врача, в том числе психолога. Одной из сторон лечения является психологическая помощь и поддержка ребенка.

Поговорите с учителями Вашего ребенка о его поведении. Убедитесь, что они понимают, что происходит, и так Вы поможете своему ребенку.

Как лечить СДВГ?

Наиболее оптимальным является комбинированное лечение, заключающееся в сочетании лекарственной терапии и психологической коррекции.

У моего ребенка диагноз СДВГ. Что это означает?

Не все люди понимают, что СДВГ – это заболевание, и некоторые видят в этом необоснованный «ярлык». Временами родителям бывает трудно принять, что их ребенок болен и они бывают возмущены диагнозом. Иногда родители полагают, что они сами виноваты в этом диагнозе, так как были плохими или невнимательными родителями. Важно понимать, что СДВГ – это заболевание. С помощью лечения можно улучшить учебу, социальную адаптацию ребенка, способность заводить друзей и поддерживать дружбу. Правильное лечение может снизить напряженность в семье, нормализовать жизнь дома и сделать ее приятной для всех членов семьи. Самое важное заключается в том, что эффективное лечение ребенка с СДВГ повышает его шансы на здоровое, счастливое и плодотворное будущее без каких либо проблем. Если Вы обеспокоены наличием этого заболевания и его последствиями для Вашей семьи, поговорите со специалистом, который расскажет Вам про это заболевание. Откладывание лечения из-за недостаточного понимания проблемы – это, безусловно, неправильно для Вашего ребенка.

Как мне вести себя дома, если у моего ребенка СДВГ?

1. Вырабатывайте позитивное отношение.

Дети и подростки с СДВГ болезненно реагируют на критику. Вместо того, чтобы критиковать ребенка и говорить ему, что он НЕ должен делать, обратите свои замечания в более позитивную сторону и скажите ребенку, что ему СЛЕДУЕТ делать. Например, вместо: «Не бросай свою одежду на пол», – попробуйте сказать: « Давай я помогу тебе убрать одежду».
Помогите своему ребенку развивать привычку к позитивным мыслям. Например, вместо мысли: «Я не могу это сделать», помогите ему настроиться на то, что ему сделать по силам: «Я могу сделать это!»

Другие публикации:  Мирамистин и профилактика вич

2. Не скупитесь на похвалу.

Дети расцветают, когда родители их хвалят. Например: «Ты сегодня сделал домашнюю работу хорошо и быстро», или: «Я горжусь тобой».
Все мы иногда совершаем ошибки и небольшие проступки. Вместо того, чтобы сердиться, когда Ваш ребенок что-то испортил, скажите что-нибудь вроде: «Не переживай, это можно починить».

3. Помогите своему ребенку не волноваться.

Такие занятия, как спокойные игры, прослушивание приятной музыки, принятие ванны, помогут Вашему ребенку успокоиться, когда он раздражен или разочарован.

4. Составьте для ребенка простые и ясные правила. Детям нужен определенный распорядок. С его помощью они знают, когда и что им нужно сделать, и чувствуют себя спокойнее. Выполняйте ежедневные дела в одно и то же время дня.

— Обедайте и ужинайте в одно и то же время.
— Помогите ребенку не откладывать дела, которые обязательно нужно сделать.
— Ведите список важных дел.
— Учите ребенка планировать свой день. Начните с того, чтобы собирать школьные принадлежности заранее.

5. Больше общайтесь.

Разговаривайте со своим ребенком. Обсуждайте с ним разные темы, – что случилось в школе, что он видел в кино или по телевизору. Узнайте, что думает ребенок. Задавайте открытые вопросы, которые предполагают рассказ, а не односложный ответ. Когда Вы задаете ребенку вопрос, дайте ему время подумать и ответить. Не отвечайте за него! Слушайте, когда он говорит с Вами, и давайте позитивные комментарии. Пусть Ваш ребенок почувствует, что он и его дела Вам интересны.

6. Ограничьте количество отвлекающих факторов и контролируйте работу ребенка. Когда Вашему ребенку необходимо сосредоточиться на выполнении задания, ему необходимы особые условия. Уменьшение отвлекающих факторов поможет лучше сконцентрироваться.

— Убедитесь, что у Вашего ребенка достаточно возможности «выпустить пар». Часто детям требуется передышка между школой и домашней работой.
— Удостоверьтесь, что ребенок понимает, что от него требуется при выполнении задания.
— Некоторые задания нужно разбить на несколько частей, чтобы сделать их выполнимыми.
— При необходимости контролируйте занятия и домашние дела.
— Регулярные перерывы позволят ребенку отдохнуть и затем снова сосредоточиться.

7. Правильно реагируйте на плохое поведение.

— Объясните, что именно Вас рассердило в его поведении.
— Избегайте обобщений (например, вместо: «Ты никогда меня не слушаешь», скажите: «Я сержусь, потому что ты сейчас меня не слушал»).
— Наказание должно быть справедливым и соответствовать по своей строгости совершенному проступку.
— Не вступайте в споры с ребенком.
— Будьте непреклонны в своих решениях, но не прибегайте к тактике угроз.

Ясные правила и определенный распорядок дня облегчат принятие ребенком норм поведения.

8. Отдыхайте сами. Иногда Вам тоже нужен отдых и время для себя. Пригласите кого-нибудь посидеть с ребенком или отправьте ребенка к заслуживающему доверия другу.

9. Если Вы чувствуете, что не справляетесь, поговорите с врачом, который даст необходимый совет.

Родителям необходимо помнить, что эффективное лечение СДВГ преполагает тщательное обследование ребенка специалистом, поскольку симптомы СДВГ могут возникать вторично, как результат другого заболевания. В этих случаях лечение исключительно симптоматики СДВГ будет неэффективным.

Материал предоставлен команией Eli Lilly.

Как лечат синдром дефицита внимания и гиперактивности в России

5 октября 2017 в 13:51

В прошлом году в России родилось 1 888 000 детей и по статистике, минимум 38 тысяч из них — с синдромом дефицита внимания и гиперактивности. Им тяжело концентрироваться и сидеть на месте, они суетливы, импульсивны, не могут взять себя в руки. Большинство из них никогда не услышат правильный диагноз и перенесут эти симптомы во взрослую жизнь. The Village узнал, как диагностируют и лечат СДВГ в России и почему это не работает.

«Надо просто постараться»

«Все было понятно уже в детском саду. Я постоянно отвлекалась, срывала занятия и тихий час, а воспитатели говорили, что я капризная и всем мешаю. Другие дети не хотели со мной дружить. У меня случалась истерика буквально каждый день, — рассказывает полушепотом 31-летняя Юля, уже сама давно мама. — В школе учительница все время спрашивала, почему я такая несобранная и отвлекаюсь. Взрослые часто говорили, что „надо просто постараться“, что я ленюсь и не доделываю работу до конца. Из-за этого я постоянно винила себя в том, что мало тружусь и халтурю. В 16 лет я пыталась покончить жизнь самоубийством».

До этого, после девятого класса, девушка поступила в Российскую академию музыки имени Гнесиных. Каждые две недели она сдавала зачеты и регулярно участвовала в показах и конкурсах: «Вся моя жизнь наполнилась напряжением, у меня абсолютно не было свободного времени, я должна была быть сконцентрированной 24 часа в сутки». На этот раз Юле искренне нравилось учиться, но занятия по-прежнему давались ей с трудом — она просто не могла не отвлекаться. Спустя полгода после поступления Юля решила уйти из жизни. Выпив много снотворного, она проспала несколько дней, но не умерла. Родители заметили, что дочь спит слишком долго, но не трогали ее и никогда не обсуждали с ней тот случай. «Я даже не знаю, поняли они, что произошло или нет», — рассказывает девушка.

Академия Гнесиных стала единственным вузом, который Юле удалось окончить, хотя после выпуска она еще два раза поступала «от скуки» — и от скуки же уходила. Работы по душе она так и не нашла, и даже домашняя многозадачность дается ей с трудом: «Если я готовлюсь к музыкальному концерту, то подготовка занимает все мое время. В таком случае дома полный бардак, а сын предоставлен сам себе: я перестаю уделять ему внимание, не помогаю делать уроки и не готовлю еду. Если я хожу в спортзал, то занимаюсь пять дней в неделю и посвящаю этому все свободное время. Если у сына проблемы в школе, то я делаю вместе с ним домашнее задание, вожу его на экскурсии и гулять, но при этом я забрасываю занятия музыкой, забываю про друзей и личную жизнь». Зимой этого года Юля, что редко с ней бывает, дочитала одну из книг до конца — после «Почему я отвлекаюсь» Эдварда Хэлловэлла и Джона Рэйти она поняла, что всю жизнь у нее был СДВГ. Врач-психиатр подтвердил диагноз.

Синдром дефицита внимания и гиперактивности — «неврологически-поведенческое» расстройство развития. Симптомы зафиксированы в названии: трудности концентрации внимания, гиперактивность, плохо управляемая импульсивность. СДВГ всегда проявляет себя в детском возрасте — дети с синдромом носятся по комнате, переключают внимание с одного на другое, не могут успокоиться и заняться уроками или чтением. Потом начинаются проблемы со сверстниками и преподавателями, еще позже — с коллегами и партнерами.

Точная причина возникновения СДВГ до сих пор неизвестна. Среди предполагаемых — наследственный фактор, который влияет на строение мозга. У людей с СДВГ тонкая кора отделов головного мозга, которые отвечают за внимание и когнитивный контроль. У них вырабатывается меньше дофамина (нейромедиатор, который стимулирует мозг, помогает ему переключаться с одной задачи на другую и фокусироваться), чем у других людей. В XX веке считали, что по мере взросления синдром уходит и взрослые люди им не страдают. Однако позже было установлено, что у 50 % детей, имеющих СДВГ, симптомы болезни продолжаются и во взрослом возрасте. Наличие заболевания у взрослых людей признали 18 европейских стран и Америка. В России диагноз ставят только детям, и то нечасто.

Елисей Осин, врач-психиатр, который поставил взрослой Юле ее «детский» диагноз, узнал о значении аббревиатуры только на втором году ординатуры, когда стал самостоятельно изучать англоязычные источники по психиатрии. По его наблюдениям, примерно у половины детей, которых приводят с жалобами родителями, есть СДВГ: «Детей с СДВГ очень много, вообще людей с СДВГ очень много. 3–5 % — это общепринятые консервативные оценки, некоторые называют и цифру 10 %. Всегда ярко видна разница между потенциальным и реальным в жизни человека с СДВГ. Например, у школьника хорошо развиты интеллектуальные способности, но он все равно получает сплошные двойки и тройки. То же самое происходит у взрослых людей: талантливый и понимающий человек не справляется с возложенными на него задачами, постоянно опаздывает и что-то забывает».

«Мой мозг был как телевизор»

У Маши все было совсем по-другому. Она не висла на шее у родителей, не срывала занятий в детском саду, не дралась со сверстниками. В четыре года она просто перестала спать по ночам. «Я была очень спокойным ребенком, поэтому мама могла даже не знать, что я не сплю, я просто просыпалась, играла в игрушки, потом днем чувствовала себя совершенно нормально». Жаловаться на Машу воспитательницы стали только в старшей группе детского сада, но не из-за гиперактивности, а из-за ее отсутствия. Вместо того чтобы общаться и играть с другими детьми, девочка сидела в своих мыслях: «Мой мозг был как телевизор, в котором включили все каналы сразу. Я хотела одновременно и порисовать, и посмотреть мультики, и что-то еще — но в итоге ничего не делала, просто думала об этом».

Тогда невропатологи все списали на смерть отца. В школе, чувствуя свою ответственность перед мамой, Маша сразу приучила себя быть прилежной и получать хорошие отметки, несмотря на проблемы с концентрацией. Очередной визит к врачу состоялся в первом классе только после жалоб преподавателей на ее инертность. Психиатр впервые произнес аббревиатуру СДВГ, но уверил маму, что это возрастное и обязательно пройдет, а пока можно просто принимать глицин. Позже, когда в старших классах пришла и гиперактивность, в качестве лекарства девушке прописали «Ново-пассит».

Поступив в университет, Маша впервые решила сходить к невропатологу в частную клинику, узнала, что ее детский диагноз с годами не проходит сам собой, и стала читать академические работы об СДВГ: «Врач мне просто рассказал, как с этим жить. Об антидепрессантах, которые никогда не помогают до конца, просто дают временное облегчение, о том, что их нужно менять. О том, как работает моя лобная кора. Что нужно как можно больше спать, как можно чаще бывать на природе и окружать себя максимально неимпульсивными людьми». С тех пор Маша стала лучше понимать себя, поступила в магистратуру, выучила итальянский и твердо намерена стать куратором. Правда, окончательно проблемы не ушли: она до сих пор регулярно плачет несколько раз в день по пустячным поводам и время от времени испытывает проблемы со сном.

Как (не) диагностируют СДВГ

Маше относительно повезло — пускай и с большим запозданием, она получила представление о собственном диагнозе и жизни с ним, а ее младшему брату (у которого тоже СДВГ) мама с детства уделяет особое внимание. Большинство российских детей этого внимания никогда не получат как со стороны родителей, так и со стороны врачей. «Наши психиатры привыкли работать с ситуациями, когда все совсем тяжело. А тут приходят родители с ребенком к специалисту и говорят: ну вот, он очень рассеянный, в школе суетится все время. Психиатр начинает расспрашивать ребенка, тот на все вопросы отвечает более-менее нормально — в школе не дерется, голосов не слышит и так далее, и психиатр говорит: „А чего вы вообще хотите?“ Ну а то, что семье тяжело и ребенку тяжело, это психиатра не очень интересует», — рассказывает Осин.

Синдром дефицита внимания и гиперактивности признает ВОЗ, он включен в международную классификацию болезней, которой обязаны придерживаться российские врачи. Однако они, как правило, этого не делают. Осин связывает это с общим кризисом медицины и социальной сферы, нехваткой финансирования и недостаточным вниманием к международной экспертизе. А еще — с философской традицией: «Российская психиатрия находится в плену ловушки этиологии — она пытается найти причину того или иного поведенческого феномена. „Ну да, мы видим гиперактивного ребенка, но это же не основная его проблема? Чем она вызвана?“ Логика медицинская тут понятна: если мы поймем, что это вызвало, то мы сможем это взять и починить. А это так не работает, оказалось».

СДВГ в России утопает в других, по мнению Осина, «очень абстрактных» формулировках. Наиболее популярные — органическое поражение нервной системы, органическое расстройство нервной системы, психоорганический синдром или неврастенический синдром. «Когда ставят эти диагнозы, утверждают, что СДВГ у человека является лишь следствием основной его проблемы. Например, из-за кесарева сечения при родах. С этим есть две проблемы. Первая — это притянуто за уши, зачастую не находится вообще никакой органической первопричины. Вторая — лекарства, которые для этой органики назначают. Пустышки, сосудистые препараты, всякие ноотропы — они просто тут не работают». Наиболее популярный во всем мире препарат — метилфенидат (известен под торговой маркой «Риталин») — в России запрещен законом как психостимулятор.

На форумах те, кто не привык дожидаться гуманизации российского законодательства, задают все тот же вопрос: где купить «Риталин»? Кто-то пытается возить таблетки через Беларусь из Польши, кто-то ищет их под брендом Concerta, который разрешен на Украине, но при этом отсутствует в украинских аптеках. Некоторые пытаются заказать препарат в европейских интернет-аптеках, но, как правило, наталкиваются на необходимость предъявить рецепт на красном бланке европейского образца. Самые отчаянные ищут иностранную семью, которая согласится помочь с лекарствами через своего лечащего врача. Импортный «Ритаин» можно найти и в даркнете. На самом популярном после закрытия RAMP форуме восемь капсул «Риталина» можно приобрести за 5 400 рублей. При такой цене ни о какой возможности терапевтического использования речи не идет.

«Бесплатный мешок амфетаминов»

Я начал использовать эти таблетки не по назначению, поскольку, по сути, это бесплатный мешок амфетаминов, их можно растолочь и снюхать

С тех пор как Кирилл переехал работать бэк-эндером в Новую Зеландию, у него нет проблем с доступом к лекарствам. Еще со школы отзывы от учителей как о талантливом ребенке удивительным образом совмещались с из рук вон плохой учебой. Поступив на бюджетное отделение факультета вычислительной математики и кибернетики в МГУ, Кирилл вылетел с первого же курса. Затем восстановился и худо-бедно с постоянными пересдачами и комиссиями доучился. Он меняет работу в среднем раз в год: «Программирование меня может увлечь, но у меня быстро переключается внимание — значит, мне неинтересно, зачем тогда я мучаюсь? Каждый раз решаю, что на другой работе будет лучше, но на другой получается то же самое».

Другие публикации:  Куры отравление симптомы

Трудности возникают не только на долгой дистанции, но и в самом рабочем процессе: «Я открываю сначала одну вкладку по работе, потом ловлю себя на том, что я читаю все подряд вместо того, чтобы работать, отвлекаюсь на что угодно. Могу, например, встать и начать ходить кругами по офису. Когда спрашивают, зачем я так делаю, я говорю, что мне нужно думать — я не могу думать, когда не хожу. На встречах я стараюсь говорить коротко и тезисно». Кирилл не помнит, когда последний раз дочитывал книгу, да и досмотреть фильм до конца для него — волевой поступок.

Переезд в Окленд ничего не изменил — по словам Кирилла, сейчас ему «вообще ничего не интересно, это касается и личной жизни». Поэтому к местному психиатру он пошел с жалобами не на рассеянное внимание, а на подавленность: «У меня есть такая особенность — при разговоре с человеком перестаю обращать внимание на то, что он говорит, примерно через минуту. Я очень стараюсь, но у меня все равно перескакивает внимание. Даже тут, у врача, не то что мне неинтересно слушать, я заплатил 400 долларов за прием, естественно, мне интересно. Но так всегда происходит, что я теряю концентрацию, даже на собеседованиях». После часового разговора, в ходе которого выяснилось, что у Кирилла к тому же всю жизнь плохой сон, доктор сообщил ему об СДВГ и выписал рецепт на «Рубифен» — новозеландскую торговую марку все того же метилфенидата.

На таблетках работоспособность Кирилла сразу скакнула вверх; он почти перестал отвлекаться, эмоциональное состояние тоже улучшилось. Настолько, что всего через неделю случился конфликт — «Рубифен» сделал его энергичным и уверенным в себе, но не решил проблем со сном, на замечания об опозданиях Кирилл отреагировал резко и без сожалений уволился. Но уже через два месяца он бросил принимать лекарства: «Я начал использовать эти таблетки не по назначению, поскольку, по сути, это бесплатный мешок амфетаминов, их можно растолочь и снюхать. У меня была довольно устойчивая система — там, помимо „Риталина“, был еще алкоголь и кветиапин, который мне прописывали от бессонницы. Я жил один, у меня были деньги и не было работы. Угорал на смеси „Риталина“ и бухла до трех-пяти утра, принимал таблетку кветиапина и спал восемь часов, просыпался, делал какие-то дела и повторял вечером то же самое».

Кирилл уверен, что дело не только в таблетках, возраст и условия тоже сыграли свою роль: «Стимуляторы — это серьезная вещь, и нужно, чтобы кто-то со стороны наблюдал, хотя бы первое время. У меня был культурный шок от эмиграции, я находился в социальной изоляции, без работы, один дома, с деньгами. Думаю, что при минимальном контроле со стороны родителей такое невозможно — сразу будет видно, что человек не спит и с ним что-то не так». Уже год он не принимает «Рубифен», привыкает к жизни в новой стране и планирует попробовать антидепрессанты, которые в его случае должны сработать не так ярко, как стимуляторы.

История Кирилла не уникальна. Большая часть англоязычных журналистских текстов посвящена именно жанру откровений студентов или взрослых людей, которые, открыв для себя риталиновые суперспособности, до сих пор не могут отказаться от таблеток или потеряли всякую меру. На этом и стоит критика СДВГ как диагноза — оппоненты называют популярные медикаменты «кокаином для детей», рассуждают о заговоре фармкомпаний и указывают на вызывающую опасения статистику. Как и в случае с антидепрессантами, многие до сих пор не могут свыкнуться с мыслью, что для нормального функционирования человеку иногда необходимы таблетки.

В России сфера публичного здравоохранения еще по советской традиции регулируется исходя именно из этих страхов. «Риталин» запрещен в одном ряду с метадоном и опиоидными обезболивающими в рамках противостояния «наркотизации населения». «Российская позиция в отношении международных конвенций по наркотикам 1961 и 1971 годов состояла и состоит в том, чтобы наиболее рьяно соблюдать положения, призывающие страны ограничивать оборот нелегальных наркотиков полицейскими мерами, но при этом полностью игнорировать положения конвенций, которые призывают обеспечивать доступность наркотических и психоактивных веществ в научных и медицинских целях, — поясняет Аня Саранг, чей Фонд имени Андрея Рылькова уже третье десятилетие борется за введение опиоидной заместительной терапии. — Россия еще со времен холодной войны пытается идти своим путем, но к успешному решению проблем он ее как-то не приводит».

В ответ на заветный вопрос про то, насколько велик риск самодиагностирования и злоупотреблений стимуляторами, Елисей Осин впервые за разговор демонстрирует эмоции: «Предлагаю задуматься о немного других вещах, которые тем не менее относятся и к СДВГ, и к этому несчастному „Риталину“. В России очень тяжело живется детям. Это факт, который отражен в высоком уровне самоубийств среди детей и подростков, очень высоком уровне смертности от насилия у подростков и молодых взрослых, уровне участия в насильственных преступлениях. Это очень четкий показатель благополучия. Значительная часть тех людей, которые чувствуют себя плохо, чувствуют себя так потому, что они не получают помощи. Их симптомы не замечают, проблемы не распознают. Злоупотребление стимуляторами, возможно, существует, но на фоне того, что масса людей остается без реальной поддержки и помощи, мне кажется, это просто неактуально обсуждать».

Чем лечат СДВГ в России

Препараты не излечивают СДВГ. Потому что на самом деле синдром вообще не лечится. «Лекарство — это в каком-то смысле заместительная терапия. Мы даем тебе лекарство, и на данном этапе тебе становится легче. Оно помогает лучше себя сдерживать — как инсулин или очки», — объясняет Осин. Вторая часть всякой помощи людям с СДВГ — обучение тех, кто рядом с ними находится, в первую очередь учителей и родителей. Взрослым необходимо объяснить, что перенятые ими от их родителей тактики воспитания в этом случае просто не работают — нотация или наказание навредят ребенку с СДВГ еще сильнее, чем другим детям.

Основным из доступных на российском рынке препаратов является «Страттера» (атомоксетин), ингибитор обратного захвата норадреналина, не так уж сильно, по мнению Осина, уступающий в эффективности психостимуляторам. Проблема в другом — «Страттера» была синтезирована не так давно и стоит для среднестатистического россиянина совсем не дешево — до 6–7 тысяч рублей за месячный курс приема. Другой вариант — разработанный для советских космонавтов и популярный у студентов в сессию «Фенотропил», который можно приобрести в любой аптеке без рецепта. Его эффективность не доказана, и он не влияет на обмен дофамина, от которого зависят внимание и концентрация у больных СДВГ.

В таких условиях синдром дефицита внимания и гиперактивности особенно сильно бьет по наиболее уязвимым группам населения. Отсутствие возможности обеспечить дорогостоящее медикаментозное лечение, уделить родительские время и внимание и создать идеальную среду для ребенка с трудностями серьезно влияет на его шансы хорошо окончить школу, получить высшее образование, социализироваться, построить карьеру и семью. Так медицинский синдром становится еще и механизмом воспроизводства социального неравенства. Как резюмирует Осин, «люди с СДВГ могут жить десятки лет с полной уверенностью, что они, простите, полное дерьмо, хотя это совсем не так».

Как провалилась реформа

В 90-е годы НКО предпринимали попытки приблизить отечественную сферу публичного здравоохранения к международным стандартам — от опиоидной заместительной терапии до сексуального образования в школах. Все они с разной степенью треска провалились. Борьба за право на адекватное диагностирование и лечение людей с СДВГ не стала исключением, разве что в роли обеспокоенных граждан неожиданно выступили не православные активисты, а ныне изгнанные из страны сайентологи.

Стэн Половец, чьи родители эмигрировали из СССР в США в 1976 году, вернулся с семьей в Россию в начале 90-х, чтобы делать бизнес. Он поучаствовал в создании нефтяной компании ТНК, позже купленной «Роснефтью». Когда семейство Половец вернулось в Нью-Йорк, у сына Стэна сразу же диагностировали СДВГ, рассказывает президент Лиги защитников пациентов Александр Саверский, бывший помощник Половца: «Стэн был поражен, что в Америке так быстро диагностировали болезнь и начали лечить, а в России все на таком низком уровне». В 2005 году Половец создал фонд «Внимание», попечительский совет которого возглавил руководитель РАН Валентин Покровский.

Фонд собрал экспертную группу из 13 человек, среди которых были академики РАН, доктора и кандидаты медицинских наук. За год они подготовили доклад к международному форуму, который прошел в апреле 2006 года в Москве и был полностью посвящен СДВГ. На форуме выступили министр образования и науки РФ Андрей Фурсенко, член совета директоров Альфа-банка Александр Гафин, депутаты Госдумы, а также психиатры, неврологи, психологи и педиатры из разных регионов России. По мнению Осина, реальной задачей фонда было проведение полноценной реформы.

Еще до форума у фонда начались проблемы. Его рядовые сотрудники и эксперты получали угрозы от сайентологов и православных активистов. На медицинских и не только форумах в интернете стало появляться множество тем, утверждающих, что болезни СДВГ не существует, а фонд идет на поводу у фармкомпаний и планирует пичкать российских детей «наркопрепаратами». Саверский также уверен, что у Половца были договоренности с фармкомпаниями, которые производили «Риталин» или «Страттеру». Их представители даже выступали на форуме с презентацией. Точно известно, что мероприятие спонсировал Михаил Фридман.

Сергей Филатов, руководитель администрации президента при Борисе Ельцине и председатель экспертного совета «Внимания», до сих пор убежден, что проект был от и до филантропическим, а финансирование шло напрямую из личных сбережений Половца. А фармкомпании на самом деле финансировали именно атаку сайентологов на фонд: «Нам очень сильно помешали сайентологи, которые организовали сильную атаку на членов попечительского совета. Они постоянно писали в прессу и жаловались в прокуратуру. Из-за них ушли Горбачев, Третьяк и другие. Во время конференции сайентологи окружили здание, митинговали с плакатами и требовали отдать нас всех под суд». Самого Филатова вызвали в прокуратуру и допросили по поводу пропаганды запрещенных веществ.

Стэн был поражен, что в Америке так быстро диагностировали болезнь и начали лечить, а в России все на таком низком уровне

На самом деле эксперты фонда не призывали легализовать психостимуляторы в России: «В докладе и особенно кулуарно наши академики дружно сказали метилфенидату нет. Это оказалось очень важным для Стэна», — поясняет Саверский. Он считает, что это произошло из-за давления сайентологов, потому что «люди не хотели под свою ответственность разрешать запрещенный в стране препарат». Осин, для которого история провала фонда является профессиональным разочарованием, соглашается: «Члены фонда решили позаботиться о собственной безопасности, а не о благополучии большой группы людей».

Саверский заверяет, что экспертной группе не удалось создать единый стандарт лечения СДВГ — деятельность фонда ограничилась просвещением психиатров по всей стране, публикациями в СМИ и разработкой теста, при помощи которого можно диагностировать синдром. Проведением форума фонд хотел обратить внимание на проблему. После мероприятия «Внимание» прекратило существование: «Стэн не собирал нас с вопросом, заканчиваем или нет. Просто все резко прекратилось, и все».

«Шиншиллы — это позитив, а гиперактивный ребенок — проблема»

«В обычных детских садах воспитатели часто просят не приводить детей на детсадовские праздники, потому что они не умеют себя вести. Поэтому мы начали нашу деятельность с проведения гиперактивного Нового года. Это стало хорошей традицией», — рассказывает Ирина Лукьянова. В 2003 году из-за недостатка информации об СДВГ в России Лукьянова вместе с еще двумя мамами гиперактивных детей создала тематический форум. Его популярность росла, и в 2006 году родители создали организацию «Импульс». С бюрократией тогда помогли представители еще живого «Внимания». Сейчас в «Импульсе» порядка 30 семей, которые собираются вместе на детские праздники, устраивают публичные лекции психиатров и выставки детского творчества.

Но основная функция «Импульса» — по-прежнему консультации на форуме. «На форум приходят мамы в растрепанных чувствах, мы им помогаем, утираем слезу и даем советы. Со временем они начинают лучше разбираться в болезни и становятся достаточно компетентны, чтобы сами помогать новым участникам», — поясняет Лукьянова. При этом она подчеркивает, что на форуме не дают советов по лечению, но могут порекомендовать хорошего врача. Сейчас на сайте зарегистрировано 11 тысяч пользователей, а в штате организации работает всего один человек. Периодически форум подвергается атакам все тех же сайентологов, несмотря на строгий дисклеймер про «Риталин» клеймящих организацию родителей пропагандой «Риталина».

Но этого мало, считает Лукьянова: «У нас 11 тысяч зарегистрированных пользователей. Для сравнения на форуме владельцев шиншилл — 25 тысяч. Понятно, что гиперактивных детей гораздо больше, чем шиншилл. Шиншиллы — это позитив, а гиперактивный ребенок — это проблема, и признание родительской некомпетентности, и вынос личных проблем в публичный доступ».