Гастрит после удаления желчного

Диагноз:Выброс желчи в желудок. Как лечиться?

Мне поставили диагноз то, что в желудке заброс желчи, определенного ничего не выписали, чем лечиться, только чай на траве. Меня беспокоит то, что у меня урчит в желудке, после 2-3 часов после еды. Что посоветуете?

[3341731811] – 24 июня 2014 г., 07:14

Друзья, проверяйтесь на гельминты(лямблиоз, , опистархоз и пр.) Они причина многих проблем.инфы много инете.

[1586316203] – 27 июня 2014 г., 12:37

Здраствуйте.Пожалуйста,дайте ответ,может кто-то поможет.живу в Лиссабоне,Португалия,здесь можно скорее умереть,чем дождаться на прием к врачу.помогите.болею давно,целый букет,но не думаю о том,просто уже так замучила горечь во рту,что не знаю,что уже делать.сейчас на диете,на кефире,но не знаю,можно ли пить кефир.кажется,если поднести спичку к роту-взарвется.в том году была дома,в Виннице,обнаружили эрозии по желудку,прошла курс лечения,было все нормально,а сейчас,уже 3 месяца,не знаю,что делать.В отпуск поеду в следующем году,в августе.Заранее благодарю.С ув.Маша.мне 56лет.

[3438365008] – 29 июня 2014 г., 01:30

прошло 1.5 года как я писал(19-20 страницы) про найденный мной способ избавится от ежедневной боли в желудке и забросе желчи, которые у меня более 10 лет были Я просто пересмотрел свое питание. Ни денолы, ни ганатоны, омезы, маалоксы, а также 4 курса от хеликобактера НИЧЕГО не давали, а лишь побочки, иногда незначительно снижение боли в области желудка и 12 перстной.
ФГДС делал 7 раз показывало — гастрит, дуоденит, заброс желчи, даже эрозии были. Рвало утром кровью (изза воспаления горла от желчи).
я убрал любое подсолнечное растительное масло и содержащие его продукты минимально сократил(хотя люблю и макдональдс и пиццы всякие, а там этого хватает). таблетки больше не пью, мне просто это стало не нужно.
посмотрите, что вы ежедневно едите и пьете! ответ может быть ближе, чем мы ищем. Даже таблетки с посудомойки могут оставаться на посуде и раздражать желудок, ежедневно, по чуть чуть.

[3438365008] – 29 июня 2014 г., 01:41

вместо растительных жиров на животные (сметана, масло сливочное), хоть ЖКТ у меня за эти чего только не пережил, прекрасно себя чувствую от них, хотя казалось бы тяжелая пища и все вредно.
омега 3 капсулы переодически пью, льняное по чайной ложке

[204839259] – 29 июня 2014 г., 11:01

Мы ходим с надеждой к врачам,что они облегчат наши мучения,страдания.Тупо принимаем препараты прописанные врачами,не смотря на цены,не читаем кучу побочных эффектов,которые превышают на 90%,чем полезное и не думаем о последствиях лечения аптечными препаратами.Посылают нас на операции,которые и вовсе усугубляют и без того тяжелое состояние.У нас у всех полно сопутствующих заболеваний,задета поджелудочная,ДЖВП,печень,кишечник и т.д..Нужно найти причину,очаг заболевания и начать лечение,убрать очаг.Врач Елена Николаевна находит очаг заболевания делая У-СИН диагностику и назначает лечение пептидами Хавинсона.
В первую очередь врач Елена Николаевна начинает с анти паразитарной программы Гельмигон и чисткой организма.На восстановление каждого больного органа нужно не мало,где-то 18 тыс. рублей на пол года.Дорого,очень дорого для нас бедных и больных,откуда их взять. Но другого выхода у нас нет,нужно искать свой путь к исцелению.А с нашими болячками,жизнь теряет все краски и теряет смысл.Ничего не интересно и ни кто не интересен,думаешь только,как избавиться от своего недуга,любыми путями.Окружающие,здоровые,друзья,родственники нас не поймут и не поддержат,т.к. мы живем в мире денег и наживы за счет таких,как мы.Мы разучились доверять,т.к. везде обман и жажда наживы.Когда мы здоровы думаем,как вкусней поесть,что по дороже купить,куда съездить отдохнуть,сходить в ресторан,игры и т.д.,а помочь,протянуть руку помощи нуждающимся нам всем чуждо и мы когда сами заболеваем остаемся сами с собой,не нужные и брошенные.Нужно искать выход,он есть.Я лично перед БОГОМ говорю,меня обманывали много и денег было потрачено уйма и без толку.Принимала БАДЫ Тенториум,Арт-лайф,Хофитолл,ядовитые травы,сбор из 27 трав,гомеопатию,АСД2,Нольпазу,Омез,Мотилиум,Ганатон,Альмагель,Церукал,Дюспаталин,Урсофальк и т.д.Не теряйте надежду. ХРАНИ НАС ВСЕХ ГОСПОДЬ. Да поможет НАМ всем БОГ в исцелении. АМИНЬ

[204839259] – 29 июня 2014 г., 11:16

Да,забыла написать,что после ИПП и вообще химии,садится сильно печень,поджелудочная,выпадают волосы,слоятся ногти,почки начинают плохо работать,учащается серцебиение,ну вообщем ***** происходит разбалансировка организма.Самое трудно излечимое,это желудок и пищевод,очень тяжело восстанавливается слизистая желудка,нужно терпенье,вера,желание,ну и конечно не малых средств для излечения наших недугов.Врач Елена Николаевна берет за У-СИН диагностику по скайпу 850 рублей и лечит,консультирует в дальнейшем бесплатно,только по скайпу.Всем удачи и долгих здоровых лет ЖИЗНИ. АМИНЬ

[3998015134] – 3 июля 2014 г., 19:40

Люди помогите пожалуйста. ПОДСКАЖИТЕ ЧТО ДЕЛАТЬ ВЕДЬ ЭТО ДИТЯ

к врачу обратитесь. Интернет не место для консультация здоровья вашего ребенка. Кроме этого перейдите на диету стол номер 5.

[4167680276] – 5 июля 2014 г., 03:04

ДИ-Е-ТА. Вот, что важно.Диета — не значит «не есть» или «есть мало и невкусно». Как говорится, ПРАВИЛЬНОЕ ПИТАНИЕ спасёт и толстых, и худых, и здоровых, и больных.
И никакие врачи вам не помогут, если вы их не слышите: ДИЕТА.
Умерьте свой пыл к жаренному, жирному, солёному. А в нашем случае вообще исключите оное из рациона. Варите, парьте, запекайте.
Крупы грубой обработки, хлеб белый из твёрдых сортов пшеницы, макароны из тех же сортов, манка, рис. Мясо белое отварное, бульоны мясные, бульоны овощные. Из овощей картофель печёный, отварной, морковь, томаты.
Выше уже не раз было сказано про диету с низким содержанием клетчатки. Почитайте на «без диеты точка ру».
И ещё очень хороша диета №5.
УДАЧИ.

[2479536986] – 9 июля 2014 г., 06:22

Всем привет!
да..оказывается распространенная проблема.. у меня началось это года четыре назад.. обострения были три раза и всегда помогала диета и таблетки.. а сейчас вот уже два месяца, сменила три вида лечения таблетками — не помогает.. тошнота, голова болит и кружится, боль в желудке, слабость, темпиратура 37.1 в среднем.. анализы показывают, что в желудке желчь, дискенезия желчных путей..жесть.. работать тяжело.. в будни вечером спешу домой и все выходные валяюсь в постеле.. врач говорит, что все от НЕРВОВ и неправильного питания..и если таблетки не помогут нужно сходить к гомеопату, который пропишет лечение для всего организма в целом..
тут писали про тюбаж..так вот врачи в период обострения запрещают его делать.. только в ремиссии..
в общем жизнь остановилась, свет не мил..врачам не верю.. понимаю, что в первую очередь нужно изменить отношение к этому миру и не нервничать..но это тяжело)

Реабилитация после холецистэктомии

Удаление желчного пузыря (холецистэктомия) – распространенная операция у людей, страдающих желчнокаменной болезнью. После ее проведения организм примерно около года приспосабливается к новым условиям пищеварения. В чем они заключаются?

Известно, что желчь вырабатывается клетками печени и поступает в желчный пузырь. Здесь в результате химических изменений повышается ее концентрация, она густеет, становится более вязкой. После приема пищи желчь из желчного пузыря направляется по протокам в двенадцатиперстную кишку и способствует перевариванию и всасыванию жиров. А если пузырь удален? В этом случае желчь сразу поступает в кишку. И это чревато осложнениями.

Дело в том, что при отсутствии желчного пузыря концентрация желчи понижена, она становится химически менее агрессивной. В результате создаются благоприятные условия для активизации патогенных микроорганизмов. На этом фоне у прооперированного человека может, например, возникнуть дуоденит (воспаление двенадцатиперстной кишки), дуодено-гастральный рефлюкс (забрасывание пищи из двенадцатиперстной кишки обратно в желудок), гастрит (воспа­ление слизистой желудка) или другие заболевания органов пищеварения.

Приоритет – диете

К счастью, компенсаторные возможности организма велики и подобные осложнения после удаления желчного пузыря встречаются не так уж часто. Кроме того, важнейшую роль в их предупреждении играет диета, ведущий лечебный фактор, способствующий выздоровлению. Одно из основных ее требований: пищу надо принимать небольшими порциями, 5–6 раз.

Как жить после удаления желчного пузыря?

Одна из самых частых операций в хирургии – холецистэктомия – удаление желчного пузыря. Любое оперативное вмешательство – стресс для организма , а если оно сопровождается удалением органа – двойной стресс, так как организму приходится приспосабливаться к жизни в новых условиях. Как помочь ему адаптироваться?

Мы не станем подробно рассказывать об анатомическом строении желчевыделительной системы, поскольку это было подробно описано ранее в статье «Желчный пузырь и поджелудочная железа или теория «общего канала»».

Функции желчного пузыря в организме человека

Желчный пузырь в организме человека выполняет ряд функций:

  1. Депонирующая (в нём скапливается желчь, продуцируемая печенью);
  2. Эвакуаторная (сократительная деятельность желчного пузыря обеспечивает выброс желчи в двенадцатиперстную кишку во время пищеварения);
  3. Концентрационная (в желчном пузыре желчь концентрируется и становится более густой – при сниженной эвакуаторной функции концентрация желчи приводит к камнеобразованию);
  4. Всасывающая (через стенку желчного пузыря могут всасываться компоненты желчи);
  5. Вентильная (обеспечивает (не)поступление желчи в кишечник) и другие.

Жизнь после удаления желчного пузыря

Все органы человека обеспечивают бесперебойную и слаженную работу всего организма, и после удаления хотя бы одного из них жизнь человека меняется. Часто после удаления желчного пузыря может возникнуть так называемый постхолецистэктомический (холецистэктомический) синдром – синдром функциональной перестройки желчевыделительной системы после холецистэктомии. Другими словами, жизнь после удаления желчного пузыря меняется: организм перестраивается на работу в новых для него условиях. Адаптация связана с исключением пузырной желчи из процессов пищеварения и изменением внешнесекреторной функции печени. Эта перестройка может пройти незамеченной, а может доставить человеку беспокойство.

Понятие постхолецистэктомического синдрома (ПХЭС) появилось в американской медицинской литературе в 30-е годы XX века и заняло во врачебной терминологии прочное место. Несмотря на длительное существование точного понимания этого синдрома нет, он до сих пор критикуется как слишком общий и неконкретный.

В настоящее время термином «постхолецистэктомический синдром» обозначают гипертонус сфинктера Одди после удаления желчного пузыря, обусловленный нарушением его сократимости и препятствующий нормальному оттоку желчи и панкратического секрета в двенадцатиперстную кишку.

Клиника ПХЭС

Один из первых симптомов – жидкий стул, вызванный повышенным поступлением желчи в двенадцатиперстную кишку (поскольку резервуара для хранения желчи больше не существует) – холагенная диарея. Далее рефлекторно происходит сокращение сфинктера Одди с целью уменьшения оттока желчи. Из-за нарушенного оттока в желчных путях развивается застой и гипертензия; они растягиваются, что клинически проявляется приступами боли в правом подреберье, а иногда и симптомами панкреатита. Основным признаком ПХЭС являются повторяющиеся приступы печёночной колики. К прочим симптомам относят непереносимость жирной пищи, вздутие живота, отрыжку, тошноту.

Лечение

Неотложная помощь при печёночной колике заключается в назначении спазмолитических лекарственных препаратов (дротаверин, но-шпа) для уменьшения гипертонуса сфинктера Одди. Далее проводят консервативную терапию, направленную на восстановление нормального биохимического состава желчи, адекватного оттока желчи и панкреатического сока.

Пожалуй, самой эффективной мерой для скорейшей адаптации организма после холецистэктомии является диетотерапия, поскольку жизнь после удаления желчного пузыря значительно меняется. Разработаны диетические рекомендации по питанию после удаления желчного пузыря.

Диета должна быть физиологически полноценной, механически, химически, термически щадящей. Все блюда отварные, паровые, исключаются жаренные, тушёные, пассерованные.

Принцип дробного питания (5-6 раз в день)!

Состав: белки 85-90 г (животных 40-45 г), жиры 70-80 г (растительных 25-30 г), углеводы 300-450 г. (легкоусвояемых 50-60 г), энергетическая ценность 2170-2480 ккал, свободная жидкость 1,5 л., поваренная соль 6-8 г.

Хлеб: белый, подсушенный, сухое несдобное печенье.

Супы: вегетарианские, молочные, с протёртыми овощами и крупами.

Блюда из нежирного мяса, птицы, рыбы в виде суфле, кнели, котлет. Курица без кожи, не жирная рыба отварным куском.

Овощные блюда: картофель, морковь, свёкла, кабачки, тыква, цветная капуста в виде пюре, паровых суфле.

Крупяные, макаронные изделия: жидкие протёртые и вязкие каши овсяной, гречневой, рисовой и манных круп, отварная вермишель.

Блюда из яиц: белковые паровые омлеты.

Молоко и молочные продукты: молоко, кефир, простокваша, ацидофилин, творог, сыр с низким содержанием жира.

Фрукты, ягоды: в виде пюре, соков, киселей, а также протёртые компоты, желе, мусс, суфле из сладких сортов ягод и фруктов, печеные яблоки.

Напитки: чай, отвар шиповника.

Жиры: растительное и сливочное масло добавляются в готовые блюда.

В фазу ремиссии (затихания) : используют те же продукты и блюда, но в непротёртом виде. Расширяется ассортимент продуктов (свежие фрукты, овощные салаты, винегреты), яйца 2-3 раза в неделю. Кулинарная обработка более разнообразна: допускается тушение, запекание в духовке после отваривания.

Не рекомендуется: свинина, баранина, утка, гусь, жирные сорта рыб (палтус, сёмга, осетрина и т.д.), кондитерские изделия с кремом и сдобой, мороженое, кофе, какао, шоколад, специи, маринады, соления, кислые ягоды, фрукты, бобовые, щавель, шпинат, редька, редис, лук, чеснок, грибы, белокочанная капуста, орехи, семечки, мясные бульоны, мясные и рыбные консервы, пшено, черный хлеб, майонез, алкоголь, газированные напитки.

Гастрит после удаления желчного

А.А. Ильченко
Центральный научно-исследовательский институт гастроэнтерологии, Москва

Диагностика желчнокаменной болезни (ЖКБ) на стадии сформировавшихся желчных камней является причиной высокой оперативной активности при этом заболевании. Несмотря на внедрение в клиническую практику менее инвазивных, по сравнению с полостной холецистэктомией, технологий, у части пациентов возникают так называемые постхолецистэктомические расстройства, обозначаемые как постхолецистэктомический синдром (ПХЭС).

Несмотря на то, что ПХЭС включён в современную классификацию болезней МКБ-10 (шифр К.91.5), точного понимания сути этого синдрома нет и до настоящего времени.
Согласно Римскому консенсусу по функциональным расстройствам органов пищеварения 1999 г. термином «постхолецистэктомический синдром» принято обозначать дисфункцию сфинктера Одди, обусловленную нарушением его сократительной функции, препятствующую нормальному оттоку желчи и панкреатического секрета в двенадцатиперстную кишку при отсутствии органических препятствий. С подобной трактовкой можно было бы согласиться, если бы не существовало тесной анатомо-функциональной взаимосвязи между билиарной системой и другими органами пищеварения. Удаление желчного пузыря – мера исключительно вынужденная, а патология желчного пузыря, приведшая к холецистэктомии, как правило, развивается длительно и практически всегда ассоциирована с патологией других органов пищеварения, в первую очередь, панкреатодуоденальной зоны. Поэтому трудно представить, что утрата желчного пузыря не отразится на течении патологических процессов, развившихся до операции.
Исходя из этого, с практической точки зрения целесообразно рассматривать ПХЭС с позиции учёта всего комплекса патологических состояний, ассоциированных с длительно протекающим холелитиазом. В связи с этим можно выделить следующие основные группы причин развития ПХЭС:

Другие публикации:  Почему когда я втягиваю живот он у меня болит

Первая группа
Функциональные нарушения билиарного тракта – непременный атрибут холелитиаза, обеспечивающие его формирование и прогрессирование. При ЖКБ наиболее главными являются нарушения в скоординированной работе сфинктера Люткенса и сфинктера Одди. Поэтому диагностика билиарных дисфункций и их коррекция до операции способствуют более быстрой адаптации организма к потере функций желчного пузыря. Недооценка функциональных нарушений на дооперационном этапе в раннем послеоперационном периоде может проявиться различными вариантами дисфункций сфинктера Одди (билиарный, панкреатический или смешанный типы).
Структурные изменения билиарного тракта обычно представлены стенозом терминального отдела общего желчного протока или стенозирующим папиллитом, которые формируются вследствие травматизации слизистой оболочки и непосредственно сфинктерного аппарата мигрирующими микролитами или мелкими конкрементами. Выявление этих и других изменений (холангит, холедохолитиаз и другие) до операции приобретает особое значение, так как определяет не только клинические симптомы, но и тактику ведения больного, готовящегося к холецистэктомии.
Оперативное вмешательство является последним диагностическим этапом, поэтому уточнение характера патологических изменений во время операции необходимо провести в максимально полном объёме с использованием современных методов интраоперационной диагностики – интраоперационной холангиографии, прямой холангиоскопии, а в последние годы и интраоперационной сонографии. В результате подобных диагностических ошибок патологические изменения в общем желчном протоке остаются нераспознанными. Так, например, неполноценное исследование желчных протоков без рентгенологического контроля за их состоянием приводит к тому, что в половине случаев остаются незамеченными камни в протоковой системе [1].

Вторая группа
Эта группа ошибок является основной причиной формирования так называемого «истинного постхолецистэктомического синдрома» и повторных операций на желчных путях, и они подробно изложены в практических руководствах по хирургии.

Третья группа
После холецистэктомии развивается гипертонус сфинктера Одди, и в первый месяц после операции эта патология отмечается у 85,7 % больных [1]. Гипертонус сфинктера Одди клинически сопровождается билиарной гипертензией, холестазом, болями в правом подреберье, а в ряде случаев развивается клиника обострения билиарного панкреатита.
Механизм развития гипертонуса сфинктера Одди связан с выключением регулирующей роли сфинктера Люткенса и мышечной активности желчного пузыря, так как тонус сфинктера Одди рефлекторно понижается во время сокращения желчного пузыря, что обеспечивает скоординированную деятельность всего сфинктерного аппарата желчных путей. Экспериментально установлено уменьшение реакции сфинктера Одди в ответ на холецистокинин после холецистэктомии. Дисфункция сфинктера Одди в виде его гипертонуса после холецистэктомии обычно носит временный характер и проявляется, как правило, на протяжении первых месяцев после операции. Моторная дисфункция сфинктера Одди является одной из причин формирования острой или хронической абдоминальной боли и диспепсического синдрома в послеоперационном периоде. Следует отметить, что качество жизни после холецистэктомии у больных со сниженной до операции сократительной функцией желчного пузыря лучше, чем с сохранённой или повышенной. Известно, например, что у больных с так называемым отключённым желчным пузырем, дилятация общего желчного протока отмечается редко как до операции, так и после неё. Постепенная адаптация приводит к тому, что у таких больных редко развивается и ПХЭС.

Четвертая группа
Хроническая билиарная недостаточность, сопутствующая ЖКБ, сохраняется и после удаления желчного пузыря. Причём эти изменения выявляются у 100 % больных в первые 10 суток после операции и у 81,2 % пациентов не исчезают после холецистэктомии на протяжении длительного времени [2]. Примечательно, что хроническая билиарная недостаточность определяется уже на начальных стадиях ЖКБ. Так, по данным О.В. Делюкиной [3], у больных с билиарным сладжем в виде взвеси гиперэхогенных частиц она была выявлена в 91,7 %, причём в 50 % лёгкой, а в 41,7 % – средней степени тяжести.
Дефицит желчных кислот после холецистэктомии до определённой степени восполняется за счёт ускорения их энтерогепатической циркуляции. Однако значительное ускорение энтерогепатической циркуляции сопровождается подавлением синтеза желчных кислот, что приводит к дисбалансу соотношения основных её компонентов и нарушению солюбилизирующих свойств желчи.
Удаление желчного пузыря сопровождается перестройкой процессов желчеобразования и желчевыделения. По данным Р.А. Иванченковой [4], после холецистэктомии увеличивается холерез как за счёт кислотозависимой, так и кислотонезависимой фракций. Увеличение желчевыделения наступает уже через 2 недели после холецистэктомии. Повышение холереза – основная причина холагенной диареи после холецистэктомии.
Среди органов гепатопанкреатодуоденальной зоны удаление желчного пузыря более всего отражается на функции поджелудочной железы. Развитию хронического панкреатита билиарной этиологии способствуют часто встречающиеся функциональные нарушения (дисфункции сфинктерного аппарата желчных путей) или органические заболевания протоковой системы, нарушающие пассаж желчи (сужение, сдавление кистами или увеличенными лимфоузлами, камни с локализацией в терминальном отделе общего желчного протока, воспалительные процессы, особенно с локализацией в его дистальных отделах и др.). В связи с этим обострение хронического панкреатита у больных, перенесших холецистэктомию, встречается достаточно часто. По данным В.А. Зориной с соавт. [5], обследовавших больных через 4-10 дней после холецистэктомии, у 85 % больных отмечено повышенное содержание в сыворотке крови b1-антитрипсина, причём в 34,7 % случаев показатели превышали норму более чем в 2 раза.
Хронический гастрит является наиболее распространённой патологией органов пищеварения. Считается, что роль его в формировании постхолецистэктомического синдрома невелика и определяется в основном функциональными нарушениями. Хронический гастрит часто ассоциирован с Helicobacter pylori (НР). В связи с этим обсуждается вопрос о необходимости проведения антихеликобактерной терапии у больных, которым предстоит холецистэктомия. Накопленный опыт, свидетельствующий о том, что антихеликобактерная терапия, проведённая, например, перед резекцией желудка, значительно снижает число послеоперационных осложнений, убеждает в такой же необходимости и в связи с предстоящей холецистэктомией.
В необходимости проведения антихеликобактерной терапии убеждают и последние исследования, свидетельствующие о возможной связи хеликобактерной инфекции с билиарной патологией и гепатобилиарным раком, в частности. По данным F. Fukuda и соавт. [6], обследовавших 19 больных гепатобилиарным раком и 19 больных с доброкачественными заболеваниями гепатобилиарной системы, с помощью ПЦР выявили хеликобактерную ДНК в образцах желчи соответственно в 52,6 % и 15,7 % случаев. Получены первые доказательства о наличии НР в желчи [7] и слизистой оболочке желчного пузыря у людей [8], а также данные экспериментальных исследований на животных, подтверждающие роль энтерогепатических хеликобактеров (H. bilis, H. hepaticus, H. rodentium) в билиарном литогенезе [9]. Решение вопроса о роли хеликобактеров в этиологии билиарной патологии может значительно изменить подходы к тактике ведения пациентов с заболеваниями желчевыводящих путей, в том числе и к вопросу профилактики постхолецистэктомического синдрома.
Хронический дуоденит и синдром избыточного бактериального роста (СИБР). Холецистэктомия сопровождается снижением бактерицидных свойств желчи, что приводит к избыточному бактериальному росту в двенадцатиперстной кишки. Этому способствует и снижение барьерной функции желудка, обусловленной гипосекрецией соляной кислоты. Хроническая билиарная недостаточность, снижение бактерицидных свойств желчи и присоединившийся СИБР приводят к существенному нарушению пищеварения, что обуславливает развитие соответствующей симптоматики и требует медикаментозной коррекции.
Таким образом, анализируя характер патологических процессов, связанных с холецистэктомией, можно дать следующее определение постхолецистэктомического синдрома: ПХЭС – совокупность функциональных и/или органических изменений, связанных с патологией желчного пузыря или протоковой системы, усугубленных холецистэктомией или развившихся самостоятельно в результате технических погрешностей её выполнения.
Подобное определение нацеливает врача на более тщательное обследование больных перед операцией с целью выявления различной сопутствующей патологии как органов пищеварения, так и других органов и систем, позволяет понять патогенетическую связь между оперативным вмешательством и развившейся клинической симптоматикой после него.
Анализ клинической симптоматики позволил выделить следующие варианты течения ПХЭС:

Результаты обследования 820 больных с ПХЭС показали, что наиболее часто по сравнению с другими встречается диспепсический вариант (рисунок).

Диагностика
Для диагностики ПХЭС применяют методы, позволяющие выявить функциональные и структурные нарушения билиарного тракта, протекающими как самостоятельно, так и в ассоциации с другими заболеваниями органов пищеварения. В качестве скрининговых используют лабораторные (определение уровней ГГТП, ЩФ, билирубина, АсАТ, АлАТ, амилазы) и инструментальные (УЗИ, ЭГДС) методы диагностики. В качестве дополнительных методов – эндоскопическую ретроградную холангиопанкреатикографию (ЭРХПГ), в т. ч. с манометрией сфинктера Одди, динамическую холесцинтиграфию, магнитно-резонансную холангиографию, эндоскопическую ультрасонографию, этапное хроматическое дуоденальное зондирование и другие методы.
Тщательное обследование больных ПХЭС с использованием высокоинформативных методов диагностики позволяет провести своевременную и адекватную коррекцию анатомо-функциональных нарушений, развившихся после удаления желчного пузыря или усугублённых холецистэктомией.

Лечение
В большинстве случаев консервативное лечение позволяет провести коррекцию основных патофизиологических нарушений при ПХЭС, однако в различные сроки после холецистэктомии могут появиться показания и для оперативного лечения.
Важное значение в раннем послеоперационном периоде имеет лечебное питание. Диетические рекомендации заключаются в частом (до 6 раз в день) и дробном питании. Необходимо ограничение жиров до 60-70 г в сутки. При сохранённой функции поджелудочной железы в рацион питания можно включать до 400-500 г углеводов в сутки. С целью адекватной функциональной адаптации органов пищеварения к выпадению функций желчного пузыря целесообразно как можно более раннее (в зависимости от сопутствующих заболеваний) расширение диеты. Основные принципы консервативной терапии заключаются в восстановлении нормального биохимического состава желчи, оттока желчи и панкреатического секрета в двенадцатиперстную кишку, а также в лечении заболеваний, ассоциированных с патологией билиарного тракта.
При наличии хронической билиарной недостаточности необходима заместительная терапия препаратами урсодеоксихолевой кислоты (УДХК). Наш опыт показывает, что применение УДХК в средней суточной дозе 10-15 мг на 1 кг массы тела эффективно уменьшает степень билиарной недостаточности и выраженность дисхолии. Доза и длительность лечения УДХК определяются степенью билиарной недостаточности и динамикой изменения холатохолестеринового коэффициента на фоне терапии.
Для обеспечения адекватного желчеоттока показаны миотропные спазмолитики: гимекромон – 200-400 мг 3 раза в день или мебеверина гидрохлорид по 200 мг 2 раза в день, или пинаверия бромид по 50-100 мг 3 раза в день в течение 2-4 нед.
Препараты указанной группы оказывают в основном спазмолитический эффект и не влияют на характер патологических изменений в печени. В связи с этим заслуживает внимания гепабене – комбинированный препарат растительного происхождения, состоящий из экстракта дымянки аптечной и экстракта расторопши пятнистой.
Экстракт дымянки лекарственной (Fumaria officinalis), содержащий алкалоид фумарин, оказывает желчегонное действие, обладает спазмолитическим действием, понижает тонус сфинктера Одди, облегчая поступление желчи в кишечник.
Экстракт плодов расторопши пятнистой (Fructus Silybi mariani) содержит силимарин – группу флавоноидных соединений, включающую изомеры: силибинин, силидианин и силикристин. Силимарин оказывает гепатопротективное действие: связывает свободные радикалы в ткани печени, обладает антиоксидантной мембраностабилизирующей активностью, стимулирует синтез белка, способствует регенерации гепатоцитов, нормализуя, таким образом, различные функции печени при острых и хронических заболеваниях печени. На фоне терапии гепабене стабилизируется биохимический состав желчи, уменьшается индекс насыщения холестерином пузырной желчи [10]. Двойной механизм действия гепабене (спазмолитический и гепатопротективный) делают его одним из препаратов выбора у больных ПХЭС. Назначают гепабене по 1-2 капсулы 3 раза в день, курс лечения – 1-3 мес.
При наличии синдрома избыточного бактериального роста назначают антибактериальные препараты – ко-тримоксазол, интетрикс, фуразолидон, нифуроксацид, ципрофлоксацин, эритромицин, кларитромицин, которые применяют в общепринятых дозах. Курс лечения – 7 дней. При необходимости проводится несколько курсов антибактериальной терапии со сменой препаратов в очередном курсе. Весьма перспективными в лечении СИБР могут стать не всасывающиеся антибиотики. Первые опыты применения рифаксимина в клинике показывают, что препарат нормализует бактериальную микрофлору, уменьшает симптомы дуоденальной гипертензии, что имеет важное значение и у больных ПХЭС. После антибактериального курса назначают пробиотики (бифиформ, бифидумбактерин, споробактерин и др.), пребиотики – хилак-форте, который нормализует кишечную микрофлору, стимулирует регенерацию повреждённых деконьюгированными желчными кислотами эпителиоцитов кишечной стенки.
Для связывания избытка желчных и других органических кислот, особенно при наличии холагенной диареи, показано применение алюминий-содержащих антацидов по 10-15 мл (1 пакетик) 3-4 раза в день через 1-2 ч после еды в течение 7-14 дней. По показаниям возможно применение ферментных препаратов (панкреатин и др.).
В позднем послеоперационном периоде может возникнуть ряд осложнений, требующих проведения повторных операций. Рецидив камней встречается достаточно редко и возникает при условии существования причин, способствующих их формированию (нарушение оттока желчи и секреция литогенной желчи). Камни общего желчного протока удаляют с помощью баллонной дилатации, папиллотомии или папиллосфинктеротомии. В ряде случаев эти операции сочетают с контактной литотрипсией. Рецидив стриктур, по данным Э.И. Гальперина [1], является наиболее частым осложнением и составляет 10-30 % после операций на рубцово-изменённых желчных протоках. Рестенозы большого дуоденального сосочка развиваются и после папиллосфинктеротомии, в связи с чем может возникнуть вопрос о целесообразности наложения холедоходуоденоанастомоза.

Профилактика
Мероприятия по профилактике заключаются в комплексном обследовании больных в процессе подготовки к операции с целью выявления и своевременного лечения в первую очередь заболеваний гепатопанкреатодуоденальной зоны. Технически грамотно и в полном объёме выполненная операция, при необходимости с применением интраоперационных диагностических методик, важна и направлена на профилактику послеоперационных осложнений и постхолецистэктомического синдрома в частности. Одним из основных условий профилактики ПХЭС является своевременно выполненное хирургическое вмешательство до развития осложнений заболевания, а также в необходимом объёме проведённая предоперационная подготовка с целью коррекции выявленных нарушений. Однако высокая оперативная активность при ЖКБ связана с высокими экономическими затратами здравоохранения (таблица). В связи с этим наиболее эффективным путём профилактики холелитиаза и, как следствие ПХЭС, является выявление и лечение больных ЖКБ на ранних (предкаменных стадиях). С этой целью Центральным НИИ гастроэнтерологии была разработана современная клиническая классификация ЖКБ:
I стадия – начальная или предкаменная:

Другие публикации:  Клизмы при кровотечении из прямой кишки

Синдром после холецистэктомии в практике терапевта и гастроэнтеролога

Существует несколько вариантов синдрома после холецистэктомии, и они формируются вследствие различных функциональных расстройств, прямо или косвенно ведущих к нарушению пассажа желчи. Эти расстройства являются факторами риска дисфункции сфинктера Одди и е

Improvements to the secondary level of arterial hypertension prevention system were suggested. These improvements make it possible to prevent the disease, or at least to move its occurrence to the later age.

Проблема рецидивирующих болей, которые развиваются или возобновляются после холецистэктомии, в историческом плане появилась недавно, как недавно была проведена и первая холецистэктомия — в 1882 г. немецким хирургом C. Langebuch. Тогда же он сформировал концепцию, которая позволила провести эту операцию: «Желчный пузырь должен быть удален не потому, что он содержит камни, а потому, что он их продуцирует». Привлекательность этой концепции заключается в том, что она создает ложное представление о лечебном действии удаления желчного пузыря, а не о тех издержках, к которым приводит болезнь и которые вынуждают удалять очень важный в функциональном отношении орган. Уже через 40 лет от начала оперативного удаления желчного пузыря стало понятно, что далеко не у всех больных наблюдается улучшение (у части больных боли сохраняются, у части появляются новые ощущения, которые ухудшают качество жизни). В 1926 г. [1] французский хирург Малли-Ги предложил термин «постхолецистэктомический синдром» (ПХЭС), в который вкладывались чисто хирургические аспекты (хирургическая травма протоковой системы печени; оставление длинной культи пузырного протока, операции в «остром периоде» болезни и др.). Сам опыт того времени (6000 холецистэктомий), когда потребовалось провести 497 повторных операций (что составило 8,1%), привел к пониманию того, что даже в чисто хирургическом понятии ПХЭС является неоднородным. Кроме хирургической неоднородности начали фиксироваться функциональные расстройства, основанные не на хирургических ошибках, а на самой операции [1]. Стало ясно, что часть причин связана с недостаточным предоперационным обследованием больных и после операции клинические проявления возвращаются вновь, часть проявлений усугублялась, появлялись новые. Статистика последнего времени (Звягинцева Т. Д., Шаргород И..И., 2011 [7]) показывает, что только у 46,7% оперированных больных наступает улучшение, у 25% операция не приносит облегчения, а у 28% фиксируется возврат приступов [7]. ПХЭС начал все более принимать общемедицинское значение, и в его изучение начали вовлекаться не только хирурги, но и гастроэнтерологи и терапевты [2–4]. С сегодняшних позиций «постхолецистэктомический синдром» является собирательным понятием, которое объединяет самые различные патологические состояния, прямо или косвенно возникающие после холецистэктомии и подчас не имеющие причинной связи с отсутствием у больного желчного пузыря, но сопровождающиеся хронической повторяющейся болью без четкого источника [5, 6]. В то же время Римский конcенсус II (1999 г.) предлагает рассматривать постхолецистэктомический синдром как сугубо функциональное расстройство, характеризующееся дисфункцией сфинктера Одди (ДСО), обусловленное нарушениями его сократительной функции, затрудняющими нормальный отток желчи в двенадцатиперстную кишку при отсутствии органических препятствий.

С этого времени начинается новый (терапевтический) период в изучении ПХЭС и успехи в его лечении начинают в значительной мере зависеть от фармакотерапевтических воздействий.

Из чего складывается и чем объясняется физиология движения желчи:

При наличии желчного пузыря

  • печеночной секрецией;
  • ритмичной деятельностью сфинктеров терминального отдела общего желчного протока;
  • нормальной работой сфинктера желчного пузыря;
  • нормальной работой клапана пузырного протока;
  • всасывательной функцией слизистой желчного пузыря и протоков.

Все эти анатомо-функциональные образования участвуют в формировании (формируют) градиет давления, который является двигателем желчи. Движение желчи по протоковой системе зависит также от фазы пищеварения:

  • вне фазы пищеварения желчь поступает в желчный пузырь в момент закрытия сфинктера Одди (СО), при этом небольшими порциями поступает и в двенадцатиперстную кишку, поэтому СО закрыт непостоянно;
  • в фазу пищеварения СО открывается, желчный пузырь сокращается и желчь поступает в двенадцатиперстную кишку, участвуя в эмульгации жиров и активации пищеварительных ферментов, запуская внутрипросветное пищеварение [8, 9].

С удалением желчного пузыря из системы, формирующей градиент давления, исключается очень важное звено этой важной (в значительной мере) саморегулирующейся системы и вся система начинает функционировать по законам патофизиологии.

Основные патогенетические звенья представлены следующими положениями:

  1. Необходимым условием, обеспечивающим местную саморегуляцию, является наличие СО и желчного пузыря.
  2. При отсутствии желчного пузыря (холецистэктомия) процесс регуляции и саморегуляции нарушается, основным саморегулирующим образованием становится СО, который при отсутствии желчного пузыря проявляет постоянную готовность к дисфункции.
  3. Работа СО в значительной мере начинает зависеть от градиента давления (печень, протоки, дуоденум).
  4. При низком тонусе СО желчь постоянно сбрасывается в дуоденум и в короткие сроки развивается хроническая билиарная недостаточность с расстройством пищеварения жиров.
  5. У части больных СО проявляет наклонность к спазму, что формирует болевую симптоматику (приступообразную, постоянную).
  6. В разные периоды времени дисфункция СО может носить разный характер и формировать различную клиническую симптоматику.
  7. У части больных в разные сроки после холецистэктомии формируется синдром избыточного бактериального роста (СИБР), приводящий к дуоденальной гипертензии, изменяющий градиент давления и пассаж желчи (с застоем в протоках).
  8. У части больных дуоденальная гипертензия развивается в связи с хронической билиарной недостаточностью и расстройством кишечного пищеварения, приводящим к кишечному гипертонусу.
  9. У части больных нарушение тонуса кишечника и абдоминальная гипертензия приводят к дуоденожелудочному рефлюксу и рефлюкс-гастриту.

Исходя из вышеизложенного и рекомендаций Римского конценсуса II и III, который рекомендовал рассматривать ПХЭС как следствие дисфункции сфинктера Одди, можно выделить следующие варианты ПХЭС:

  • спастический вариант;
  • вариант с недостаточностью СО, хронической билиарной недостаточностью и нарушением пищеварения жиров;
  • вариант с СИБР, дуоденальной гипертензией, ДСО, застоем желчи в протоках;
  • вариант с дисфункцией СО, с хронической билиарной недостаточностью, нарушением пищеварения жиров, кишечной гипертензией, спазмом СО;
  • то же с дуоденожелудочным рефлюксом, рефлюкс-гастритом [9].

Исходя из вышеизложенного и опираясь на рекомендации Римского конценсуса II и III, рекомендации общества гастроэнтерологов, мы предложили в 2012 году собственное определение ПХЭС.

ПХЭС следует трактовать как функциональное расстройство, развивающееся после холецистэктомии и в значительной степени связанное с дисфункцией сфинктера Одди не только билиарного, но и панкреатического типа. ПХЭС включает также и другие функциональные расстройства (дуоденостаз, хроническую билиарную недостаточность, синдром избыточного бактериального роста, функциональные кишечные расстройства, дуоденогастральный рефлюкс).

С нашей точки зрения это определение имеет большее практическое значение, так как четкое определяет характер лечения и позволяет все факторы, влияющие на формирование ПХЭС, разделить на две основные группы:

  1. Cпособствующие (дисфункция сфинктера Одди).
  2. Разрешающие:

— синдром избыточного бактериального роста;
— дуоденальную гипертензию;
— хроническую билиарную недостаточность;
— кишечную и абдоминальную гипертензию;
— дуоденогастральный рефлюкс.

Выделение этих факторов позволяет максимально адекватно составить программу обследования, сформулировать диагноз и назначить лечение.

Статистика

  • Ежегодно в мире на желчных путях производится около 2,5 млн плановых и экстренных операций.
  • В США ежегодно проводится 600 000 холецистэктомий.
  • В России до 2012 года проводилось 340 000 холецистэктомий. В последние 2 года производится по 500 000 холецистэктомий.
  • Постхолецистэктомический синдром развивается у 5–40% оперированных больных (и то, и другое правильно и зависит от времени формирования групп, от характера операций) [10].

Приведенные статистические данные очень важны, т. к. они, к сожалению, свидетельствуют о росте операций по поводу желчнокаменной болезни, что, в свою очередь, приводит к росту числа больных, страдающих ПХЭС.

Так как основным фактором, способствующим формированию ПХЭС, является дисфункция СО, то мы бы хотели в настоящем сообщении представить рекомендации Римского конценсуса II и III по этому расстройству. Римский конценсус II (2002) предлагает выделять два клинических типа ДСО:

Билиарный тип имеет три подтипа.

Первый характеризуется приступом болей в правом подреберье (с иррадиацией и без) в сочетании с тремя следующими признаками:

а) подъем АСТ и (или) ЩФ в 2 и более раза при двукратном измерении (во время приступа);
б) замедленное выделение контрастного вещества при эндоскопической ретроградной панкреатохолецистографии (ЭРПХГ) (более 45 минут);
в) расширение общего желчного протока более 12 мм.

Второй — приступ болей с одним или двумя признаками.

Третий характеризуется только приступами боли.

Панкреатический тип ДСО может быть представлен классическим панкреатитом с эпигастральными болями и повышением сывороточной амилазы и липазы. При менее выраженных формах боли есть, но нет повышения ферментов.

В тех случаях, когда ЭРПХГ исключает отсутствие стриктурной патологии, показана манометрия билиарного и панкреатического сфинктеров.

Римский конценсус III (2006) сохранил основные типы дисфункции, но рекомендовал исключить инструментальные исследования как более опасные, чем сама патология (ЭРПХГ, манометрия).

В связи с этим в диагностический спектр исследований должны входить:

  • трансабдоминальная ультрасонография;
  • эзогастродуоденоскопия с прицельным осмотром ФС;
  • ультразвуковое исследование (УЗИ) с оценкой функционального состояния СО (пищевая и фармакологическая пробы);
  • эндоскопическая ультрасонография;
  • динамическая эхография;
  • динамическая холецистография с Т 99;
  • водородный тест;
  • рентгенологическое исследование (при подозрении на синдром гастродуоденостаза, клиническим проявлениями которого является тяжесть и боли в эпигастральной области с возможной иррадиацией как в правое, так и левое подреберье, чувство тошноты, быстрого насыщения, рвота, приносящая облегчение).

Рентгенологически фиксируется увеличение в объеме желудка и луковицы двенадцатиперстной кишки, нарушение эвакуации из желудка, преимущественно за счет низкого мышечного тонуса его. Просвет луковицы 12-перстной кишки расширен, замедленно продвижение контраста, фиксируется обратный заброс содержимого из 12-перстной кишки в желудок, перистальтика вялая, пропульсивная способность резко снижена [11].

Установление билиарной недостаточности. Билиарная недостаточность (БН) — это симптомокомплекс нарушения пищеварения, развивающийся либо вследствие уменьшения продукции желчи и желчных кислот, либо вследствие невосполнимых потерь желчных кислот. БН регистрируется путем измерения количества желчи и уменьшения желчных кислот, поступающих в кишечник за 1 час после введения раздражителя.

Для больных после холецистэктомии мы предложили динамическую ультрасонографию с пищевой нагрузкой. Техника ее выполнения следующая.

  • Производится поиск и определение диаметра общего желчного протока (ОЖП) натощак.
  • Дается пищевая нагрузка: 20 грамм сливочного масла, сыр, сладкий чай — 6,5 г/сахара, белый хлеб.
  • Через 30 минут после пищевой нагрузки производится поиск и определение диаметра ОЖП.
  • Через 1 час после пищевой нагрузки повторно — поиск и определение диаметра ОЖП.
  • Фиксируются также клинические симптомы, их появление, нарастание, длительность или их отсутствие. Все эти данные заносятся в протокол исследования [8].

Трактовка результатов исследования:

Через 30 минут после пищевой нагрузки.

1. Расширение холедоха после пищевой нагрузки может свидетельствовать либо о спазме СО, либо об органическом стенозе.
2. Сокращение диаметра холедоха свидетельствует о нормальном функционировании СО (увеличение синтеза желчи после пищевой нагрузки изменяет градиент давления, и СО открывается — физиологическая реакция).
3. Отсутствие колебаний диаметра холедоха после пищевой нагрузке может свидетельствовать либо о гипотонии СО, либо о СО в связи со спаечным процессом.

Через 60 минут после пищевой нагрузки:

4. Расширение протока нарастает, появляется и усиливается боль. Это, скорее всего, является свидетельством стеноза СО.
5. Сохраняется исходный диаметр холедоха, или имеющееся расширение сохраняется без пар (подтверждает п. 2 — нормально функционирующий СО).
6. Сохраненный исходный диаметр холедоха.

Это исследование вполне отвечает требованиям Римского конценсуса III (чтобы само исследование было не опаснее той патологии, которое диагностируется) и дает информацию, достаточную для принятия лечебного решения.

После установления (подозрения) на наличие хронической билиарной недостаточности определяется ее степень. Характеристика представлена в табл. 1.

Важность этого определения связана с физиологической ролью желчи в пищеварении.

  1. Нейтрализация кислой пищевой кашицы, поступающей из желудка в 12-перстную кишку.
  2. Активация кишечных и панкреатических ферментов.
  3. Эмульгация жиров, благодаря чему действие липазы осуществляется на большей поверхности.
  4. Активация липазы, что способствует гидролизу и всасыванию компонентов переваривания жиров.
  5. Облегчает растворение в воде и всасывание растворимых в жирах витаминов А, D, Е, К.
  6. С желчью из крови выводится билирубин, холестерин, продукты обмена половых гормонов, щитовидной железы и надпочечников.
  7. Активация перистальтики кишечника.
  8. Экскретирует соли тяжелых металлов, яды, лекарственные и др. вещества.

Так как проведение дуоденального зондирования после холецистэктомии связано с техническими трудностями, можно в этой трактовке опираться на клинические эквиваленты, представленные в табл. 2.

Наш опыт диагностики и лечения больных ПХЭС

Изучено 140 больных, у которых сохранились, появились, усилились, изменились боли в правом подреберье, эпигастральной области или левом подреберье в разные сроки после холецистэктомии (от 6 месяцев до 19 лет, преимущественно женщины 110/30, возраст от 19 до 74 лет). Характер обследования представлен выше.

В результате проведенного исследования было установлено:

  • 60 больных имели либо спазм СО, либо его недостаточность (по преобладающему клинико-инструментальному симптомокомплексу);
  • 50 больных имели преобладающую несостоятельность СО с хронической билиарной недостаточностью;
  • у 20 больных кроме ДСО фиксировался гастродуоденостаз и СИБР;
  • 40 больных — ДСО, билиарная недостаточность, расстройство пищеварения (преимущественно жиров), дисфункция кишечника с повышением внутрибрюшного давления, гастродуоденостаз, рефлюкс-гастрит.
Другие публикации:  Можно ли вылечиться от гастрита

Результаты исследований и анализ клинических проявлений позволили поставить следующие диагнозы (в рамках одной нозологии — ПХЭС).

  1. Постхолецистэктомический синдром: спастическая дисфункция сфинктера Одди.
  2. Постхолецистэктомический синдром: гипокинезия сфинктера Одди, хроническая билиарная недостаточность I, II, III ст.
  3. Постхолецистэктомический синдром: дисфункция сфинктера Одди (билиарного 1, 2, 3; дуоденогастростаз, синдром избыточного бактериального роста 1-й, 2-й, 3-й ст.).
  4. Постхолецистэктомический синдром: ДСО (билиарного типа), хроническая билиарная недостаточность, расстройство пищеварения (преимущественно жиров), кишечное функциональное расстройство с преобладанием гипертензии, дуоденостаз.
  5. Постхолецистэктомический синдром: дисфункция сфинктера Одди с преобладанием гиперкинезии, дуоденогастростаз, рефлюкс-гастрит.

После того как диагноз поставлен и расшифрован его патогенез, назначается лечение, общие принципы которого могут быть сведены к следующим положениям.

  1. Диетотерапия рассматривается как важный компонент лечения.По срокам — диета раннего послеоперационного периода: дробное 6-разовое питание с последним приемом пищи перед сном, ограничение жиров, добавление в рацион продуктов, содержащих клетчатку, овощи и фрукты должны быть термически обработаны. Диета периода функциональной адаптации сохраняет дробность питания с восстановлением имевшихся ограничений. Диета периода некомпенсированной билиарной недостаточности и нарушенного пищеварения жиров. Необходимо восстановление жиров в рационе в сочетании с восполнением желчных кислот и ферментов.
  2. Фармакотерапия зависит от формы и выраженности ПХЭС (при этом при нимаются в расчет как основная, так и ассоциированная симптоматика):
    • антихолинергические средства;
    • нитраты;
    • блокаторы кальциевых каналов;
    • миотропные спазмолитики;
    • «регуляторы моторики»;
    • противовоспалительная (преимущественно антибиотиками, антибактериальные препараты — невсасывающиеся при установлении СИБР);
    • препараты урсодезоксихолевой кислоты (при установлении хронической билиарной недостаточности (ХБН), доза которых зависит от степени ХБН);
    • ферментные препараты (при нарушении пищеварения, преимущественно жиров).
  3. Терапия должна быть перманентной (продолжительность, интенсивность вырабатываются индивидуально).

Собственные данные

Первые 2 варианта ПХЭС — 60 больных (30 мужчин, 30 женщин), возраст от 20 до 77 лет. Сроки холецистэктомии от 6 месяцев до 19 лет. Все больные имели боли в правом подреберье или эпигастральной области, связанные с приемом пищи. Боли возникали в разные сроки после холецистэктомии, у 3 больных носили прогрессирующий характер (у части больных боли носили приступообразный характер, у части были постоянными, ноющими, усиливающими после еды).

Больным проведено УЗИ органов брюшной полости (с пищевой нагрузкой), при этом установлено, что у 23 больных холедох 1,1–1,2 см; у 37 больных холедох был 0,5–0,6 см.

Результаты исследования ОЖП после пищевой нагрузки:

Таким образом, спазм сфинктера Одди или его органический стеноз констатирован у 38 больных, что составило 60,38%, у остальных 22 больных — недостаточность сфинктера Одди. У этой группы больных отсутствовали признаки гастродуоденального стаза и СИБР. Следует отметить, что наклонность СО к спазму характерна для больных в ранние сроки после холецистэктомии (ранний период после операции — 1-й год и начальный период адаптации 1–3 года, в последующие годы чаще фиксировалась недо статочность СО).

Лечение больных с 1-м вариантом ПХЭС — спастическим

Выбор миотропного спазмолитика

Характеристика препаратов, обладающих спазмолитическим эффектом действия, представлена в табл. 3. В ней же представлена зона распространения эффекта, что немаловажно для лечения, так как препарат должен характеризоваться максимально селективным эффектом.

Как видно из представленной таблицы, таким эффектом обладает гимекромон (Одестон).

Одестон (гимекромон) является синтетическим аналогом умбеалоферина, обнаруженного в плодах аниса и фенхеля, которые используются как спазмолитики (папавериноподобный эффект). Второй эффект связан с его взаимоотношением с холецистокинином (на желчный пузырь и протоки влияет как антагонист, на сфинктер Одди оказывает синергический эффект).

Исходная доза Одестона была 200 мг (1 табл.) × 3 раза с возможным повышением дозы до 1200 мг/сутки, продолжительность курса лечения составила 3 недели (в виде монотерапии). У 34 больных боли значительно уменьшились в течение 1-й недели лечения, 11 больных в последующем потребовали увеличения дозы препарата до 800–1000 мг/сутки. У 4 больных несмотря на проводимое лечение боли сохранялись. Отсутствие эффекта было расценено как следствие органического стеноза. Им было проведено контрастное исследование билиарных протоков, установлен стеноз СО (или терминального отдела холедоха), проведена папиллосфинктеротомия с эффектом.

Эти данные позволили заключить, что:

  1. УЗИ с пищевой нагрузкой у больных после холецистэктомии позволяет установить тип ДСО и выбрать адекватный спазмолитик.
  2. Одестон является по отношению к СО селективным спазмолитиком и максимально эффективен для лечения 1-го типа ПХЭС (спастического).
  3. Отсутствие эффекта лечения Одестоном является основанием для контрастного исследования билиарных протоков с целью установления органического стеноза и его степени и последующего хирургического лечения.

Лечение больных со 2-м вариантом ПХЭС(гипокинетическая дисфункция СО и хроническая билиарная недостаточность)

В эту группу вошли 22 больных, у которых кроме гипокинезии СО и ХБН отсутствовали признаки расстройства пищеварения, СИБР и гастродуоденостаз. В качестве лечения использовался регулятор моторики Итомед (Чехия), механизм действия которого заключается в блокаде D2-рецепторов и блокаде холинэстеразы (потенцируя тем самым действие ацетилхолина). Действуя на протяжении всего желудочно-кишечного тракта, он влияет на градиент давления, восстанавливая пассаж желчи и повышая тонус СО. В качестве восполнения желчных кислот использован Урсосан — препарат урсодезоксихолиевой кислоты (УРДХ) (Чехия, Про-Мед). Суточная доза Итомеда 50 мг × 3 раза, доза Урсосана зависела от степени билиарной недостаточности (легкую степень имели 7 больных — они получали 500 мг/сутки, среднюю степень билиарной недостаточности имели 15 больных — доза Урсосана 750 мг/сутки, которую они получали в один прием на ночь). Продолжительность курса лечения — 3 недели.

В результате проведенного лечения боли (чувство дискомфорта в эпигастральной области и правом подреберье) были купированы к 10-му дню лечения. Больные, получавшие 750 мг Урсосана, имели эффект в те же сроки, но он характеризовался большей стабильностью.

Обсуждение. Учитывая невозможность изменить анатомо-функциональную ситуацию и несостоятельность СО, к терапии «регуляторами моторики» следует прибегать тогда, когда появляются боли. Продолжительность их приема должна определяться стабильностью купирования болей. Билиарная недостаточность требует постоянного восполнения препаратами желчных кислот. Настоящий период времени характеризуется отработкой доз и продолжительности приема. Нами изучаются подобные варианты (10 дней каждого месяца, месяц каждого квартала, постоянный прием небольших доз 250–500 мг/сутки). Каждая из этих схем может оказаться достаточной для конкретного больного. Критерием эффективности лечения является отсутствие прогрессирования билиарной недостаточности и отсутствия признаков нарушения пищеварения жиров.

Лечение больных с 3-м вариантом ПХЭС

Дисфункция СО (по преобладающему компоненту), дуоденогастростаз, СИБР. Группу наблюдения составили 40 больных (преимущественно женщины 30/10), возраст от 40 до 70 лет. В качестве базисной терапии использован Альфа нормикс в суточной дозе 200–400 мг (каждые 8–12 часов), доза препарата и продолжительность лечения зависели от степени выраженности СИБР (1-я, 2-я, 3-я степень), продолжительность лечения 7–10 дней. Контроль за эффективностью лечения осуществляли с помощью водородного теста. Удобством теста является быстрота получения ответа. Так как дисфункция СО носила разнонаправленный характер, в качестве регулятора моторики был использован Тримедат (тримебутин), который относится к группе опиатных пептидов и является агонистом периферических μ-, δ- и κ-опиатных рецепторов. Так как эти рецепторы формируют разнонаправленные эффекты, то общий эффект носит регулирующий характер. В этом варианте ПХЭС объектами воздействия являются ДСО, дуоденогастростаз, формируемый и поддерживаемый СИБР. Кроме того, препарат изменяет висцеральную чувствительность, что немаловажно в лечении функциональных расстройств. Суточная доза Тримедата составила 600 мг (3 таблетки). Общая продолжительность лечения 3 недели.

Эффективность: боли, чувство дискомфорта, быстрое насыщение, вздутие верхней части живота и расстройства стула были купированы в течение 10 дней. Быстрота наступления эффекта зависела от купирования СИБР, который, по всей вероятности, поддерживал гастродуоденостаз и провоцировал ДСО.

Таким образом, базисным препаратом в лечении 3-го варианта является невсасывающий антибиотик (Альфа нормикс), который купирует микробную контаминацию в желудке и 12-перстной кишке и способствует купированию гастродуоденостаза. В качестве средства, восстанавливающего моторику, могут использоваться «регуляторы моторики», а препаратом выбора является Тримедат, восстанавливающий тонус СО и верхних отделов ЖКТ.

Водородный тест проводили сотрудники кафедры Логинов В. А. и Кручинина М. А.

Лечение больных с 4-м вариантом ПХЭС

ДСО, хроничекая билиарная недостаточность, расстройство пищеварения (преимущественно жиров), дуоденогастростаз, кишечное функциональное расстройство с преобладанием гиперкинезии.

Группу наблюдаемых составили 20 больных. Комплекс используемых препаратов: Дюспаталин 600 мг/сутки (мебеверин гидрохлорид, достоинством которого является преимущественное влияние на тонус кишечника, без существенного влияния на перистальтическую активность); Урсосан — 500–750 мг/сутки; Пангрол — ферментный препарат, содержащий 10 000 и 25 000 ЕД липазы (мы использовали 25 000 × 3 раза в каждый прием пищи). Нормализация кишечной микрофлоры, достаточное ферментное и «желчно-кислотное возмещение» привели к восстановлению давления в желудке и 12-перстной кишке и восстановлению тонуса СО. В последующем поддерживающее лечение препаратами УДХК и ферментными препаратами должно носить перманентный характер. Это устраняет факторы риска ДСО и предотвращает рецидив болей в эпигастрии и правом подреберье. Достаточной поддерживающей дозой Пангрола является 10 000 ЕД, а Урсосана 500 мг/сутки с отработкой ритма приема.

Лечение больных 5-м вариантом ПХЭС

ДСО, дуоденогастростаз, рефлюкс-гастрит.

Под нашим наблюдением находилось 20 больных. Этот вариант, кроме принятых обследований, требует изучения кислотопродуцирующей функции желудка (достаточно эндоскопической рН-метрии) и при установлении гиперсекреции — введения в комплекс лечения, включающего регуляторы моторики Тримедат, Итомед, Урсосан, еще и блокаторы желудочной секреции. Базисным препаратом в данной ситуации является Урсосан, который, с одной стороны, возмещает недостаток желчных кислот, а с другой — переводит синтез желчных кислот на увеличение продукции нетоксичных, так как основными повреждающими факторами являются забрасываемые в желудок желчные кислоты, лизолецитин и ферменты поджелудочной железы. Эффект лечения (устранение болей и желудочной диспепсии фиксируется к концу 1-й недели лечения). В качестве поддерживающей терапии используют препараты УДХК.

Общее заключение

Нужно согласиться с заключением Римского конценсуса II и III, что в основе развития ПХЭС лежит дисфункция сфинктера Одди. Основой этой дисфункции является удаление желчного пузыря — органа, очень важного в функциональном отношении. Хирургические погрешности в операции вряд ли могут лежать в основе ПХЭС, так как они не имеют прямого отношения к нарушению функции СО, поддерживающего градиент давления и нормальный пассаж желчи по протоковой системе. Также к этому не имеют прямого отношения и болезни, развившиеся до операции.

Наши материалы показывают, что существует несколько вариантов ПХЭС (мы выделили 5), и они формируются вследствие различных функциональных расстройств, прямо или косвенно ведущих к нарушению пассажа желчи (это гастродуоденостаз, расстройство пищеварения, дискинезия, дисфункция кишечника, СИБР, рефлюкс-гастрит). Эти расстройства являются факторами риска ДСО и ее поддержания. От их наличия зависит лечебный подход, выбор фармакотерапии, наиболее адекватно купирующей обострение ПХЭС.

По существу, работа по изучению терапевтических подходов ПХЭС и лечению только началась, ее необходимо продолжать, активизировать с надеждой получить желаемый эффект.

Литература

  1. Малле-Ги П., Кестелс П. Ж. Синдром после холецистэктомии. М., 1973.
  2. Лазебник Л. Б., Конанев М. И., Ежова Т. Б. Сравнительное исследование качества жизни у больных желчекаменной болезнью и постхолецистэктомный синдром. Мат-лы 5-го Славяно-Балтийского научного форума, СПб, Гастро-2003, с. 93.
  3. Ковалев А. И., Соколов А. А., Аккуратова А. Ю. Постхолецистэктомический синдром: причины. Тактика хирургического лечения // Новости хирургии. 2011, т. 19, № 1, с. 20–21.
  4. Ильченко А. А. Почему холецистэктоми не всегда улучшает качество жизни? // Фарматека. 2012, 17, с. 23–29.
  5. Циммерман Я. С., Куисман Т. Г. Постхолецистэктомический синдром: современный взгляд на проблему // Клиническая медицина. 2006, № 8, с 4–11.
  6. Шептулин А. А. Римские критерии функциональных расстройств желчного пузыря и сфинктера Одди: спорные и нерешенные вопросы // Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. 2005, № 4, с. 70–74.
  7. Звинцева Т. Д, Шаргород И. И. Постхолецистэктомический синдром: дисфункция сфинктера Одди // Лiки Украiни. 2011, № 2, с. 100–106.
  8. Минушкин О. Н., Максимов В. А. Билиарно-печеночная дисфункция. Методическое пособие. М., 2008.
  9. Минушкин О. Н. Применение препарата «Одестон» в клинической практике, М., 2014.
  10. Ветшев П. С., Шкроб О. С., Бельцевич Д. Г. Желчекаменная болезнь. М., 1998.
  11. Соколов Л. К., Минушкин О. Н., Саврастов В. М., Терновой С. К. Клинико- инструментальная диагностика болезней органов гепатопанкреатодуоденальной зоны. М., 1987.
  12. Максимов В. А. и др. Билиарная недостаточность. М., 2008. С. 232.

О. Н. Минушкин, доктор медицинских наук, профессор

ФГБУ УНМЦ УДП РФ, Москва